Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,78% (37)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,51% (20)
Ни одной
    19,35% (18)
Одну российскую
    19,35% (18)

Поиск на сайте

Приговор


Ранним утром 7 декабря с борта кораблей соединения, находившегося в 200 милях севернее Оаху, оглушительно ревя, взмыла в воздух первая волна самолетов — 183 машины, возглавляемые опытным летчиком, командиром авиагруппы «Акаги» Мицуо Футидой. Когда его самолеты вышли на цель, Футида передал по радио «Тора! Тора! Тора!» («тора» по-японски – «тигр»), что означало «внезапная атака удалась!».

«День позора»

Для Соединенных Штатов вторая мировая война началась 7 декабря 1941 года. В то воскресное утро 353 самолета, поднявшихся с авианосцев Японского Императорского флота, нанесли мощнейший удар по американской военно-морской базе Перл-Харбор, расположенной на острове Оаху, входящем в систему Гавайских остров.

А за несколько дней до этого события, 26 ноября, 6 японских авианосцев — ударное соединение под командованием вице-адмирала Нагумо Тюити — покинули бухту Хитокаппу и вышли в море.

В течение этого перехода соблюдалось строжайшее радиомолчание, а степень секретности проводимой операции доходила до того, что даже мусор, накопившийся на кораблях за время перехода, не выбрасывался, как обычно, за борт, а хранился в мешках вплоть до возвращения на базу. Что же касается тех кораблей, которые оставались на базе, то они вели интенсивный радиообмен, призванный создать у противника впечатление, что японский флот вообще не покидал пределы своих вод.

Разрабатывал операцию нападения на Перл-Харбор, получившую название Гавайской, командующий Японским Императорским флотом адмирал Ямамото Исороку. Он, как и многие другие офицеры японского флота, долгое время учившийся в Англии, прекрасно понимал, что Япония в условиях затяжной войны не сможет долгое время противостоять Британии и Америке с их колоссальным промышленным потенциалом. А потому, как только на Тихом океане началась подготовка к войне, Ямамото заявил, что возглавляемый им флот готов в течение полугода обеспечить ряд побед, но за дальнейшее развитие событий адмирал поручиться не брался. Даже притом, что Япония обладала самым большим в мире авианосцем «Синано», полное водоизмещение которого составляло 72 000 т — вдвое большим, чем у американских «Эссексов». Однако Генштаб придерживался своей точки зрения, и в результате Ямамото вместе с начальником оперативного отдела штаба Воздушного флота капитаном II ранга Минору Генда разработал план, согласно которому одним ударом должен был быть уничтожен практически весь Тихоокеанский флот США и тем самым обеспечена высадка японского десанта на Филиппинские острова и в восточную часть голландской Индии.

В то время как ударное соединение на предельной скорости шло через Тихий океан, дипломатические переговоры в Вашингтоне закончились полным провалом — в случае их успеха японские корабли были бы отозваны обратно. А потому Ямамото радировал на флагманский авианосец соединения «Акаги»: «Начинайте восхождение на гору Ниитака!», что означало принятие окончательного решения о начале войны с Америкой.

Беспечность личного состава американской армии на этих спокойных островах — слишком далеко отсюда бушевала большая война — дошла до такой степени, что система ПВО практически бездействовала. Японские самолеты с авианосцев, правда, были обнаружены одной из радиолокационных станций еще на подлете к Оаху, но молодой неопытный оператор, решив, что это свои, не передал на базу никакого сообщения. Аэростаты заграждения над стоянкой флота выставлены не были, а местоположение кораблей не менялось настолько долго, что японская разведка без особых хлопот получила в свое распоряжение полную картину неприятельской базы. В определенной степени американцы, принимая во внимание малую глубину якорной стоянки флота, надеялись, что авиационные торпеды, сброшенные с самолетов противников, просто зароются в донный ил. Но японцы учли и это обстоятельство, установив на хвостовой части своих торпед деревянные стабилизаторы, не позволявшие им уходить слишком глубоко в воду.

И в результате во время этого памятного налета были или потоплены, или очень серьезно повреждены все 8 американских линкоров, уничтожено 188 самолетов и убито около 3 000 человек. Потери самих японцев ограничились 29 самолетами.

