Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Отдавая честь защитникам Ленинграда

29.01.10
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Игорь Козырь
В воспоминаниях ветеранов и работах историков, посвященных героической обороне Ленинграда, нередко встречается эпитет "беспримерный".

Беспримерными были муки и жертвы гражданского населения. Беспримерным можно назвать мужество его защитников. В беспримерных условиях приходилось действовать морякам Краснознаменного Балтийского флота, заслужившим благодарную память и признание потомков…

В дни, когда Россия отмечает 66-ю годовщину полного снятия блокады Ленинграда, напомним нашим читателям о некоторых эпизодах Ленинградского сражения, в которых отличились моряки Краснознаменного Балтийского флота.

Их называли "черными дьяволами"

Боевые действия на Балтике в ходе Великой Отечественной войны мало напоминали сценарии, разработанные в середине 1930-х годов, когда флот готовился к боевым действиям на морских коммуникациях и сражениям с германским флотом. Навязанная противником минная война привела к огромным потерям в первые же месяцы боевых действий, в результате которых, по оценке известного историка В.Д. Доценко, "к концу 1941 года флота на Балтике практически не существовало". Оставим на совести автора столь категоричное утверждение. Обескровленный, но не сломленный Краснознаменный Балтийский флот продолжал действовать. Правда, теперь участие флота в обороне города порой принимало совершенно необыкновенные формы.


Морская пехота уходит в бой.

В 1941-1942 гг. Балтийский флот отправил на сухопутный фронт 11 бригад морской пехоты, 2 полка, 38 батальонов и несколько отрядов, не считая небольших подразделений, общей численностью 110 тысяч человек. 1-я бригада героически защищала Красное село, на Ораниенбаумском плацдарме держали упорную оборону 5-я и 2-я бригады. 4-я бригада морской пехоты, размещенная на островах Ладожского озера, отважно защищала Дорогу жизни и "Невский пятачок". Это бойцов 1-й бригады командующий фронтом маршал Ворошилов вел в штыковой бой под Дудергофом 11 сентября, когда враг подошел на 14 километров к городу. По словам участника этого боя, в 13 часов в бригаду приехал командующий фронтом маршал К.Е. Ворошилов и заявил, что лично поведет моряков в атаку. Эта весть вызвала подъем воинского духа. К.Е. Ворошилов произнес короткую речь: "Товарищи! Отступать дальше некуда. За нами Ленинград. Здесь мы умрем или победим". Затем маршал вынул из кобуры пистолет и, скомандовав "В атаку! Вперед!", пошел в сторону противника. Противник с большими потерями отступил на несколько километров. Несмотря на допущенные просчеты и ошибки, бригада вместе с другими частями успешно выполнила основную задачу – враг был остановлен на самом опасном направлении. При этом маршал получил осколочное ранение в левую руку, а бригада потеряла две трети личного состава.

В октябре 1941 года в районе Ленинграда вновь сложилась чрезвычайная ситуация. Танковые соединения немцев прорвались к побережью Невской губы на участке Петергоф - Урицк, вышли к истокам Невы и захватили Шлиссельбург. Чтобы не позволить противнику овладеть Ленинградом, наши войска нанесли контрудар с Ораниенбаумского плацдарма на Красное Село. В Кронштадте был срочно сформирован отряд добровольцев с кораблей, из частей, учебных подразделений и училищ для проведения демонстративных морских десантов. 3 октября на 14 катерах и 20 шестивесельных ялах отряд моряков численностью в 225 человек высадился в районе "Пишмаша" - завода пишущих машинок недалеко от Стрельны. Десантники бились с врагом упорно, но пришлось отступить — живыми вернулись только 70 человек. А в ночь с 4 на 5 октября состоялась высадка самого многочисленного морского десанта численностью 687 человек под командованием полковника Ворошилова и военкома Петрухина в Петергоф. Петергофский десант мужественно сражался и почти весь погиб. Но эти десанты отвлекли значительные силы противника на Петергофское направление, что позволило советскому командованию выиграть время, усилить оборону Ленинграда и обеспечить его длительную защиту. Фашисты со страхом и ненавистью относились к морякам, сражавшимся на суше, заслужившим у врага прозвище "черные дьяволы". В 1944 году в подвалах гранильной фабрики в окрестностях Петергофа была сделана ужасная находка. "Очевидно, в этом подвале размещался фронтовой госпиталь. На кроватях — обезглавленные тела советских воинов. В изголовьях — бескозырки, каски... Отрезанные головы зловещей пирамидой чернели в углу (некоторые из них в противогазах)". Скорее всего, в этом подвале нашли свою смерть последние герои петергофского десанта.

