Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    38,61% (39)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,78% (22)
Одну российскую
    20,79% (21)
Ни одной
    18,81% (19)

Поиск на сайте

Адмирал В.И. Платонов

Автор: Бондаренко А.В., Военно-морская академия

Шёл март 1922 года. На Крым, вслед за Поволжьем, обрушилось страшное бедствие - голод. Однако, не смотря на эти неимоверно тяжёлые условия, молодая Советская Республика продолжала заботиться о своей обороноспособности. Во флотские экипажи один за одним прибывали отряды новобранцев, чтобы после непродолжительного обучения занять своё место на кораблях Рабоче-Крестьянского Красного Флота.

«На привокзальной площади суета: из прибывающих поездов вываливались приезжие с чемоданами, котомками, мешками и устремлялись в разные стороны, навстречу им, как всегда, спешили вечно опаздывающие отъезжающие, торговки громко расхваливали свой нехитрый товар - сахарин, дельфиний холодец и мамалыгу, взбадривали вожжами замученных лошадок извозчики, тащили тяжёлую поклажу ломовики, и среди всего этого столпотворения сновали в грязных лохмотьях нищие и беспризорники - трагическое наследие двух войн и разрухи» - таким увидел Севастополь будущий адмирал Василий Иванович Платонов, как и многие его сверстники прибывший для первоначального военного образования в Черноморский флотский экипаж.

После непродолжительного обучения азам морской науки Василий Иванович был направлен на корабли Черноморского флота, где период 1922 – 1925 гг. проходил службу на крейсере «Коминтерн» и минном заградителе «1 Мая». Мечта о карьере морского офицера привела будущего адмирала в Военно-Морское училище Рабоче-Крестьянского Красного Флота (в последствии - Военно-Морское училище имени М.В. Фрунзе). После трёхлетней учёбы, Василий Иванович Платонов был торжественно произведён в Красные командиры и направлен для дальнейшего прохождения службы на тральщик № 21отдельного дивизиона траления и заграждения Черноморского флота, где и служил до сентября 1929 года.


В октябре 1929 года Василий Иванович вновь возвращается в стены родного училища, но уже в качестве командира роты. В те времена это считалось головокружительным повышением. Вместе с курсантами училища он, летом 1930 года совершает поход на крейсере «Аврора» из Ленинграда в Архангельск с заходом в норвежский порт Берген и Мурманск. Так Платонов впервые познакомился с Заполярьем и его суровым нравом. В 1931 году, после обучения на курсах усовершенствования командного состава, Василий Иванович Платонов назначается на должность дивизионного специалиста бригады подводных лодок Балтийского флота.

От Российской империи молодой Советской Республике в наследство досталось только два флота - Балтийский и Черноморский. Границы страны на Дальнем Востоке и на Севере со стороны океанов морскими силами не прикрывались. Озабоченные защитой страны, ВКП(б) и Советское правительство в 1932 году приняли решение о создании Морских сил Дальнего Востока. Оборону Заполярья мыслилось укрепить с вводом в эксплуатацию Беломорканала, по которому можно было провести часть кораблей с Балтики в бассейн Северного Ледовитого океана.

В апреле 1933 года был издан приказ наркомвоенмора К.Е. Ворошилова, который предписывал начальнику Морских Сил Балтийского моря перевести из Кронштадта в Мурманск отряд кораблей в составе эскадренных миноносцев «Урицкий» и «Рыков» (в последствии переименован в «Валериан Куйбышев»), сторожевых кораблей «Смерч» и «Ураган», подводных лодок «Декабрист» («Д-1») и «Народоволец» («Д-2»). Этот отряд вместе с обеспечивающими средствами, катерами, буксирами и баржами получил наименование Экспедиции особого назначения № 1 (ЭОН № 1). В экспедиции, в месте с другими офицерами штаба дивизиона подводных лодок, принимает участие и Василий Иванович Платонов, который после окончания перехода и формирования Северной военной флотилии, занимает должность флагманского минёра флотилии. В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР о введении персональных воинских званий для лиц начальствующего состава Красной Армии и Рабочее-Крестьянского Красного Флота от 22 сентября 1935 года ему присваивается звание капитан-лейтенант.

В 1937 году, после приказа наркома обороны о преобразовании флотилии в Северный флот, Василий Иванович Платонов становится флагманским специалистом флота. Летом того же года он принимает активное участие в подготовке и организации планирования мероприятий по обеспечению перелётов советских лётчиков из СССР в Америку через Северный Полюс, а также поиске пропавшего без вести экипажа Героя Советского Союза С.А. Леваневского.