Все, что можно было сказать об этом событии, произнес президент Соединенных Штатов Теодор Рузвельт в первые десять секунд своего выступления, состоявшегося на следующий после «внезапной и преднамеренной» атаки день, вошедший в историю США как «день позора».

Накануне

Несмотря на многолетнюю практику строительства и применения авианосцев, накануне второй мировой войны их боевому потенциалу отводилась исключительно вспомогательная роль. Представители военного командования ведущих мировых держав в большинстве своем просто не верили, что эти небронированные и практически не вооруженные артиллерией корабли смогут противостоять закованным в броню линкорам и тяжелым крейсерам. К тому же считалось, что авианосцы не в состоянии самостоятельно защищать себя от атак вражеских самолетов и подводных лодок, что в свою очередь повлечет за собой необходимость создания значительных сил для охранения их самих. И тем не менее за период второй мировой было построено 169 авианосцев.

Ответный удар

Пережитое американцами потрясение заставило задуматься о том, насколько необходимо поднять дух нации, сделать что-то неординарное, способное доказать всему миру, что Америка не только может, но и будет сражаться. И такой ход был найден — им стало решение о нанесении удара по столице японской империи — городу Токио.

В самом конце зимы 1942-го на выделенный для этих целей авианосец «Хорнет» было погружено 2 армейских бомбардировщика В-25 «Митчелл» и американские морские летчики произвели ряд опытов, призванных доказать, что эти тяжелые 2-моторные машины, совершенно не предназначенные для использования с авианосцев, все-таки смогут взлететь с палубы. После успешного завершения испытаний на «Хорнет» было доставлено уже 16 самолетов этого типа с экипажами под общим командованием подполковника Дулиттла. А так как эти самолеты были слишком большими для того, чтобы уместиться в ангаре авианосца, то все машины оставили прямо на полетной палубе.

Согласно разработанному плану «Митчеллы» предполагалось выпустить в 400 милях от японского побережья, а после выполнения задания вернуть их на аэродромы, располагавшиеся на неоккупированной японцами части Китая. Однако утром 18 апреля, когда до Японии оставалось еще около 700 миль, соединение американских кораблей было замечено множеством японских рыболовных судов. И пусть все они незамедлительно были потоплены атаковавшими их самолетами с сопровождающего «Хорнет» авианосца «Энтерпрайз», существовали вполне обоснованные подозрения, что кто-то из них все-таки успел сообщить по радио о присутствии оперативного соединения. А потому американским командованием было решено произвести запуск бомбардировщиков прямо в этой точке, несмотря на слишком большое расстояние, отделявшее их от китайских баз.

Первым взлетал подполковник Дулиттл. Ревя двигателями, тяжелый В-25 сорвался с места и, едва не касаясь колесами шасси гребней волн, начал медленно набирать высоту. Вслед за ним благополучно взлетели и остальные. Вскоре после полудня бомбардировщики достигли Токио. Вопреки опасениям японская система ПВО не была заблаговременно предупреждена и не сумела оказать должного сопротивления, и потому американские самолеты свободно провели все атаки по намеченным целям. Кстати, летчики получили специальную инструкцию ни в коем случае не атаковать императорский дворец, чтобы не сделать японского императора мучеником в глазах простых японцев и не заставить их еще яростнее сражаться за него.

После завершения налета бомбардировщики направились к Китаю. Один из них приземлился недалеко от Хабаровска, но ни одна из американских машин так и не сумела дотянуть до китайских баз. Некоторые самолеты упали в море, другим суждено было приземлиться на оккупированных японцами территориях. 64 пилота, в том числе и Дулиттл, вернулись на родину только после того, как прошли сражения в составе частей китайских партизан.

Королевские игры

Большая часть состава авиагрупп британских авианосцев была представлена торпедоносцами и разведчиками, истребителей же практически не было — основным предполагаемым театром военных действий Королевского Флота считалась Северная Атлантика, где не располагались ни авианосцы противника, ни крупные береговые базы. Боевые действия внесли в эти планы свои коррективы, и в Средиземном море британские авианосцы были вынуждены обеспечивать именно противовоздушную оборону флота, защищая его от атак немецких и итальянских бомбардировщиков. Надо сказать, что англичане еще в ноябре 1940-го стали первыми, кто применил авианосцы для атаки береговой базы флота противника. Это была итальянская база Таранто. И хотя военные силы англичан были невелики — всего один авианосец «Илластриес» и 21 самолет, но этого оказалось достаточно, чтобы потопить один авианосец и повредить 2 линкора и 2 крейсера итальянцев.

