Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Анатолий Сагалевич: "Простых погружений не бывает..."

Визитная карточка

А.М. Сагалевич родился в 1938 году. Инженер-телемеханик, доктор технических наук, профессор. С 1965 года работает в Институте океанологии, заведующий лабораторией научной эксплуатации глубоководных обитаемых аппаратов (ГОА). Возглавляемый им коллектив подводников впервые в мире провел глубоководные киносъемки, позволившие создать известный фильм «Титаник», фильмы о немецком линкоре «Бисмарк», японской подводной лодке «I-52» и многие другие, обошедшие экраны мира. В частности, команда Сагалевича исследовала затонувшую в Норвежском море подводную лодку нового поколения «Комсомолец». Совершил более 500 погружений, под водой провел около 4.000 часов. Результат, достойный Книги рекордов Гиннесса. За участие в создании глубоководного обитаемого аппарата «Мир» награжден орденом Ленина. За исследование озера Байкал награжден орденом «Знак Почета». За специальные операции на АПЛ «Комсомолец» - орденом Мужества.

В 2008 году ученому присвоено звание Героя Российской Федерации за мужество и героизм, проявленные в экстремальных условиях, и успешное проведение высокоширотной арктической глубоководной экспедиции.

— Анатолий Михайлович, вас, я слышала, называют подводным Гагариным. Благодаря созданным вами методикам научные исследования с применением глубоководных обитаемых аппаратов приняли системный характер, а сами эти аппараты приобрели статус уникальных научных инструментов, позволяющих ученым вести непосредственные наблюдения на больших глубинах с использованием самого современного научного и навигационного оборудования. С чего начинался ваш путь в неведомые человечеству глубины?

— Такого рода исследования начались еще в Советском Союзе. В 1970-е годы глубоководные обитаемые аппараты строились за рубежом. Как это происходило, отдельный рассказ. Я участвовал в разработке двух из них, назывались они «Пайсис». Погружаться могут на глубину до 2.000 метров. Но этого мало, потому что наиболее интересные места в океане на глубине до шести тысяч метров и более. На глубине 6.000 метров находится 98% дна. «Пайсисы» — это стандартные подводные обитаемые аппараты, разработанные в Канаде. И в отличие от наших, именуемых «Север-2», тоже достигающих двухкилометровой глубины, они весили чуть ли не в четыре раза меньше: 11 тонн. Это важно и в плане транспортировки, и для большей маневренности под водой. Все это было учтено при конструировании наших отечественных «Миров», не только более надежных, но и способных достичь самых запредельных глубин. Опыт погружений, полученный в Канаде, для меня был очень важен при разработке аппарата нового поколения. В Канаде я совершил и свои первые погружения, там же получил опыт пилотирования ГОА. Первая советская глубоководная экспедиция состоялась на Байкале в 1977 году. «Пайсис» тогда достиг отметки более 1.410 метров. В пресной воде на такую глубину никто в мире не спускался. Тогда нам удалось открыть неизвестные науке эндемики и подтвердить гипотезу, что Байкал — Сибирское море — образовалось в результате разлома земной коры, а потому имеет все признаки океанических рифтовых зон.

— Как вам работалось в смутное время перестроечных процессов 90-х годов прошлого века?

— Финансирования в тот период практически не было. Выжили мы благодаря... съемкам кино. Наши «Миры» принимали участие в съемках художественных фильмов «Призраки бездны», «Пришельцы из глубин», «Бисмарк», «Титаник» режиссера Джеймса Кэмерона и широкоформатного фильма IMAX «Titanica». В 1995 году наши аппараты погрузились на дно Атлантического океана на глубину 3.800 метров для обследования и съемок корпуса легендарного лайнера. С американским режиссером работать было непросто. Ведь снимать под водой — это не то, что на земле. Двигаться там приходится по разным причинам медленно. Он же требовал скорости. Правда, осознал новые реалии быстро.

Мы, правда, в конце прошлого и начале нового века не только кино снимали. Обследовали затонувшие корабли. Например, самый большой военный корабль времен Второй мировой войны — немецкий линкор «Бисмарк», потопленный в 300 милях к югу от побережья Ирландии. Нашу подлодку «Комсомолец», затонувшую в Норвежском море, «Курск», трагически погибший в Баренцевом море.

