Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Возвращение в Советский Союз

Еще до этого радостного семейного события Михаил Рощаковский задумал вернуться обратно в Россию, или Советский Союз, как теперь стала называться его родная страна. Он не стал большевиком и не испытывал никаких симпатий к новому режиму, но чувствовал, что его долг - вернуться на родину и сделать все возможное для нормализации жизни в ней. В те годы, когда семейство Рощаковских проживало в Эспевэре и Хаугесунде, Михаил Сергеевич совершил несколько поездок в Данию, чтобы лично поздравить с днем рождения вдовствующую императрицу Марию Федоровну, урожденную датскую принцессу Дагмар.

Неизвестно, как ему удалось связаться с представителями советской власти за границей и попасть в Советский Союз. Похоже, что в 1925 году он уже обращался к ним, а именно к советскому военно-морскому атташе в Лондоне с письменной просьбой о получении разрешения вернуться обратно на родину и продолжить службу в военно-морском флоте. Но это обращение, по-видимому, было отклонено. В середине июля 1924 года русские военно-морские корабли – знаменитая "Аврора" и учебное судно "Комсомолец" - совершали учебное плавание, следуя вдоль норвежского побережья из Кронштадта в Архангельск. Соединение советских кораблей под командованием капитана I ранга Болотова посетило Берген и Тронхейм. Норвежские газеты были заполнены публикациями с восторженными отзывами о безупречном поведении советских моряков (их было около 1000 человек) во время посещения портов Норвегии. Пресса, как это ни странно, в целом весьма положительно отзывалась о Советском Союзе. Может быть, именно это вызвало у старого моряка и националиста желание вернуться на родину.

Историк и писатель И.М. Дьяконов, находившийся в 1922-26 годах в Осло вместе со своими родителями, сотрудниками советского торгового представительства, написал в 1995 году книгу о временах своей далекой юности, проведенной в Норвегии. В книге упоминается, что во время своих визитов в Осло Рощаковский неоднократно посещал советское торговое представительство. Быть может, благодаря этим контактам Рощаковскому представилась возможность вернуться в Россию. Тогда советским торговым представительством руководила Александра Коллонтай, которая сама была дочерью русского генерала и дворянина, владельца поместья на Черниговщине. Тогдашний супруг Коллонтай Павел Дыбенко по происхождению тоже был украинцем.

Вероятно, в 1926 году или в начале 1927 года Рощаковский получил разрешение вернуться в Советский Союз. Он покинул жену и дочь. Дочь была уже взрослой и собиралась выйти замуж. В семейных воспоминаниях она не рассказывает о том, как прощались родные и близкие с Михаилом Сергеевичем, но отмечает, насколько странно, что умные и полные высоких идеалов люди зачастую удивительно наивны. Мария Михайловна пишет: "Меня всегда это удивляло, но это неоспоримый факт. Под конец это стоило отцу жизни. Но его возвращение на родину было искренним". Она также сообщает, что другие члены семьи и их родственники, жившие тогда за границей, не могли понять побудительных мотивов, заставивших отца отправиться в Советский Союз. А некоторые из них, когда появились слухи, что Рощаковского сослали в Сибирь, даже дали понять, что он, по их мнению, вполне заслужил такое наказание.

Примечательно, что Рощаковский, приехав в Советский Союз, заявил, что он вдовец и что детей у него нет. Возможно, таким образом он хотел ввести в заблуждение сотрудников пользующихся недоброй славой органов НКВД и оградить тем самым от возможных преследований своих родных. По прибытии в Советский Союз Михаил Сергеевич получил работу в Правлении Нижегородской ГРЭС, заняв должность заведующего иностранного отдела. Но уже в феврале 1928 года его арестовали и в мае того же года осудили на три года высылки за шпионаж и участие в контрреволюционной деятельности. Решение было пересмотрено в июле 1928 года - высылку отменили. Неизвестно, чем Рощаковский занимался после этого. По одним сведениям, Михаил Сергеевич работал консультантом на судоверфи в Ленинграде, по другим - занимал высокие должности в Москве и стал чуть ли не приближенным Сталина. Писатель Лев Разгон, просидевший около месяца в одной камере с Рощаковским в 1938 году, рассказывает, что Рощаковский был одним из главных консультантов в Наркомате судостроения, благодаря чему пользовался всеми известными привилегиями того времени: получал высокую зарплату, имел отдельную квартиру, доступ в спецмагазины, личный автомобиль и прочее.

Учеба
Русско-японская война
Свадьба в Павловском дворце
На дипломатической службе
Возвращение на флот
Поручение в Архангельске
Революция
Эмиграция
В Норвегию
Новая жизнь в Эспевэре
Возвращение в Советский Союз
Лагерь


Главное за неделю