Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    40,23% (35)
Ни одной
    20,69% (18)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    20,69% (18)
Одну российскую
    18,39% (16)

Поиск на сайте

Осознать нашу победу в Кронштадтском Сражении!


Григорий Гельфенштейн, старший сержант, бывший старший оператор РЛС "РЕДУТ-3"
Таких сражений во Второй мировой войне было всего два. Вторым было сражение в Перл-Харборе… Первым - Кронштадтское Сражение.
"Появление врага у стен Ленинграда всего через два с половиной месяца после начала войны оказалось для советского народа слишком неожиданным и трудно объяснимым. Невольно возникал вопрос: почему же части и соединения Красной Армии остановили агрессора лишь у порога этого великого города? Ведь при умело организованной обороне соотношение сил сторон вполне позволяло преградить путь противнику далеко за его пределами. Тем более что Ставка ВГК постоянно оказывала помощь Ленинграду. С 10 июля до конца октября Северо-западному фронту было дополнительно отправлено 17 стрелковых и 3 кавалерийские дивизии.

Одна из основных причин быстрого продвижения противника к Ленинграду - это поражение нашего Северо-западного фронта в самом начале войны. Ни командование, ни войска фронта так и не оправились от него. Главком Ворошилов, командование фронта, армий, соединений и частей не сумели восстановить боеспособность войск, деморализованных почти непрерывным отступлением.

Недостаток сил, слабая выучка войск, отсутствие опыта наступательных действий в условиях лесисто-болотистой местности, неумение командиров и штабов управлять войсками в сложной боевой обстановке привели к срыву плана деблокады города. Отрезанным от "большой земли" войскам и населению предстояла многомесячная и многотрудная борьба за жизнь". (Труды Института Военной Истории МО РФ - "Великая Отечественная война 1941 - 1945", Книга I, - "Суровые испытания", М., издательство "Наука", 1998г., стр. 206.)


В связи с резким ухудшением положения под Ленинградом И. Сталин наконец понял первопричину всех бед Северо-Западного фронта и перспективу грядущей быстрой потери Ленинграда.

9 сентября он вызвал к себе генерала армии Г.К. Жукова и приказал ему незамедлительно лететь в Ленинград и принять на себя командование Ленинградским фронтом. Утром 10 сентября Г.К. Жуков прилетел в Ленинград и выполнил приказание Верховного Главнокомандующего.

Завершив полное окружение Ленинграда, противник стал готовиться к генеральному наступлению на Ленинград. Немецкое командование вполне понимало, что наличие у нас Несокрушимого огненного щита могучей артиллерии КБФ делает город неприступным, и потому решило в самом начале наступления на Ленинград своих основных сил из района Пулковских высот уничтожить или существенно подавить этот огненный щит Ленинграда массированными налетами своей бомбардировочной авиации. В то время боевую мощь артиллерии Балтийского флота составляли 472 орудия кораблей, фортов и 16 подвижных железнодорожных батарей калибром от 120 до 305 мм.

Утром 21 сентября 1941 года немецкая бомбардировочная авиация совершила первый, коварнейший по замыслу, массированный налет на корабли КБФ и Кронштадт. В налете принимали участие почти все бомбардировщики Воздушного флота Германии и специально переданные ему для этой операции пикирующие бомбардировщики "Юнкерс-87" известного 8-го Ударного авиакорпуса. В этом налете участвовало в общей сложности 230 самолетов.

Трижды Гитлер был очень близок к победе над Советским Союзом… У Кронштадта 21 сентября он имел первый такой шанс. Если бы немецким бомбардировщикам удалось появиться над кораблями КБФ и Кронштадтом внезапно, как на это и рассчитывало немецкое командование, произошло бы нечто такое, что запустило бы цепную реакцию коллапса всего Советского Союза. Нечто, что намного страшнее и трагичнее, чем то, что позднее произошло в Перл-Харборе.