В 1939 году, после настойчивых и обращений к командованию просьб, В.И. Платонов становится командиром соединения (в последствии бригады) охраны водного района главной базы. В этой должности он принимает участие в советско-финской, а затем и в Великой Отечественной войне. В эти тяжёлые для нашей страны годы, корабли ОВРа под командованием Платонова с честью решают поставленные перед ними задачи, в том числе принимают участие в отражении налётов фашистских стервятников на главную базу, борются с минной угрозой, ведут охоту за подводными лодками противника, обороняют морские коммуникации, оказывают содействие приморским флангам советских войск, а также высаживают тактические и диверсионные десанты.

Наиболее сложной для моряков бригады являлась задача борьбы с подводными лодками противника.

В районе, прилегающем к базе, для этих целей, в основном, использовались «малые охотники» - быстроходные и маневренные корабли с деревянными корпусами, вооружённые двумя универсальными 45-мм орудиями, двумя 12,7-мм зенитными пулемётами, большими и малыми глубинными бомбами. К сожалению, эти корабли имели на вооружении довольно-таки несовершенную гидроакустическую аппаратуру типа «Посейдон» и плохо «слышали» лодки, находящиеся под водой. Выходить из базы они могли лишь при волнении не свыше трёх баллов, так как проектировались для закрытых морских театров как корабли пограничной охраны, предназначенные для действий в прибрежных водах.

Для борьбы с подводными лодками в более удалённых районах моря предназначались переоборудованные из рыболовных траулеров сторожевые корабли. Всё их вооружение составляло два 45-мм орудия и два пулемёта, могли брать на борт до трёх десятков глубинных бомб. Никаких гидроакустических устройств у них не было.

Немецкие подводные лодки в начале войны большой активности на внутренних коммуникациях СССР не проявляли. Однако, учитывая трагический опыт флота Великобритании, терпевшего чувствительный урон от «волчьих стай» адмирала Денница, командир бригады ОВРа В.И. Платонов реально осознавал, насколько серьёзной является эта опасность, и основательно готовился отражать удары из-под воды.

Подходы к главной базе флота корабли ОВРа перекрыли боносетевыми заграждениями в две линии. На линиях заграждений постоянно несли дозор мотоботы, загруженные несколькими десятками глубинных бомб. В поддержку им назначалось по звену «морских охотников». В светлое время суток на входе в базу дополнительно устанавливался патруль из кораблей противолодочной обороны. В целях наиболее полного освещения подводной обстановки ему в помощь выделялись поисково-ударные группы (ПУГ). Перед выходом в море и возвращением на базу боевых кораблей и крупных транспортов фарватеры обследовались акустическими станциями «морских охотников». Свои подводные лодки выводили на позиции и встречали при возвращении усиленные эскорты. Благодаря этим мерам удавалось удерживать немецкие подводные лодки на значительном удалении от главной базы флота.

Если задачу обороны главной базы удалось решить сравнительной легко, то организовать защиту от подводного противника коммуникации между Кольским заливом и Йоканьгой протяженностью 180 миль было достаточно сложно. Катера «морские охотники» здесь могли использоваться с ограничениями из-за сильного волнения моря, которое характерно для этого района. Кроме того, здесь исключалась установка отсечных минных, и тем более сетевых заграждений, а батареи береговой обороны на этом участке побережья не было, да и вряд ли они смогли, чем-либо помочь. Командованием бригады ОВРа было принято решение строить здесь противолодочную оборону на основе поисково-ударных групп с организацией оправдавшей себя системы конвоев. Выглядело это следующим образом.

Перед каждой проводкой крупного конвоя по пути следования транспортов проводилась авиационная разведка расчетной полосы моря, ширина которой зависела от скорости движения основного отряда. Затем гидросамолеты разведывательной авиации флота вели поиск подводных лодок по генеральному курсу конвоя. Поисково-ударные группы, сформированные из эсминцев, сторожевых кораблей и тральщиков, оснащенные гидролокационной и гидроакустической аппаратурой и вооруженных скорострельными реактивными бомбометами разворачивались по маршруту движения конвоя. Обнаружив подводную лодку противника, гидросамолеты сбрасывали глубинные бомбы и наводили по радио ближайшую ПУГ. ПУГ выходила к месту обнаружения подводной лодки, производила тщательный поиск с помощью технических средств и, получив контакт, атаковала неприятеля бомбами; при этом плотность брошенных противолодочных бомб по площади и глубине должна была гарантировать попадание в подводную лодку.

