Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Сражение на Камчатке

25.08.10
Текст: fegi.ru, А.В. Бородин, ведущий редактор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, полковник в/о, ветеран Тихоокеанского флота
Иллюстрация: wunderwaffe.narod.ru

… Ночь на 18 августа 1854 г. у защитников Петропавловска прошла без сна. Неприятель готовился к нападению на город и порт. На кораблях англо-французов жгли огни. В подзорную трубу были видны палубы фрегатов противника. Отмечалось движение на шканцах, спуск с ростров десантных шлюпок. Темноту безлунной ночи то и дело вспарывали осветительные ракеты и фальшфейеры. По черно-свинцовой глади залива двигались ярко-желтые точки. Это неприятельские шлюпки ходили от корабля к кораблю. Видимо, делали промеры глубин, как бы ощупывали дорогу к Сигнальной горе…

Стало светать. Еще нигде не румянилась заря, но уже забелелось на востоке. На "Авроре" пробило четыре склянки. Через несколько минут генерал-майору В.С. Завойко доложили, что на кораблях противника выбираются якоря и подводят буксирные тросы к пароходу "Вираго". Стало ясно, что в безветренное утро парусники сами не смогут занять нужные позиции. "Вираго" проделывал сложные маневры, буксируя каждый из трех фрегатов к избранному месту. И вот они развернулись левыми бортами к порту…

— Пожалуй, пора и за дело браться, — обращаясь к матросам, — сказал Завойко. — Работа жаркая будет. Флага им не отдадим! Исстреляем весь порох, сожжем суда, а флага не отдадим! Ежели будет десант, возьмем в штыки. Тут наша сверху. Отстоим с честью, не посрамим русское имя и покажем, как русские сохраняют честь Отечества! Верно, братцы?

— Верно-о! — прокатилось в ответ.

И тут по берегу ударили пушки противника. Корабли вели беглый огонь. Против восьми пушек береговой батареи залпами били восемьдесят(!) мортирных и бомбических орудий англо-французов. В течение нескольких часов 18 и 19 августа шел обстрел русских батарей и города. Противник, видимо, рассчитывал, имея тройное преимущество в числе орудий и живой силе перед защитниками Петропавловска, добиться легкой победы. Но не тут-то было. Ответный огонь петропавловцев был точен: несколько бомб разорвалось на палубе "Вираго", повредив фок-мачту и трубу парохода; на "Президенте" в ходе перестрелки пришлось спешно крепить поврежденные ванты грот-мачты; в бортах неприятельских фрегатов появились пробоины. Все это вынуждало англо-французов и 18, и 19 августа спешно отходить в море.

20 августа в 8 часов утра корабли противника под командованием Феврие де Пуанта (контр-адмирал Д. Прайс 19 августа умер, покончив, по одной из гипотез, жизнь самоубийством) заняли позиции за Сигнальной горой. И вскоре они открыли интенсивный огонь по первой и четвертой батареям обороняющихся. Русские моряки с хладнокровием вели ответную стрельбу и меткими залпами наносили урон врагу. Однако нападавшие продолжали усиливать натиск. Первая батарея была буквально засыпана неприятельскими бомбами. Большинство ее орудий вышло из строя.

Под прикрытием фрегатов к берегу все ближе подходили 15 гребных судов французов. В двух шлюпках, шедших впереди гребного отряда, стояли офицеры. Готовые в любое мгновение выполнить их команду, в шлюпках, зажав между коленями блестевшие на солнце штуцеры, в напряжении сидели французские матросы. Одно за другим суденышки проскальзывали в безопасное от выстрелов первой батареи место. Ее положение становилось безвыходным. Но русские моряки покинули батарею, лишь когда пять ее пушек были повреждены. По приказу Завойко артиллеристы перешли на четвертую батарею.

Перенеся огонь на эту батарею, корабли неприятеля усилили его, десант противника начал высаживаться на берег. Вскоре французы достигли позиции первой батареи, над которой тут же водрузили французский флаг.

Едва его трехцветное полотнище повисло над оставленной петропавловцами батареей, как командир "Авроры" капитан-лейтенант И.Н. Изыльметьев принял сигнал от Завойко: "Батарея пала. Открыть огонь!" Снаряды пушек "Авроры" и "Двины" обрушились на неприятельский десант. Скрываясь от огня русских кораблей, французские десантники залегли. Но в это время к их позициям, скользя по зеленым склонам, на ходу целясь в неприятеля, стремительно помчались русские моряки и камчадалы. Охвативший их порыв, страстное желание нанести противнику поражение в рукопашной схватке были настолько сильны, что люди представляли собой единую слитную массу, испугавшую неприятеля неудержимым стремление вперед. В штыковом бою батарея была отбита, а французские десантники, в панике роняя оружие, падая, кубарем скатывались к воде, запрыгивали в шлюпки, которые одна за другой спешно отчаливали .

