Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

На танке – в историю двух наций

03.03.10
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Игорь Козырь, капитан 1 ранга запаса, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, член президиума РОО "Полярный конвой", пресс-секретарь Морского литературно-художественного фонда им. Виктора Конецкого

Джозеф Байерли. Фото с выставки "Герой двух наций Джозеф Байерли"
Выставка "Герой двух наций Джозеф Байерли", посвященная единственному солдату Второй мировой войны, сражавшемуся одновременно в американской и советской армиях, открылась 18 февраля в петербургском Строгановском дворце - филиале Русского музея. В церемонии открытия выставки приняли участие сын легендарного ветерана – посол Соединенных Штатов в Москве Джон Байерли и губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Среди почетных гостей были ветераны Великой Отечественной войны и жители блокадного Ленинграда.
Об удивительной военной судьбе везунчика Джозефа Байерли сняты документальные фильмы, выпущены книги, написаны десятки статей в газетах и журналах России и США.

В 1994 году в Белом Доме на церемонии по случаю 50-летия открытия Второго фронта памятные медали ветерану вручили президент США Билл Клинтон и президент России Борис Ельцин. После этого Джозеф Байерли несколько раз был в России, стараясь оказаться здесь в дни празднования Дня Победы. Последний раз он посетил нашу страну по приглашению правительства России в год своей кончины – 2004 – и был единственным американским солдатом среди 15 тысяч ветеранов, прошедших 9 мая праздничным маршем по улицам Москвы.



Байерли на службе мира



Джон Байерли. Фото Игоря Козыря
Сын Байерли Джон, посол США в Москве, чья дипломатическая карьера в России началась накануне перестройки в 1983-1985 годах, уверен, что его "миссия – это эстафетная палочка отца, которую он передал мне, чтобы сотрудничество между нашими странами продолжалось". В декабре минувшего года Джон Байерли встретился в Генеральном консульстве США в Санкт-Петербурге на презентации книги воспоминаний американских моряков торгового флота, участников Второй мировой войны с российскими ветеранами Северных конвоев 1941-1945 гг., членами РОО "Полярный конвой".

Джозеф Байерли родился в 1923 году в городке Маскегон штата Мичиган, в 1942 году окончил школу. Он мог бы получить стипендию на учебу в Университете Нотр-Дам, но вместо этого был призван в армию. Крепкий, спортивного телосложения парень получил назначение в 506-й парашютно-пехотный полк 101-й десантной дивизии "Кричащие орлы", специализирующейся на радиосвязи и подрывных работах. Местом дислокации дивизии, интенсивно готовившейся к высадке в Нормандии, стал английский город Рамсбери. После девятимесячной подготовки Байерли в мае и апреле 1944 года участвовал в двух боевых операциях по доставке золота участникам Движения Сопротивления во Франции.

День "Д" в жизни Джозефа Байерли

В Нормандию сержант Байерли и его товарищи прибыли на несколько часов раньше, чем остальные участники одной из самых известных операций Второй мировой войны. Джозеф оказался в составе воздушного десанта, которому было приказано захватить два моста через реку недалеко от места высадки морского десанта. Около 20 тысяч американских и британских парашютистов должны были удержать эти мосты как можно дольше, обеспечивая дальнейшее продвижение частей главных сил, которые высаживались с моря и атаковали Атлантический вал в лоб, чтобы потом двигаться в глубь побережья... Сержант Байерли и его отряд десантировались ночью. Сержанту повезло больше, чем многим из его товарищей - он находился на борту одного из головных самолетов. Придя в себя, немцы открыли ураганный зенитный огонь, и несколько машин, следовавших за Байерли, погибли в воздухе со всеми находившимися на их борту людьми. Открыв свой парашют, Джозеф увидел, что опускается прямо в расположение немцев: под ним горел дом, который фашисты подожгли специально, чтобы осветить окрестности, и при свете пожара расстреливали спускающихся с неба парашютистов...


