Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Три правды


Григорий Гельфенштейн, старший сержант, бывший старший оператор РЛС "РЕДУТ-3"
Главная цель налетов немецкой авиации на корабли и Кронштадт в сентябре 1941 года - уничтожение не Балтийского флота, а морской артиллерии, обеспечивавшей оборону Ленинграда.
Как известно, во время Великой Отечественной войны немецкие войска очень быстро подошли к Ленинграду.

8 сентября 1941 г. немецкими войсками был взят г. Шлиссельбург (ныне г. Петрокрепость). Этим замкнулось вокруг Ленинграда железное кольцо блокады… Но это только так обычно говорится, что в блокаде был только Ленинград. На самом же деле в кольце блокады оказался не только город Ленинград, но и весь Ленинградский фронт, узкой полосой протянувшийся от Ладоги к Ленинграду. В результате падения Шлиссельбурга оказались отрезанными от Москвы, от России не только Ленинград, но и существенная часть городов Ленинградской области и пригородов Ленинграда. В блокаде оказался и остров Котлин, Кронштадт и весь наш Балтийский флот… В двойном кольце блокады оказался "Ораниенбаумский пятачок"… И хотя о нем, казалось бы, все давно известно, история его обороны еще написана. Оборонявшая этот "пятачок" 8-я Армия оказалась в особо сложных условиях.


Что касается Балтийского флота и Кронштадта, то это особый разговор, особая история, хотя бы уже только потому, что в сложившейся ситуации Кронштадт, Балтийский флот и образовавшийся здесь "Ораниенбаумский пятачок" стали как бы ключом к Ленинграду, эффективно препятствуя активным действиям противника у стен Ленинграда и особенно с юго-западного направления.

Корабли же Балтийского флота, вернее, все то, что осталось у нас от Балтийского флота после трагического "Таллиннского перехода", с первых чисел сентября расположились вокруг острова Котлин и у пирсов Кронштадта. Это было основное ядро Балтийского флота. Все корабли, с момента их прихода из Таллинна, активно включились в оборону Ленинграда.

"28 августа из Таллинна к Ленинграду вышли, в общей сложности, около 200 кораблей, транспортов и вспомогательных судов, имея на борту 20,5 тыс. человек и ценные грузы, покинули таллиннский рейд. Начался героический переход, завершившийся 30 августа прорывом основных сил флота в Кронштадт и Ленинград. Конечно, при этом не обошлось без жертв: на переходе погибли свыше 10 тыс. человек, затонуло 53 корабля и судна, в том числе 36 транспортов и большое количество грузов.

Переход кораблей к Ленинграду позволил сохранить боевое ядро Балтийского флота и вместе с тем усилить оборону города на Неве". (Из труда ИВИ МО РФ - из кн. "Великая Отечественная война 1941 - 1945". Книга I - "Суровые испытания" М., изд. "Наука" - 1998г., стр. 204, 205, 206.)


Из того, что говорится в указанной книге, прямо следует, что в этом переходе мы потеряли не менее 17 боевых кораблей. Потери действительно огромные. Но другого пути у нас просто уже не было! Позднее, много позднее, после войны, этот переход назвали героическим… Да, на долгом и трудном пути к Ленинграду экипажи наших кораблей и транспортов совершали многие героические подвиги, чтобы по возможности сохранить корабли и транспорты с ценным грузом, чтобы уменьшить наши потери. Но в то время противник был сильнее и это имело решающее значение.

Не бывает героических отступлений и Таллиннский переход – не исключение.

В начале сентября вокруг о. Котлин и у пирсов Кронштадта расположились те немногие корабли Балтийского флота, которые в начале сентября пришли сюда из Таллинна. Теперь все они включились в оборону Ленинграда и мощным огнем своей могучей артиллерии надежно прикрывали все подступы к Ленинграду.

8-го сентября Ленинград впервые подвергся жестокой массированной бомбардировке вражеской авиацией. С каждым днем обстановка на Ленинградском фронте становилась все опаснее, все тяжелее для защитников города. Страшная опасность крушения всего Ленинградского фронта усиливалась с каждым днем. В Москве понимали это.

10 сентября 1941 года по приказу Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина в Ленинград в качестве Командующего Ленинградским фронтом прибыл генерал армии Г.К. Жуков. Он сменил здесь стареющего маршала К. Ворошилова и быстрыми энергичными действиями в короткие сроки (буквально дни и часы) сумел превратить город в неприступную крепость. Главное, что было им сделано в первую очередь – он организовал и задействовал почти всю артиллерию фронта, частично зенитную артиллерию войск ПВО и могучую артиллерию Балтийского флота = задействовал так, что она стала несокрушимым огненным щитом Ленинграда на путях возможного подхода дивизий противника!

Артиллеристы – наводчики КБФ расположились на передовой - в боевых порядках пехоты и теперь, в случае необходимости, незамедлительно по радио вызывали быстрый и точный оперативно корректируемый огонь могучей артиллерии КБФ. В то время боевую мощь артиллерии КБФ составляли 472 орудия кораблей, фортов Кронштадта и 14 батарей крупнокалиберных морских орудий на подвижных железнодорожных платформах, замаскированных в лесочках на "Ораниенбаумском пятачке", о которых ничего не знало немецкое командование.

