Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    35,97% (50)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,74% (33)
Одну российскую
    22,30% (31)
Ни одной
    17,99% (25)

Поиск на сайте

Загадка гибели "Щ-211"

Последний поход подводной лодки Черноморского флота "Щ-211" - еще одна неизвестная страница Великой Отечественной войны.

Необычная находка

В августе 2001 года в Севастополе от Графской пристани стартовала четвертая историко-этнографическая экспедиция "Хождение за три моря", проводимая при поддержке Военно-Морского флота РФ, правительства российской столицы и международной организации ЮНЕСКО. Ее участниками стали семь школьников из Москвы и Севастополя, завоевавшие это почетное право по результатам научной конференции "Архипелагские экспедиции русского флота".

На яхте "Персей" юные путешественники прошли по местам боевой славы русского флота через Черное, Мраморное и Эгейское моря. В Болгарии они с интересом узнали о том, что осенью прошлого года примерно в 8 милях от Варны, в районе мыса Галата, на глубине около 20 метров местными рыбаками была обнаружена подводная лодка времен второй мировой войны, предположительно советская. Официально сообщать о находке болгарская сторона не спешила по двум веским причинам. Во-первых, оставались сомнения по поводу принадлежности лежащей на морском дне субмарины, а во-вторых, именно в этом районе Черного моря в 1941 - 1942 гг. погибло сразу несколько подводных лодок Черноморского флота, поэтому не исключалась возможность повторного обнаружения уже известной "единицы".

Вернувшись в родной Севастополь, ребята немедленно сообщили о необычной находке болгарских рыбаков командованию российского Черноморского флота. Вскоре в Главный штаб ВМС Болгарии был направлен соответствующий запрос. Ответ на него пришел не сразу: чтобы сказать что-то конкретное о лежащей на дне подводной лодке, требовался не только ее наружный осмотр с помощью водолазов, но и серьезная работа с архивными документами.

Для этого отставной капитан III ранга Росен Гевшеков, служивший старшим офицером-водолазом военно-морской базы болгарских ВМС в Варне, организовал команду аквалангистов, в которую вошли члены местного водолазного клуба "Реликт - 2002". В результате нескольких погружений было установлено, что на дне в указанном районе действительно лежит советская подводная лодка времен Великой Отечественной войны типа "Щ", аналогичная подлодке "Щ-204", обнаруженной в 1983 году в 20 милях от Варны и осмотренной болгарскими и советскими специалистами на предмет возможного подъема.

После подводного этапа исследований пока безымянной "Щуки" Гевшеков приступил к архивным поискам, которые должны были дать ответ на главный вопрос: какой номер она могла носить? Активная переписка с Санкт-Петербургским военно-морским музеем, работа с документами музея Варны и еще живыми свидетелями тех далеких событий привели к ожидаемому результату. Теперь уже с большей степенью вероятности можно было утверждать, что рыбацкая находка является подводной лодкой "Щ-211", в ноябре 1941 года вышедшей в свой очередной боевой поход, из которого в родную базу ей уже не суждено было вернуться...

Удачливая "ЩУКА"

Заложенная 3 сентября 1934 года в Николаеве на заводе N200 (имени 61-го коммунара) "Щ-211", имевшая заводской номер 1035, ровно через 2 года была спущена на воду, а 5 мая 1938 года вошла в состав Черноморского флота.

К началу войны Советский Союз имел на Черном море достаточно мощные подводные силы. Все черноморские подлодки были сведены в две бригады в составе 44 кораблей шести типов, в основном советской постройки. Лишь пять лодок типа "А" (именовавшиеся ранее "АГ" - "Американский Голланд") достались флоту в наследство от российского императорского флота. Первая бригада подводных лодок, которой командовал капитан I ранга П. Болтунов, состояла из четырех дивизионов и насчитывала 22 лодки. "Щ-211" входила в 4-й дивизион под командованием капитана III ранга Б. Успенского наряду с подводными лодками "Щ-212", "Щ-213", "Щ-214" и "Щ-215". Именно "Щуки" являлись основным типом лодок среднего тоннажа советского ВМФ (V-бис, V-бис-2, X, и Х-бис серий)...

Подводную лодку Черноморского флота "Щ-211" можно было по праву называть удачливой. 15 августа 1941 года именно ее экипаж под командованием капитан-лейтенанта Александра Девятко открыл боевой счет черноморских подводников, потопив большой вражеский транспорт "Пелес", шедший из болгарского Бургаса в румынский порт Констанца с военным грузом на борту. В последующие 3 месяца войны "Щ-211", регулярно охотившаяся на конвои противника у берегов Болгарии, трижды попадала под мощные удары болгарских, румынских и немецких самолетов охранения, во время одного из которых на нее было сброшено 12 глубинных бомб. Однако непостижимым образом "Щуке" всегда удавалось уходить целой и невредимой из-под плотного вражеского огня, удачливо минуя минные ловушки и попутно добиваясь новых боевых успехов.