Сержант Джозеф Байерли. 1943 год. en.wikipedia.org
Везение не покинуло сержанта Байерли: он умудрился приземлиться прямо на крышу самого высокого здания в тех местах - церкви во французской деревушке Ком Дю Монт. Сержант покинул свой самолет всего на несколько секунд раньше, а оказался далеко от назначенного места приземления. Байерли освободился от парашюта и слез с крыши. Более 20 часов он пробирался к мостам и успел взорвать по дороге электрическую подстанцию. Несколько раз натыкался в темноте на немцев. Но если из первой переделки он выбрался, то во второй раз ему не повезло. Джозеф решил перелезть через высокую живую изгородь и, оказавшись на другой стороне, угодил под прицел шести "шмайсеров" и крупнокалиберного пулемета. Один из германских солдат прихватил у Джозефа личный номер. Похоже, именно благодаря этому трофею на побережье Нормандии позднее появилась могила с именем сержанта Джозефа Баейрли, в которой покоится безымянный немецкий солдат, любитель военных сувениров.

Пленного сержанта повезли из Нормандии на север, но когда колонна военнопленных попала под обстрел, Байерли, получившему легкое ранение, удалось бежать. Через сутки с небольшим его снова задержали и отправили в лагерь для военнопленных - известный "лагерь на горе голода". "Раз в день нам приносили пол-пинты (250 граммов) супа, - вспоминал Байерли. - Я бы мог приготовить суп из травы получше". "Когда у нас выросли бороды и мы стали отвратительно грязными, - рассказывал сержант, - немцы согнали нас вместе, отправили в Париж и провели по улицам. Это было пропагандистское зрелище".

Ему хорошо запомнился первый допрос, на котором присутствовала немецкая разведка. Когда сержант заявил, что он простой солдат, то услышал в ответ: "Неправда, Джозеф Роберт Байерли, вы и радист, и подрывник! Мы все о вас знаем". Это сказала присутствующая при допросе хорошенькая блондинка. Байерли не составляло труда узнать в ней одну из тех девушек, которые частенько ходили к ним на танцы в Рамсбери. По счастью, она не имела представления о том, что Джозефа Байерли дважды, в мае и в апреле 1944-го, тайно высаживали в немецком тылу за Атлантическим валом. Если бы немцы знали, что он был связан с подпольем, дело могло бы принять совсем другой оборот.

Начались скитания по лагерям. В одном из них среди военнопленных действовала подпольная организация. Байерли вошел в ее состав и возглавил так называемый "комитет по побегам", занимаясь их организацией и подготовкой. Впрочем, в первый раз ему помог бежать счастливый случай. Джозефу сказочно повезло: удачливый американец выиграл в кости 60 пачек сигарет. Немцы - и те страдали от недостатка курева! На выигрыш заключенные подкупили охранника, который в безлунную ночь сделал вид, что не слышит, как они режут проволоку ограждения. Военнопленные бежали небольшой группой и сели в товарный поезд, идущий, как они думали, в Польшу.


Пленный Джозеф Байерли. Осень 1944 года. en.wikipedia.org
А приехал поезд в Берлин. Что ждало пленных в столице Третьего рейха? Дедушка и бабушка Джозефа были выходцами из Германии, и он немного говорил по-немецки, но слов явно не хватало, чтобы выбраться из переплета. Несколько дней беглецы прятались в канализационных трубах, а потом зашли в один из домов, попросили у хозяйки еды и место для ночлега. Хозяйка не замедлила сообщить об этом гестапо. На допросе сержант заявил, что его зовут Джо Хамбоун, он родом из Чикаго и, как и все его приятели - американский гангстер. Фотография Байерли появилась на первой странице берлинской газеты: на берлинских улицах бесчинствуют хулиганы из Чикаго! В гестапо отношение к пленным американцам было совсем не таким, как в лагере. Здесь их несколько дней страшно избивали, а затем посадили на хлеб и воду. На этот раз американцев выручило ревнивое отношение вермахта к своей "собственности". В место, где содержались арестованные, прибыли пятеро офицеров вермахта, чтобы забрать их обратно в "родной" Шталаг III. Сержант слышал, как гестаповцы и армейские чины дико спорили между собой, кому из них принадлежат заключенные. Гестаповцы в конце концов уступили, и американцы вернулись в "родной" лагерь. Старый охранник, ветеран Первой мировой, увидев доставленных под конвоем американцев, сказал: "Вы не в своем уме, парни, — зачем бежать, рисковать жизнью, когда скоро войне конец?!" И красноречиво мотнул головой на Восток, откуда доносился грохот артиллерийской стрельбы.