Не могло немецкое командование рассчитывать на успех и быстрое взятие Ленинграда до тех пор, пока существовал и активно действовал этот наш несокрушимый огненный щит Ленинграда! И немецкое командование группы армий "СЕВЕР" понимало это. Привычным стало считать, что генеральное наступление немецких войск на блокированный Ленинград началось 23 сентября 1941 года из района Пулковских высот… Но это, мягко говоря, не вполне соответствует действительности. Генеральное наступление немецких войск на блокированный Ленинград началось с беспрецедентного (по тому времени) массированного наступления немецкой бомбардировочной авиации на корабли КБФ и Кронштадт.

Первый из трех состоявшихся налетов происшедшего здесь Кронштадтского Сражения был осуществлен утром 21 сентября 1941 г. В рамках сражения таких налетов было три. Как и два последующих, это был коварнейший, массированный, "звездный" налет (с трех сторон одновременно). Все три налета были рассчитаны на внезапное появление бомбардировщиков над кораблями и Кронштадтом. Однако замысел противника провалился благодаря эффективным действиям дежурной смены РЛС "РЕДУТ-3". Провалился три раза подряд!


"Одновременно с операцией против кораблей Балтийского флота немецко-фашистское командование начало наступление на 8-юармию, оборонявшую приморский участок фронта.

Гитлеровцы хотели обеспечить левый фланг и тыл своей главной группировки, наступавшей на Ленинград, поставить под удар Кронштадт.

Стремясь кратчайшим путем выйти к Ораниенбауму, который находился в 5—7 километрах от линии фронта, 38-й армейский корпус противника нанес удар через Петергоф.

Наша 10-я стрелковая дивизия оказалась в трудном положении, но всё же сдержала натиск. Попытки врага прорваться южнее Петергофа были сорваны действиями 1-й гвардейской и 2-й дивизией народного ополчения, 48-й и 281-й стрелковых дивизий.

Не добившись успеха в районе Ораниенбаума, противник вновь направил свои усилия на захват Пулковских высот, решив обойти их с флангов.

Утром 23 сентября после двухчасовой артиллерийско-минометной и авиационной подготовки танки и пехота под прикрытием дымовой завесы атаковали войска Ленинградского фронта на участке Кискино, Галерово (западнее Пулково). Противник был встречен губительным огнем артиллерии 42-й армии, флота и контратаками 13-й стрелковой дивизии. Наступление гитлеровцев захлебнулось. Затем к исходу дня они после мощной артиллерийской подготовки гитлеровцы повторили атаки, но вновь потерпели неудачу. Только у деревни Кискино враг оставил на поле боя до 500 человек убитыми. Taк закончилась его последняя попытка крупными силами прорвать оборону войск фронта на всем южном и юго-западном участке от Финского залива до Пулково.

В отражении вражеского наступления вместе с войсками 42-й армии большую роль сыграли авиация, войска ПВО и Краснознаменный Балтийский флот. Линейные корабли "Октябрьская революция" и "Марат", крейсеры "Петропавловск", "Максим Горький", "Киров", лидер "Ленинград", эскадренные миноносцы "Сметливый", "Стойкий", "Свирепый", "Стерегущий", 4 канонерские лодки и 14 батарей морской артиллерии калибром от 100 до 305 мм обрушивали лавину огня на войска ударной вражеской группировки, перемалывали ее живую силу". (Фрагмент стр. 243 из книги "История ордена Ленина Ленинградского военного округа", "Воениздат", М., 1974 г.)


Массированные налеты немецкой бомбардировочной авиации на корабли и Кронштадт повторились 22 и 23 сентября. Все они происходили по одному и тому же сценарию и с немецкой пунктуальностью и педантичностью повторялись во всех фрагментах этого сценария и по времени с точностью до ± 3-5 минут. Но если в первом налете бомбардировщиков типа "Юнкерс-88" и пикирующих "Юнкерс-87" прилетело 220–230, то во втором налете 22-го сентября их было уже только 160–180, а в третьем 23-го сентября – всего 140–160…

Да, в ходе этого трехдневного Кронштадтского Сражения мы сбили всего-то 25 или даже меньше самолетов противника, но от сильнейшего заградительного огня зенитной артиллерии, от осколков зенитных снарядов пострадалимногие бомбардировщики противника. Освободившись от бомбового груза в воды Финского залива, изрешеченные осколками снарядов, поврежденные вражеские бомбардировщики долететь налегке на свои аэродромы базирования еще могли, но назавтра снова взлететь с полной бомбовой нагрузкой – уже не могли - требовали капитального ремонта…

В современных средствах массовой информации, а иной раз и в серьезных трудах отдельных историков приходится читать, что, якобы, в эти дни вражеские бомбардировщики целыми днями висели над кораблями и Кронштадтом, а 23 сентября был самый крупный массированный налет, в котором участвовало до 280 бомбардировщиков противника.

Выше я уже сказал, когда и сколько бомбардировщиков противника участвовало в налетах на корабли и Кронштадт.