29 сентября на переходе Варна - Бургас от ее торпеды пошел на дно груженный нефтью итальянский танкер "Суперга", 14 ноября - державший курс на Варну румынский минный заградитель "Принц Карол" с недооборудованными минами на борту. В этот же день морская фортуна единственный и уже последний раз отвернулась от своих любимцев-подводников...

Подводная война

Тогда еще старший лейтенант Александр Девятко принял в Севастополе под свое командование подводную лодку "Щ-211" в первый день войны - 22 июня 1941 года. К тому времени противник уже наладил бесперебойное снабжение своих войск морем. В этом Германии активно помогала монархическая Болгария. Юридически являясь невоюющей союзницей "третьего рейха", она тем не менее принимала самое непосредственное участие в боевых действиях против советского Черноморского флота. "Сборно войсково ято" (эскадрилья, вскоре расширенная до "орляка" - полка) болгарских ВВС обеспечивало противолодочную оборону морских конвоев Германии и ее стран-союзниц, получая боевые задачи от представителя немецких "кригсмарине" в Варне.

Занятая Болгарией позиция, естественно, не могла не раздражать советское руководство. Против германского сателлита была развернута самая настоящая необъявленная война. В результате в болгарских территориальных водах подлодки ЧФ активно использовались не только для борьбы с вражескими конвоями и установки мин, но и для скрытной высадки на болгарскую территорию групп болгарских подпольщиков для организации партизанского движения и диверсионных действий в глубоком тылу противника.

11 августа экипаж Александра Девятко успешно выполняет одно из таких рискованных заданий. В штормовых условиях и кромешной тьме, ежеминутно рискуя подорваться на минах, которыми противник щедро усеял все подходы к болгарским берегам, "Щ-211" высадила у устья реки Камчия группу из 14 болгарских коммунистов под командованием полковника Цвятко Радойнова. Всего в августе - сентябре 1941 года в Болгарию было заброшено 7 таких десантов, прошедших подготовку в Разведывательном управлении Генштаба Красной Армии (сегодняшнее ГРУ). Уже через четыре дня "Щ-211" уничтожением вражеского транспорта "Пелес" открывает боевой счет черноморских подводников. Эту дату можно считать началом активной подводной войны на Черном море. За первые пять месяцев боевых действий черноморцами в целом было уничтожено 3 подводные лодки, 2 монитора, 20 вспомогательных судов и 7 транспортов противника. Общий тоннаж вражеских потерь составил более 41 тыс. тонн. Всего же до конца 1941 года подводные лодки ЧФ совершили 103 боевых похода. В числе уничтоженных судов было 2 из 5 имеющихся у фашистов крупных итальянских танкеров. По этой причине Германия и Италия длительное время испытывали серьезные перебои в поставках нефти из Румынии. Как уже упоминалось, один из этих танкеров - "Суперга" - на боевом счету "Щ-211".

Однако победы на море доставались Черноморскому флоту слишком дорогой ценой. Уходившие на боевые задания подводные лодки гибли вместе со своими экипажами одна за другой, в основном подрываясь на минах у болгарского и румынского побережья: "Щ-206", "М-58", "М-34", "М-59", "С-34". 14 ноября 1941 года этот скорбный список пополнила "Щ-211", в декабре - "Щ-204". В общей сложности только за первые 5 месяцев войны погибло около 300 подготовленных подводников. Потери пытались восполнить за счет экстренного ввода в строй эвакуированных из Николаева недостроенных субмарин, экипажи для которых формировали на ходу из числа недоученных моряков с надводных кораблей. К тому же вследствие сталинских репрессий, безжалостно выбивших из флотской обоймы действительно опытных командиров-подводников, на командирские должности стали назначать совсем молодых офицеров, причем некоторых из них волевым решением вышестоящего штаба направляли на корабли из армии и даже... из кавалерийских частей. Разумеется, все это не лучшим образом отражалось на качестве подготовки экипажей подводных лодок. По большому счету, в начальный период войны штаб Черноморского флота не имел единого замысла действий своих подводных сил. Флотское командование почему-то было уверено, что ВМС Румынии активно усиливаются немецкими подлодками и их нападение на наши базы - вопрос самого ближайшего времени. В результате большинство советских подлодок ожидало противника у своих баз, регулярно наблюдая единственную румынскую субмарину, не предпринимавшую никаких действий. Те же лодки, которые направлялись к вражеским берегам, регулярно наступали на одни и те же минные "грабли" - разведка назначенных позиций не велась. В запасниках Центрального военно-морского архива хранится разгромная директива наркома ВМФ адмирала Николая Кузнецова в отношении Военного совета ЧФ "Об итогах подводной войны за 6 месяцев 1941 года". Для более полного понимания той непростой обстановки, в которой приходилось действовать подводникам-черноморцам, этот красноречивый документ стоит процитировать полностью.