...18 мая 1941 года немецкий линкор «Бисмарк» вышел из Готенхафена (современная Гдыня) с целью прорваться в Атлантику для действий против английских конвоев. Английская разведка сработала четко, и вскоре началась настоящая охота. Шесть дней спустя после недолгой артиллерийской дуэли «Бисмарку» удалось потопить гордость британского флота — линейный крейсер «Худ» и уйти от преследования. Стало ясно, что с помощью одних линкоров его перехватить не удастся, а потому было принято решение о привлечении палубной авиации. Уже 24 мая по «Бисмарку» девятью торпедоносцами и шестью бомбардировщиками с борта авианосца «Викториес» был нанесен удар. Ценой потери двух бомбардировщиков англичанам удалось добиться попадания одной торпеды в правый борт линкора, снизившей скорость его хода. Экипаж германского линкора, превратившийся из охотника в преследуемую чуть ли не всем британским флотом жертву, вынужден был предпринять попытку «замаскировать» свой корабль под английский линкор «Принс оф Уэлс», установив вторую фальшивую дымовую трубу, но спустя недолгое время от этой затеи пришлось отказаться…

Два дня спустя другой британский авианосец — «Арк Ройял» — начал срочную подготовку к вылету новой ударной группы. В тот же день с «Арк Ройял» были подняты в воздух торпедоносцы «Суордфиш», вскоре обнаружившие противника и пошедшие в атаку. Правда, как выяснилось вскоре, «перехваченным» оказался британский крейсер «Шеффилд», на пути к которому часть торпед, едва коснувшись воды, самопроизвольно взорвалась, а от других смертоносных атак «Шеффилду» удалось увернуться…

Примерно в 7 часов вечера «Суордфиши» вновь поднялись в воздух. Но по причине плохой погоды и низкой облачности их четкий строй был нарушен и все-таки им удалось обнаружить «Бисмарк» и добиться нескольких попаданий. Взрывом одной из торпед заклинило рулевое управление германского линкора, что сделало его практически неуправляемым. Во время этой атаки не был сбит ни один британский торпедоносец. Устаревшие бипланы, прозванные на флоте из-за огромного количества стоек и проволочных растяжек между крыльями «авоськами», имели очень низкую для того времени скорость полета. Зенитчики «Бисмарка» просто не могли себе представить, что торпедоносец может летать так медленно, а потому при стрельбе из орудий брали слишком большое упреждение.

…Как только стало известно, что «Бисмарк» потерял управление, корабли британского флота буквально набросились на него — сначала линкор атаковали эсминцы, а на следующий день он был практически расстрелян двумя линейными кораблями «Родней» и «Кинг Джордж V».

Головокружение от успехов

Весной 1942 года Императорским флотом была запланирована наступательная кампания на Соломоновых островах и в юго-восточной части Новой Гвинеи. Главной ее целью являлся Порт-Морсби — британская авиабаза, с которой бомбардировщики противника могли угрожать наступающим японским войскам. Для массированной поддержки этой операции в Коралловом море было сосредоточено ударное авианосное соединение под командованием вице-адмирала флота Такаги Такео, в состав которого входили тяжелые авианосцы «Сёкаку» и «Дзуйкаку», а также легкий — «Сёхо». Операция началась 3 мая захватом Тулаги (населенный пункт в юго-восточной части Соломоновых островов). А уже на следующий день по месту высадки японского десанта был нанесен мощный удар самолетами с американского авианосца «Йорктаун». И тем не менее в тот же день из Рабаула вышли японские транспорты с десантом для захвата намеченного объекта — базы Порт-Морсби.

