Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Поручение в Архангельске

Следующую зиму мать и дочь снова провели в Финляндии. На этот раз в поездку они отправились вдвоем. Причина по-прежнему заключалась в нервном истощении Марии Сергеевны. Только теперь они остановились в курортном местечке под названием Гранкулла. Рощаковского в августе 1915 года направили в Архангельск, где он пробыл до лета 1916 года. Ему было поручено установить надежную связь между Петроградом и побережьем Белого моря. Помимо всего прочего, это означало взять на себя организацию постройки сети радио- и метеостанций, а также наблюдательных пунктов Службы связи недавно созданной Флотилии Северного Ледовитого океана. Именно Рощаковскому принадлежит заслуга ввода в строй, наряду с другими объектами, радиостанций на мысах Канин и Святой Нос.

Организация работ такого масштаба на Севере сопряжена с большими трудностями. Основной проблемой являлась нехватка рабочих рук. Но Рощаковский нашел выход: он попросил высочайшего разрешения на привлечение к работе 300 заключенных из местных тюрем. С их помощью он успешно справился с возложенным на него поручением. На первой же встрече с арестантами Рощаковский недвусмысленно разъяснил, что лично застрелит любого, кто попытается украсть провиант или деньги из казенного ларца, и показал свой револьвер. Было много ситуаций, в которых он зарекомендовал себя офицером, добивающимся своей цели "неправедными" методами.

Рощаковскому было крайне необходимо судно для обследования побережья Белого моря и выбора подходящего места для строительства радиостанций. С судами было туго, но он приметил пароход "Пахтусов", стоявший в Архангельском порту с поврежденным гребным валом. Рощаковский отыскал двух рабочих, которые смогли самостоятельно справиться с ремонтом вала и двигателя судна, но возникла другая проблема, связанная с набором команды. Он потребовал откомандировать в его распоряжение нескольких заключенных из архангельской тюрьмы, где содержались под стражей военные моряки. Их появление на борту "Пахтусова" в неснятых наручниках вызвало изрядный переполох.

Даже при подборе командного состава для своего судна Рощаковский воспользовался необычным подходом. После неудачных попуток отыскать штурмана, хорошо знающего местные условия, он принял на эту должность молодую женщину Веру Николаевну Зотову. Она отлично знала район плавания и обладала хорошим практическим опытом навигации. На всякий случай Рощаковский приказал выставить караул возле ее каюты. Теперь можно было начинать работу по строительству радиостанций. Даже монахи из Соловецкого монастыря оказались привлечены к этой работе и помогали возводить и налаживать радиостанции. Рощаковский, широко привлекавший к обслуживанию наблюдательных и метеорологических станции на Белом море и на Кольском побережье местное население, проявлял заботу о том, чтобы помощь и заслуги поморов оценивалась по заслугам. Среди подписанных им лично представлений к наградам, оказалась даже представление на девочку, подменившую на боевом посту своего заболевшего дедушку. В течение осени 1915 года работа по организации службы связи и наблюдения на Белом море была завершена. Теперь Рощаковский мог посвятить свои силы других задачам, к решению которых он подходил со свойственной ему изобретательностью, не опасаясь нетрадиционных подходов. Понимая, что с наступлением зимы и ледостава морские перевозки прекратятся, а с ними прекратятся поставки оружия и других военных грузов с запада, Михаил Сергеевич предложил командованию флота воспользоваться для их транспортировки оленьими упряжками и санями. В ответ начальство только покачало головой. Тогда Рощаковский в ноябре 1915 года поехал в Петроград, где наряду с различными деловыми встречами, состоялся прием у императрицы Александры Федоровны. Он поделился с ней своей идеей об организации перевозок, а также соображениями о том, как можно улучшить сообщение между Архангельском и Петроградом, добившись увеличения пропускной способности железной дороги как минимум в семь раз. Царица сочла его планы настолько интересными, что попросила представить их в письменном виде – она хотела ознакомить с ними Николая II. Царь находился тогда в своей ставке, в непосредственной близости от района боевых действий. Рощаковский выполнил просьбу императрицы, а Александра Федоровна передала его предложение Николаю II, сопроводив его следующими словами: "Я посылаю тебе идеи Рощаковского – они совершенно личного характера. Я попросила его записать все, чтобы сделать понятнее для тебя. Я уверена, что ты в основном согласишься с ними. Это такой энергичный человек, полный самых лучших намерений. Он видит совершенно ясно, что, если исправить несколько небольших моментов, железная дорога будут значительно лучше функционировать, так что, будь добр, прочитай это все…"

В начале января 1916 года царь Николай II удостоил Рощаковского личной аудиенции и тот сумел убедить царя в полезности своего плана. Заручившись поддержкой императора, Михаил Сергеевич смог довести свои предложения до членов Государственного Совета. Стоило ему добиться положительной реакции столичной администрации, как он срочно направил своего помощника, старшего лейтенанта Коркунова в Мурманск для организации санного транспорта. Было мобилизовано 15 тысяч оленей, которые на санях и розвальнях занимались доставкой привезенных кораблями грузов на берег. В течение зимы русская армия благодаря такому оригинальному решению транспортной проблемы получила не менее 250 тысяч винтовок.

Рощаковский позаботился о переезде жены и дочери в Архангельск на время его службы там осенью 1915 года и весной 1916 года. В своей городской квартире им довелось испытать все прелести русской северной зимы. Морозам под 35 градусов здесь никто не удивлялся - писала дочь Рощаковских много лет спустя.

К концу лета работа по созданию сети станций наблюдения и связи завершилась. Рощаковский с семьей вернулся в Петроград. Ему было приказано вернуться на службу в Морском министерстве, на этот раз адъютантом Морского министра адмирала И.К. Григоровича. Семья Рощаковских получила в свое распоряжение служебную квартиру в здании Адмиралтейства неподалеку от Зимнего дворца – места пребывания царской семьи.

Перед отъездом из Архангельска в марте 1916 года Рощаковский отправил императрице Александре Федоровне письмо, а в начале апреля 1916 года несколько раз посещал ее в Петрограде. В письме супругу Александра Федоровна пишет, что Рощаковский, которого она характеризует, как энергичного моряка, заметно постарел и успокоился. Она рассказывает мужу, что дала Рощаковскому понять, что царь будет рад встретиться с ним.

Вскоре эта встреча состоялась. Рощаковский был вызван в Ставку и 9 апреля 1916 года принят государем. Позднее, летом этого же года, на его имя пришла письменная благодарность царя за его деятельность на севере России. Михаил Сергеевич был произведен в звание капитана II ранга, а заодно удостоен мечами к ордену Святого Владимира, которым был награжден еще в 1905 году за заслуги во время русско-японской войны.

Учеба
Русско-японская война
Свадьба в Павловском дворце
На дипломатической службе
Возвращение на флот
Поручение в Архангельске
Революция
Эмиграция
В Норвегию
Новая жизнь в Эспевэре
Возвращение в Советский Союз
Лагерь


Главное за неделю