Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    36,80% (46)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,20% (29)
Одну российскую
    21,60% (27)
Ни одной
    18,40% (23)

Поиск на сайте

"Я никогда не хотел быть военным..."

17.01.13
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Андрей Краснобаев
Противолодочный зигзаг командира Маринеско.

На этой неделе в день столетней годовщины со дня рождения Александра Маринеско в Санкт-Петербурге, Кронштадте, Калининграде и Одессе прошли мероприятия, посвященные памяти прославленного советского моряка и командира подводной лодки С-13. Александра Ивановича вспоминали как героя, автора "Атаки веки", как одного из современных символов морских побед русского оружия.

Александр Маринеско. shkolazhizni.ru
Вспоминали, конечно же, заслуженно, масштабно. Но мы помним, что так было не всегда. Заглянув в относительно недавнее прошлое, можно с удивлением обнаружить, что отношение соратников и историков к Александру Маринеско менялось такими крутыми галсами противолодочного зигзага, какими, наверное, даже не менялась сама судьба моряка.

История донесла до нас мало фактов из предвоенной биографии Александра Ивановича. Знаем мы, что родом он из Одессы, кузницы кадров торгового флота, куда в 1893 году сбежал из Румынии его отец. Матрос румынского королевского флота Иона Маринеску ударил офицера, за что по тем временам в Румынии полагалась смертная казнь. Сбежав из карцера с помощью друзей, Маринеску переплыл пограничный Дунай и впоследствии обосновался в Одессе, где женился на матери героя нашего рассказа. Иона Маринеску устроился работать в одесский порт, обрусел, окрестился в Ивана, окончание фамилии поменял на "о" и стал Иваном Алексеевичем Маринеско.

Первый галс

"И все биндюжники вставали, когда в пивную он входил"

В 1913 году в Одессе родился и Александр Иванович, который свое будущее видел только в море. В 13-летнем возрасте юный Саша Маринеско уже плавал учеником матроса на судах Черноморского пароходства, окончил экстерном одесскую школу юнг и без экзаменов был зачислен в мореходный техникум.

Закончив его в мае 1933 года и получив на руки заветный диплом четвертого помощника капитана, Александр Маринеско поступил четвертым помощником на торговый пароход "Красный флот", на котором к ноябрю того же года занимал должность второго помощника капитана. История сохранила нам воспоминания его товарищей по тому периоду, все они отзываются об Александре Маринеско как о принципиальном и требовательном руководителе и в то же время как о балагуре и "душе компании".

Второй галс

"Раскинулось море широко"

Возможно, повернись судьба Маринеско иначе, мы сегодня вспоминали бы о нем, как о прославленном капитане дальнего плавания, но в ноябре 1933 года в 20-летнем возрасте Александра Маринеско призывают в Красную Армию.

Революционно-пролетарское происхождение и диплом штурмана сыграли свою судьбоносную роль, и Александр Иванович вместо солдатской шинели сразу же одевает офицерский китель и попадает на высшие курсы командного состава Рабоче-крестьянского Красного Флота (РККФ). Там за год из юного помощника капитана делают штурманского офицера и назначают служить в подводный флот.

Архивы донесли до нас служебную характеристику выпускника курсов комсостава РККФ, "помощника вахтенного командира" (такое звание было ему присвоено после выпуска) Александра Ивановича Маринеско:

"Свою специальность знает хорошо. Недостаточно дисциплинирован. Руководить личным составом может под постоянным руководством. Вывод: обратить внимание на повышение дисциплинированности".

Вероятно, становление свободолюбивого характера Александра Ивановича на "военные рельсы" проходило достаточно сложно. По воспоминаниям сослуживцев того периода, он и не стремился стать настоящим кадровым военным, военная служба его тяготила, все мечты Александра Ивановича были о мостике торгового судна.

Однако служба теперь уже лейтенанта Маринеско (в 1936 году в РККА вводят персональные воинские звания) шла своим чередом. Отслужив год штурманом на подводной лодке Щ-306, Маринеско в 1937 году получает направление в Учебный отряд подводного плавания, знаменитый УКОПП на Васильевском острове, где проходит курсы повышения квалификации и готовится стать помощником командира подводной лодки. И здесь судьба героя делает третий галс зигзага, больше похожий на поворот "оверштаг".

Третий галс

"И неслось перед строем: – Едрить вашу мать, я вам устрою! Расстрелять! Расстрелять!"

