Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Адмирал Л.М. Галлер

Автор: к.в.н, доцент, заведующий кафедрой Петросян В.Н.

Лев Михайлович Галлер родился в ноябре 1883г. в Выборге. Получив традиционное для небогатой дворянской семьи воспитание, ещё в детстве «заболел» морем и в 1902г. поступил в специальный класс морского корпуса. На мировоззрение будущего адмирала в ходе учёбы большое влияние оказали действия российского флота в русско-японской войне.

В Морском корпусе горячо обсуждались статьи Н.Л. Кладо, А.Н.Щеглова и других авторов, остро переживали гибель С.О. Макарова, «Варяга», неудачи в войне. Многое из пережитого и понятого в то время осталось в памяти на долгие годы службы, которая началась после выпуска в феврале 1905г. назначением на Балтийский флот. Начиналась служба в обстановке грядущей революции, потери престижа военно-морского флота после поражения в войне, волнений в матросской среде. В этих трудных условиях своей службой Л.М. Галлер являл пример честного служения России, уважения к тем, с кем связала судьба.

Уже тогда, многое передумав, Лев Михайлович определил для себя принципиальные вопросы ответственности военного руководителя любого ранга за порученное дело. Это стало стержнем всей его дальнейшей службы – высочайшая ответственность, работа по 16-18 часов в сутки, стремление глубоко разбираться в сложных вопросах самому и только на этом основании ставить задачи подчиненным. Все указанные качества закреплялись в длительных плаваниях, учениях, на артиллерийских стрельбах и в ходе подготовки к грядущей войне. Такой самоотверженный подход к службе сказался и на служебном росте. Первую мировую войну он встретил уже в должности старшего артиллериста линкора «Андрей Первозванный», одного из новейших кораблей Балтийского флота.

Первое боевое крещение старшего лейтенанта Галлера – флагманского артиллериста бригады линкоров – состоялось в августе 1915г. в бою линкора «Слава» с двумя немецкими линкорами «Нассау» и «Позен». После боя Лев Михайлович писал отцу: «Вспоминая те часы под огнем, скажу Вам честно, что страха не испытывал, работал как на учебной стрельбе, помогая управляющему огнем….». Затем были революционные события начала 1917г. и Моонзундское сражение, в котором Л.М. Галлер, уже капитан 2 ранга, участвовал как старший офицер линкора «Слава». Был и последний бой «Славы» в начале октября и назначение командиром эсминца «Туркменец - Ставропольский» за неделю до вооруженного восстания в Петрограде. Л.М. Галлер не принял идеи революции, но выбор определился пониманием необходимости служения Родине и народу.

Сложный период революции, выхода России из мировой и гражданской войны закалил его, дал новый опыт. В январе 1918г. Л.М. Галлер подписал контракт «военного флота Российской Федеративной Республики» и указал: «Обещаю честью и верно служить в военном флоте…». Представители советской власти доверяли Льву Михайловичу, что подтверждалось назначениями по службе – в апреле 1918г. временное командование линкором «Андрей Первозванный», в феврале 1919г. командиром крейсера «Баян», а уже 2 апреля того же года вновь командиром на «свой» линкор. Новому командиру здесь всё знакомо и привычно. 17 апреля 1920г. Л.М. Галлер вступил в обязанности начальника штаба действующего отряда кораблей (ДОТ), в состав которого входил, почти весь Балтийский флот. С приходом нового начальника штаба на кораблях отряда развернулась систематическая учёба, подготовка к летней кампании.

Военная страда на Балтике закончилась в июле, возникли новые проблемы восстановления флота и поддержания его в боеготовом состоянии. В это время руководство флотом не было стабильным. Командовавший с октября 1920г. минной дивизией Галлер, уже в январе 1921г. временно возглавил штаб флота. 15 апреля Л.М. Галлер был утвержден в должности начальника штаба флота Балтийского моря. Первые месяцы на новом посту были сопряжены с необходимостью скорее залечить раны войны, особенно заботила сложная минная обстановка. Многие корабли были не укомплектованы, регулярно в море ходили только тральщики.

Новая работа давала возможность разработать более совершенную организацию Морских сил Балтийского моря. Было обосновано решение отказаться от деления на дивизии и перейти к дивизионам, но фактически реформу провели лишь через год. Но все предложения Льва Михайловича по организации боевой подготовки флота, планы оперативных и организационно-мобилизационных мероприятий на случай войны возражений не встретили и сразу стали проводиться в жизнь.

