Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,39% (39)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,21% (21)
Одну российскую
    20,20% (20)
Ни одной
    19,19% (19)

Поиск на сайте

Предисловие Центрального Военно-Морского Портала

16.04.10
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Валерий Вальков
Человечество устало от войн, экологических и техногенных катастроф, глобального политического противостояния, угрозы голода и эпидемий, чем был так богат 20-й век. Но и в первом десятилетии века 21-го мы все так же жадно вслушиваемся в сообщения новостных радиоканалов, всматриваемся в лица политиков на телеэкранах, роемся в паутине Интернета в надежде найти признаки наступающей стабильности, "золотого века" мира и благоденствия.

Отношения постсоветской России и Соединенных Штатов Америки в конце прошлого – начале текущего века нельзя назвать ровными: по-видимому, сказалось длительное противостояние двух политических систем и двух сверхдержав.

Обещание приступившего к исполнению обязанностей в 2009 году президента США Барака Обамы начать "перезагрузку" отношений с Россией было воспринято с энтузиазмом.

Первая встреча президента РФ Дмитрия Медведева и Барака Обамы состоялась в начале апреля 2009 года в Лондоне в резиденции американского посла накануне саммита "двадцатки". По результатам встречи были подписаны два документа: Заявление по развитию отношений РФ и США, определяющее перспективы и ориентиры дальнейшей работы, и декларация по Сокращению наступательных вооружений (СНВ), предусматривающая разработку нового договора, на чем давно настаивала Москва.

Совместное заявление начинается со слов: "Эра, когда наши страны рассматривали друг друга в качестве врагов, давно ушла в прошлое".

Год спустя после первой встречи, президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали в Праге новый Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений: ядерные арсеналы двух стран предполагается разгрузить на треть.

Подписание нового документа о сокращении стратегических наступательных вооружений воспринято мировой общественностью как конструктивное и, без сомнения, положительное международное действие, существенный шаг к снижению ядерной угрозы с перспективой сведения ее к "абсолютному нулю". Снижение ядерной угрозы представляется значительным внешнеполитическим успехом лидеров обеих стран, свидетельством начавшейся "перезагрузки" отношений России и США.

При более пристальном рассмотрении становится ясно, что подготовка документа была связана с определенными трудностями, взаимным давлением и уступками.

Так, введены ограничения на площади и число районов боевого дежурства подвижных наземных ракетных комплексов, исключены из расчета ядерные заряды стран НАТО и других стран, оставлена за рамками Договора американская система ПРО (Россия лишь оговорила свое право одностороннего выхода из Договора, если увидит в развитии ПРО угрозу своей безопасности). Недаром к Договору объемом в 12 страниц приложены 140 страниц Протокола!

Что еще, помимо широкого положительного общественного резонанса, несет сокращение СНВ, каково его военно-политическое значение, - продолжает волновать и политологов, и профессиональных военных.

Заинтересованному российскому читателю хорошо известна история развития советских стратегических ядерных вооружений и совершенствования теории их применения, что представлялось совершенно адекватным по отношению к нарастающей ядерной угрозе, исходившей с Запада. Традиционный взгляд на проблему сохраняется, во многом, и в современной России.

Чтобы избежать шаблонного подхода к рассмотрению современного состояния проблемы ядерного противостояния, или ядерного сдерживания, нелишне изучить мнения оппонентов, посмотреть "взглядом с той стороны".

Вниманию читателя предлагается документ, содержание которого было продолжительное время доступно весьма узкому кругу лиц - тем, кто стоял у руля американской военной науки и формировал "ядерные доктрины".

Доклад был подготовлен Джеймсом МакКоннеллом из НИЦ анализа военно-морских проблем США и долгое время оставался документом, на основании которого, в том числе, формировались взгляды и решения американских политиков и высокопоставленных военных в отношении ядерного потенциала США и военно-стратегического планирования.

Конечно, это не беллетристика. Как любой научный труд, доклад требует вдумчивого чтения. Достаточно скрупулезно, основываясь на документах и фактах, автор распутывает сложную интригу советско-американского ядерного противостояния, приоткрывает завесу над военно-стратегическим планированием США с момента первого ядерного взрыва на испытательном полигоне в Аламогордо, штат Нью Мексико в июле 1945 г. вплоть до середины 80-х годов прошлого века, когда с распадом СССР и крахом мировой социалистической системы мир, казалось, стал однополярным.