Как старший оператор РЛС "РЕДУТ-3", непосредственно на экране индикаторного устройства РЛС наблюдавший все события Кронштадтского Сражения, утверждаю, что этого не было и просто физически, технически и логически быть не могло! Это бездоказательные вымыслы. Мои описания основываются на данных радиолокационного наблюдения и лишены эмоций военных и гражданских наблюдателей. В то время я как старший оператор РЛС умел точно определять количество самолетов в группах по виду и характеру пульсаций сигнала целей на экране индикаторного устройства РЛС. Вот, что пишет об этом моем умении в своих воспоминаниях бывший командир роты РЛС старший лейтенант С.Н. Скворцов:

"Операторы "Редутов" быстро освоили приемы определения количества самолетов в группе по виду и характеру пульсаций отраженных импульсов. Помню рядового Г.И. Гельфенштейна с "Редута-9", который особенно хорошо проявил себя в этом тонком деле и редко ошибался". (Из книги авторов-составителей Е.Ю. и Е.А. Сентяниных – "РЕДУТЫ" на защите Ленинграда", Лениздат, 1990г., стр. 74 – 76.)

Это и в 1998 году не забыл и написал своих воспоминаниях для указанной книги генерал-майор С.Н. Скворцов. Меня и качество моей работы он не забыл через 56 лет… Мы познакомились с ним в январе 1942 года, когда молодой старший лейтенант Сергей Николаевич Скворцов по "Дороге жизни" вывозил в Ладожский дивизионный район ПВО за Ладогу на Волховский фронт роту из трех "Редутов". В то время я был временно командирован за Ладогу на РЛС "РЕДУТ-9", чтобы обучить там боевой работе новых, молодых старших операторов РЛС.

Скажу еще и так, что даже объективному наблюдателю физически невозможно пересчитать количество самолетов над собой, если они не летят стройной колонной, а занимаются свои прямым делом – летают и бомбят… Я уж не говорю о том, что "у страха глаза велики". В реальной жизни невозможно пересчитать, например, количество мух в комнате, если они там есть и их, например, больше 5–10. Невозможно, если они, конечно, не сидят и не ждут, когда их пересчитают… К тому же мухи и не бомбят, а просто летают… А вражеские бомбардировщики я считал не только тогда, когда они были здесь, над кораблями и Кронштадтом, а тогда, когда все они тремя колоннами еще летели строем с трех направлений так, чтобы внезапно появиться здесь со всех сторон одновременно… Не вышел у них этот номер!

Как старший оператор РЛС "РЕДУТ-3" я не дал им ни малейшей возможности реализовать фактор внезапного нападения на корабли и Кронштадт… Никакой внезапности не было! Их встретили в полной боеготовности все силы ПВО КБФ и войск ПВО Ленинградского фронта, дислоцированные на "Ораниенбаумском пятачке"!..

Что было бы (было БЫ!), ЕСЛИ БЫ противнику удалось БЫ появиться над кораблями и Кронштадтом внезапно, в дальнейшем – 7 декабря 1941 года, показали всему миру события в Перл-Харборе (США). В ряде своих статьей я объективно сравниваю эти два во многом сходных события. Такой трагедии, как в Перл-Харборе (США), у нас не произошло только лишь потому, что эффективно, очень эффективно сработала дежурная смена нашего радиолокатора "РЕДУТ-3" и, скажу нескромно, - сработал я, в частности…

Что касается 23 сентября, что будто бы в этот день бомбить корабли и Кронштадт прилетели 280 бомбардировщиков - это придумали те, кто пытался оправдать таким массированным налетом гибель линкора "Марат". Цифры, которые называю я, – самые верные, самые точные и перепроверенные визуально. Здесь нет никакой попытки оправдаться в чем-то, чтобы представить гибель "Марата" как следствие крупнейшего налета вражеских бомбардировщиков… Называю и описываю только то, что было в действительности!

Но вернемся к событиям Кронштадтского Сражения, чтобы сказать о его значимости и о значимости нашей безусловной ПОБЕДЫ в нем. С того времени, с сентября 1941 года, прошло уже 69 лет, но до сего времени у нас в России нет единой официальной точки зрения на эти события. Во многом это связано с тем, что вся информация о факте и итогах этого сражения была у нас долгие годы засекречена не только во время войны, но и после нее. Ни одна строчка о Кронштадтском Сражении в сентябре 1941 г. не была опубликована в ежедневных официальных сводках "СОВИНФОРМБЮРО". В последующие года это замалчивание и засекречивание перешло в забвение… А мы упорно молчим о столь значимой ПОБЕДЕ и до сего времени…

В значительной мере в этом забвении виноват Институт Военной Истории МО РФ. Вернее, львиная доля вины этого Института лежит на его начальнике – полковнике А. Кольтюкове.