16 июля 1938 года в разгар "шпиономании" и борьбы с "врагами народа" контрразведка вспоминает о румынских родственниках Александра Маринеско, и его в тот же день увольняют с военной службы. Сделать его "румынским шпионом" у сотрудников НКВД не получилось, так как в Румынии Маринеско с рождения не бывал, с родственниками не переписывался. Скорее всего, руку карательной машины НКВД от Александра Ивановича отвел старый удар Ионы Маринеску по лицу неизвестного румынского офицера, ведь смертный приговор в Румынии отцу Александра Ивановича не отменяли. Не получилось у специалистов НКВД сделать шпиона из Маринеско, но на всякий случай из Военно-морского флота его уволили.

Сегодня нам неизвестно, как сам Александр Иванович отнесся тогда к такому повороту, мемуаров он после себя не оставил, а писатель Александр Крон, после войны записавший свои беседы с Маринеско, его об этом не спрашивал. Однако тот факт, что Маринеско после того, как НКВД передумало назначать его "румынским шпионом", сам не просил командование восстановить его на службе, говорит о том, что Александр Иванович не стремился обратно в военный флот. Кстати, один из матросов Маринеско Геннадий Зеленцов описал в воспоминаниях свой доверительный разговор с командиром, который у них состоялся в рыбацкой лодке в двух милях от Кронштадта, когда подводная лодка отдыхала после похода на рейде, и Маринеско отправился порыбачить.

"Я никогда не хотел быть военным, – сказал тогда Маринеско Зеленцову. – Море, мирные корабли, вот моя любовь. Военным я стал по долгу".

Если подобные слова Маринеско не стеснялся говорить своим сослуживцам в 1944 году, когда во всю полыхала война, то, вероятно, уж в мирном 1938 он точно не строил планов на продолжение военной карьеры.

Четвертый галс

"Подводная лодка – морская гроза, под черной пилоткой стальные глаза…"

7 августа 1938 года, меньше чем через месяц после увольнения в запас, как сегодня модно говорить, "по дискредитирующей статье", внезапно появляется приказ командующего флотом о восстановлении лейтенанта Маринеско на действительной службе, а в ноябре приказ о присвоении ему звания старшего лейтенанта. Политическая бдительность уступила суровой необходимости.

Новые подводные корабли сходили со стапелей по несколько штук в год, а грамотных морских офицеров с каждым днем становилось все меньше, слишком велико оказалось на флоте число "троцкистов" и "вредителей". И реабилитированный в первый раз Александр Маринеско вновь поднялся в рубку подводной лодки.

Карьера молодого офицера-подводника Александра Ивановича Маринеско в предвоенный период протекала стандартно для своего времени. Помощник командира на подводной лодке Л-1, через полгода уже командир М-96, малой подводной лодки серии 6, называемой подводниками "Малюткой".

Надводным водоизмещением 200 тонн, длиной около 40 метров и шириной 3,5 метра, "малютка" насчитывала 36 человек экипажа. Именно этот экипаж под командованием уже капитан-лейтенанта Александра Маринеско в 1940 году становится лучшим подводным экипажем на Балтийском флоте по итогам боевой и политической подготовки.


М-96. seaspirit.ru
Маринеско получил золотые часы от командующего Балтфлотом Трибуца и запись в личное дело от командира дивизиона Юнакова:

"Дисциплинирован, но к себе требователен недостаточно. Решителен, но малоинициативен. О подчиненных заботится, но часто бывает груб и несдержан".

Подчиненные, в отличие от комдива, понимали, что лучше нарваться на грубость и остаться в живых, чем глупо погибнуть в обстановке "куртуазного" обращения, и ценили своего командира.

Алексей Тихонович Астахов, последний из ныне живущих сослуживцев военной поры Александра Маринеско, характеризует своего командира сложным человеком:

"Ну, конечно же, всякое бывало. Шумел он сильно, если что не по нему было. Требовал инструкции и дисциплину в море. Не дай бог, кто на вахту проспит, сразу на губу сажал, на второй раз из экипажа долой. Но все понимали – война ведь. За своих стоял всегда, поэтому, говорят, у него и проблемы с начальством были, что нарушителей защищал. Особенно с комиссарами ругался. У нас ведь как в экипаже было заведено. В море жестко – на берегу можно расслабиться. Поэтому и много наших в комендатуру попадало по пьянке".

М-96 погибла в 1944 году в Нарвском заливе, по ошибке подорвавшись на своих же минных заграждениях, но это было потом. А в июле 1941 года Маринеско на ней выходит в свой первый боевой поход.

Пятый галс

"Вест-зюйд-вест! Погружение! Глубина – двадцать пять! Прекратить по отсекам движение, рулевой – так держать!"

М-96 под командованием Маринеско воевала осторожно. На рожон Алексадр Иванович не лез, берег корабль и людей, продумывал, как говорят, отход и маневр, учился сам и учил своих людей действовать в боевой обстановке.