— К «Комсомольцу» было приковано внимание мировой общественности. Ведь атомная подлодка затонула в зоне промышленного рыболовства. Знаю, что ваша экспедиция сыграла решающую роль при окончательном решении дальнейшей судьбы лодки. Под вашим руководством разработаны уникальные глубоководные технологии по герметизации затонувших объектов, содержащих радиоактивные элементы, проведено семь экспедиций на АПЛ «Комсомолец» и одна — на АПРК «Курск»...

— Анализ видеозаписей, фотографий, измерений показал, что поднимать «Комсомолец» нецелесообразно. Атомный реактор надежно заглушен, опасности выхода радиоактивных веществ из него нет. Только две ядерные боеголовки торпед, находящихся в носовом отсеке в агрессивной морской среде, в результате коррозии могли дать утечку плутония. Было принято решение о частичной герметизации носового отсека лодки. Этому были посвящены экспедиции «Келдыша», на котором находились наши «Миры» в 1994 и 1995 годах. Так была проведена уникальная глубоководная техническая операция, не имеющая аналогов в мире.

— Журналисты всегда просят рассказать о чем-нибудь необычном, экстремальном. Уверена, что таких рассказов у вас наберется не на одну книгу. У нас формат интервью. И все же...

— Вот история, связанная с нашим исследованием японской субмарины «I-52». Она лежит в Атлантическом океане на глубине 5.470 метров. По легенде, архивным материалам, субмарина везла золото немцам за какие-то их услуги. Были там опиум, вольфрамовая, урановая руды в свинцовых ящиках, большие слитки олова. Нас нанял для исследований один американец, раскопав этот факт. Хотел, чтобы мы золото подняли. Конечно, об этом для нас не могло быть и речи. А вот посмотреть, есть ли оно, мы обещали. Лодку потопили американцы в июне 1944 года. Удивительно, что рубочный отсек не пострадал, а именно там и должен был находиться драгоценный металл. Но вскрыть рубку по разным причинам мы не могли. Зато подняли с подлодки несколько оловянных слитков. Ради шутки, я рассказал американцам смешную историю, как некий Шура Балаганов пилил гирю, думая, что она золотая. И что бы вы думали: американцы приняли рассказ за чистую монету. На полном серьезе стали ножовкой пилить слитки. У меня на память остался кусочек.

— В августе прошлого года вы привлекли внимание всего мира своими арктическими исследованиями. Теперь уже точно можно сказать: присутствие России на этих ледяных просторах было и есть абсолютно законно: это наша территория со всеми сокровищами полярного шельфа. Один из уже вошедших в историю аппаратов «Мир», которые исследовали дно самого сурового и холодного на земле океана в точке Северного полюса, пилотировали вы. В экипаже был и руководитель экспедиции, вице-спикер Госдумы РФ, известный исследователь-полярник Артур Чилингаров, специальный представитель Президента РФ по вопросам Международного полярного года. Его присутствие как человека государственного по-своему подчеркнуло всю важность вашей экспедиции: самим убедиться и другим доказать, что российский шельф простирается до Северного полюса. А в нем четверть мировых запасов нефти, колоссальные ресурсы газа. Обследование дна океана в точке полюса, где сходятся земные меридианы, сравнивают с первым полетом человека в космос...

— В тяжелых льдах к полюсу наше научно-экспедиционное судно «Академик Федоров» вел атомный ледокол «Россия». К Северному полюсу были доставлены два глубоководных обитаемых аппарата «Мир». В них нам предстояло погружение на глубину 4.300 метров. Для «Миров» это не предел возможностей, их рекорд — 6.170 метров, но так далеко на Севере они еще не работали. Так что эти спуски справедливо называют историческими. Это, можно сказать, было погружение в «подледный космос». В специальных капсулах мы оставили на дне океана штандарт из сверхпрочного титана, своеобразный «пограничный столб», утверждающий российское присутствие. Стоит он на дне точно в точке Северного полюса, где ранее никто на дно не ступал. В герметичной капсуле оставили и послание потомкам.