Однажды после того, как я сказал об этом в первый раз в какой-то из своих статей, он прислал мне письмо, в котором, очевидно, сам того не понимая, расписался в своем недомыслии, и, как кабинетный полковник, ничего не смыслящий в реальных событиях Отечественной войны, назвал беспрецедентное, гигантское Кронштадтское Сражение "рядовым эпизодом Отечественной войны…"

Если бы это написал мне пациент палаты № 6, я бы нисколько не удивился. Но это сказал действующий начальник Института Военной Истории, сказал как бы от лица всего Института… Прежде, чем ляпнуть такую ересь (или просто глупость), Кольтюкову следовало бы хорошенько подумать и посоветоваться с теми сотрудниками, которые по этому вопросу имеют иное мнение. Нехорошо это еще и потому, что до прихода в Институт полковника А. Кольтюкова в качестве начальника большая группа институтских сотрудников в 1993-1994 годах создала и в 1995 году опубликовала большой научный труд – "Великая Отечественная война 1941-1945" – военно-исторические очерки в 4-х книгах.


В книге первой этого большого труда – "Суровые испытания" - М., изд. "Наука" – 1995 г., и во втором издании этой книги (1998 г.) о Кронштадтском Сражении говорится все наоборот по сравнению с тем, что написал мне господин фон А. Кольтюков… (Это его "заумное" письмо у меня есть. Храню как наглядный образец чиновнического недомыслия, просто глупости и замаскированного проявления антисемитизма).

Только лишь потому, что в сентябре 1941 года у нас не осознали своей ПОБЕДЫ в Кронштадтском Сражении, а мы отмалчивались, не осознав свою ПОБЕДУ, весь мир знал о Кронштадтском Сражении только из немецких источников пропаганды – из ведомства колченогого Геббельса. А мы молчали и никак не комментировали и не опровергали лживые немецкие версии событий Кронштадтского Сражения, преподносимые миру в выгодном для гитлеровцев свете. К сожалению, и до сего времени отсутствие у нас единой официальной версии событий Кронштадтского Сражения идет только во вред России!.. Такого рода Победами нужно гордиться, а мы молчим и этим молчанием как бы признаем все то, что было сказано гитлеровцами.

Здесь также очень важно сказать и то, что в аналогичного рода сражении – в Перл-Харборе - японской авиации удалось в полной мере реализовать фактор внезапности нападения и нанести США широкомасштабное трагическое поражение. Но США ничего не скрывали, и весь мир был возмущен и потрясен японской наглостью, вероломством и коварностью. В Перл-Харборе в двух совершенных налетах участвовало в общей сложности 274 бомбонесущих и торпедонесущих самолета и 79 истребителей сопровождения.

У нас же в трех совершенных налетах было в общей сложности около 600 бомбонесущих самолетов, а истребителей сопровождения, если память мне не изменяет, не было совсем…

Я очень внимательно следил за воздушной обстановкой, но никаких истребителей сопровождения немецких бронированных бомбардировщиков не видел! Наши истребители не участвовали хотя бы уже потому, что в соответствии с "Боевым уставом истребительной авиации" того времени нашим деревянным истребителям (например, типа И-16 и И-153) категорически запрещалось входить в зону действия зенитной артиллерии и мешать ее работе.

Скажу прямо - я не наблюдал подъема наших истребителей с аэродромов базирования в течение всего того времени, когда немецкие бомбардировщики были над кораблями и Кронштадтом! Не наблюдал, не видел!

Здесь, объективности ради, следует сказать и то, что в нападении на Перл-Харбор участвовали только одномоторные, относительно легкие самолеты палубной авиации авианосцев.

У нас же в нападении участвовали одномоторные пикирующие "Юнкерс-87" и двухмоторные "Юнкерс-88" наземного базирования. При этом первые (Ю-87) поднимали бомбовый груз до 1 тонны, а двухмоторные "Ю-88" – до 2 тонн. Суммарный бомбовый груз, который несли на себе немецкие бомбардировщики, чтобы сбросить его на корабли и Кронштадт, достигал примерно 1000 тонн!

Естественно, в двух совершенных налетах 274 японских бомбонесущих самолета могли нести на себе бомбовый груз не более, чем 274–300 тонн… Как говорится, почувствуйте разницу!

Лично я как радиолокаторщик, как старший оператор РЛС хотел бы отметить, что в Перл-Харборе в конце ноября был установлен и введен в работу мощный радиолокатор дальнего обнаружения типа SCR-270. В это утро 7 декабря он нормально работал в штатном режиме, но дежурная смена, и старший оператор, и дежурный офицер на КП не поняли, ЧТО они наблюдают в океане, и потому никак не реагировали на движение большой массы самолетов к Перл-Харбору. По сути, они-то и довели дело до поражения…

Вот и оцените теперь значимость фактора внезапности нападения и тот факт, что я задолго до подхода вражеских бомбардировщиков к Финскому заливу РАЗГАДАЛ (!) их коварнейший замысел и сумел поднять по боевой воздушной тревоге все силы ПВО, оборонявшие корабли и Кронштадт.

Старики-ветераны КБФ, если еще остались в живых такие, должны помнить, что в эти три дня (21, 22 и 23 сентября) боевая воздушная тревога всем силам ПВО звучала минут за 12–15 до появления воздушного противника в поле зрения… Вот это я делал трижды… Это многого стоило! А чего это стоило лично мне, я ни передать, ни описать не могу… Нервная перегрузка была запредельной.