В это период, рассматривая возможности флота, Л.М. Галлер, как и многие другие руководители и ученые, участвовал в дискуссии «Какой РСФСР нужен флот». Он с самого начала занял реалистическую позицию: использовать те силы, что есть, восстанавливать все корабли, которые не устарели и могут быть использованы для обороны морских рубежей. Он исходил также из понимания слабости флота на Балтике, не говоря уже о практическом его отсутствии как реальной боевой силы на других театрах.

Вот поэтому в основу осенних маневров флота им был положен бой на минно-артиллерийской позиции против превосходящих корабельных сил противника. Вести его должны были наши линкоры, крейсера, эсминцы и подводные лодки. Помощник главкома всеми вооруженными силами по морским делам Э.С. Панцержанский был доволен маневрами: флот показал, что на Балтике у РСФСР есть реальная морская сила. Успех маневров в эту кампанию 1922г., кроме всего, был обеспечен полным взаимопониманием Начальника морских сил Балтийского моря М.В. Викторова и Л.М. Галлера. В то время это было принципиально важно.

Интересная встреча состоялась у Л.М. Галлера летом 1925г. на линкоре «Марат». На борту находился М.В. Фрунзе. Нарком хотел в непринужденной обстановке выяснить у командования флота нужды Морских Сил, поговорить о новом кораблестроении. Здесь впервые Лев Михайлович высказался о необходимости комплексного (сбалансированного) развития флота. Предполагалось иметь в его составе крупные корабли, лёгкие силы, подводные лодки и катера. Речь шла и о необходимости строительства носителей самолётов – авиаматок, а также о ведущей роли во флотах всех крупных держав линкоров. Михаил Васильевич Фрунзе был собеседник внимательный, много уточнял и записывал. Вскоре после похода он писал: «…мы строим и построим сильный Балтийский флот. Ядро его у нас уже есть. Наша походная эскадра – неплохое начало. Республика позаботится, чтобы это начало увенчалось лучшим концом». Лев Михайлович многого ждал от нового наркома, считая, что страна теперь имеет мыслящего военного лидера, понимающего нужды армии и флота и видящего перспективы их развития. К сожалению, преждевременная смерть М.В. Фрунзе сорвала эти планы.

С октября 1925г. Галлер находился на полугодичной учёбе в Военно-морской академии на Курсах усовершенствования высшего командного состава (КУВНАС). Появилась возможность в спокойной обстановке многое переосмыслить, ознакомиться с новейшими материалами учёных академии по военному искусству, более глубоко изучить опыт применения флотов в Первой мировой войне.

В апреле 1926г. Л.М. Галлер вновь назначен начальником штаба Морских сил Балтийского моря. Время было спокойное, обстановка на флоте деловая, что позволило быстро втянуться в работу. Правда, надо отметить, что для Галлера в любой обстановке никогда не было мало работы. В одной из последних аттестаций того времени о нём говорилось: «Энергичный, инициативный, хороший администратор. Прекрасно ориентируется в обстановке. Скромен, дисциплинирован. Работает, не считаясь со временем, на совесть. Пользуется исключительным авторитетом и уважением у начальников и подчиненных. Вежлив и ровен, активен в общественной работе. Аттестуется на наморси» (начальник морских сил).

Конец того года ознаменовался принятием программы военного кораблестроения. Это была первая программа новой власти. Пусть кораблей планировалось построить не очень много, но Лев Михайлович оценил её как переломный момент в истории отечественного флота.

После завершения осенних маневров Галлер был вызван в Москву, где Начальник морских сил РККА Р.А. Муклевич предложил ему перейти на должность командира дивизии линкоров. Считали, что с поступлением новых кораблей для дивизии она фактически превратится в эскадру. Сила действительно была внушительной линкоры «Марат», «Парижская коммуна» и «Октябрьская революция». Была надежда вернуть ещё два линкора, уведенные белыми в Бизерту, но переговоры результатов не дали.

И в новой должности Галлер не изменил себе. Всю свою энергию и знания опять посвящал главному – боевой учебе. Особое внимание при этом уделял отработке организации взаимодействия линкоров с артиллерией фортов, с самолётами и лёгкими силами, в том числе и с торпедными катерами, а также бою на минно-артиллерийской позиции. Все теоретические положения, закрепленные в действующих руководящих документах, проверялись на учениях и маневрах.