За более чем полувековую историю существования совершенствовались как само ядерное оружие, так и теория его применения. Главным фактором развития ядерного оружия в СССР была угроза со стороны США, но, оказывается, точно так же развитие ядерного оружия в СССР стимулировало развитие американских стратегических сил.

Современные российские исследователи определяют три основных этапа в процессе этого развития:
  • Превалирование стратегии массированного ядерного возмездия (1945 – начало 60-х годов ХХ века),
  • Поиски рационализации ядерной войны, локального или регионального вариантов ядерного конфликта (начало 60-х – конец 80-х годов ХХ века),
  • Попытки трансформации ядерной политики сверхдержав (с конца 80-х годов прошлого века).
А вот одно из наблюдений автора доклада относительно хода и истоков эволюции ядерного оружия и ядерного противостояния: "Зная о склонности русских двояко интерпретировать так называемые "взгляды США", маскируя под ними собственные намерения, с величайшим интересом мы наблюдаем за появлением на той конференции (речь идет о конференции по "новым" американским стратегическим концепциям, проводившейся в 1976 году, судя по всему, в НИИ проблем США и Канады – ред.) новой идеи, представленной все с той же небрежностью и уклончивостью, характерной даже для самых важных открытий. Как считает один из первых докладчиков Мильштейн, господин Шлезингер дополнил американскую доктрину о реалистическом сдерживании (в докладе – ред.) "новым типом боевых действий – так называемой "ограниченной стратегической ядерной войной", означающей ограниченный обмен стратегическими ядерными ударами по незначительному количеству военных объектов. Этот тип боевых действий основывается на идее о том, что ни одна из сторон не будет заинтересована в эскалации ядерного конфликта и обе предпочтут выбрать возможности ограничить его…"

Американские власти сделали совершенно справедливый вывод, что наносящая незначительный ущерб война с применением обычных вооружений может быть средством достижения всех целей вне зависимости от их приоритетов. Тогда как смертоносная ядерная война ограничена исключительно важнейшими задачами. По существу, США придерживались варианта тотальной войны лишь в противовес русским (стратегия ответного удара), обосновывая невозможность его применения теорией взаимного гарантированного уничтожения".

Исходя из текста доклада, уже к началу 60-х годов военно-политическому руководству США стало совершенно ясно, что при сложившейся практике планирования любое применение ядерного оружия неминуемо приведет к широкомасштабной ядерной войне и гибели цивилизации. Ядерное оружие превратилось из собственно оружия в действенный политический инструмент, препятствующий выбору военных методов разрешения конфликтов. Оно стало сдерживающим фактором, но сдерживающим во всех отношениях, в том числе – сдерживающим развитие обычных вооружений, развитие тактики и оперативного искусства, развитие боевой подготовки. Вооруженные силы США смогли избежать этого и, пользуясь ядерным щитом и проектами вроде "Звездных войн", выковать высокоэффективный "меч" обычных вооружений.

Докладчик утверждает, что при оценке советской военной составляющей военно-стратегического паритета пользовался материалами только открытой печати. Это, конечно, не совсем так. Например, ряд журналов, упоминаемых в докладе, относились к советской военной периодике, издававшейся ограниченными тиражами под грифом "для служебного пользования" и распространявшимися персонально только старшим и высшим военным чинам. Во всяком случае, в источниках автор недостатка не испытывал.

Подписанный президентами Д. Медведевым и Б. Обамой документ о СНВ, срок действия которого составит 10 лет, обязывает оба государства сократить число имеющихся у них боеголовок до 1 тыс. 550 штук, что на 30% ниже лимита, установленного в предыдущем Договоре.

При этом через семь лет после вступления документа в силу каждая из сторон должна иметь не более 700 развернутых межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет на подводных лодках и тяжелых бомбардировщиков и 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок.

"Подписание договора – это важный шаг на пути к ядерной безопасности", - заявил Барак Обама.

Насколько мир стал безопаснее в военном отношении, покажет история.

Предисловие Центрального Военно-Морского Портала
Предисловие автора
Стратегия США в 1950-е и 1960-е годы
Советская стратегия 1950-х годов
Советская коалиционная стратегия 1960-х годов
Советская доктрина о локальных войнах
Советский вариант ограниченной межконтинентальной войны
Евростратегический вариант СССР
Будущие варианты


Главное за неделю