Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    65,12% (56)
Жилищная субсидия
    18,60% (16)
Военная ипотека
    16,28% (14)

Поиск на сайте

Тутышкин: Причина гибели ПЛ С-2: мина или артиллерийская дуэль?

22.04.11
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, А.Г.Тутышкин, капитан 2 ранга в отставке
Фото, иллюстрации: Центральный Военно-Морской Портал
Подводная лодка С-2 найдена, но обстоятельства её гибели и через 70 лет остаются тайной.

Подводная лодка С-2
Мой отец, командир 13-го дивизиона 1-й бригады подводных лодок (ПЛ) КБФ капитан 3 ранга Гавриил Николаевич Тутышкин, погиб на подводной лодке С-2 вместе со всем экипажем (всего 50 человек) в январе 1940 года во время так называемой "Зимней" войны с Финляндией. По официальной версии, лодка погибла при форсировании пролива Южный Кваркен на финском минном заграждении 3 января 1940 года.

Предшествующие обстоятельства

Война началась 30 ноября 1939 года. Лига Наций осудила Советский Союз как агрессора и исключила его из своих рядов. Страны Западной Европы, особенно Швеция, усилили поставки в Финляндию топлива, оружия и продовольствия. Срыв этих поставок стал основной задачей подводных сил КБФ. С этой целью в Ботнический залив были направлены наиболее подготовленные подводные лодки 1-й (с базой в Либаве) и 2-й (с базой в Таллине) бригад. Всего за 50 дней "зимней" подводной войны в Ботнике побывали 6 наших подводных лодок. Чтобы попасть туда, необходимо было преодолеть усеянный рифами и минами пролив Ю.Кваркен. На границе минных полей патрулировали финские подводные и канонерские лодки, а также шведские миноносцы. Для своих кораблей был оставлен узкий проход между островом-маяком Меркет (по-фински - Мяркет) и банкой Норра-Санкан. Там же в основном проходили и наши подводники. Пройдя Ю.Кваркен, они занимали позиции в районе финских портов Раума, Кристиания, Васа, а также севернее шведско-финского минного поля. Покидать их пределы, а также заходить в шведские воды запрещалось боевыми приказами. Только 8 декабря было разрешено атаковать суда в 20-мильной зоне, строго руководствуясь "призовым правом".

Действия наших подводных лодок в Ботнике заставили капитанов судов двигаться только по прибрежным фарватерам, избегая выхода в открытый залив. Но необычные для региона морозы привели к тому, что уже в начале января с севера залива к Ю.Кваркену стало нагонять дрейфующие льдины, а по прибрежным фарватерам стало возможным передвигаться только с помощью ледоколов. Наши наземные войска по-прежнему не могли преодолеть линию Маннергейма, и Сталин требовал от Наркомата ВМФ полностью пресечь поставки противнику в Ботнике. В конце декабря там действовали С-1 (Кристиания), Щ-317 (Раума) и Щ-311 (Васа). 31 декабря 1939 года из Таллина на позицию 10 (см. схему) вышла Щ-324, а на следующий день из Либавы под проводкой буксира (даже там – лёд!) в Ботнику отправилась С-2. Это был её второй боевой поход. После первого похода тяжело заболел командир И.А. Мороз, и за неделю до выхода в должность командира вступил опытный моряк Иван Александрович Соколов. Обеспечивали поход командир 13-го дивизиона 1-й бригады ПЛ КБФ капитан 3-го ранга Г.Н. Тутышкин и флагманский штурман старший лейтенант В.К.Колесников. Район действия С-2 был расширен от Аландского архипелага до Северного Кваркена. Вдогонку из штаба КБФ поступила радиограмма, что в Стокгольме готовится конвой в Финляндию.

В ночь на 3 января С-2 достигла Аландских островов и получила разрешение на форсирование Ю.Кваркена. Пришедшая в 4.20 утра квитанция стала последним от неё известием.

