Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Лагерь

Из воспоминаний Льва Разгона следует, что Рощаковский встречался и беседовал со Сталиным. В письмах Рощаковского, датируемых началом 1930-х годов, есть подтверждения этого. Можно предположить, что Михаил Сергеевич был частым гостем и у Климента Ефремовича Ворошилова. Родившийся на Украине Ворошилов входил в круг лиц особо приближенных к Сталину. Это был старый большевик, красноармеец, член Центрального Комитета ВКП(б) с 1921 года. В 1930-е годы Ворошилов занял пост Народного комиссара по военным и морским делам. С 1934 года эта должность стала именоваться Народный комиссар обороны, что примерно соответствовало должности министра обороны в других странах. В 1935 году Ворошилову было присвоено звание маршала Советского Союза. Должно быть, он был сопричастен к сталинским чисткам в Красной Армии, жертвами которых стало большинство его коллег среди военного руководства страны, включая маршалов. Неизвестно, в какой степени приложил Ворошилов руку к аресту Рощаковского в 1937 году, но версия о его участии вероятна. Рощаковского бросили в тюрьму без предварительных допросов и надолго о нем забыли. Спустя некоторое время по решению Чрезвычайной Комиссии Рощаковский был осужден на пять лет исправительных работ как "социально опасный элемент".


М.С. Рощаковский. Последний известный снимок. 1936 год. ЦВММ


Оборотная надпись на фотоснимке

Дожидаясь отправки в трудовой лагерь, Рощаковский оказался в московской Бутырской тюрьме в одной камере с тридцатилетним Львом Разгоном. Бутырская крепость, а позднее тюрьма с тем же именем, со времен Петра I стала местом заточения государственных преступников и считалась страшным и гиблым местом. Свои впечатления о первой встрече с Рощаковским Разгон описывает следующими словами:

"Рощаковский был мне бесконечно интересен. Настолько, что я почти все время проводил в разговорах с ним. Он был для меня настоящим открытием. Начать с того, что впервые я понял, что значит быть "воспитанным человеком". И не в том дело, что все, что этот старик делал, — было изящно, красиво, элегантно. Он ел деревянной ложкой тюремную баланду так красиво, что невозможно было отвести глаз… В дикой и омерзительной жизни огромной камеры, набитой людьми, которые тут же, при всех, едят невкусную пищу, отрыгивают, мучаются распирающими их газами, пользуются вонючей парашей, отравляют воздух зловонием немытых потных тел — в этой обстановке Рощаковский вел себя так, что ничто в нем не раздражало окружающих. Не оскорбляло слуха, зрения — ничего! Он был прост, совершенно естествен в обращении с любым человеком, в нем не было ни тени фамильярности, высокомерия, желания подладиться под собеседника или же чем-то его унизить, загнать в угол эрудицией, опытом…

Это было просто удивительно! Он был убежденный монархист, националист и антисемит. Я был коммунистом, интернационалистом и евреем. Мы спорили почти все время. И выяснилось, что можно спорить с полностью инаковерующим не раздражаясь, не впадая в ожесточение, с уважением друг к другу… Для меня это было подлинным открытием…"

Месяц спустя пути недавних сокамерников разошлись. Льву Разгону предстояло провести 17 лет в сталинских лагерях, а Рощаковского отправили в трудовой лагерь в Караганде в Казахстане, где он и умер в 1938 году. В то время ему было 62 года. Благодаря настойчивости сестры Софьи 18 июля 1964 года Михаил Сергеевич Рощаковский был реабилитирован.

От того времени, когда в начале 1930-х годов Рощаковский находился в Советском Союзе, сохранились многочисленные письма из переписки, которую он вел с бывшим революционером, поэтом и ученым Н.А. Морозовым, бывшим на 22 года старше своего корреспондента. За революционную деятельность против царского режима Морозов был арестован и находился в тюрьме с 1882 по 1905 год, после чего в 1910 году снова оказался на год в застенках. После революции 1917 года Морозов ушел от политической деятельности и целиком посвятил себя науке. Он стал руководителем научно-исследовательского института в Петрограде, обретшем в 1924 году новое имя - Ленинград. Письма Рощаковского Морозову в основном касаются научных вопросов хронологии и организации службы времени.

Жена и дочь Рощаковского, оставшиеся в Норвегии, возможно, так никогда и не узнали, что случилось с их мужем и отцом на родине. Супруга Рощаковского Мария Сергеевна, дочь землевладельца и фрейлина императрицы Александры Федоровны, скончалась в доме своей дочери и зятя в Кристиансанде в 1952 году. Газеты, издававшиеся в Хаугесунде, где она провела более десяти лет жизни, помянули ее самым добрым словом. "Хаугесунд Авис" писала, что мадам Рощаковская была располагающим к себе человеком и поэтому любима всеми, кто ее знал. "Хаугесунд Дагблад" отмечала: "…Мадам Рощаковская была спокойной и приятной женщиной, которую вспоминают с любовью все, кто ее знакомые и близкие. Она была деликатным и высоконравственным человеком, оставившим много друзей в Хаугесунде".

Дочь четы Рощаковских Мария Михайловна прожила всю жизнь в Норвегии и умерла в Кристиансанде в 1984 году. Ей так и не довелось снова побывать на родине, но в первое послевоенное лето в 1945 году она была рада, что может помочь как переводчик многочисленным русским военнопленным, оказавшимся на территории оккупированной нацистами Норвегии. У Марии Михайловны было двое сыновей. Старший, Людольф Михаэль пошел по стопам Михаила Сергеевича и стал военно-морским офицером, а младший – Эуген Александер Сергей - работал инженером в нефтегазовой отрасли. В начале нынешнего века он оказал большую помощь администрации Фарерских островов в тот период, когда решался вопрос об установлении контроля над прилегающим к островам континентальным шельфом и определении перспектив дальнейшего развития нефтедобывающей промышленности в этом регионе. Все это произошло через сто лет после событий далекой русско-японской войны, во время которой так отличился его дед Михаил Рощаковский, начинавший свою карьеру в Российском Императорском флоте.


Капитан 1 ранга М.С. Рощаковский с женой и дочерью. 1917-1918. Фото из архива Гуннара Бурвика. В России публикуется впервые

Учеба
Русско-японская война
Свадьба в Павловском дворце
На дипломатической службе
Возвращение на флот
Поручение в Архангельске
Революция
Эмиграция
В Норвегию
Новая жизнь в Эспевэре
Возвращение в Советский Союз
Лагерь


Главное за неделю