Наряду с "Невским пятачком" в летопись Отечественной войны по праву вошла героическая оборона Ораниенбаумского плацдарма на южном берегу Финского залива. Плацдарм занимал площадь 60 километров в ширину и 26 километров в глубину. В конце октября 1942 года с него была снята защищавшая его до этого 8-я армия, а вместо нее 50 километров фронта обороняла 2-я бригада морской пехоты, сформированная 12 июня 1941 года из моряков кораблей, учебных отрядов и частей береговой обороны. Моряки этой бригады не уступили фашистам ни пяди плацдарма, благодаря чему сохранилась возможность движения кораблей и судов по Морскому каналу, а также выхода подводных лодок на боевые позиции.

По словам ветеранов, не было подразделения на Ленинградском фронте, где бы не сражались сошедшие на берег моряки…

Перл-Харбор не повторился

С первых дней обороны Ленинграда артиллерия флота проявила себя как мощная огневая сила, способная уничтожать противника в глубине его обороны. Впервые противник почувствовал это на себе 17 сентября 1941 года, когда огонь орудий главного калибра крейсера "Петропавловск" (приобретенного недостроенным у Германии в 1939 году под именем "Лютцов") сорвал наступление фашистов под Урицком. Не имея возможности маневрировать, корабль в этот день получил 53 прямых попадания 210-миллиметровых снарядов. Через пробоины площадью до 30 квадратных метров внутрь корпуса стала проникать вода. Медленно затопляясь, "Петропавловск" кренился на левый борт и через 6 часов с дифферентом на нос лег на грунт, не прекращая вести огонь по противнику.


Крейсер "Киров" ведет огонь по противнику.

21 сентября немцы предприняли попытку одним ударом вывести из строя оставшиеся в строю корабли и сбросить в воду защитников Ораниенбаумского плацдарма, а затем приступить к непосредственному штурму Ленинграда из района Пулковских высот. Немецкое командование было уверено в том, что без мощной огневой поддержки морской артиллерии КБФ защитники блокадного Ленинграда не смогут долго сопротивляться… В этом они, очевидно, были правы, но попытка повторить успех, достигнутый японцами при нападении на Перл-Харбор, не удалась. Радиолокационная станция "Редут-3" на Ораниенбаумском плацдарме в районе деревни Большая Ижора своевременно обнаружила боевые порядки германской авиации, благодаря чему силы и средства ПВО удалось заранее привести в повышенную готовность. В массированных налетах, предпринятых 21, 22 и особенно 23 сентября, по разным оценкам приняли участие от 400 до 600 самолетов противника. Удары с воздуха, наносившиеся одновременно с трех сторон, сопровождались артиллерийскими обстрелами кораблей на Неве, в морском порту, в морском канале и в других местах. Последующие оценки показали, что совокупная бомбовая нагрузка немецких бомбардировщиков как минимум втрое превышала бомбовый груз, обрушившийся на Перл-Харбор, но – если сопоставить потери – наши они оказались на порядок меньше, чем потери американского флота. Тем не менее, были потоплены лидер "Минск", эсминец "Стерегущий", повреждены эсминец "Гордый", минный заградитель "Ока", подводная лодка "М-74", другие корабли и вспомогательные суда.

21 сентября крейсер "Максим Горький" под командованием капитана 1 ранга А.Н. Петрова, стоявший в Морском канале, попал под артиллерийский огонь противника и был выведен из зоны обстрела - задним ходом, без помощи буксиров, против течения он прошел на новую огневую позицию несколько миль.