Американский сержант на службе в Красной Армии

К январю 1945-го Байерли оказался в Шталаге III-С в Альт-Древице в Силезии. Военнопленные разработали новый план. Бежать должны были трое. Один прикинулся больным, охране заявили, что его надо отправить в лазарет, находившийся за ограждением лагеря. Когда открыли ворота и Джозеф Байерли с напарником вынесли из лагеря носилки, другие военнопленные затеяли шумную драку, отвлекая внимание немцев. Беглецам удалось уйти от лагеря на расстояние около 50 километров, но их настигла погоня. В пальбе сержант потерял своих друзей и до леса добрался в одиночку. Три дня Джозеф шел на восток, на четвертые сутки забрался переночевать на сеновал какого-то хутора. Ночью во двор пришел фронт. Наутро, когда бой затих, Байерли выбрался из своего убежища и увидел советских солдат и танки с красными звездами на башнях. Были среди танков и хорошо знакомые ему американские "Шерманы". Судя по всему, Джозеф оказался в расположении 219-й или 19-й танковой бригады 2-й гвардейской танковой армии 2-го Белорусского фронта. По-русски Байерли знал только два слова: "американски товарищ". Но и этого было достаточно. Среди офицеров танкового батальона нашелся человек, сносно говоривший по-английски. С его помощью сержант рассказал о своем боевом прошлом и попросил, чтобы его взяли в полк. У него не было сомнений в том, что теперь кратчайший путь домой лежит через Берлин вместе с русскими. Комиссару полка эта мысль не пришлась по душе, но командир батальона – а им, к удивлению американца, оказалась женщина-майор – дал согласие. Джозеф получил автомат ППШ и вошел в состав экипажа "Шермана". Через несколько часов батальон вступил в бой...

Обстановка менялась каждый день. Знания Байерли весьма пригодились русским военным. Во время очередного марш-броска батальон наткнулся на баррикаду, преградившую путь. Несколько пачек взрывчатки, расчистившие дорогу советским танкам на Запад, помогли Джозефу завоевать авторитет и уважение среди новых боевых друзей.

Продолжая наступление, батальон вышел к лагерю, где недавно Байерли сидел со своими товарищами. Там оставались несколько тысяч военнопленных, в основном, русские. Остальных немцы эвакуировали на запад. Напрасно Джозеф искал своих друзей. По иронии судьбы единственного из них ему довелось встретить много лет спустя на приеме в российском посольстве в Вашингтоне.

Русские не знали, что делать с несколькими килограммами американской взрывчатки, которую возили с собой. Внимание командования полка привлек огромный сейф. Байерли и тут отлично справился с заданием. Внутри сейфа оказались деньги – конфискованные у заключенных купюры самых разных стран. Здесь же лежали личные дела с фотографиями товарищей Джозефа, бежавших вместе с ним. Байерли отыскал свое дело и забрал из него фото. Заодно - набил карманы долларами. Русских офицеров иностранная валюта не привлекла, зато они выбрали себе часы, фотоаппараты и пополнили кошельки советскими рублями, которых в сейфе хватало.

Месяц воевал Джозеф Байерли, и весь месяц батальон вел непрерывный бой, пока не угодил под бомбежку. В начале февраля сержант получил тяжелое ранение и был отправлен в советский госпиталь в Ладсберге (сейчас это польский город Гожув-Велькопольски). Однажды в палатах появилось все госпитальное начальство и несколько военных, в том числе очень высокий чин. Когда офицеры подошли поближе к раненому Байерли, сержант узнал среди них хорошо известного ему по портретам маршала Жукова.

Американский доброволец привлек внимание маршала, и он с интересом выслушал историю его военных приключений, а на прощание спросил, чем может помочь Байерли.

Джозеф попросил документ, подтверждающий его личность и дающий возможность добраться до ближайшего американского посольства.

На следующий день в госпиталь явился офицер с письмом на бланке, украшенном пятиконечными звездами и подписью самого маршала. Это письмо оказалось настоящей волшебной палочкой: после выписки перед Байерли открывался любой шлагбаум, американского сержанта сажали в любой грузовик и поезд независимо от маршрута следования.