Там японской авиации вполне удалось реализовать фактор внезапности нападения. Здесь немецкой авиации фактор внезапности нападения реализовать не удалось! Я как старший оператор РЛС "РЕДУТ-3" не дал ему этой возможности! Трижды (21, 22 и 23 сентября) в часы и минуты массированных налетов немецкой авиации на корабли и Кронштадт я держал в своих руках судьбу кораблей КБФ и Кронштадта, судьбу Ленинграда и Ленинградского фронта, судьбу Москвы и, не побоюсь сказать это прямо, судьбу всего Советского Союза, ибо именно здесь, в эти часы и минуты в случае внезапного появления немецких бомбардировщиков над Финским заливом могла произойти трагедия такого гигантского масштаба, что и представить себе невозможно было! Но, скажу откровенно, в то время я не понимал всего этого. Я думал только о недопущении внезапности нападения на корабли и Кронштадт…

Говорю об этом прямо, и пусть это звучит нескромно. Мне теперь позволительно сказать это прямо, хотя бы уже потому, что мне 87 лет. В конце жизни я за славой не гонюсь! Однако правда должна быть сказана.

Немецкие бомбардировщики надвигались на корабли и Кронштадт, а здесь моими стараниями их ждали в полной боевой готовности все силы ПВО КБФ!

Естественно, что в итоге здесь произошло по всем меркам гигантское сражение нападающих массированных сил немецкой бомбардировочной авиации с силами ПВО Кронштадтской военно-морской базы и кораблей КБФ. В отражении вражеских налетов принимали участие и ряд дивизионов зенитной артиллерии войск ПВО Ленинградского фронта, дислоцированных на "Ораниенбаумском пятачке". Наша РЛС "РЕДУТ-3" тоже относилась к Войскам ПВО Ленинградского фронта.

По данным постоянно ведущейся противником воздушной разведки, немецкое командование осознало, что этот первый налет существенных ожидаемых результатов не дал. Плотный заградительный огонь всех средств зенитной защиты Балтийского флота и Кронштадта вынудил противника большую часть своего бомбового груза сбросить бесприцельно в воды Финского залива.

22 и 23 сентября были предприняты еще два таких же массированных налета, осуществленных в то же время и точно по тому же сценарию, что и первый коварнейший "звездный" налет (тремя колоннами, с трех сторон одновременно). Конечно же, все три налета были рассчитаны на внезапное появление бомбардировщиков над Финским заливом, над кораблями КБФ и Кронштадтом. Не знало в то время немецкое командование о наличии у нас радиолокаторов. В то время и до конца войны не было у Германии радиолокаторов. У нас фактор внезапности нападения был полностью исключен эффективной работой РЛС "РЕДУТ-3", дислоцированной на "Ораниенбаумском пятачке", в дер. Большая Ижора, и работавшей непосредственно на командный пункт ПВО КБФ.

Подробно происшедшее трехдневное Кронштадтское Сражение я описал в своей статье "Три шага от бездны к Великой победе". Здесь об этих подробностях и сравнениях с событиями в Перл-Харборе я скажу только очень, очень кратко.

В Кронштадтском Сражении в трех совершенных коварнейших "звездных" налетах участвовали около 600 вражеских бомбардировщиков типа "Юнкерс-88" и пикирующих "Юнкерс-87" известного своей наглостью и варварским уничтожением британского города Ковентри 8-го ударного авиакорпуса. В эти три дня они несли на себе бомбовый груз около 1000 тонн!

В двух налетах японской авиации на Перл-Харбор (7 декабря 1941 г.) участвовали 353 самолета. При этом бомбардировщиков и торпедоносцев - 274. Также в налетах участвовали 79 истребителей прикрытия.

Суммарный бомбовый груз, который несли на себе японские бомбардировщики и торпедоносцы, не превышал 300 тонн. Следует учитывать, что все это были одномоторные самолеты с авианосцев. В то же время немецкие бомбардировщики наземного базирования могли нести на себе гораздо больший бомбовый груз. Бомбардировщики "Юнкерс-87" могли поднимать бомбовый груз до 1 тонны, а двухмоторные бомбардировщики "Юнкерс-88" – до 2 тонн.

Главной целью массированных налетов немецкой авиации в Кронштадтском Сражении было уничтожение не кораблей КБФ, а могучей артиллерии КБФ, ибо до тех пор, пока у нас существовал и действовал огненный щит артиллерии КБФ, противник не мог рассчитывать на успех в своем генеральном наступлении на Ленинград…

Корабли, особенно крупные корабли, становились объектами атак немецких пикирующих бомбардировщиков не за свои далеко не лучшие ходовые качества, а только лишь потому, что являлись носителями мощных орудийных комплексов калибром до 305 мм.