23 сентября во время авиационного налета, в котором участвовали до 70 самолетов противника, в носовую часть линкора "Марат" почти одновременно попали две 500-килограммовые или 1000-килограммовые бомбы. Взорвались погреба боезапаса первой башни главного калибра. Взрыв почти полностью перебил корпус линкора, башня, "подпрыгнув", упала в образовавшейся пролом палубы. Носовая надстройка вместе со всеми боевыми постами, приборами, зенитной артиллерией, носовой боевой рубкой и находившимися там людьми завалилась на правый борт, рухнув в воду. Туда же улетела носовая дымовая труба вместе с кожухами броневых колосников. При взрыве погибло 326 человек, в том числе командир, комиссар и многие офицеры.

Отбитые атаки противника не гарантировали стабилизации обстановки на фронте, поэтому в последнюю неделю сентября командиры соединений и частей получили директиву о приготовлении кораблей и важнейших объектов флота к уничтожению во избежание их захвата противником. По свидетельству адмирала Н.Н. Амелько, в таком состоянии надводные корабли находились вплоть до снятия блокады.

Не удалась немцам и повторная попытка уничтожения кораблей Балтийского флота, предпринятая ранней весной 1942 года в рамках операции "Айштосс" ("Ледовый удар"). Противник планировал нанести сосредоточенный удар по кораблям тяжелой артиллерией 18-й армии и одновременно с этим провести массированный налет авиации 1-го воздушного флота. Предполагалось, что вмерзшие в невский лед корабли не смогут маневрировать или переменить место стоянки. Основной целью авиации были линкор "Октябрьская революция", два крейсера и минный заградитель "Марти". В перечень целей входили также эсминцы и подводные лодки. С 26 марта самолеты 1-го воздушного флота начали тренироваться в бомбометании по кораблям. Для этого на льду одного из озер были сделаны контуры советских кораблей в натуральную величину в том порядке, как они стояли в Неве. За несколько дней до начала операции осадная артиллерия немцев усиленно обстреливала позиции зенитных батарей в районах стоянки кораблей. Все подготовительные мероприятия завершились в первых числах апреля. Операция началась 4 апреля с мощного артиллерийского налета на корабли. Следом в воздух поднялся 191 самолет противника. 33 бомбардировщика и 62 пикирующих бомбардировщика действовали против кораблей, 33 бомбардировщика наносили удар по зенитным батареям. С воздуха их прикрывали более 60 истребителей. Несмотря на массированный удар, наши средства ПВО действовали очень активно, в воздух поднялась вся истребительная авиация. Нам удалось сбить 18 самолетов врага. К кораблям прорвались лишь одиночные самолеты, остальные сбросили бомбы на жилые кварталы города. До конца апреля противник предпринял еще пять крупных массированных налетов, но большие потери истощили силы авиации. 25 апреля в налете участвовало 55 самолетов, 27 апреля - всего 24. Главные задачи операции "Айштосс" так и не были выполнены. Фашистам не только не удалось уничтожить наши корабли - не удалось даже нанести им серьезные повреждения. Немцы в ходе этой операции потеряли почти 90 боевых машин. После такой неудачи противник прекратил налеты на боевые корабли Балтийского флота. В битве за Ленинград корабельная артиллерия была основной огневой силой, обеспечивающей устойчивость сухопутной обороны, поэтому фронтовую и морскую артиллерию принято называть огневым щитом Ленинграда.

На льду Финского залива и Ладоги

С наступлением зимы и ледостава боевые действия охватили акваторию Финского залива и Ладожского озера, покрытые льдом. Готовясь к новому штурму города летом 1942 года, гитлеровцы решили заранее уничтожить крупные корабли, чтобы исключить сокрушительные удары флотской артиллерии по наступающим колоннам своих войск. Прежде всего они хотели прервать связь между Кронштадтом и Ленинградом. С этой целью в конце зимы 1941-1942 годов противник начал минирование Невской губы. Специальные команды ночью по льду подвозили в районы будущих фарватеров магнитные мины и опускали их на дно через проруби. В свою очередь командование Балтийского флота организовало морские дозоры на спортивных буерах, а на наиболее опасных направлениях действовали лыжные отряды, которые отслеживали лыжные трассы противника, разыскивали проруби и уничтожали мины, а зачастую вступали в бой с вражеской разведкой и засадами противника.

