Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Тутышкин: Причина гибели ПЛ С-2: мина или артиллерийская дуэль?

22.04.11
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, А.Г.Тутышкин, капитан 2 ранга в отставке
Фото: Центральный Военно-Морской Портал
Подводная лодка С-2 найдена, но обстоятельства её гибели и через 70 лет остаются тайной.

Как все было на самом деле

Как же всё-таки погибла С-2? Однозначного ответа на этот вопрос в России нет, но после открытия места её захоронения, официальная версия гибели от взрыва мины 3 января 1940 года, считаю, полностью исключается. В 1940 году она была выгодна всем сторонам, которые не были заинтересованы в расширении конфликта. В Финляндии она повышала престиж её Оборонительных Сил и снимала подозрения с её союзницы - Швеции, которая ради своего традиционного нейтралитета готова была поступиться этим престижем. В СССР версия оправдывала явные упущения в готовности Балтийского Флота к активной подводной войне вдали от родных берегов даже против такого противника, как Финляндия, не говоря уже о войне с сильнейшим на Балтике шведским флотом. Да и грехи, связанные с нарушениями "призового права", финская версия помогла сгладить.

Несомненно, взрыв мины 3 января 1940 года в точке 1 был. Учитывая, что путём С-2 в обоих направлениях все наши лодки проходили неоднократно до и после 3 января, полагаю, что на пути С-2 встретилась плавающая мина, сорванная с якоря штормом. Пытаясь уйти от неё, С-2 погрузилась, но при этом зацепилась за минреп и потащила мину за собой, пока та не взорвалась, ударившись о риф или льдину. Взрыв был неконтактным и на значительном расстоянии от лодки, что спасло её. Однако последствия были серьёзными: оказалась выведенной из строя радиосвязь, появилась течь в топливной цистерне. Экипаж активно боролся за живучесть лодки, ему удалось устранить утечку соляра.

Командованию лодки было известно, что неподалёку на позиции 10 (всего в трех милях севернее места взрыва мины) проходит путь из шведских фьордов в Финляндию и обратно. Было принято самоотверженное решение на бой, понимая, что он может быть последним, но только бой в создавшихся условиях позволял показать, что лодка жива и борется, вселял надежду на спасение.

13 января 1940 года на горизонте из Финляндии показался конвой. Во главе шёл катер-охотник "Аура-2" (550 брт). Следом шли 3 транспорта ("Аннеберг", "Хебе" и "Боре-1"). Замыкал конвой СКР "Турсас". Торпедная атака успеха не принесла, но С-2 не стала уходить от начавшей её преследовать "Ауры-2". Она неожиданно всплыла и выстрелами своих орудий пустила бывшую яхту на дно. Увидев это, СКР "Турсас" оставил в покое Щ-324 и начал преследование обидчицы, сбросив на неё 6 бомб, взрывы которых наблюдала Щ-324. Для С-2 эти взрывы, даже если они происходили достаточно далеко, были губительны. Они заставили кровоточить старые раны, появились новые течи топливых цистерн (потеря герметичности их при взрывах позже была признана конструктивным недостатком лодок этой серии - лопались сварные швы). Положение С-2 стало критическим, на глазах таяли последние надежды на спасение. На остатках соляра, лавируя между льдинами, С-2 медленно пробивалась обратно мимо того же Меркета, но силы её иссякли и она оказалась в ледовом плену. Лодка слышала лидер "Минск", радиостанции Кронштадта и Ленинграда (РВ-53), сама пыталась сообщить о своём бедствии, но ни плавбаза "Смольный" 14 января 1940 года (после боя), ни лидер "Минск" 21 января 1940 года так и не смогли разобрать текст из-за слабости сигнала длинноволнового передатчика С-2 (чётко слышались только позывные радиста №1300 и знак окончания передачи).