Долгая дорога домой

Первым делом Байерли направился в Варшаву – ходили слухи, что там открылось американское посольство. Но вместо столицы Польши Джозеф увидел перед собой сплошные руины. Отсюда он больше недели добирался до Москвы в теплушках товарных поездов в компании с ранеными красноармейцами. На московском вокзале Байерли тотчас оказался в объятиях патруля городской комендатуры. Что и говорить, вид у американского сержанта Советской Армии был весьма подозрительный: на плечах - остатки американской шинели, за спиной - солдатский "сидор"…

Дежурный по комендатуре долго разговаривал по телефону. Все-таки Байерли отправили не в сибирские лагеря, а в отель "Националь", где размещалось американское посольство. Часовой у входа в гостиницу выпучил глаза, услышав от оборванца английскую речь. В "Национале" Джозефа Байерли помыли, накормили, ему оказали медицинскую помощь. В тишине и комфорте сержант дожидался отправки на родину. Но буквально на следующий день отношение к нему резко изменилось. В ответ на запрос из посольства пришла телеграмма, в которой сообщалось, что сержант Джон Байерли убит 10 июля 1944 года. В церкви его родного города о нем отслужили панихиду, в местной газете опубликовали некролог, а семье выплатили полагающуюся денежную компенсацию в размере 700 долларов. До окончательного выяснения личности Джозефа посадили под арест в номер гостиницы "Метрополь". Пока сержанта вели туда под охраной, он едва не подрался с часовым, доказывая, что он - не самозванец и не германский шпион. Сидя взаперти, Байерли вспомнил: когда его призывали в армию и регистрировали в Красном Кресте, у него взяли отпечатки пальцев. На повторный запрос с предоставлением фотокопии отпечатков пальцев пришло подтверждение личности сержанта... Путешествие домой заняло около двух месяцев. Из Москвы Байерли вылетел в Одессу. Там его посадили на корабль и доставили в Турцию. Из Турции - в Египет, из Египта - в Италию. И оттуда в конце апреля 1945 года Байерли добрался до Америки и вернулся в родной штат Мичиган.


Могила Джозефа Байерли, солдата двух армий. Фото с выставки "Герой двух наций Джозеф Байерли"
День Победы застал его в Чикаго. Чуть позже пришло официальное извинение из Пентагона за ошибочное уведомление о гибели сержанта Байерли, затем - письмо с предложением вернуть выплаченную его семье страховку и переданную родным на хранение медаль "Пурпурное сердце". Медаль, правда, ветерану вернулась - с четырьмя дубовым листьями, указывающими на число ранений, полученных Джозефом на войне. Вслед за "Пурпурным сердцем" сержант получил еще несколько правительственных наград США. Вместе с ними Байерли с гордостью носил два советских ордена – "Боевого Красного Знамени" и "Красной Звезды", подаренные ему российским ветераном – участником сражения под Курском, и медаль "100 лет маршалу Жукова" с хорошо знакомым ему профилем.

В 1946 году Байерли женился на Джоане Хэловел. Обвенчал их в той самой церкви тот самый священник, который служил по нему заупокойную панихиду двумя годами ранее, а двадцатью годами ранее крестил младенца по имени Джозеф. После войны Байерли поступил на службу в компанию "Брансвик корпорейшн", где проработал 28 лет вплоть до ухода на пенсию.

Джозеф Байерли скончался от сердечного приступа 12 декабря 2004 года в городе Токкоа, штат Джорджия, куда был приглашен выступить перед студентами местных школ и колледжей. Даже смерть его обрела символический характер: именно здесь, в учебном центре воздушно-десантных сил, начиналась его армейская служба. В апреле 2005 года на Арлингтонском военном кладбище прошла торжественная церемония погребения праха заслуженного ветерана, на которой вместе с родными и близкими покойного присутствовали посол России в Вашингтоне Юрий Ушаков, сенатор от штата Мичиган Карл Левин и многочисленные представители американских и российских СМИ. В августе 2005 года на стене церкви в Ком-дю-Монт во Франции, где Байерли приземлился на парашюте 6 июня 1944 года, открылась мемориальная доска в память об этом событии.


Главное за неделю