По данным неприятеля


Схема форсирования пролива Южный Кваркен
Из письма штаба финских войск на Аландских островах в штаб морской обороны Западной Финляндии:

"03.01.1940 Дежурный на маяке Сьоблом (фамилия, по финским источникам - Хеблум) в середине дня увидел подводную лодку с обозначением С-2, движущуюся в надводном положении с восточной части острова Меркет в направлении рифа. Внезапно лодка изменила курс на восток, затем, продолжив движение на север, совершила погружение. Через мгновение был слышен взрыв в направлении Ост-Зюйд-Ост, и в том же направлении появился тёмный дым, который постепенно стал белёсым, а потом рассеялся вместе с ветром".

Более точен в своём военном дневнике офицер финской разведки (возможно, это был Й.Экерман) на маяке Меркет:

"03.01.1940 обнаружена подводная лодка С-2. Через 10-15 минут после её погружения в квадрате 8904 (1,5 градуса от Меркета на юго-восток) прогремел взрыв. 10.01.1940 в квадрате 8904 обнаружено пятно топлива диаметром 50-100 метров".

Это место на прилагаемой схеме обозначено точкой 1.

Финны праздновали свою первую победу в Ботнике и, в дополнение к 190 минам, установленным ими в середине декабря, в период 10-12 января к востоку от Меркета, установили ещё 150 мин. Активизировались и шведы. После того, как 5 января 1940 года советская подводная лодка Щ-311 вне зоны блокады в районе плавмаяка Зюйдеростброттен артиллерийским огнём уничтожила шведский транспорт "Фенрис", Швеция предъявила Советскому Союзу ноту протеста, а шведские ВМС усилили патрулирование вдоль границ минных полей и проводку конвоев в Финляндию и обратно.

Странный бой

Подводная лодка Щ-317, возвращаясь 5 января 1940 года со своей позиции на базу, проходила Ю.Кваркен в позиционном положении, оставляя Меркет в 16 каб. к весту. При этом в районе маяка был обнаружен предмет с креном, похожий на тумбу перископа, о чём было доложено начальнику штаба КБФ. Очевидно, на этом была основана версия, что С-2 при форсировании Ю.Кваркена села на одну из многочисленных там мелей.

8 января 1940 года покинула Ботнику и 10 января прибыла в Либаву Щ-311, вся в ледовом панцире. После этого (если С-2 считать погибшей) в заливе оставалось всего 2 советские лодки – С-1 (в районе Кристиании) и Щ-324, которая прибыла на 10-ю позицию 2 января 1940 года.

Днём 13 января командир Щ-324 А.Н.Коняев обнаружил конвой из 3-х транспортов, тральщика и катера-охотника, идущий из Финляндии на запад. Торпедная атака с дистанции 4 кбт оказалась неудачной. (Ох уж эти торпеды 53-27! В той войне они принесли подводникам значительно больше неприятностей, чем успехов – прим. авт.). Лодку выбросило на поверхность (не справился рулевой), и она подверглась атаке катера-охотника, но сумела увернуться, уйдя на глубину 17 метров. Взрывы 6 глубинных бомб раздавались довольно близко, но по какой-то причине не принесли Щ-324 существенного вреда. Отлежавшись на глубине 50 метров, 15 января Щ-324 всплыла и, обнаружив на поверхности 11-балльный шторм при температуре воздуха минус 18 градусов, доложила, что у неё в цистернах осталось 9 тонн топлива и 1 тонна пресной воды. Получив "добро" на возвращение, героически преодолев трудности ледовой обстановки, 19 января лодка успешно форсировала Ю. Кваркен и 20 января ошвартовалась в Таллине. При плавании во льдах у неё были повреждены антенны, стойки, барбеты и волнорезы, погнута носовая часть, деформировались були.