В день 7 декабря в Перл-Харборе находились 93 корабля и вспомогательных судна. Среди них - 8 линейных кораблей, 8 крейсеров, 29 эсминцев, 5 подводных лодок, 9 минных заградителей и 10 тральщиков военно-морских сил США. Военно-воздушные силы насчитывали 394 самолета, ПВО обеспечивалась 294 зенитными орудиями. Гарнизон базы насчитывал 42959 человек. Этих сил было более чем достаточно, чтобы успешно отразить налеты японской авиации… Но в связи с неопытностью и беспечностью радиолокаторщиков и дежурного офицера на КП фактор внезапности нападения сработал в полной мере.

О книге "Суровые испытания" и о нашей бесспорной ПОБЕДЕ в Кронштадтском Сражении я подробнее еще выскажусь ниже. Здесь же, чуть ниже, я привожу высказывания гитлеровского адмирала Ф. Руге, который если прямо и не говорит о нашей победе в Кронштадтском Сражении, то признает, что планы гитлеровцев в боях за Ленинград и, конечно же, за Кронштадт не были реализованы так, как это было запланировано немецким командованием. Он также признает, что в эти планы входило взятие Кронштадта и ликвидация Советского флота на Балтике. Что именно помешало свершиться этим планам, Руге не пишет, но признает, что в последующие годы это привело к большому напряжению немецких сил.

Из совсем другой истории нам известно, чем кончилось большое напряжение сил у известного воина Мальбрука, который, видимо, тоже задумал блицкриг и тоже в поход собрался, но вовремя не достиг намеченной цели…

Во второй главе своей книги "Флот в Великой Отечественной войне 1941-1945", М., "Наука", 1980 г. известный историк А.В. Басов пишет: "Гитлеровский адмирал Ф. Руге вспоминает, что "летом и осенью 1941г. немецкие вооруженные силы на Ленинградском направлении не достигли намеченной цели. Кампания закончилась без взятия Кронштадта и ликвидации Советского Флота. В последующие годы это привело к большому напряжению немецких сил".

Ради достижения этих целей – взятия Кронштадта и полной ликвидации могучей артиллерии Советского флота на Балтике - авиация противника и предпринимала массированные налеты на корабли КБФ и Кронштадт. В случае успеха судьба Ленинграда была бы быстро решена в пользу гитлеровской Германии, а затем наступила бы и очередь Москвы, которую очень трудно было бы защищать…

Так кто же реально победил в Кронштадтском Сражении?

Какова значимость этой нашей победы для общего хода Отечественной войны?

Это два главных вопроса, на которые я попытаюсь дать объективный, единственно правильный и доказательный ответ. Скажу только ПРАВДУ, скажу ПРАВДУ, которую доказательно опровергнуть не дано будет уже никому!

Но сначала нужно кратко рассмотреть "официальную" версию событий Кронштадтского Сражения, о которой уже было сказано выше. Для этого к настоящей своей статье я прилагаю фрагменты из книги "Суровые испытания" (части страниц 205 и 206). Другой версии, созданной в стенах Института Военной Истории, не существует. К сожалению, даже книга "Суровые испытания" представлена читателю как книга очерков и потому никак не может претендовать на официальность.

Так что же говорится в этой книге о Кронштадтском Сражении?


Говорится:

1. Что "во второй половине сентября 1941 года противник предпринял попытку уничтожить, базировавшиеся в Кронштадте, морские силы".

2. Что "В крупной воздушной операции, проведенной в период с 19 по 27 сентября, участвовало, в общей сложности, свыше 400 бомбардировщиков".

3. Что "массированные налеты были предприняты 21, 22 и 23 сентября"

Это действительно так. Но из этого прямо следует, что в другие дни периода с 19 по 27 декабря никаких массированных налетов вражеской авиации не было! Вот с этим я полностью согласен!

4. Что "Балтийский Перл-Харбор" врагу не удался"!

Хорошо, что хоть упомянули Перл-Харбор! Удивлен, что не сравнили эти сражения!

5. Что "противник все же не достиг поставленной цели" и, что "немалую роль в этом сыграло своевременное оповещение об обнаружении вражеских самолетов, направлявшихся в сторону о-ва Котлин. Его передали операторы радиолокационной станции "РЕДУТ-3", установленной в дер. Усть-Ижора в районе "Ораниенбаумского пятачка" (они входили в систему ПВО фронта)".

Вот, в связи с этими высказываниями (п.п. 1- 5) считаю необходимым высказать здесь свои примечания и разъяснения-дополнения:

– К п.1 – Да, "во второй половине сентября 1941 года противник действительно предпринял попытку уничтожить базировавшиеся в Кронштадте морские силы", но не потому, что они "морские силы", а потому, что они, по мнению немецкого командования, являлись единственными носителями крупнокалиберной артиллерии на всем Ленинградском фронте. Давайте же будем мыслить логически! Не корабли и их мореходные качества мешали гитлеровцам взять Ленинград, а только могучая морская артиллерия и мешала этому! Утверждения, что противник пытался уничтожить корабли как таковые, вопиюще противоречит или даже опровергает утверждения бывшего Командующего в то время Ленинградским фронтом генерала армии Г.К. Жукова! Никому не дано кощунствовать и править историю обороны Ленинграда на свой лад!