Сегодня ни для кого не секрет, что в 1941 году Балтийский флот безвозвратно потерял 27 подводных лодок, во многом из-за шапкозакидательских настроений командования. М-96, благодаря Маринеско, в это число не вошла. Да, боевых побед М-96 в 1941 году не добилась, но экипаж приобрел необходимый боевой опыт.

Вот запись воспоминаний Маринеско о тех днях, сделанная Александром Кроном:

"Нет ничего мучительнее, чем хождение по минному полю. Мина не выдает себя ничем, можно только догадываться об их расположении, опираясь на собственное чутье и рассказы товарищей. Попал на минное поле – ползи. Иди, не виляя, самым малым. При касании бортом о минреп – не шарахаться, а осторожно отрабатывать назад. Тихонько, чтоб минреп не сорвался, отводить корму. Он натягивается, как струна, но должен соскользнуть мягко. Нервы при этом надо держать в кулаке. Очень хочется поскорее убраться с опасного места – нельзя. Слышишь скрежет натянувшегося троса, его слышат все, и надо, чтобы команда знала, что у командира рука, лежащая на машинном телеграфе, не дрогнет, он не поддастся панике".

В октябре 1941 Маринеско отличился, но не в море, а на берегу. "За систематическое пьянство и организацию азартных игр на дивизионе" его исключают из кандидатов в члены партии, но оставляют в должности – подготовленный командир, как известно, "товар штучный". Меньше повезло комиссару дивизиона, которого за развал политической работы разжалуют и отправляют в штрафбат на фронт. Можно предположить, что именно этот факт определил особое отношение политических органов к командиру Маринеско.

Из воспоминаний Алексея Тихоновича Астахова:

"Александр Иванович зря муштрой не занимался. Если в поход не надо, то людей не гонял. Были случаи, когда рисковал сильно. Когда ремонт или подготовка, отпускал матросов в краткосрочные отпуска к семьям, делал командировочные, якобы по делу. А тогда запрещали из Кронштадта выезжать матросам".

В феврале 1942 года М-96, зимующая у набережной Ленинграда, получает прямое попадание артиллерийского снаряда. Затоплены 4-й и 5-й отсеки, но корабль экипажу удается спасти.

Очередная черная полоса заканчивается для Маринеско во второй половине 1942 года, когда М-96 после ремонта снова начинает выполнять боевые задачи.

14 августа 1942 года М-96 топит финский транспорт "Хелен" водоизмещением около 2 тысяч тонн, а в ноябре успешно высаживает диверсионную группу на побережье Нарвского залива. За эту операцию Александра Ивановича награждают Орденом Ленина, восстанавливают в кандидаты в ВКП (б), присваивают звание капитана 3 ранга и отправляют на переподготовку в Самарканд, куда была эвакуирована Военно-морская академия.

Шестой галс

"Отпустите в море, командир дивизии, я вам в автономке подвиг совершу..."

По возвращении с учебы Маринеско получает под командование подводную лодку С-13, современный корабль водоизмещением почти в тысячу тонн, в два раза больше прежней "малютки". Под началом у Александра Ивановича стало уже 50 человек экипажа, он вступает в партию. Несколько меняется и тон служебной характеристики, данной ему командиром дивизиона Орлом: "Боевой и отважный командир, подводное дело знает отлично. Дисциплинирован, но в повседневной жизни требует контроля". Видимо, так и не стал Маринеско к тому времени полностью военным, а скорее всего, и не хотел.


С-13. town.ural.ru
Лодка начинает готовиться к боевому выходу с новым командиром и отрабатывать задачи курса подготовки. Безуспешные попытки прорыва немецкой противолодочной обороны в Финском заливе, в ходе которых погибли четыре советских лодки, приостановили подготовку С-13 к боевому походу.

Экипаж Маринеско вышел в море только в октябре 1944 года, когда Финляндия вышла из войны и блокада была снята. Первый поход на С-13 принес Маринеско первую победу – был поврежден транспорт "Зигфрид".

А 11 января 1945 года Маринеско выходит в свой второй боевой поход на этой лодке, в поход принесший ему мировую славу. Потопление "Густлова" и "Штойбена" сделало Александра Маринеско самым результативным командиром ВМФ СССР и, как пишут многочисленные историки, спасло от трибунала. Александра Ивановича представляют к Герою Советского Союза, но не награждают. Считается, что виной тому его легендарные похождения со шведками и трофейными автомобилями, но, скорее всего, вышестоящее командование не нашло причин давать самую высокую награду за не самую сложную боевую операцию.

Оценки "Атаки века" сегодня кардинально разнятся. От героически восторженных до крайне негативных. Кто-то пишет, что Маринеско, прорвав мощную противолодочную оборону, нанес существенный урон противнику, уничтожив десятки экипажей немецких подводников, кто-то называет Маринеско военным преступником, хладнокровно расстрелявшим беззащитные транспорты с женщинами и детьми.