Когда караван из Финляндии пришёл в Швецию, на следующий же день 14 января 1940 года стокгольмская газета "Дагенс Нюхетер" сообщила о нападении 13 января на шведско-финский конвой двух подводных лодок. Несколько наблюдателей независимо друг от друга заметили в 400 метрах нос и оконечность рубки подводной лодки, а поодаль - перископ ещё одной. Обе лодки выпустили по торпеде, которые прошли мимо целей. Шведские миноносцы атаковали подлодки, забрасывая их глубинными бомбами и пытаясь таранить.

Выяснилось также, что одним из патрульных кораблей была бывшая шведская яхта "Аура-2", переоборудованная под сторожевик. Увидев, что одна из нападавших подводных лодок выпустила торпеду, она пыталась сбросить на неё глубинную бомбу, но внезапно взорвалась и ушла на дно вместе со своим командиром лейтенантом Тёре. Финны считают, что на яхте при приготовлении к сбросу взорвалась глубинная бомба. Командир Щ-324 об уничтожении нападавшего патрульного корабля не докладывал, но сказал, что, уходя от атаки, он отстреливался и, возможно, попал в него. Яхта до сих пор лежит на дне. На финской схеме это место находится прямо на границе вод Швеции и Финляндии, на нашей схеме – точка 3.

Итак, одной из нападавших на караван подводных лодок была Щ-324. Второй могла быть С-1, но она 13 января находилась значительно севернее на своей позиции в районе Кристины, и об участии в бою с караваном её командир А.В. Трипольский не докладывал. А.М.Коняев об участии в бою второй лодки тоже не докладывал. Так что если вторая субмарина всё же была, то ею могла быть только С-2.

В поисках истины

Когда в марте 2007 года я писал письмо Президенту России В.В.Путину, мне было совершенно ясно, что выяснить судьбу С-2 невозможно, если не найти её останки. Президент отреагировал быстро, и в соответствии с Законом № 4292-1 1993 года в адреса МИД и Минобороны РФ пошли необходимые указания. В нашем посольстве в Хельсинки моим вопросом занимался 1-й секретарь Артур Геннадьевич Васильев, с которым у меня установились хорошие деловые отношения. Он добился, что финские ВМС создали рабочую группу, которая извлекла из военных архивов времён "зимней" войны документы, часть из которых была прислана через наше посольство в мой адрес. Все они свидетельствовали, что С-2 подорвалась и погибла на мине 3 января 1940 года. Думаю, что летом 2007 года финны ещё искренне верили в это.

Этим же летом несколько южнее (60 02, 477 с.ш., 19 11,607 в.д.) группа шведских дайверов во главе с Бьорном Розенлёфом обнаружила на глубине 150 метров нашу ПЛ Щ-305, тараненную 5 ноября 1942 года финской ПЛ "Ветехинен". Мне об этом сообщил помощник нашего военного атташе в Стокгольме Владимир Евгеньевич Матвеев, с которым я также установил хороший деловой контакт и просил связать меня со шведскими дайверами и родственниками подводников, погибших на Щ-305. (с ними я сейчас тоже хорошо знаком). На состоявшихся осенью 2007 года похоронах Щ-305 Б.Розенлёф сообщил, что ему известно примерное место, где лежит С-2. Выяснилось, что ещё лет 10 назад смотритель маяка Меркет Й.Экерман, вероятно, наблюдавший уничтожение С-2, показал своему внуку Ингвальду, (кстати, одному из дайверов) направление со словами: "Там лежит русский". Только сейчас стало ясно, что поиск С-2 группа Розенлёфа начала ещё в апреле 1999 года. Искали там, где по данным финских архивов 3 января 1940 был взрыв мины. С 2005 года поиск стали вести в новом направлении, указанном Экерманом. В итоге останки лодки были обнаружены 5 августа 2008 года, а первое погружение состоялось в феврале 2009 года. Обозначения С-2 на рубке дайверы не нашли и от публикации открытия пока воздержались. "Поиски заняли так много времени, так как была противоречивая информация о месте происшествия, и финские военные круги отказывали нам в разрешении использовать последнюю технологию подводного сканирования в районе Маркетовых островов. Если бы нам это было позволено, то поиски С-2, вероятно, завершились в течение месяца", - сказал Б. Розенлёф.