Самой крупной операцией на льду Финского залива зимой 1941-1942 года стали бои по захвату оставленных осенью советскими войсками островов Большой Тютерс и Гогланд. В последний день 1941 года отряд в составе 180 человек под командованием подполковника Баринова был высажен на кромку льда у острова Лавенсари с ледокола "Ермак", прорвавшегося с огромным риском из осажденного Ленинграда. Далее отряду предстояло действовать самостоятельно. Совершив 43-километровый марш-бросок по льду Финского залива, десантники заняли остров Тютерс, а через два дня овладели островом Гогланд. Для ориентирования в сложных условиях среди торосов и разводий к отряду присоединилась группа проводников-гидрографов, основным инструментом которым служил пятидюймовый компас на санках. К сожалению, командование Балтийского флота и Ленинградского фронта не смогло обеспечить закрепление достигнутого успеха и весной 1942 года острова вновь перешли в руки противника.

В создании и организации работы Дороги жизни большой вклад внесли гидрографы флота. Именно они в кратчайший срок выполнили работы по оборудованию фарватеров в южной части Ладожского озера, по которым 12 сентября 1941 года прошли первые транспорты с продовольствием. Хорошо понимая значение этой коммуникации, командование Ленинградского фронта и Балтийского флота заблаговременно приступило к разработке планов и мероприятий по созданию и использованию ледовых дорог через Ладогу. В ночь на 16 ноября лейтенанты В.И. Дмитриев, Е.П. Чуров и три матроса, вооружившись нехитрой гидрографической техникой - санками с компасами, картами, линями и пешнями - сошли на лед и провели обследование трассы Осиновец-Кобона, а затем трассы Кобона-Кареджи-Осиновец. А уже 23 ноября по льду пошли первые автомашины с продовольствием для Ленинграда. Тем не менее, в адрес командующего Ладожской флотилии поступила директива Военного совета фронта: "Продолжать до последней возможности перевозку грузов канлодками и транспортами из Новой Ладоги в Осиновец и обратно". 27 ноября из Новой Ладоги вышел последний конвой в составе канлодки "Бира", двух транспортов и отряда тральщиков. Вместо обычных 10-12 часов по чистой воде переход продолжался семь дней.

Почти в это же время силы 80-й дивизии 8-й армии и лыжного морского батальона должны были нанести удар по противнику восточнее Шлиссельбурга. В ночь на 26 ноября от Осиновца по льду Ладожского озера тронулись армейские колонны, возглавляемые проводниками-гидрографами. Однако, несмотря на усиливавшийся мороз, встретившиеся на пути движения большие разводья и тонкий лед заставили нас отказаться от выполнения намеченной операции…

Немногие знают, что наряду с ладожской Дорогой жизни действовали ледовые трассы, соединяющие Кронштадт с южным и северными берегами Финского залива, а также ледовая трасса между Шепелевским маяком и островами Сескар и Лавенсари. Только за зимний период 1941 года по трассе Горская – Кронштадт – Малая Ижора прошли более 200 тысяч человек, более 40 тысяч машин, около 30 танков и сотни единиц тяжелого вооружения и другой техники. Ледовые дороги продолжали функционировать и зимой 1942-1943 года. Несмотря на то, что зима выдалась теплой, за три месяца по ледовым трассам было переброшены более 270 тысяч человек, около 350 тысяч автомашин, 1240 орудий и другой боевой техники.

За кормою Охтинское море

Да, речь идет не об Охотском, а именно об Охтинском море – так подводники прозвали небольшой участок Невы чуть выше Литейного моста с глубинами около 20 метров, где они проходили ускоренный курс боевой подготовки, приводя лодки в порядок после тяжелейшей блокадной зимы. Перед командованием бригады подводных лодок стояла неотложная задача подготовить корабли и экипажи выходу в море и действиям на морских коммуникациях противника. Согласно директиве Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова главная задача флота на 1942 год заключалась в том, "чтобы нанести максимальный урон противнику на его коммуникациях и закупорить финские шхеры минами". Несмотря на большие потери, в составе Балтийского флота оставалась 51 субмарина. Лодкам предстояло прорвать две линии противолодочных рубежей в Финском заливе, вырваться на просторы Балтики и нарушить вражеское судоходство. Предполагалось, что боевые действия подводных лодок будут продолжаться на протяжении всей летней кампании на всей акватории Балтийского моря.