Противник вёл С-2 по тянувшемуся за ней топливному следу (13 и 14 января финская авиация вновь обнаружила вытекавшее из воды топливо), по радиоперехватам и даже визуально - с Меркета. Понимая безвыходность положения лодки, есть предположение, что её хотели использовать в качестве приманки для спасателей, но им помешали тяжелейшая ледовая обстановка и приказ вернуться на базы. Об этом рассказывала мне и моя мама. Ведь и командир отряда лёгких сил, базировавшегося в Либаве, Борис Петрович Птохов и, спаситель челюскинцев, известный полярный капитан Владимир Иванович Воронин с 1936 года жили в нашем "доме специалистов" №61 на Лесном проспекте в Ленинграде и были знакомы с нашей семьёй. Из воспоминаний адмирала Ю.А.Пантелеева: "Я хорошо помню, сколько нам пришлось пережить тогда. В проливе Кваркен С-1 вынуждена была всплыть. И тут же её зажало льдом. Получив сообщение, мы стали лихорадочно думать, как помочь ей. Кто-то даже предложил просить Швецию, чтобы она послала свои ледоколы. Но это означало потерять корабль – он был бы интернирован вместе с командой. А с лодки поступали радиограммы одна другой тревожнее. Советский корабль атаковали вражеские самолёты…". Со своей стороны отмечу, что всё это происходило в том же районе, где в это время агонизировала С-2.

Шведская версия

В январе 1940 года разведуправлению КБФ была поставлена задача выявить все имеющиеся сведения относительно пропажи ПЛ С-2. Какие сведения были добыты, какие из них были сообщены командиру 1-й бригады ПЛ К.М. Кузнецову, мне пока не известно, но они позволили ему сделать на совещании по итогам действий бригады в "зимней войне" такое заявление:

"Если верить шведской печати, обстоятельства таковы: неизвестной подводной лодкой был подожжён шведский транспорт. Горел целый день. Подводная лодка была атакована шведскими миноносцами". Этой подводной лодкой могла быть только С-2, и добили её шведские миноносцы в отместку за гибель своего "Фенриса".

Когда же это произошло?

27 января 1940 года выходящая на шведском языке газета "Аландстиднинген", публикуя сводку Главного командования Оборонительных сил Финляндии, сообщила:

"Несколько дней назад (не недель, а дней!) на одном из наших минных полей была уничтожена вражеская подводная лодка". Вероятнее всего финские ВМС праздновали свою новую победу. Озабоченные своим нейтралитетом шведы не возражали против украденной победы и даже поддержали своих соседей:

На следующий же день 28 января стокгольмская "Дагенс нюхетер" так комментировала это событие: "Вероятно, две русские подводные лодки действовали в Ботническом заливе, атакуя как шведские, так и финские суда. Из-за усложнившейся ледовой обстановки, они, вероятно, направились на юг. Одна из субмарин подорвалась на минном поле. Другая, скорее всего, добралась до базы".

Считая С-2 погибшей ранее, новой своей жертвой союзники считали С-1 или Щ-324, не зная ещё, что обе лодки успешно, хотя и с огромными трудностями добрались до своих баз. С учётом изложенного выше, эти два сообщения ещё раз подтверждают, что в период с 21 по 25 января 1940 года ушла под лёд и не вернулась советская подводная лодка С-2. Она, действительно, погибла на минном поле, но в невероятно тяжёлых условиях её экипаж до конца выполнил свой долг перед Родиной, приняв посильное участие в бою с конвоем, что, возможно, спасло Щ-324.