Поднятая ранним утром 7 мая большая группа японских разведывательных самолетов вскоре обнаружила большой авианосец и крейсер противника, для атаки которых было выслано 78 самолетов. Крейсер был потоплен, а авианосец серьезно поврежден. Казалось, японцам и на этот раз удалось разгромить противника. Но неприятность заключалась в том, что наблюдатель самолета-разведчика ошибся, приняв за вражеский авианосец — танкер-заправщик «Неошо», а за крейсер — эсминец «Симс», в то время как американцам действительно удалось обнаружить японский авианосец «Сёхо», осуществлявший ближнее прикрытие соединения и одновременно являвшийся приманкой, призванной отвлекать возможный удар главных сил противника от тяжелых авианосцев. Американские авианосцы подняли в воздух 90 самолетов, которые моментально разделались со своей жертвой. И тем не менее главные силы обеих сторон все еще не были уничтожены. Разведывательные полеты в этот день так и не внесли никакой ясности в сложившуюся обстановку.

На следующее утро в воздух вновь поднялись разведывательные самолеты. Старшина Канно Кэндзо обнаружил авианосцы «Йорктаун» и «Лексингтон» и, используя в качестве укрытия облачность, следовал за ними, передавая сведения об их местонахождении на «Сёкаку». Когда топливо его самолета начало подходить к концу, он повернул назад, но вскоре увидел японские самолеты, идущие к месту атаки. Канно, побоявшийся, что, несмотря на его подробные донесения, машины могут сбиться с курса и не обнаружить противника, как истинный самурай, принял решение показать им путь к противнику, невзирая на то, что у него самого топлива на обратную дорогу уже не остается...

И вскоре японские торпедоносцы устремились в атаку, две их торпеды попали в левый борт «Лексингтона». Одновременно с торпедоносцами бомбардировщики положили одну бомбу на палубу «Йорктауна», и две — на «Лексингтон». Первый из них пострадал очень серьезно, приняв удар 250-килограммовой бомбы, пробившей 3 палубы и вызвавшей пожар, но остался на плаву, с «Лексингтоном» же дело обстояло гораздо хуже. Из его поврежденных цистерн начал вытекать авиационный бензин, его пары распространились по всем отсекам, и вскоре корабль потряс страшный взрыв.

Тем временем самолеты «Йорктауна» и «Лексингтона» обнаружили японские авианосцы. В ходе той атаки серьезно пострадал «Сёкаку», что же касается «Дзуйкаку», то он полностью оправдал свое имя — «Счастливый журавль»: во время атаки находившийся всего в паре километров от «Сёкаку», он оказался скрытым дождевым шквалом и попросту не был замечен...

Лягушачьи прыжки

В ходе войны, особенно на Тихом океане, американская палубная авиация не раз принимала участие в уничтожении вражеских береговых баз. Особенно же авианосцы оказались эффективными в ходе боев за атоллы и небольшие острова при использовании тактики под названием «лягушачьи прыжки». В ее основе лежало подавляющее превосходство (в 5—8 раз) в живой силе и технике над обороняющимися войсками. Перед непосредственной высадкой десанта атолл обрабатывался артиллерией кораблей поддержки и огромным количеством бомбардировщиков. После этого японский гарнизон изолировался силами морской пехоты, а десантное соединение направлялось к следующему острову. Так американцам удавалось избежать больших потерь в собственных войсках.

Крах Великой Империи

Казалось, что перевес сил явно на стороне Японии. Но затем произошла самая трагическая страница в истории японского флота — битва за небольшой атолл Мидуэй, расположенный северо-западнее Гавайских островов. В случае его захвата и создания на нем военно-морской базы к Японии переходил контроль над значительной частью Тихого океана. Главное же состояло в том, что с него можно было осуществлять блокаду Перл-Харбора, который продолжал оставаться главной базой американского флота. Для захвата атолла адмиралом Ямамото было собрано около 350 кораблей всех типов и более 1 000 самолетов. Японскому флоту противостояли всего 3 авианосца, 8 крейсеров и эсминцев, и командование было полностью уверено в успехе. Существовало только одно «но»: американцам удалось расшифровать японские коды и командующему Тихоокеанским флотом адмиралу Честеру Нимицу был известен практически каждый шаг японцев. В море вышли 16-й и 17-й оперативные соединения под командованием контр-адмиралов Спрюэнса и Флэтчера.