В своих мемуарах Маршал Г.К. Жуков точно и однозначно назвал главную цель этой операции противника: "Чтобы подавить и уничтожить нашу мощную морскую артиллерию…" и более ничего! Считаю недопустимым "корректировать" или опровергать высказывания Маршала Г.К. Жукова.

– К п.2 – В этом пункте Кронштадтское Сражение называют "крупной воздушной операцией". В соответствии с разъяснениями, приведенными на сайте sholast.ru, понятие "крупная воздушная операция" соответствует (эквивалентно) понятию "крупное воздушное СРАЖЕНИЕ". С этим я безоговорочно согласен.

– К п.3 – Уточняю. Налеты вражеской авиации на корабли и Кронштадт в сентябре 1941 года имели место ежедневно или почти ежедневно. Это были налеты небольших групп самолетов (примерно от 6 до 12) с целью разведки и фотографирования. Это был обычный "фоновый уровень", и выделять какие-либо дни (с 19 по 27) не имеет никакого смысла, кроме дней 21-23 сентября. Кому и зачем это "выделение" было нужно, я сказать или объяснить не могу.

– к п.4 – Считаю высказывание "Балтийский Перл-Харбор" не совсем корректным потому, что в сентябре 1941 года еще никакого "Перл-Харбора" (в смысле, трагедии в Перл-Харборе) не было! Кронштадтское Сражение в том сентябре было беспрецедентным! Ну а с тем, что в сентябре немецкой бомбардировочной авиации не удалось устроить здесь то, что в декабре 1941 г. произошло в Перл-Харборе, я полностью согласен.

– К п.5 – К этому пункту у меня только небольшие, можно сказать, непринципиальные поправки и комментарии.

1. Авторы правильно отмечают, что "противник не достиг поставленной цели" и что "немалую роль в этом сыграло своевременное предупреждение, переданное операторами РЛС "РЕДУТ-3". Всё это действительно так, но предупреждение было не "своевременным", а "упреждающим"! Как, говорится, "прочувствуйте разницу"!

2. РЛС "Редут-3" была дислоцирована не в районе "Ораниенбаумского пятачка", а на "Ораниенбаумском пятачке", и не в дер. "Усть-Ижора", а в дер. Большая Ижора. Никакой такой "дер. Усть-Ижора" на "Ораниенбаумском пятачке" никогда не было! Усть-Ижора – муниципальный округ в Колпинском районе города Санкт-Петербурга.

К этому фрагменту книги "Суровые испытания" у меня замечаний, примечаний или комментариев более нет.

Можно ли считать этот фрагмент близким к ПРАВДЕ о Кронштадтском Сражении?

Наверное, можно было БЫ, но при условии внесения в текст исправления в соответствии с моими замечаниями и комментариями. Но книгу "Суровые испытания" никто, конечно, переиздавать не будет… Потому назвать это ПРАВДОЙ я не могу. На мой взгляд, это всего лишь полуправда, тем более еще и потому, что термин "Кронштадтское Сражение" в книге не употребляется, а сама книга вышла столь малым тиражом, что массовому читателю она практически неизвестна и недоступна.

Как оказалось на сегодняшний день (на 21 января 2010 г.), когда я пишу эти строки, есть еще три "ПРАВДЫ" о Кронштадтском Сражении. Но только одна из них может действительно считаться ПРАВДОЙ. Это ПРАВДА Маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Все эти три ПРАВДЫ я прилагаю на соответствующем листке Приложения к настоящей статье. Правда Маршала Г.К. Жукова, как я понимаю, в комментариях не нуждается. Здесь все ясно и соответствует железной логике ПРАВДЫ. Что касается "ПРАВДЫ" № 1 и ПРАВДЫ № 2, как я их для удобства представления пронумеровал, то я постараюсь кратко высказать свое мнение об этих, официально опубликованных документах, претендующих на ПРАВДУ. Поскольку получилось так, что на первом месте листа Приложения я поместил "ПРАВДУ" № 1, то и выскажусь о ней, в соответствии с ее номером.

О "ПРАВДЕ" № 1

Прежде всего, мне не понятно, почему факт начала отражения вражеского налета 21 сентября 1941 года заслуживает внимания составителей Календаря воина, а последующие два дня как бы и не существовали? Не ясно и сколько дней продолжалось это "отражение налета"… Он, что, был всего один? Нет ясности! Нет ясности и в отношении итогов этого Кронштадтского Сражения. Считаю также, что нет ПРАВДЫ здесь и в том, что налеты осуществлялись "с целью уничтожить Балтийский флот в Финском заливе…". После всего сказанного выше считаю себя вправе назвать это просто элементарной, низкопробной ложью! Ни ходовые качества большинства кораблей, о которых здесь могла идти речь, ни их преклонный возраст никак не могли помешать немецким танковым и мотодивизиям овладеть Ленинградом! Главной и единственной целью немецкой авиации в Кронштадтском Сражении, как это правильно сказал Маршал Г.К. Жуков, была только могучая артиллерия КБФ! На этом можно бы и поставить точку, но должен выразить здесь и свое несогласие с понижением меня в должности…

В моем военном билете ясно указано, что с сентября 1940 года и до конца службы (до мая 1947 года) я был в должности старшего оператора РЛС. Зачем же меня разжаловали в операторы? Найдется ли сейчас в России хоть один такой человек, у которого в Военном билете было бы сказано, что он стал старшим оператором РЛС в сентябре 1940 года? Уверен, что не найдется! А у меня так сказано! Больше ничего говорить здесь о "Правде" № 1 не считаю возможным.