Наименее предвзятые источники дают сегодня осторожную оценку этой победы С-13. Да, "Густлов" был законной военной целью, потому что помимо беженцев на его борту были военные и артиллерия, да и в списках числился не санитарным транспортом, а военной плавбазой. Но он шел тихим ходом, не маневрируя, практически без охранения. Некоторое время "Густлов" шел с включенными ходовыми огнями, и, скорее всего, именно тогда его и обнаружил экипаж 13-й. В 1945 году атака подобной цели не требовала применения сложных тактических приемов и являлась для подводников всех стран рядовым событием.

Маринеско уничтожил транспорт, продолжил выполнение задания, уничтожил еще один, "Штойбен", и благополучно вернулся в базу. Поход, достойный боевой награды, но не более.

К сожалению, впоследствии Александр Иванович стал заложником чужого пиара. Сначала негативного, когда большие флотские начальники не захотели делать героя из заурядного и не очень дисциплинированного командира, потом позитивного, который продолжается и поныне.

Седьмой галс

"Годами бороздя волну, в удачу безрассудно веря, как много нас пошло ко дну, как мало нас сошло на берег..."

Про то, как судьба Александра Маринеско сложилась после войны, сегодня написаны десятки страниц. Снят с должности и понижен в звании наркомом ВМФ Кузнецовым "За халатное отношение к служебным обязанностям и бытовую распущенность", в 1946 году уволен в запас. Работа на судах Балтийского пароходства, которая, вероятно, была самым счастливым периодом в его жизни, потом ухудшение здоровья и списание с плавсостава. Работа на берегу, судимость и лагерь, возвращение в Ленинград и снова работа.

В конце 50-х годов с нарастанием оборотов холодной войны и начале дискуссии о роли стран-участниц антигитлеровской коалиции в разгроме фашизма про "подводника №1" снова вспомнили. Министр обороны Малиновский в 1960 году отменяет приказ Наркома Кузнецова, восстанавливает его в звании и возвращает пенсию. Советские пропагандисты придумывают термин "атака века", и сам Кузнецов в своих мемуарах уже вспоминает об экипаже С-13 и Маринеско, как о героях.

Александр Иванович успел при жизни дождаться реабилитации. Он скончался в 1963 году в Ленинграде от рака.

Казалось бы, справедливость по отношению к командиру Маринеско была восстановлена, но...

Восьмой галс

"Не сотвори себе кумира"

В 1986 году в Лиепае появляется первый памятник Маринеско, а в 1990 году ему посмертно присваивают звание Героя Советского Союза.


Проект памятника Александру Маринеско. karpovka.net
После этого история жизни Александра Маринеско превращается в большую красивую легенду, которую мы читаем в литературе и смотрим в кино. Сегодня памятники Александру Ивановичу Маринеско стоят в Калининграде, Кронштадте (куда в 1995 перевезли памятник из Лиепаи) и в Одессе. Именем Маринеско названы набережная в Калининграде, улицы в Петербурге, Севастополе и Одессе. Ему посвящены два художественных фильма. Есть даже музей имени Маринеско и три памятных таблички в местах, где он жил и учился.

В этом году в Санкт-Петербурге появится очередной памятник Александру Маринеско, человеку, "который никогда не хотел быть военным".

А надо ли? Превращать человека в икону, честного "труженика моря" – в лубочного героя, каковым он себя никогда не считал?

Кидаясь из крайности в крайность, героизируя обычного командира страшной войны, не уменьшаем ли мы этим заслуги других офицеров и матросов, тех, кто делал честно свою военную работу, но у кого было в жизни меньше счастливых зигзагов судьбы? Тех матросов и командиров, чьи имена известны лишь родным и немногим историкам-профессионалам.

Сегодня практически каждый россиянин знает имя Александра Маринеско, но имена Матиясевича, Лисина, Грищенко и других остались только в памяти профессионалов и любителей истории.

Петр Грищенко, например, командуя всю войну пл Л-3, потопил наибольшее число кораблей и судов противника среди всех подводников, но его 100-летний юбилей в 2008 году прошел незамеченным для широкой общественности.

Автор этих строк не ставит целью принизить заслуги Маринеско, потому что догадывается, каково это – в тысячетонной лодке штормовать на минном поле или выходить в торпедную атаку.

Но сегодня, пока гремят фанфары в честь Александра Ивановича Маринеско, мне хочется, чтобы власти и общественность хоть изредка вспоминали про других подводных капитанов той страшной войны, которых уж нет в живых, и про мальчишек-матросов "Л"-ок и "С"-ок, которые еще доживают свои дни среди нас. Они тоже достойны нашей памяти.








Главное за неделю