Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    37,39% (43)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    22,61% (26)
Одну российскую
    20,87% (24)
Ни одной
    19,13% (22)

Поиск на сайте

Революция

На службе в Морском министерстве Рощаковскому приходилось много заниматься вопросами связи и шифрования. К этому времени он понял, что политическая ситуация в России быстро ухудшается и ведет, может быть, даже к революции или государственному перевороту, если политика царского правительства окажется прежней. Политическое мировоззрение Рощаковского становилось все более социал-демократическим. Он общается с людьми, которые считают необходимым изменить существующий порядок государственного управления, чтобы сохранить Российскую империю. Со времен кадетской юности у него завязались тесные контакты с членами царской семьи, в том числе с великим князем Кириллом Владимировичем, считавшим, что Николая II следует лишить престола. Рощаковскому довелось также познакомиться с юристом и политиком Александром Керенским, умеренным социалистом, одним из руководителей Думы, выступавшим с резкой критикой Николая II и его правительства.

После Февральской революции 1917 года Керенский стал одним из ведущих политиков в новом буржуазно-демократическом правительстве, а в марте 1917 года – военным министром. Керенский предложил Рощаковскому взять на себя руководство Мурманским районом и проследить, чтобы военные поставки и снаряжение, поступающие сюда в огромном количестве от союзников, бесперебойно отправлялись на юг России, а оттуда - на фронт для обеспечения нужд русской армии, продолжавшей сражаться с австро-германскими войсками. Мурманск, основанный в октябре 1916 года, получил название Романов-на-Мурмане. Город должен был стать крупнейшим портом России на Баренцевом море - конечным пунктом железной дороги, только что проложенной от Петрограда к Кольскому полуострову. После Февральской революции и отречения царя первая часть названия города по понятным причинам отпала, и город обрел свое настоящее имя - Мурманск.

Рощаковский счел, что отречение царя освобождает его от офицерской присяги. Поэтому он принял предложение Керенского и отправился на Кольский полуостров, где начал сотрудничать с представителями стран Антанты в этом регионе, в том числе с британским контр-адмиралом Томасом В. Кемпом, с которым ему уже доводилось встречаться зимой 1915-16 годов. Рощаковский поселился в г. Александровске (ныне г. Полярный). Оттуда он руководил мероприятиями по усилению обороны района новой военно-морской базы: это была первостепенная задача дня. В эти дни ему было присвоено Временным правительством звание капитана I ранга. В мае 1917 года Рощаковский издал приказ о координации действий военно-морских частей и армейский подразделений и распоряжение о создании солдатских советов в местных воинских частях и подразделениях. Центральный комитет, состоявший из 84 солдатских и матросских депутатов, должен был обеспечить координацию деятельности различных армейских и флотских частей. В соответствии с приказом № 382 от 5 мая 1917 г. прерогативой Центрального комитета стало принятие решений политического и военного характера, обязательных к исполнению на всей территории Кольского района. Из 84 депутатов 44 выбирались флотом, еще 40 – армейскими частями, среди которых должно было быть 8 военно-морских и 10 армейских офицеров.

Задолго до свержения царского режима Англия и Франция начали вести через Мурманск и Архангельск поставки вооружения для нужд русской армии. Военные грузы продолжали поступать и после февральской революции, весной и летом 1917 года. В этих городах оказались сосредоточены на складах значительные запасы оружия. Обеспокоенные сложившейся ситуацией англичане направили в начале 1918 года в Мурманск небольшое морское подразделение на борту старого крейсера королевских ВМС "Глори" под командованием адмирала Кемпа. Одновременно в Архангельске британцы оборудовали большие склады и подтянули для их охраны надежные подразделения из состава русского военно-морского флота. Основной причиной появления воинского контингента стран Антанты в Мурманске и Архангельске являлось опасение того, что немцы могут захватить эти портовые города на берегу Северного Ледовитого океана, а склады вместе со всем их содержимым окажутся в их руках. Однако политическая ситуация в районе изменилась: за зиму 1917-18 годов большевики заметно упрочили свое положение и в Мурманске и в Архангельске.

Жена и дочь Рощаковского вместе с прислугой какое-то время продолжали жить в своей петроградской квартире, но после беспорядков во время большевистской революции осенью 1917 года перебрались на север в Архангельск. Им хотелось быть как можно ближе к мужу и отцу. Под Архангельском Рощаковские подыскали себе жилье у крестьянина на острове Соломбала, что на другом берегу Двины. Когда они добрались до Архангельска, зима уже вступила в свои права. На станции их посадили в сани с лошадью и повезли по льду через Двину в их новое пристанище. Их хозяйкой стала сестра матроса Котцова, бывшего когда-то вестовым у Михаила Сергеевича. Несколько дней спустя к ним присоединились гувернантка дочери и камеристка жены Рощаковского.

К лету 1917 года Рощаковский оказался настолько измотан работой в трудных условиях и беспокойной ситуацией на Мурманском фронте, что решил взять отпуск на несколько дней. Он приехал в Архангельск, взял жену и дочь и отправился вместе с ними на речном пароходе на восток к Уралу. Это небольшое путешествие оказалось своего рода отпускным и оздоровительным туром для всей семьи. Проведя несколько спокойных дней вдалеке от войны и революционных беспорядков, Рощаковские вернулись обратно в Архангельск. Здесь Михаил Сергеевич опять покинул жену и дочь и вернулся к выполнению хлопотных обязанностей в Александровске. К этому времени он стал командующим соединением боевых кораблей, основная задача задачей которых заключалась в защите подходов к Кольскому заливу.