В 1929г. Галлеру было поручено организовать перевод на Черное море линкора «Парижская коммуна» и крейсера «Профинтерн». Лев Михайлович со всей ответственностью приступил к подготовке сложного перехода, связанного с выходом в океан. Переход предстоял длительный и трудный. Но даже в этих условиях Л.М. Галлер находил время для самообразования. Его беспокоила дискуссия «о малом флоте» и «малой войне». Не отрицая оборонительного боя на минно-артиллерийской позиции, Галлеру импонировало стремление к активным действиям, а в будущем создание океанского флота. В этом «флоте Галлера» гармонично сочетались корабли всех классов, подчёркивалась важность иметь свою (морскую) авиацию. Надо признать, что большое влияние на взгляды Л.М. Галлера оказывали признанные специалисты военно-морской академии М.А. Петров и В.А. Белли. Прибытие в Севастополь состоялось 18 января 1930г. Истинное значение передачи двух мощных кораблей Морским силам Чёрного моря в полной мере проявилось в годы Великой Отечественной войны.

Возвращение в дивизию целиком поглотило внимание Галлера много, как всегда, работавшего. Соединение пополнялось новыми кораблями, что требовало в каждом конкретном случае разрабатывать документацию, осуществлять боевую подготовку, готовить командиров и штабы. В этой работе Галлер был незаменим не по должности, а по отношению к делу. Было и на кого опереться, особенно на командиров линкоров В.И. Иванова и Н.Н. Несвицкого.

Весной 1932г. Л.М. Галлер вступил во временное исполнение должности начальника Морских Сил Балтийского моря вместо убывшего на ТОФ В.М. Викторова. Флот вступал в этап перевооружения на новую технику и её освоения. Галлер как никто другой понимал необходимость разработки новых тактических приёмов, разработки оперативно-тактических документов для новых соединений и проверки всего наработанного на учениях в море.

К этому времени в целом уже сложились взгляды на задачи Морских Сил, на способы ведения морского боя. Однако близость границ с Финляндией предъявляла высокие требования к готовности сил. По-новому виделись действия своих сил на минно-артиллерийской позиции. Теперь следовало их вести в форме операции, всесторонне используя подводные лодки, торпедные катера и авиацию. Тогда уже Галлер видел трудности использования крупных кораблей за пределами Финского залива, понимая, что без прикрытия авиацией они могут быть уничтожены силами потенциального противника. Понимал он важность проведения десантных действий, учитывая и свой опыт 1919г.

Внедрение в практику соединений всего нового требовало напряженной работы органов управления Морских Сил, большую часть которой, особенно связанную с разработкой оперативных документов, Лев Михайлович брал на себя.

В июле Галлер был окончательно утвержден в должности, продолжая готовиться к осенним маневрам. Присутствующие на учениях наркомвоенмор К.Е Ворошилов и командующий военно-морскими силами страны В.М. Орлов высоко оценили уровень подготовки балтийцев.

В 1933г. начальником штаба был назначен И.С. Исаков, который стал Галлеру хорошим помощником. Он отлично знал Балтику, имел отличную подготовку и был прекрасным штабным работником. Много лет на разных должностях им пришлось работать вместе. А здесь, на Балтике, им приходилось решать вопросы базирования сил, строительства и судоремонта, перевода части кораблей на Север по Беломоро-Балтийскому каналу. Часто приходится бывать Галлеру и в Москве. Авторитет Льва Михайловича очень высок. Его награждают орденом Красного Знамени, приглашают на обсуждение новой программы военного судостроения. Сбываются надежды на создание большого флота, а отсюда и планы по его базированию, боевой подготовке, новым формам использования сил.

С января 1935г. Галлер стал именоваться командующим Краснознаменным Балтийским флотом (КБФ). В сентябре Галлеру было присвоено звание флагман флота 2 ранга, соответствующее адмиралу. В декабре он был награжден орденом Красной Звезды. Работа продолжалась.

Лев Михайлович постоянно размышлял о будущей возможной войне, рассматривая в качестве угрозы теперь уже флот фашистской Германии. О своих взглядах по этому вопросу он подробно информировал нового командующего Ленинградским военным округом Б.М. Шапошникова, с которым был знаком ещё с 1925г. Многое уже тогда объединило этих двух незаурядных людей. Главным было преданность делу, увлеченность, поиск нового. Любовь к книге и военной истории. Объединял и замечательный трёхтомный труд Шапошникова «Мозг армии», на первом томе которого было автором написано: «Уважаемому Льву Михайловичу - с признательностью». Эта новая встреча укрепила их отношения.