Между тем рабочая группа финских ВМС, не найдя лодку в месте взрыва мины и, очевидно, не зная о поисках шведских дайверов, через Начальника Протокола Оборонительных Сил Финляндии коммодора Киммо Саломаа 18 июня 2008 года сообщила в наше посольство, что С-2 затонула в … шведских территориальных водах", и, к сожалению, Финляндия не может выступить инициатором начала какой-либо поисковой операции, а все вопросы по получению информации о причинах и координатах гибели С-2 необходимо решать со шведскими властями". В приписке к этому выражалась надежда, "что наш доклад поможет родственникам экипажа ПЛ С-2 и особенно господину Александру Гавриловичу Тутышкину, который первым сделал запрос для изучения судьбы С-2". Очень лестное для меня заявление. Я сам сделал его перевод с английского и храню его в своём архиве.

Фактически финны этим признавали, что взрыв мины не уничтожил С-2, и снимали с себя ответственность за последующее её уничтожение. А для шведских поисковиков это был карт-бланш на опубликование своего открытия. Не хватало только подтверждения идентификации С-2 и официального разрешения финских властей. И вот в апреле 2009 года при очередном погружении Патрик Пальм сумел разглядеть на винте лодки номер 267. Из Стокгольма мне об этом сообщил Володя Матвеев и просил уточнить, что это за номер. Это был заводской номер С-2, построенной 23 сентября 1936 года на Балтийском заводе в Ленинграде под тактическим номером Н-2 (Н-немецкая – она строилась по немецкому проекту и дизеля на ней стояли немецкие, и многое другое на ней было тоже немецким, только экипаж был советским). Володя поздравил меня с успехом. Потом в Интернете появились первые сообщения и снимки, ко мне зачастили многие каналы телевидения. Радость переполняла моё сердце, и в июле оно легко перенесло довольно сложную операцию. А официального разрешения Хельсинки Бьорн Розенлёф, по-моему, так и не получил. Ему оказалось достаточно моей просьбы. Это частично объясняет будущие сложности взаимоотношений шведских дайверов с финскими властями.

Что на дне Балтики?

Так или иначе, открытие состоялось. Координаты его сейчас известны мне с точностью до метра (точка 2 на нашей схеме). По пеленгу с Меркета они отличаются более чем на 30 градусов от пеленга на взрыв мины, и это ещё одно доказательство, что 3 января 1940 года при взрыве мины С-2 не погибла, хотя и получила тяжелейшие повреждения. А с кинокамер шведских дайверов предстают такие фатальные разрушения, которые никак не могли быть нанесены одной миной (вероятно, русской времён 1908-1912 гг.; ставил их бывший минный заградитель Российского Императорского флота "Воин"). Подводная лодка расчленена на 3 части:

- носовую, длиной около 20 метров (торпедный отсек), наиболее разрушенную;

- центральную, длиной также около 20 метров (2, 3, 4 и 5-й отсеки);

- кормовую, длиной около 35 метров (6-й и 7-й отсеки).

При этом каждая из частей отодвинута какой-то силой от соседней на 8-10 метров.

Впечатляют следы посетителей, пожелавшими остаться неизвестными. Они явно пытались забраться в командирский отсек. Аккуратно вскрыт верхний рубочный люк. В прочном корпусе зияет прямоугольное отверстие, в которое свободно вплывает аквалангист. Перископ сильно изогнут к корме, и я считаю, что это могло произойти от воздействия ледового панциря при всплытии или под воздействием тарана, но никак не от взрыва мины. Около центральной части лежат стреляные гильзы 100- и 45-мм снарядов, свидетельствующие, что в последнем бою лодка вела артиллерийский огонь.

Читать далее


Главное за неделю