Подводная лодка готовится выйти в море из осажденного Ленинграда.

Похоже, что командование флота недостаточно объективно оценивало уровень минной опасности и возможности своих кораблей, которым предстояло действовать практически без поддержки авиации в условиях белых ночей, исключающих длительное пребывание в надводном положении. Особенно сложной минная обстановка была в районе островов Хапасари, Гогланд, Большой Тютерс, Нарген и полуострова Порккала-Удд, где в первой половине мая 1942 года гитлеровцы выставили дополнительные минные заграждения. Эти минные поля составили основу Гогландской ("Морской еж") и Нарген-Порккалауддской ("Носорог") противолодочных позиций. На Гогландской на милю приходилось 177 мин, на Нарген-Порккалауддской — 98. Активно действовали гитлеровцы и в районе Кронштадта, где в открытой части Морского канала их катера поставили 14 магнитных мин. Чтобы перекрыть выход в море нашим подводным лодкам, заблокировать их в Невской губе, фашистское морское командование создало специальную группу самолетов-миноносцев для минирования с воздуха кронштадтских фарватеров. За короткое время эти самолеты сбросили 413 донных неконтактных мин, включая снабженные специальными ловушками для самоуничтожения, устройство которых еще не было известно специалистам Балтийского флота.

Переход из Ленинграда в Кронштадт и далее до острова Лавенсари подводные лодки осуществляли в надводном положении, их прикрывали огнем и дымовой завесой надводные корабли и катера. После этого, зарядив аккумуляторы и получив уточненные разведданные, лодки продолжали движение самостоятельно. Им предстояло преодолеть более 200 миль без охранения и сопровождения на как можно большей глубине, но не ближе, чем в 10-15 метрах от дна во избежание подрыва на донных минах. Форсировав Гогландскую противолодочную позицию, лодки должны были всплывать для зарядки аккумуляторов в районе, где постоянно барражировали самолеты и несли дозорную службу противолодочные корабли и подводные лодки противника. Затем - форсирование еще одой минной позиции и переход в назначенный район патрулирования. И все это - в условиях мелководья и продолжительных световых суток. В результате Балтийский флот потерял 12 подводных лодок из 45 числившихся в составе подводных сил в кампании 1942 года, при этом, по последним уточненным данным, подводники потопили 22 судна общим водоизмещением 41326 брутто-регистровых тонн. Относительно скромные достижения советских подводников, оплаченные большой кровью, тем не менее, принесли свои плоды. Появление советских субмарин у берегов Швеции, где германские суда до этого ходили словно в мирное время с включенными ходовыми огнями, заставило противника принять меры к усилению системы противолодочной обороны, ввести систему конвоев, увеличить плотность минных заграждений и перенести маршруты движения судов поближе к шведским берегам и на мелководье. В сентябре в виду нехватки кораблей охранения в финских и немецких портах наблюдалось большое скопление транспортов и грузов, которых с нетерпением дожидались на фронте и предприятиях Германии.

Не менее тяжелым оказался для подводников 1943 год. С марта по июнь на Нарген–Порккалауддском противолодочном рубеже были установлены два ряда противолодочных сетей, девять шестиярусных линий мин, количество которых увеличилось до 11118 штук. Были оборудованы две стационарные подводные гидроакустические станции. Вдоль сетей организован корабельный дозор из 14–20 кораблей и катеров. На Гогландском заграждении к 1943 году противник установил 13541 мину. Кроме этого, вражеская авиация и катера выставили на фарватерах от о. Котлин до о. Лавенсари 384 контактные и 113 неконтактных мин. Общее число мин в Финском заливе к концу 1943 года составило около 45000. В этой кампании подводные силы Балтийского флота потеряли 5 кораблей, не добившись ни одной подтвержденной победы. Шли последние месяцы господства противника на Балтике.