Одновременно немецким командованием планировалось силами войск дислоцированных в районе захваченного немцами Петергофа сбросить в воды залива защитников "Ораниенбаумского пятачка" с тем, чтобы обеспечить левый фланг и тыл своей главной группировки, начало наступления которой на блокированный Ленинград было намечено на 23 сентября 1941 года. Если бы противнику удалось реализовать свой коварнейший план, наша военно-морская база Кронштадт и корабли КБФ оказались бы напрямую поставленными под удар вражеской артиллерии… Чем бы это кончилось, понятно будет и без моих разъяснений.

Захват Ленинграда немцы рассматривали как тяжелый моральный удар советскому народу, так как Ленинград является колыбелью Великой Октябрьской революции, городом славных революционных, боевых и трудовых традиций.

В июле 1941 года при посещении штаба группы армий "Север" Гитлер подчеркнул, что с захватом Ленинграда для русских "будет утрачен один из символов революции, являвшийся наиболее важным для русского народа на протяжении последних 24 лет, и что дух славянского народа в результате тяжелого воздействия боев будет серьезно подорван, а с падением Ленинграда может наступить полная катастрофа всего Советского Союза".

Однако быстрого взятия Ленинграда не получилось!

Известный историк В. Басов в своей книге "Флот в Великой Отечественной войне 1941-1945" ( Издательство "Наука", Москва, 1980 г.) во второй главе этой своей книги приводит высказывание гитлеровского адмирала Ф. Руге. В своих мемуарах Руге признал: "летом и осенью 1941г. немецкие вооруженные силы на Ленинградском направлении не достигли намеченной цели. Кампания закончилась без взятия Кронштадта и ликвидации Советского Флота. В последующие годы это привело к большому напряжению немецких сил".

***

До настоящего времени официально принято считать, что запланированное гитлеровцами генеральное наступление немецких войск на блокированный Ленинград началось 23 сентября 1941 года из района Пулковских высот. Это принципиально противоречит истинному ходу развития событий и обусловлено желанием не упоминать о Кронштадтском Сражении, в котором, по мнению командования Балтийского флота того времени, нам нанесен существенный ущерб и само сражение нами проиграно.

К сожалению, до сего времени нет и официальной ясности того, что произошло в Кронштадтском Сражении. Нет официальной ясности и прямого ответа на прямой вопрос:

Кто победил в гигантском Кронштадтском Сражении нападающих массированных сил немецкой бомбардировочной авиации с силами кораблей Балтийского флота и силами ПВО Военно-морской Базы КБФ?

Никто не опровергнет моего доказательного ответа!

В Кронштадтском Сражении победили наши силы ПВО КБФ и войск Ленинградского фронта! Прямым доказательством этому является тот бесспорный факт, что могучая артиллерия КБФ и до и после Кронштадтского Сражения успешно и безотказно действовала и надежно защищала Ленинград все 900 дней блокады!

Генеральное наступление немецких войск на Ленинград было задумано как коварное и неотразимое. На самом первом этапе этого наступления задумано было мощными массированными налетами авиации уничтожить могучую артиллерию КБФ - огненный щит Ленинграда.

С учетом вышесказанного следует считать, что генеральное наступление на Ленинград фактически началось в воскресенье, утром 21 сентября 1941 года с необычного и, по сути, беспрецедентного массированного воздушного наступления на корабли нашего Краснознаменного Балтийского флота и Кронштадт – началось с Кронштадтского Сражения!

Единственная и главная цель немецкого командования в Кронштадтском Сражении – уничтожить или существенно подавить могучую артиллерию Балтийского флота. Именно так и сказал об этом маршал Г.К. Жуков в своих мемуарах.

Но почему же в том сентябре 1941 года своей Победы мы не осознали и закрыли от советского народа всю информацию о Кронштадтском Сражении и нашей победе в нем?

Потому, что для наших адмиралов ФЛОТ – это, главным образом, корабли! А в итоге трехдневного Кронштадтского Сражения от вражеских бомб в той или иной степени пострадали почти все наши корабли КБФ. К тому же 23 сентября был потоплен линкор "Марат". Это была очень существенная утрата, большой психологический удар, силу которого в наше время можно сравнить, например, с трагической утратой подводного ракетоносца "Курск". В связи с этим в то время ни о какой нашей победе и говорить нельзя было! И ушло, конечно, на второй план все, что касалось главной цели немецкого командования в Кронштадтском Сражении. Но не нужны и не страшны были в то время немецкому командованию наши обездвиженные и намертво запертые у Кронштадта немногочисленные корабли… Страшна была только могучая артиллерия КБФ, мощная огневая поддержка почти всего Ленинградского фронта! Именно она и являлась главным препятствием овладению немцами Ленинградом и быстрому развалу всего Ленинградского фронта! Это же понять нужно было, но у нас в то время, к сожалению, этого не поняли, не осознали… Думали только о потопленных и поврежденных кораблях… Потому и закрыли, засекретили все, что касалось Кронштадтского Сражения и нашей фактической победы в нём. Вот ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА забвения всего, что касалось Кронштадтского Сражения!