Директива N159/ш от 6 января 1942 года, 21.25.

"Итоги подводной войны ЧФ за 6 месяцев войны показывают абсолютно неудовлетворительные результаты и невыполнение вами моих приказаний в части использования подлодок. Из общего числа 44 подлодок ЧФ к началу войны и 54 к концу периода за полгода утоплено 7 транспортов противника, в то же время погибло 7 наших подводных лодок. Таким образом, каждый транспорт обходится нам ценой одной лодки.

Для сравнения сообщаю, что Северный флот, имея 15 подлодок к началу войны и 21 лодку к концу периода, потопил 48 транспортов противника, не потеряв ни одной лодки. Условия на Севере отличны от Черноморских, однако не менее сложные и трудные.

Причины срыва подводной войны на коммуникациях противника: 1. Слабое напряжение подлодок. На коммуникации противника от Босфора до Одессы выставлялось только 5-6 подлодок. 18 ноября Вам было приказано увеличить число позиций до 14. Вместо этого число позиций было снижено до 3.

2. Бесцельное использование подлодок не по назначению, вроде обстрела из одной пушки Ялты, что мною было вам запрещено. Сейчас в Коктебеле высажен десант в 20 человек с подлодки, что с успехом мог бы сделать катер МО.

3. Бесцельное несение дозора подлодок перед Поти, где за 6 месяцев войны ни разу не появился ни один корабль или подлодка противника, на что вам также было мною указано. 4. Плохая работа штаба ЧФ в части планирования и организации операций подлодок, без анализа обстановки, без помощи подлодкам в обеспечении решения их главной задачи. Разведка самих позиций не делается. Очевидно, что "Щ-204", "Щ-211", "С-34" погибли, а "Щ-205" и "Л-4" подорвались на позиции N28, и все же подлодки продолжали посылаться одна за другой и к 24 декабря туда же выслана "Щ-207".

Ожидаю выполнения моих приказаний по использованию ПЛ и доклада, что сделано вами в результате анализа опыта первого полгода войны с тем, чтобы уменьшить потери своих подлодок и увеличить воздействие на коммуникации противника. КУЗНЕЦОВ".

Соответствующие выводы из документа были сделаны, но они уже не могли остановить продолжающийся рост боевых потерь: всего за годы войны погибло более половины подводных лодок Черноморского флота.

Вместе с тем очевидные просчеты флотского командования никак не умаляли подлинного героизма экипажей подлодок, в одиночку вступавших в неравный бой с кораблями и самолетами охранения вражеских конвоев. Подводники понимали, что каждый достигший цели торпедный удар неумолимо приближал долгожданный День Победы, на алтарь которой они самоотверженно приносили свои жизни...

Загадка гибели "Щ-211"

Большая исследовательская работа, проведенная болгарскими энтузиастами, позволила детально восстановить хронику событий последнего дня погибшей "Щуки". 14 ноября 1941 года "Щ-211", находившаяся на боевой позиции, пеленгует у мыса Галата державший курс на Варну румынский минный заградитель "Принц Карол". Однако первая торпедная атака наших подводников оказывается неудачной. Воспользовавшись паузой, командир румынского корабля сообщает о нападении на немецкий военный аэродром, расположенный в районе Варненского озера. Второй торпедный залп "Щуки" достигает своей цели: "Принц Карол" уходит на дно в 5 милях от Варны. Убедившись в поражении вражеского корабля, командир "Щ-211" дает команду на всплытие. В надводном положении и на максимальной скорости подлодка начинает уходить в юго-восточном направлении. Однако в 3 милях от места потопления "Принца Карола" "Щуку" настигает немецкий самолет. Получив сильные повреждения корпуса от сброшенных на нее бомб, подлодка тонет. На следующий день штормовые волны выбросят на берег у села Шкорпиловцы страшные доказательства гибели советской субмарины: обезображенное тело старшего помощника командира, порванную десантную лодку и помятую емкость с горючим. Интересно, что изложенная болгарами последовательность событий того далекого трагического дня не имеет ничего общего с официальной версией гибели "Щ-211". По советским данным, "Щука" капитан-лейтенанта Девятко подорвалась на мине в районе мыса Шаблер 16 ноября 1941 года, то есть на два дня позже.