Операция по захвату Мидуэя началась с того, что на рассвете 4 июня 1942 года 108 самолетов, ведомых лейтенантом Томонага Ёити с авианосца «Хирю», атаковали береговые сооружения атолла. На их перехват с острова вылетело всего 24 истребителя. В основном это были устаревшие самолеты «Баффало», о них среди американских летчиков бытовала такая невеселая шутка: «Если вы отправляете своего пилота в бой на «Баффало», можете вычеркнуть его из списков раньше, чем он оторвется от полосы». В это же время оставшиеся на авианосцах самолеты готовились к атаке против кораблей противника. Правда, американские авианосцы на тот момент еще не были обнаружены, и на японских кораблях с нетерпением ожидали сообщений от самолетов-разведчиков, высланных еще на рассвете. И тут произошла непредвиденная оплошность — из-за неисправности катапульты седьмой гидросамолет с крейсера «Тоне» вылетел на 30 минут позже основной группы.

Возвратившийся с атаки на атолл лейтенант Томонага передал сообщение о необходимости его повторной атаки для уничтожения уцелевших базовых самолетов противника. Последовал приказ о срочном перевооружении фугасными бомбами готовых к удару по кораблям японских самолетов. Машины в спешном порядке опускали в ангары, палубные команды сбивались с ног, но вскоре все было готово к новому вылету. И тут гидросамолет с крейсера «Тоне», тот самый, вылетевший на полчаса позже остальных, обнаружил американские корабли. Необходимо было срочно их атаковать, а для этого — снова снимать с самолетов фугасные бомбы и снова подвешивать торпеды. На палубах авианосцев снова начался аврал. Снятые бомбы ради экономии времени не опускались в погреба боезапаса, а складывались тут же, на ангарной палубе. А тем временем подходящий момент для атаки американских кораблей уже был упущен...

Как только американцами было получено сообщение о предположительном местоположении японских авианосцев, авиагруппы с «Энтерпрайза» и «Хорнета» направились в указанное место, но никого там не обнаружили, и все же поиск продолжался. А когда найти их все же удалось, американские торпедоносцы ринулись в атаку, оказавшуюся самоубийственной — десятки японских истребителей расстреляли их еще до выхода на цель. Из состава эскадрильи уцелел всего один человек. Вскоре на место боя прибыли торпедоносцы с «Энтерпрайза». Рискованно маневрируя среди пылающих самолетов и разрывов шрапнели, некоторые самолеты все-таки смогли сбросить торпеды, правда, безрезультатно. Бесконечные отчаянные атаки американских самолетов по-прежнему закончилась полным провалом. Однако торпедоносцы этой волны отвлекли на себя внимание японских истребителей.

Тем временем на палубах японских авианосцев скопилось огромное количество самолетов, вернувшихся из боевого патрулирования и из атак по Мидуэю. Они спешно заправлялись топливом и вооружались для новых ударов. Неожиданно из-за облаков вынырнули пикирующие бомбардировщики с «Энтерпрайза» и «Йорктауна». Большая часть японских истребителей в этот момент находилась внизу, отражая атаки торпедоносцев, и американские пикировщики не встретили практически никакого сопротивления. Когда атака закончилась, «Акаги», «Кага» и «Сорю» были охвачены пламенем — на их палубах взрывались самолеты, бомбы и торпеды, пылало разлившееся топливо. «Хирю», располагавшийся севернее основной группы, был пока еще цел, и взлетевшие с него две волны самолетов сумели поджечь «Йорктаун». Хотя и сам «Хирю» вскоре был обнаружен, самолеты с «Энтерпрайза» положили на его палубу 4 бомбы, и он, так же, как и три других авианосца, остановился, объятый пламенем. Попытка захвата Мидуэя провалилась, а инициатива на Тихом океане полностью перешла к аме иканскому флоту. Такое положение вещей сохранялось практически до конца войны.

К осени 1945 года на вооружении флотов мира состояло 149 авианосцев всех типов. Большая их часть была либо отправлена на слом, либо выведена в резерв. Вскоре корабли этого типа были потеснены подводными лодками и ракетными кораблями. И все же авианосцы, принимавшие участие во всех послевоенных конфликтах и войнах, происходивших на протяжении ХХ века, доказали, что они и до сегодняшнего дня продолжают оставаться неотъемлемой частью сильного и боеспособного флота любой мировой державы.

Источник: "Вокруг Света", автор: Дмитрий Курочкин


Главное за неделю