Вообще, по оценке самого Галлера, в новом (1936) году работа шла хорошо. Особое удовлетворение доставляло укрепление флота, строились новые корабли, базы, аэродромы и многое другое. Этот год оказался последним в командовании Балтийским флотом. В конце его Л.М. Галлер был переведен в Москву на должность заместителя командующего ВМС РККА. Инициатором назначения явился командующий Морскими Силами В.М. Орлов. По традиции Галлер немедленно включился в работу и даже жил в своём кабинете, чтобы не ограничивать продолжительность рабочего дня. Включаясь в разработку новой программы кораблестроения, принятия новых образцов оружия и вооружения, он глубже понял необходимость чётко сформулированной военной доктрины и глубокого военно-политического анализа обстановки. К сожалению, ясности в этих вопросах было недостаточно, хотя шла война в Испании.

В этот период своей работы Галлер впервые задумывается о несовершенстве структуры органов руководства Морскими силами, особенно в сравнении с Генеральным Штабом, чёткую работу которого возглавил Б.М. Шапошников. Льву Михайловичу потребовалось несколько месяцев, что глубоко разобраться в проблеме и сформулировать требования к организации органов управления на современном уровне. Особо он выделял роль Штаба Морских Сил, ясно представлял его структуру и содержание работы всех составных частей. Однако сразу воплотить в жизнь новые идеи не удавалось. Продолжалась напряженная работа, приходили новые руководители, которым помощь и поддержка мудрого и опытного специалиста была крайне необходима. Такую поддержку в это время получили многие ставшие потом известными советские флотоводцы, включая и Н.Г. Кузнецова, назначенного осенью 1937г. после Испании заместителем командующего ТОФ. Вместе с молодыми военно-морскими руководителями Галлер завершал разработку очередной кораблестроительной программы, которая уже тогда могла вывести СССР в ряд великих морских держав. По ряду причин, прежде всего экономическим, программа не была принята.

Флот продолжал боевую подготовку, в ходе которой внедрялся в практику новый Временный Боевой Устав Морских Сил (БУМС-37), где уделялось много внимание тактике разнородных сил, взаимодействию с сухопутными войсками. Участвуя в разработке и внедрении в жизнь БУМС – 37, Галлер обращал особое внимание на глубокое понимание вопросов оперативного характера. Это было тем более важно, что Морские Силы ещё не имели своего Наставления по ведению морских операций. 30 декабря 1937г. Постановлением ЦИК СССР был образован Народный Комиссариат Военно-Морского Флота СССР. Флот обретал самостоятельность и входил в непосредственное подчинение Правительству. Предусматривалось и создание Главного Морского Штаба (ГМШ), который возглавил Л.М. Галлер, являясь и заместителем Наркома (П.А. Смирнов). Были учтены все предложения, разработанные ранее Галлером.

Огромная ответственность была возложена на начальника ГМШ. Уровню этой ответственности соответствовал и уровень личности Л.М. Галлера. Подтверждения этому являлись каждодневно – постоянный напряженный труд по 18-20 часов в сутки. Продолжались и поездки на флоты, судостроительные заводы, НИИ. В марте 1939г. на должность заместителя Наркома ВМФ был назначен Н.Г. Кузнецов, которого Л.М. Галлер ввел в курс дела. С этого времени служба двух выдающихся моряков проходила вместе. Опыт плюс энергия славно послужили отечественному флоту, учитывая, что уже в апреле Кузнецов стал Наркомом. Н.Г. Кузнецов, вспоминая о своей первой наркомовской встрече с Галлером, писал: «Он пробыл у меня два часа. Мне хотелось посоветоваться с этим опытным, умным человеком….». Первой большой совместной работой стала разработка для флотов системы оперативных готовностей. Был учтен опыт адмирала Н.О. Эссена в годы Первой мировой войны и собственный опыт Кузнецова по службе на Тихоокеанском флоте. Уже в июне под руководством Галлера документы были разработаны и стали немедленно внедряться на флотах. С тех пор этот вопрос был постоянно в центре внимания Л.М. Галлера. Высшей оценкой внедренной системы было быстрое приведение флотов в полную боевую готовность накануне войны. Вклад Галлера невозможно переоценить.

Особой заботой Галлера стала разработка новых оперативных планов для Балтийского морского театра. Опасность скорой войны нависла над страной. В ноябре 1939г. началась война с Финляндией. Галлер срочно готовит документы, в которых чётко определяются задачи Балтийскому флоту. Мало того, Нарком направляет Галлера и Исакова в Ленинград на помощь командованию флотом. Пригодился их опыт и авторитет и в отстаивании интересов флота в «дискуссиях» с Мехлисом и Куликом. После окончания войны ГМШ взял на себя обобщение опыта применения КБФ и распространения его на флотах.