Примечательно, что в конце июня - начале июля 1943 года две подводные лодки "малютки" "М-77" и "М-79" были переброшены на Ладожское озеро для решения задач разведки и борьбы с судоходством. На озере к тому времени противник, отказавшийся от активных действий против кораблей Ладожской флотилии после поражения у острова Сухо в октябре 1942 года, располагал небольшой корабельной группировкой, состоявшей в основном из финских катеров и вооруженных судов небольшого водоизмещения. Была у врага также небольшая группа итальянских торпедных катеров и немецких десантно-артиллерийских самоходных барж-катамаранов типа "Зибель", доставленных по железной дороге через финскую территорию. Противолодочной обороны на озере противник, по существу, не имел. Незначительной представлялась и минная опасность. До конца 1943 года "малютки" совершили на озере 12 боевых походов. В августе - сентябре подводная лодка "М-77" под командованием капитан-лейтенанта И.М. Татаринова несколько раз выходила к северному побережью озера с целью поиска кораблей противника, однако объектов атаки не обнаружила. В октябре - ноябре лодка успешно высадила несколько разведывательно-диверсионных групп и приняла участие в навигационном обеспечении высадки десанта в бухте Мусталахти 12 октября. "М-79" под командованием гвардии капитана 3 ранга С.З. Тращенко до ледостава совершила еще четыре выхода - в основном, с разведывательными целями и для высадки разведывательной группы. "Малютки" продолжили свою службу на Ладоге и в 1944 году, выполняя задачи разведки и осуществляя прикрытие высадки войск морского десанта в районе Тулоксы (южнее Видлицы) в конце июня.

Накануне полного прорыва блокады Ленинграда

Еще одна малоизвестная операция Балтийского флота - обеспечение скрытной перегруппировки войск Ленинградского фронта в преддверии операции "Искра" по окончательному прорыву блокады осажденного города. Начиная с 5 ноября 1943 года 28 суток в исключительно сложных ледовых и гидрометеорологических условиях непосредственно из осажденного города и через Лисий Нос были переброшены морем 5 стрелковых дивизий, 13 артиллерийских и минометных соединений и частей, танковая бригада, 2 танковых полка (всего около 140 танков) с боеприпасом и другие виды вооружения и боевой техники. Переброска войск была сопряжена с колоссальными трудностями, заключавшимися, в первую очередь, в отсутствии кораблей и судов, специального назначения. Эту роль выполняли тихоходные тральщики – недавно переоборудованные речные и озерные буксиры, две десантные самоходные баржи, сетевые заградители, катерные тральщики "ижорцы" и простые баржи.


Операция "Искра"

Операция продолжалась даже тогда, когда Невская губа покрылась 15-сантиметровым льдом. Сильная подвижка льда в ночь на 2 января 1944 года привела к тому, что на трассе перехода в Ораниенбаум льды затерли 18 кораблей и судов, которые за сутки превратились в неподвижные мишени для фашистской артиллерии. Единственной защитой этим силам служила дымовая завеса, выставляемая самолетами и самими экипажами, выкатывавшими на лед дымовые шашки. Только к вечеру изменение силы и направления ветра позволило кораблям и судам освободиться из ледового плена.

Стоит привести оценку этой операции, данную командующим 2-й ударной армией генерал-полковником И.И. Федюнинским: "Вряд ли можно припомнить в истории военного искусства подобный пример, когда переброска войск огромных масс людей и техники непосредственно в зоне наблюдения противника была проведена так скрытно и без потерь. Противник до самых последних дней не имел представления о масштабах перевозок, полагая, что мы перебрасываем войска с плацдарма в город и, видимо, не придавал значения этой перегруппировке".


Переброска войск 2-й ударной армии

***

В 20 часов 27 января 1944 года 324 орудия 24 артиллерийскими залпами салютовали доблестным войскам Ленинградского фронта и морякам Краснознаменного Балтийского флота, освободившим Ленинград от вражеской блокады. В этом праздничном салюте принимали участие и корабли Балтийского флота, стоявшие на Неве. Тысячи ленинградцев, вышедших на улицы и набережные города, со слезами на глазах поздравляли друг друга и чествовали своих освободителей – воинов Ленинградского фронта и моряков Краснознаменного Балтийского флота.


Главное за неделю