В результате замалчивания и засекречивания событий Кронштадтского Сражения из истории обороны Ленинграда и истории Великой Отечественной войны выпала очень важная глава, отсутствие которой искажает историю героической обороны Ленинграда, Великой Отечественной войны и существенно принижает подвиг защитников Ленинграда!

Все ли кончилось тогда благополучно для защитников Кронштадта и кораблей КБФ?

В то время или несколько позднее до меня дошли слухи о каких-то репрессиях в связи с нашим "поражением" в Кронштадтском Сражении. Говорили, что за "поражение" в Кронштадтском Сражении существенно пострадали ряд офицеров из числа высшего командования КБФ. Но об этом я не знаю никаких подробностей и ничего ныне сказать не могу. Знаю только, что после Кронштадтского Сражения зенитная артиллерия Кронштадтской военно-морской базы была существенно усилена. В какой-то мере "на этом деле" пострадал и я. Дело в том, что 23 сентября к нам на "точку" с небольшой группой старших офицеров флота приехал командующий Балтийским флотом адмирал В.Ф. Трибуц.


Адмирал Трибуц
На флоте в то время еще никаких радиолокаторов не было, и он хотел лично осмотреть эту новую технику, познакомиться с ней, оценить возможности эффективного использования ее на флоте. Перед отъездом он попросил представить ему того старшего оператора РЛС, который работал в часы массированных налетов немецкой авиации. Я пришел. Адмирал сердечно поблагодарил меня за отличную работу и за большой значимости подвиг, который я, сам того не понимая, совершил, обещал представить меня к награждению высоким званием Героя Советского Союза…

Обещать – обещал, но, видимо, существенно помешало этому то, что итог Кронштадтского Сражения был признан у нас в то время поражением и, видимо, потому все, что касалось этого Сражения, было закрыто, засекречено. Не было победы, не было и героев!… Никакой обещанной награды я тогда не получил.

Да, безусловно, тяжесть наших потерь и утрат в Кронштадтском Сражении существенно давила на психику и мешала объективному восприятию происшедшего. К тому же с начала войны и до сентября месяца мы повсюду, на всех фронтах отступали и уже не о победах думали, а думали, как остановить немцев, как выстоять, как защитить Ленинград и Москву…

Не пора ли теперь на высоком государственном уровне объективно пересмотреть и переоценить все, что произошло в Кронштадтском Сражении? С того времени прошло уже более 67 лет… Когда же на высоком официальном уровне будет, наконец, сказана эта правда и доживу ли я до этого?

В своих статьях я сравниваю события Кронштадтского Сражения с событиями, происшедшими позднее в Перл-Харборе. Эти события во многом сходны. Некоторые "специалисты" из Института Военной Истории МО РФ в переписке со мной высказали мнение, что сравнивать эти события нельзя – некорректно лишь потому, что массированные налеты на корабли и Кронштадт происходили у нас в ходе войны, а массированные налеты на Перл-Харбор произошли внезапно для США и для всего мира, когда США не были в состоянии войны с Японией…

Из этого "умного" высказывания однозначно следует, что в мирное время свой флот и свою территорию можно и не охранять, а в состоянии войны мы просто обязаны были быть бдительными… И это так говорят не просто гражданские, а военные историки… Обсуждать эту глупость я здесь не буду! Но это высказывание в любом случае дает основание объективно оценить значимость фактора внезапности нападения! Пусть это примут к сведению те, кто по долгу службы должен проявлять неусыпную бдительность!

Есть и еще один аспект проявления бдительности.

Можно ли представить себе, что произошло бы у нас в Кронштадтском Сражении, если бы я как старший оператор РЛС "РЕДУТ-3", обнаружив вражеские бомбардировщики задолго до их подхода к Финскому заливу, к кораблям и Кронштадту, своевременно не рпазгадал их хитроумный коварнейший замысел и незамедлительно не поднял бы по боевой воздушной тревоге всю противовоздушную оборону КБФ?