Главный Морской Штаб работал безукоризненно. Единственным «недостатком» Галлера была, как отмечал Кузнецов, осторожность. Особо талант Галлера проявлялся в вопросах анализа информации, на основе которой он затем разрабатывал предложения по тому или иному важному вопросу. Завершилась работа Галлера в ГМШ разработкой и принятием в ноябре 1940г. «Временного наставления по ведению морских операций». Наставление отразило основные положения оперативного искусства ВМФ, подчёркивая значительную роль авиации в действиях на море. В этом же году при переходе на новые воинские звания Галлер стал адмиралом. В октябре неожиданно для руководства ВМФ было принято решение о замене Галлера на посту начальника ГМШ Исаковым и назначении его заместителем Наркома по судостроению. Приняв в свое ведение целый ряд управлений, новую работу начал с вопросов кораблестроения, пытаясь внедрять все, что уже подтвердилось практикой войны на море.

Вечером 21 июня 1941г. Галлер с Кузнецовым принимали неотложные меры по повышению готовности флотов, не сомневаясь в скором начале войны. Теперь невозможно сказать, сколько же людей они спасли своими решениями. Флоты выдержали внезапное нападение, не потеряли ни одного корабля. В годы войны Л.М. Галлер решал широкий круг вопросов, без которых флот действовать не мог. Это обеспечение защиты кораблей от неконтактных мин, ремонт и строительство кораблей, перевод кораблей с Тихого океана и многое другое. На Галлера возлагалась и прежняя работа по руководству ГМШ, так как Исаков часто убывал на флоты на длительное время. На флотах складывалась сложная обстановка.

В 1943-1945гг. важным направлением работы была приемка кораблей от США и Англии. Все необходимые требования и документы по организации этой работы разработал Л.М. Галлер. Не упустил он и вопросов подготовки нашего личного состава в иностранных учебных центрах. Перелом в ходе войны выдвинул на повестку дня вопросы восстановления баз, судоремонтных заводов, восстановление кораблей. Новое строительство ограничивалось только катерами. Галлер постоянно настаивал на строительстве тральщиков, понимая серьёзность минной опасности. Его усилия позволили на всех наших морях своевременно приступить к тралению.

На завершающем этапе войны Л.М. Галлер неоднократно обсуждал с Наркомом будущее отечественного флота. Он в это труднейшее время пытался найти новый ответ на старый вопрос, – «какой флот нужен стране»? Уже тогда он понял необходимость для СССР океанского флота. Галлер остался верен себе – он видел в перспективе сбалансированный флот, в составе которого обязательно должны быть авианосцы. В течение 1944г. Галлер постоянно возвращался к этой проблеме и к концу года был готов документ, легший в основу предложений для первой послевоенной кораблестроительной программы.

1945г. Победа! А работа Л.М. Галлера значительных изменений не претерпела. Совместные планы с Наркомом о строительстве нового мощного флота. Не все идет, как намечено. Есть противники строительства авианосцев. Парадоксально, но судостроители пробивали программу, которая не устраивала двух ведущих руководителей ВМФ.

Следовали раздел флотов, упразднение Наркомата ВМФ, сложности в отношениях с военно-политическим руководством страны. Всё это совершенно не соответствовало взглядам Галлера. Короткое время 1947-48гг. был начальником Военно-морской академии кораблестроения и вооружения им. Крылова, где пригодился огромный опыт работы в этой области.

Галлер ожидал и других ударов по ВМФ, не зная, что один из них придется по нему и его товарищам - адмиралам. Этот удар справедливо получил название «суд без чести».

Завершая разговор о Льве Михайловиче Галлере, следует помнить, что талантом и самоотверженным трудом этого человека к 1941г. был создан ВМФ СССР, с честью выполнивший свой долг перед Родиной. Многое он успел и после войны сделать для ВМФ. Заслуги его отмечены 3 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, 2 орденами Ушакова 1-й степени, орденом Красной Звезды и многими медалями.

Парадокс нашей памяти состоит в том, что имена некоторых людей, судивших Л.М. Галлера судом без чести, уже давно присвоены боевым кораблям ВМФ. Настала пора, празднуя 100-летие Н.Г. Кузнецова, вспомнить его соратника и единомышленника всю жизнь отдавшего нашему флоту, решить вопрос о присвоении его имени одному из крупных кораблей.


Главное за неделю