Странности финской политики

Теперь после этого открытия стало предельно ясно, почему финны так долго и упорно сопротивлялись попыткам найти лодку, почему они и сейчас, после вымученного разрешения на проведение похорон (церемония состоялась 17 августа 2010 года здесь дать ссылку на наш материал), отказываются признать место гибели С-2 российским воинским захоронением. Подводные съёмки, сделанные в процессе открытия С-2, свидетельствуют, что и до этого имели место неоднократные её посещения, причём, с применением очень мощных и совершенных по тем временам технических средств. Эти посещения не могли проходить без ведома финских властей, так как останки лодки находятся всего в миле от острова-маяка Меркет. Первое посещение произошло летом 1941 года, когда Финляндия стала союзником фашистской Германии во 2-й мировой войне. Немцы были очень заинтересованы в информации о подводных лодках Советского Союза. В их руках в первые же дни войны оказались и С-1, и С-3. А тут союзники не против предложить ещё и лежащую в их акватории С-2. Какая удача! Да и глубина подходящая — всего-то 23,5 метра! Напомню, это были те самые "немецкие" лодки, ставшие основой для производства большой советской серии средних лодок IX-бис. Немцы в это время уже вели большую подводную войну и опыт эксплуатации лодок, прошедших через горнило "зимней" подводной войны, был для них бесценен. Думаю, что к дальнейшим работам финнов и шведов уже просто не допускали. Они только наблюдали за ними со своего Меркета. Так что известный немецкий военно-морской историк Юрген Ровер не очень кривил душой, подтверждая, что советская подводная лодка С-2 погибла во время советско-финляндской войны на финском минном поле. Эта версия до последнего времени устраивала всех. Категорически с ней не согласны я и стокгольмский корреспондент газеты "Новые Известия" Алексей Смирнов, опубликовавший (сразу после открытия места гибели С-2) ряд статей в поддержку версии гибели лодки в 20-х числах января 1940 года после участия в бою со шведско-финским конвоем 13 января 1940 года. Выше мною и были приведены открытые им статьи в шведских газетах тех времён.

Вопрос принципиальный - речь идёт о первой боевой потере советских подводников.

Что в итоге

Прошло более 70 лет. Мне так и не сообщили о признании Финляндией места гибели С-2 российским воинским захоронением. А ведь это очень важный вопрос. Не зря великий А.В.Суворов говорил, что война не закончена, пока не похоронен последний солдат.

Впрочем, дело к этому всё же идёт. 17 августа 2010 года по инициативе Швеции (капитан 1 ранга Кристиан Аллерман, бывший военно-морской атташе в Москве) родственники экипажа С-2 под эгидой Санкт-Петербургского Клуба моряков-подводников (капитан 1 ранга Игорь Курдин) побывали на месте гибели лодки. По приглашению главы правительства Аландских островов мы были доставлены в точку, указанную шведскими дайверами, где ими были сняты кадры, показанные в июне 2009 года в Интернете. Священник Чесменской церкви отец Алексей провёл заупокойную службу и под долгий щемящий звук корабельной сирены на воду был спущен венок, брошены цветы, медальон и питерская земля с Северного кладбища.

На той церемонии шведским дайверам была передана памятная плита, которую они 1 ноября не без приключений установили на рубке С-2. Неожиданно во время работы дайверов в воде к их базовому судну на полном ходу подлетел корабль береговой охраны и потребовал прекратить работы. К счастью, дело было уже сделано и обошлось без происшествий.

Министерство обороны России отметило работу шведских дайверов. 19 марта 2011 года в день 105-й годовщины подводных сил России в зале Революции Морского корпуса имени Петра Великого начальник Штаба Северо-Западного военного Округа адмирал Н.М.Максимов вручил медали "За увековечение памяти погибших защитников Отечества" шведам: Бьорну Розенлёфу, Патрику Пальму, Мортену Зеттерстрёму, Ричарду Юхансону и Ингвальду Экерману, которые в этот день стали новыми членами Санкт-Петербургского Клуба подводников и моими личными друзьями. Мне было очень приятно вновь видеть их милые, улыбающиеся лица. Среди награждённых были также и Кристиан Аллерман, Игорь Кириллович Курдин, Александр Гаврилович Тутышкин, и член Правительства Аландов Кеннет Густавссон, много сделавший во время поисков подводных лодок С-7 (1999 год) и Щ-305 (2007 год).

19 марта я был счастлив как никогда. Но хочу напомнить читателям Центрального Военно-Морского Портала и всем россиянам, что на дне Балтики вдоль всей трассы Северного потока нашего газа в Европу лежат 38 советских и 7 российских (времён первой Мировой войны) подводных лодок. И далеко не все из них были найдены, а погибшим на них отданы воинские почести.

Даже по подводной лодке С-2 остаётся больше вопросов, чем ответов. Дайверы сообщили мне, что в отсеках С-2 насчитали не более 5 останков человеческих тел. Судьба остальных 45 членов экипажа, в том числе и моего отца, остаётся неизвестной. Но я не теряю надежды. Надеюсь на помощь моих шведских друзей и Господа Бога. Хочу знать правду, какой бы горькой она ни была.

В начало


Главное за неделю