О ПРАВДЕ № 2

На странице Приложения "Три Правды" как ПРАВДУ № 2 я привел выдержку из газеты Московского военного округа ПВО "На боевом посту". Не знаю, выходит ли эта газета сейчас, но в год 55-летия войск ПВО СССР эта газета выходила. Я в то время ни о существовании Московского военного округа ПВО, ни о существовании этой газеты вообще ничего не знал. В год 55-летия войск ПВО (1996 год) Приказом Командующего войсками ПВО Советског Союза я был награжден почетным знаком "Войска ПВО страны". Знак от лица Командующего мне вручали в Ленинграде, в здании Ленармии ПВО. Вместе со знаком дали (подарили) мне не газету, а только страничку из газеты "На боевом посту". Храню эту выдержку до сих пор. То, что в ней говорится, приемлемо. Однако и здесь в качестве главной цели вражеской авиации в Кронштадтском Сражении неверно сказано: "сорван план военного командования Германии уничтожить флот СССР в Финском заливе…". Не могу согласиться с этим! Логика здравого смысла протестует! Всё остальное существенных возражений у меня не вызывает. Даже остался я здесь старшим оператором РЛС, как это действительно было в жизни. Считаю важным и то, что здесь приводится краткое сравнение событий Кронштадтского Сражения с Перл-Харбором! Молодцы газетчики!


Более об фрагменте "ПРАВДА № 2" мне сказать нечего.

***

Заканчивая свою статью, объективности ради считаю нужным высказать следующее.

Да, действительно, в данном конкретном случае для того, чтобы логично и обоснованно сказать, кто победил в Кронштадтском Сражении, нужно знать, понимать и учитывать, кто из участников Сражения какую свою главную цель в этом Сражении преследовал.

В случае, если безграмотно и нелогично считать, что вражеские бомбардировщики трижды прилетали только для того, чтобы уничтожить наш Балтийский флот, можно и согласиться с тем, что мы проиграли это сражение. Ведь в итоге трехдневного сражения оказались в той или иной степени поврежденными почти все наши крупные корабли… А 23-го сентября оказался потопленным и линкор "Марат"… Но наши потери так считать просто НЕЛЬЗЯ! Это вопиюще противоречит элементарной логике и правде жизни!

Известно, что со всех поврежденных кораблей быстро снимали орудия крупного калибра и ставили их на подвижные железнодорожные платформы – создавались подвижные батареи, и боевой потенциал артиллерии КБФ почти не уменьшался.

А как же было с линкором "Марат"?

Вот что говорится об этом в статье А.В. Платонова "Линкор "МАРАТ": Неизвестное об известном", опубликованной в научно-популярном сборнике "ГАНГУТ", № 6, 1993г, Санкт-Петербург:

"По боевой тревоге "Марат" приготовили к бою и дальномерные посты начали выдачу дистанции и курсового угла на орудия всех калибров. В 10ч,49 минут по первой группе самолетов произвели выстрел шрапнелью из первой башни главного калибра. Снаряд разорвался с недолетом… Через какое-то время другая группа самолетов вновь атаковала "Марат". Две бомбы, предположительно весом по 500 кг, разорвались с интервалом в доли секунды – одна несколько в нос, а другая в корму от фок-мачты – и вызвали детонацию боеприпаса первой башни главного калибра. В результате сама башня, "подпрыгнув", упала в образовавшийся пролом палубы. Носовая надстройка вместе со всеми боевыми постами, приорами, зенитной артиллерией, носовой боевой рубкой и, находившимися там людьми, с оглушительным лязгом и грохотом приподнялась и завалилась на правый борт, рухнув в воду. Туда же улетела носовая дымовая труба вместе с кожухами броневых колосников. Смертью храбрых погибли на своих боевых постах командир корабля капитан второго ранга П.К. Иванов, старший помощник капитан 3 ранга В.С. Чуфистов и еще 324 человека… Собственно, в тот момент линейного корабля "Марат", как боевой единицы, уже не существовало. Большая часть конструкций с 20 по 57 шпангоут была как бы выдрана из корпуса: в районе взрыва, при высоте борта 14 м, неповрежденных участков осталось у днища всего 4, а с левого борта - только 2,5 м. Носовая оконечность от форштевня до 20 шпангоута лежала на грунте с креном на левый борт, часть корабля в корму от 57 шпангоута находилась на плаву с креном на правый борт… После того, как практически все помещения оказались затопленными, "Марат", приняв около 10000 тонн воды, стал садится уцелевшей кормовой частью на грунт, благо глубина в этом месте не превышала 11 м…"

Но, высказав это, нельзя ставить точку. В дальнейшем силами рабочих Морского завода и оставшихся в живых членов экипажа останки линкора были подняты из воды и воссоединены. Бывший "Марат" был превращен в мощную несамоходную плавучую батарею. Уцелевшие две его кормовые башни – 6 орудий калибром 305 мм и продолжали работать на оборону Ленинграда… Уже 31 октября 1941 года корабль открыл огонь 305 мм снарядами по позициям противника на южном побережье Финского залива. К концу 1942 года ввели в строй и третью башню. Орудия противоминного калибра с него сняли для нужд сухопутного фронта, но существенно усилили зенитную защиту. Теперь в дополнение к трем 305 мм трехорудийным башням на нем были установлены три артиллерийские системы 34-К на крыше четвертой башни, пять 37-мм зенитных автомата 70-К, два пулемета ДК и три пулемета ДШК!