Расхождение в датах не может не удивлять. В некоторых советских источниках даже утверждается, что "Щ-211" "16 ноября вышла в очередной боевой поход, на связь не выходила и в назначенный срок в базу не вернулась. Предположительно подорвалась на мине и погибла в районе Варны". Но если учитывать, что только 16 ноября "Щука" вышла из Севастополя, то в районе Варны в этот же день она появиться никак не могла: переход подлодки занял бы гораздо больше времени. Скорее всего, дата гибели "Щ-211" является приблизительной, ведь советская сторона не располагала никакими конкретными доказательствами, указывающими как на точный день трагедии, так и на ее действительные причины. Между тем немецкие летчики четко зафиксировали именно 14 ноября факт потопления советской подлодки в результате бомбардировки. Несмотря на то, что отечественные военные историки до сих пор скептически оценивают эффективность применения авиацией против ПЛ немецких глубинных бомб и утверждают, что ни одна из подводных лодок ЧФ в 1941 году не была уничтожена с воздуха, болгарская версия гибели "Щ-211" представляется более правдоподобной. Объектив подводной видеокамеры запечатлел многочисленные повреждения корпуса подлодки, которые одна мина причинить не может. Кроме того, в пользу болгарской версии говорит и вышеупомянутая директива наркома ВМФ. Адмирал Кузнецов четко разграничивает понятия "погибла" и "подорвалась". Как раз последнее в отношение "Щ-211" не применяется.

Под охраной государства

Дальнейшая судьба найденной "Щуки" - тема будущих консультаций и встреч российских и болгарских представителей. Как правило, любые действия в отношении затонувших и погибших кораблей производятся в соответствии с межправительственными соглашениями. По Закону РФ "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества", принятому в 1993 году, места гибели боевых кораблей с экипажами являются воинскими захоронениями, подлежат государственному учету и охраняются государством. Их содержание на территории других государств осуществляется в порядке, определяемом межгосударственными договорами и соглашениями.

Подъем "Щ-211", ввиду сильных повреждений корпуса, вряд ли можно считать целесообразным. Несмотря на то, что носовые торпедные аппараты, скорее всего, пусты (атака румынского корабля предпринималась дважды), до сих пор сохраняется опасность взрыва запасных торпед, находящихся на стеллажах и в кормовых аппаратах подлодки. Скорее всего, в отношении "Щ-211" будет применена уже отработанная в июне 1983 года Управлением поисковых и аварийно-спасательных работ Черноморского флота схема по обследованию подводной лодки "Щ-204", погибшей 6 декабря 1941 года также у берегов Болгарии. Тогда 28-й НИИ Минобороны дал заключение, что поднимать подводную лодку вследствие сомнительного состояния боевых зарядных отделений торпед небезопасно. Подготовка к планировавшемуся подъему "Щуки" была прекращена. Корпус подлодки очистили от обрывков сетей и обрастания, вскрыли верхний рубочный люк и после обследования центрального поста и отсеков подняли на поверхность останки подводников и часть корабельной документации. По окончании работ, которые проводились в течение 45 суток, верхний рубочный люк был заварен, а останки членов экипажа похоронены в Севастополе. Носовое орудие с подлодки является сейчас одним из самых ценных экспонатов Музея Черноморского флота РФ.

Точка памяти и скорби

На морских картах точка с координатами 42 53 мин. 8 сек. северной широты и 28 03 мин. 6 сек. восточной долготы является местом отдания воинских почестей в память об экипажах подводных лодок "Щ-204", "С-34", "Щ-211" и других, погибших при действиях на коммуникациях противника в западной части Чёрного моря в годы Великой Отечественной войны.

В самой Болгарии память о "Щ-211" чтят по-особому. Именем Александра Девятко названа одна из улиц Варны, а семьи погибших подводников болгарская сторона долгое время ежегодно приглашала на свой всемирно известный курорт Золотые Пески. В случае, если из корпуса "Щуки", ставшего подводным некрополем, извлекут останки погибшего экипажа, Севастополь с честью примет своих героев. Через скрежет вражеских минрепов и гулкие разрывы глубинных бомб они стремились в родную базу, чтобы сообщить о новой победе черноморцев. Сегодня, когда от войны нас отделяет больше половины столетия, их неудавшееся возвращение к родным берегам должно, наконец, состояться.

Игорь ЛАРИЧЕВ (газета "Крымская Правда")


Главное за неделю