Не могу не сказать здесь и то, что еще в июле-августе 1941 года, задолго до событий Кронштадтского Сражения, с момента, когда вместо РЛС типа "РУС-2" нам дали новейшие по тому времени РЛС типа "РЕДУТ", я усмотрел на радиолокаторах этого типа возможность точно определять количество самолетов в группах. Этого не могли предвидеть разработчики радиолокаторов. Согласно техническим условиям и на практике на радиолокаторах "РЕДУТ" можно было точно определять одиночные самолеты, пару и тройку. Для групповых целей официально существовало определение "Много!", "Группа!", "Большая группа!" Я же догадался определять количество в группах с большой точностью (с допустимой ошибкой 2-3%) и, по существу, создал методику точного определения количества самолетов в группах. Конечно же, я не делал секрета из этой методики и вскоре два моих сотоварища – старшие операторы нашей "точки" Лазарь Козачков и Борис Корягин с моею помощью быстро овладели этим искусством. Это мое умение существенно помогло мне в Кронштадтском Сражении. Позднее, в октябре 1941 года меня специально отозвали с "РЕДУТ-3", с "Ораниенбаумского пятачка" в Ленинград, в Штаб нашего 72-го Отдельного Радиобатальона ВНОС для того, чтобы я обучил этому искусству и других старших операторов нашего батальона. За эту мою методику и за обучение других старших операторов нашего батальона командир батальона – капитан Б.К. Бланк даже объявил мне благодарность… Вскоре моя методика стала достоянием всех старших операторов нашего батальона…

В конце января 1942 года мне пришлось в составе роты из трех РЛС типа "РЕДУТ" переправляться через Ладогу по Дороге Жизни на Волховский фронт для работы в Ладожском дивизионе ПВО. Роту возглавлял молодой старший лейтенант Сергей Николаевич Скворцов. За Ладогой я пробыл примерно до июля 1942 года (точно не помню), а затем был отозван в Ленинград для работы на других РЛС нашего батальона.

В книге "РЕДУТЫ" на защите Ленинграда" (Авторы-составители Е.Ю и Е.А. Сентянины, Лениздат, 1990 г.) генерал-майор С.Н. Скворцов в своих воспоминаниях пишет:


С того времени прошло много, много лет… Но до сего времени наша победа в Кронштадтском Сражении, к сожалению, остается замалчиваемой и неизвестной широкому кругу лиц как в России, так и за рубежом. Публикации отдельных моих статьей в печати и в Интернете этот вопрос не решают. В специальной литературе (в трудах Института Военной Истории РФ – в книге "Суровые испытания" (Изд. "Наука", М. 1998 г.) на стр. 205 и 206 (второе издание) приведена официальная версия Кронштадтского Сражения, но для того, чтобы ее правильно понять, нужны комментарии. Такие комментарии я дал в своей статье "Кронштадтское Сражение. Официальная версия".

***

Считаю, что в Санкт-Петербурге нужно как-то достойно вспоминать День нашей весьма значимой победы в Кронштадтском Сражении. Способов увековечить память об этой победе много. Я не специалист в этом деле, но решусь высказать два возможных варианта.

1. Установить в дер. Большая Ижора памятник тем, кто в Ленинградском Физико-техническом НИИ, руководимом в то время академиком А.Ф. Иоффе, создал радиолокатор типа "РЕДУТ". Ныне этот Институт носит имя Академика А.Ф. Иоффе. (ФТИ им. Иоффе РАН). Одновременно это будет и символом памяти о нашей победе в Кронштадтском Сражении. Это можно отметить (написать) на мемориальной доске к памятнику. Каким должен быть памятник по внешнему виду? Привожу внешний вид радиолокатора типа "РЕДУТ". Считаю, что это будет простой и недорогой памятник. Памятник в дер. Большая Ижора нужно установить на месте, где в сентябре 1941 года стоял наш радиолокатор "РЕДУТ-3".


2. Переименовать улицы "Кронштадтская" в г. Петербурге и в г. Кронштадте в улицы "Кронштадтской победы".

Считаю и убежден в том, что независимо от всяких прочих обстоятельств День 21 сентября должен быть отмечаемым, должен быть Памятным днем Ленинграда! Об этом, видимо, должно позаботиться Правительство города и Законодательное Собрание Санкт-Петербурга.

Хотелось бы, конечно, дожить до этих дней, но это уже зависит не от меня…



Главное за неделю