Данная система защиты морских конвоев от нападения подводных лодок противника, разработанная штабом Платонова, оказалась весьма эффективной. Благодаря неутомимой, самоотверженной работе гидроавиации и поисково-ударных групп немецкие подводники, как говориться, и носа не могли высунуть из под воды. В этом районе моря боевых успехов они не имели, а, наоборот, несли потери. Поэтому, да и по многим другим причинам подводные лодки противника здесь появлялись неохотно, даже в период оживленного обмена конвоями с союзниками. Они предпочитали действовать в открытом океане вдоль Норвежского побережья надеясь достичь более существенных результатов.

С мая 1944 года Василий Иванович Платонов занимает должность начальника штаба Северного флота, в которой и остаётся до конца Великой Отечественной войны, и уже после её окончания, в мае 1946 года, назначается командующим Северным флотом.

В первые послевоенные годы перед флотами была поставлена задача огромной важности - обобщить опыт Великой Отечественной войны и реализовать лучшее из него на практике. В ходе её решения командование флота передислоцировало главные силы и органы управления из Екатериненской гавани (Полярный) в Ваенгу (Североморск), сформировало Кольский и Беломорский морские оборонительные районы, а также провело ряд других организационных мероприятий. Таким образом, Василий Иванович Платонов стоял у самых истоков того Северного флота, который существует и по сей день.

В 1952 году Василию Ивановичу пришлось оставить должность командующего Северным флотом, и он по решению Сталина был направлен на обучение в Академию Генерального штаба. Спустя год в Советском правительстве произошли значительные изменения. Военно-морское министерство было упразднено и Военно-Морские Силы стали одним из видов Вооружённых Сил. Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов на должность первого заместителя главнокомандующего ВМФ пригласил командующего Черноморским флотом адмирала С.Г. Горшкова, талантливого руководителя и искусного флотоводца, которого хорошо знал по совместной службе. Василия Ивановича Платонова после окончания Академии назначают на должность начальника боевой подготовки ВМФ.

Осенью 1955 года на Черноморском флоте произошла трагедия. В Севастополе на рейде в результате сильного взрыва погиб линкор «Новороссийск». По приказанию первого заместителя главнокомандующего ВМФ С.Г. Горшкова В.И. Платонов выезжает к месту катастрофы для предварительного расследования. Сам Василий Иванович описывает увиденное так: «Когда мы прибыли в Северную бухту, к месту гибели «Новороссийска», то на поверхности были видны киль и часть днища корабля, ещё раздавались удары в корпус, свидетельствующие о том, что моряки, оказавшиеся в стальном плену, живы». По заключению правительственной комиссии, причиной трагедии в Севастопольской бухте стал взрыв старой немецкой донной мины, по роковому стечению обстоятельств, оказавшейся под днищем крейсера как раз напротив носового артиллерийского погреба.

В декабре 1955 года «за неудовлетворительное руководство Военно-Морским Флотом» был снят с должности и направлен в распоряжение министра обороны Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов. Должность главнокомандующего ВМФ занял адмирал С.Г. Горшков. По его распоряжению в 1956 году Василий Иванович Платонов командируется в Китайскую Народную Республику в качестве военного советника главнокомандующего ВМФ КНР сроком на два года. После окончания командировки В.И. Платонов назначается в Главную инспекцию Министерства обороны, где меняет адмирала В.Ф. Трибуца на должности адмирала-инспектора ВМФ.

В 1964 году по состоянию здоровья адмирал Платонов ушёл в отставку, однако никак не мог, да и не хотел, смириться с вынужденным бездействием. Став на учёт в первичной партийной организации морской школы ДОСААФ, стал активно помогать преподавателям, инструкторам, администрации готовить допризывную молодёжь к службе на флоте, которому отдал почти всю сознательную жизнь. В меру своих сил и способностей принимал участие в работе совета ветеранов Краснознамённого Северного флота и научной группы при ЦДСА.

Вся жизнь В.И. Платонова была тесно связана с флотом, развитию которого он приложил максимум своих усилий, пройдя путь от курсанта первого комсомольского набора до командующего Северным флотом и в дальнейшем выполняя важные поручения Родины. Наше поколение офицеров ВМФ с благодарностью вспоминает тех, на чью долю выпала святая честь, хоть и ценой больших жертв, отвоевать для детей и внуков право спокойно жить на своей земле, бороздить родные моря. Теперь пришло наше время заботиться о безопасности Родины, продолжать начинания наших дедов и отцов, не жалея сил и самой жизни, несмотря на субъективные и объективные трудности переживаемые нашей страной в последнее десятилетие.


Главное за неделю