Корабль и далее был в строю и с ноября 1941 года регулярно главным калибром открывал огонь по противнику, обеспечивая проход караванов судов из Кронштадта в Ленинград и обратно. В течение всего периода блокады корабль участвовал в контрбатарейной борьбе с противником, обстреливавшим Ленинград. Несмотря на фактическую гибель 23 сентября 1923 года и последующую длительную "реанимацию", корабль оставался в строю. 31 мая 1943 года ему вернули его прежнее название – "Петропавловск".

В 1953 году он был разрезан на металл.


Орудие с корабля


Линкор "Марат"

А был ли у нас в том сентябре Балтийский флот? Согласно энциклопедическому определению "ФЛОТ – составная часть вооруженных сил государства, предназначенная для ведения военных действий на водных пространствах".

Наш Балтийский флот в том сентябре 1941 года ни на каких водных пространствах никакие боевые действия вести не мог! Все корабли Балтийского флота в то время были намертво запертые в Маркизовой луже – у причальных стенок Ленинграда и Кронштадта… Каждый корабль был как бы продолжением набережной, у которой был пришвартован, или, точнее, неподвижной платформой для батарей крупнокалиберных морских орудий. Ни ходовые качества, ни какие-либо другие качества этих кораблей, ни их количество или грозный вид не могли в то время послужить причиной массированных налетов на корабли и Кронштадт. Была только единственная причина, побуждавшая немецкое командование к уничтожению этих неподвижных кораблей – их мощная крупнокалиберная артиллерия! Именно она и являлась главным препятствием взятию гитлеровцами Ленинграда! У нас должны бы были предвидеть такой вариант развития событий и подготовиться к отражению возможных массированных налетов на корабли и Кронштадт задолго до их начала, но этого, к сожалению, не случилось… Хорошо еще, что работой дежурной смены РЛС "РЕДУТ-3" фактор внезапности нападения был полностью исключен…

Исходя из вышесказанного единственной главной целью массированных налетов на корабли и Кронштадт следует бесспорно однозначно и логично считать только "чтобы подавить или уничтожить нашу мощную морскую артиллерию КБФ", как это точно и верно сказал в своих мемуарах Маршал Советского Союза великий Г.К. Жуков.

О чрезвычайно высокой значимости нашей победы в Кронштадтском Сражении не только для обороны Ленинграда, но и для обороны Москвы и дальнейшего существования Советского Союза я не могу написать в пределах этой статьи. Это заняло бы много места. Это особый разговор. Но есть статья "Три шага от бездны к великой ПОБЕДЕ". В ней доказательно и неопровержимо о значимости Кронштадтской Победы для Ленинграда, для Москвы и всего Советского Союза сказано всё.

Из Интернета мне известно, что в документах, направленных из Санкт-Петербурга в Москву, для присвоения гор. Кронштадту почетного звания "Город воинской славы", были приведены фрагменты из некоторых моих статей, конечно же, без ссылок на автора. Жаль, что о нашей столь значимой победе в Кронштадтском Сражении не было сказано ничего. Ну а о моей причастности к нынешнему существованию Кронштадта и к тому, что тут "Балтийский Перл-Харбор" не удался только благодаря отличным действиям руководимой мною дежурной смены РЛС "РЕДУТ-3" в этих документах ничего не говорилось! Сознает ли нынешняя Администрация Санкт-Петербурга, что было бы с Ленинградом в случае, если бы "Балтийский Перл-Харбор" удался? Думаю и уверен, что Администрация Санкт-Петербурга до сего времени не сознает этого… Не понимает - не понимает или не хочет понять, что в этом случае Ленинграда и вовсе не было бы. А Санкт- Петербурга – тем более!

Весь Санкт-Петербург в 2008 году в дни празднования Дня Победы говорил о статье корреспондента еженедельника "СМЕНА" Софьи Вечтомовой – "ЛЕНИНГРАД СПАС ДЕВЯТНАДЦАТИЛЕТНИЙ СОЛДАТ". Но там, в Администрации Санкт-Петербурга эту статью, видимо, и не читали… А если и читали, то ничего и не поняли, так как никакой реакции на статью у Администрации Санкт-Петербурга не было… (см. газ. "СМЕНА" № 17 (24535) от 05.05.2008 г.).


Очень надеюсь, что эта статья поможет воскрешению правды о Кронштадтском Сражении и высочайшей значимости нашей победы в нём!



Главное за неделю