В дни октябрьской революции 1917 года Рощаковского не было в Александровске. Дочь пишет, что он находился на Черном море, и это, вероятно, спасло ему жизнь. Потом, он вернулся, должно быть, в Мурманск, потому что там его сменил контр-адмирал Казимир Кетлинский, признавший большевистское правительство. Кетлинский, однако, успел пробыть в своей новой должности всего неделю: он был застрелен мятежными матросами в феврале 1918 года.

События, произошедшие зимой и весной 1918 года в Мурманске, удивили и обеспокоили Рощаковских и их окружение. Большевики укрепили свои позиции, и ходивший когда-то кочегаром на судах Добровольного флота Алексей Михайлович Юрьев стал председателем местного Совета. Бывший кочегар успел поработать до этого в Нью-Йорке и там завязать тесные отношения с Троцким, принимавшим участие в издании эмигрантской газеты "Новый мир". Юрьев попал в Мурманск в ноябре 1917 года на пароходе "Вологда", входившим в состав судов Добровольного флота. От экипажа "Вологды" он был избран представителем в Совет рабочих, солдатских и матросских депутатов, созданный в Мурманске, а затем стал одним из его руководителей.

Поначалу экспедиционный корпус союзников, в основном британцев и французов, сотрудничал здесь с большевиками как при планировании военных операций, так и в других вопросах. Весной 1918 года в Мурманске сложилась парадоксальная ситуация: большевистская администрация сама обратилась к англичанам с просьбой о высадке вооруженного контингента. Большевики опасались, что части финской армии генерала Маннергейма смогут овладеть большими складами с вооружением, поступившим от союзников, и установят свой контроль над железной дорогой, связывающей Кольский полуостров с Петроградом. В марте 1918 года 13 британских морских пехотинцев высадились на берег в Мурманске с линкора "Глори" при полной поддержке со стороны местных большевиков. Вскоре после этого в Мурманск прибыл еще один корабль королевских ВМС Великобритании – крейсер "Кокрен", доставивший на берег несколько французских артиллерийских расчетов и отряд британских морских пехотинцев. Вместе с оказавшимися ранее в Мурманске британскими пехотинцами они вошли в состав персонала сформированного здесь бронепоезда, который отправился по железной дороге на юг области.

В начале мая 1918 года прошла на редкость примечательная военная операция. На борт "Кокрейна" вместе с отрядом русских красноармейцев и революционных матросов общей численностью 40 человек поднялись британские морские пехотинцы. С этим сборным отрядом на борту "Кокрейн" направился в район Печенги, откуда поступили тревожные известия о том, что местную власть захватили финские белогвардейцы.

Соединенный десантный отряд с "Кохрейна" вступил в бой с финнами. Боевые столкновения в районе Печенги продолжались несколько дней. Британцы выслали подкрепление, а со стороны русских к десанту присоединились 15 пограничников местного гарнизона. Здесь на Севере сложилась удивительная ситуация: британские солдаты сражались бок о бок с русскими большевиками и красноармейцами против белогвардейцев генерала Маннергейма. Попытки финнов закрепиться в Печенге были отбиты, и немцам не удалось создать никаких опорных баз в этом районе вплоть до Второй мировой войны, начавшейся двадцать лет спустя.

Нельзя не отметить еще один поразительный факт из истории тех дней: в конце марта 1918 года над Кольским заливом прогремел торжественный орудийный залп корабельных орудий крейсера "Глори", приветствовавшего военным салютом главу Мурманского Совета кочегара Юрьева, который подошел к эскадре союзников на своем маленьком суденышке с развевающимся красным флагом. Представителю США, оказавшемуся свидетелем этого события, такое проявление дипломатической вежливости показалось на редкость чрезмерным. В голове у него крутился вопрос: "А как бы британский адмирал Кемп приветствовал флаг местных прогермански настроенных анархистов?"

Советская власть в Мурманске продержалась до лета 1918 года. На смену ей пришло русское Временное правительство Северной области. Красный флаг, несколько месяцев развевавшийся над зданием Мурманского Совета, был спущен. Его сменил прежний российский триколор. Кочегар Юрьев, сыгравший такую заметную политическую роль во время короткого периода установления Советской власти в Мурманске и которого американский представитель описал как "невежественного, но честного моряка со здравым смыслом" занял второстепенную должность в администрации нового правительства. Позднее его взял к себе на работу переводчиком американский консул в Мурманске Пирс. Когда Советская власть снова укрепилась на Мурмане, Юрьева арестовали. В июле 1920 года он предстал перед судом и был осужден на 10 лет тюремного заключения.

Учеба
Русско-японская война
Свадьба в Павловском дворце
На дипломатической службе
Возвращение на флот
Поручение в Архангельске
Революция
Эмиграция
В Норвегию
Новая жизнь в Эспевэре
Возвращение в Советский Союз
Лагерь


Главное за неделю