Труднее погружения было всплытие. Хотя и само погружение тоже было самым сложным в моей жизни. Попасть в полынью-лунку размером 80 на 30 метров, которая при дрейфующем льде все время уменьшалась, тяжело. Первый раз мы всплыли под корпус корабля. В этом была еще одна сложность: у «Федорова» постоянно работало подруливающее устройство, отгоняло лед. И когда мы все же вынырнули из-под «Федорова», вошли в полынью, то попали в струю от этого устройства. И она нас снова бросила под лед. Прямо под льдину. Мы там зависли. Начали искать, в какой стороне выход, гидрокомпас на Северном полюсе не работал. Не менее получаса искали, как выбираться. Хорошо, что все это было у поверхности.

А на дне, на глубине 4.300 метров, мы провели 90 минут. На аппарат действовало давление 430 атмосфер. На центральный иллюминатор давила сила, равная весу двух тяжелых танков. Были отобраны пробы грунта, воды, сделаны различные измерения. Северный полюс под водой на дне чем-то напоминает поверхность Луны. Практически ровный ландшафт с осадком желтоватого цвета, с небольшими бугорками. Из живности — маленькие рыбки, лилии, звезды-офиуры.

— Анатолий Михайлович, в конце июля вы отправляетесь в новую экспедицию на Байкал. С учетом того, что в 1996 году озеро включено в список всемирного наследия ЮНЕСКО, ваша работа, конечно же, имеет международное значение.

— Создан Фонд содействия сохранению озера Байкал, он учрежден по инициативе группы компаний «Метрополь» в 2008 году. Президент фонда и председатель наблюдательного совета — Герой Советского Союза, Герой России, депутат Государственной Думы, член-корреспондент РАН Артур Чилингаров. Попечительский совет фонда возглавляет руководитель группы компаний «Метрополь», кандидат географических наук Михаил Слипенчук. Технический совет фонда предложено возглавить мне. Мы работаем со специалистами ведущих институтов РАН — ведущими учеными институтов РАН, МГУ им. М.В. Ломоносова, иностранными учеными и экспертами. Цели и задачи фонда понятны любому. В частности, это активное содействие охране озера как уникального водоема, представляющего исключительную ценность для страны и всего мира, проведение научных исследований, направленных на сохранение Байкала, содействие созданию экологически безопасных технологий, привлечение политических, деловых и общественных кругов к решению актуальных проблем Байкала. В последние годы в бассейне озера резко возросла хозяйственная деятельность, связанная в том числе с освоением месторождений полезных ископаемых. Необходимо срочное проведение мониторинга состояния Байкала. Ведь до сих пор на его берегах без должного оснащения системой очистки для сброса отходов работает целлюлозно-бумажный комбинат.

Мы исследовали озеро на «Пайсисах» в 1977 и 1990—1991 годах. Уже тогда нами было сделано немало открытий. Интересно, что с учетом геологии в некоторых районах на дне обнаружены залежи газогидратов — это перспективный вид топлива наряду с нефтью и привычным газом. Оценить эти запасы, возможность их добычи без нарушения экологического равновесия — тоже наша задача. Надеемся, что установим и мировой рекорд по погружению в глубину пресных водоемов. Пока он — 1.637 метров, причем при нашем же погружении в 1991 году. Но на озере есть более глубокие места. Погружение в пресной воде технологически сложнее, чем в соленой, из-за изменения плавучести глубоководного аппарата. Хотя уровень отечественной техники, профессионализм наших специалистов позволяет справляться и с более сложными задачами.

Экспедиция будет включать два этапа. В этом году запланировано около 60 погружений на аппарате «Мир», а в будущем году предполагается свыше 100 погружений.

— При вашем подводном опыте спрашивать о романтике уже, наверное, поздно. Можно думать, что погружение для вас теперь стало обыденным, привычным делом?

— Привычка влечет за собой потерю интереса. А из моих 500 погружений нет ни одного, похожего на другое. Нет, скажу так, малых глубин и нет простых погружений...

Источник: "Красная звезда", беседовала Ирина ПАВЛЮТКИНА


Главное за неделю