Позже один из участников этого боя писал: "Несмотря на нашу малочисленность, несмотря на то, что он был по крайней мере вчетверо сильнее всех наших соединенных партий, неприятель начал отступление бегом и с такой быстротой, что прежде чем мы подоспели к занятой им батарее, он уже был в шлюпках". Последующие попытки англо-французов высадить десант южнее батареи №3 в этот день были также отбиты. Тогда корабли противника сосредоточили огонь на батарее №2, располагавшей 11 пушками и прикрывавшей вход в Петропавловскую гавань. В течение десяти часов русские артиллеристы вели неравный бой с фрегатами неприятеля. И восемьдесят его орудий не смогли заставить замолчать береговую батарею. Стоило какому-либо кораблю противника приблизиться к ней, как точные залпы русских комендоров поражали его. С наступлением темноты 20 августа стрельба прекратилась, первый натиск неприятеля был успешно отбит защитниками Петропавловска.

Затем трое суток корабли англо-французской эскадры стояли на якорях вне досягаемости русских пушек и заделывали многочисленные пробоины в бортах и палубах, ремонтировали оснастку, восстанавливали мачты… А ранним утром 24 августа 1854 г. они решили предпринять новое нападение на Петропавловск. Как только рассеялся туман, неприятельская эскадра пришла в движение. "Вираго" взял на буксир адмиральские фрегаты — английского "Президента" и французского "Ла-Форта". Отделившийся от эскадры "Пайк" приблизился к скалистому склону Сигнальной горы и остановился, как бы решая, повернуть ли налево, к перешейку, или повторить нападение на Кладбищенскую батарею После некоторого промедления противника защитникам города стало ясно, что он намерен атаковать Петропавловск с севера.

Неприятельские фрегаты подошли к берегу и остановились примерно в четырех кабельтовых от него. И тут с "Президента" дали залп все орудия правого борта! Оглушающий залп "Ла-Форта" прозвучал следом, как близкое эхо. Тотчас же в ответ заговорила батарея лейтенанта Александра Максутова. И каждая из пяти пушек оставила след на "Президенте". Одним из залпов на фрегате были повреждены ванты, сбит гафель и сорван флаг. Вскоре получил несколько попаданий и французский фрегат.

Русские артиллеристы под градом тяжелых бомб и ядер сражались с исключительным мужеством. Но силы были слишком неравны. Батарея Максутова держалась более полутора часов. Но вот в строю осталось лишь одно орудие. Метким выстрелом командир батареи потопил большой вражеский катер с десантом. И в ту же минуту лейтенант ощутил толчок. Ударом ядра его отбросило на пять шагов, правую руку оторвало по локоть. На миг Александр очнулся, но в следующее мгновение его сознание померкло навсегда…

Продолжая обстрел берега, противник бросил в атаку основные силы десанта. В районе пятой батареи, к северу от Никольской горы высадились 600 человек. Они разделились на три группы: две из них направились к Никольской горе, третья — по северной дороге к городу. У третьей батареи высадились еще 250 вражеских десантников, которые чуть позднее соединились с группой, наступавшей с севера.

Все ближе и ближе они подходили к городу. Казалось им, что еще немного, еще чуть-чуть, и русские будут повергнуты. И в эти мгновения на неприятельских солдат и матросов обрушился картечный огонь шестой батареи. Эта группа десантников отступила к основным силам высадившегося на берег противника. И вскоре Никольская гора, господствующая над городом и портом, оказалась в руках неприятеля. Пули засвистели над "Авророй" и "Двиной" — это десантники обстреливали их с перешейка. Создалась угроза вторжения противника в город.

В этот критический момент генерал-майор Завойко послал на угрожаемые направления несколько отрядов. Кульминацией всего сражения, всей Петропавловской обороны стал штыковой бой русских стрелков и моряков с "Авроры" и "Двины" с англо-французским десантом. Под градом вражеских пуль 300 защитников города ринулись на 850 десантников неприятеля. Мощное русское "ура!" разнеслось вокруг. Завязался горячий рукопашный бой. Схлестнулись люди, скрестились, лязгая, штыки. Авроровцы в светлых парусиновых рубахах бесстрашно шли вперед, точно им не угрожали неприятельские пули и штыки.

И враг не выдержал этого натиска. Он дрогнул, был опрокинут и бежал. Мчались вниз англичане и французы. Неслись, не разбирая дороги, сломя голову, подгоняемые страхом. Стремглав бежали к своим шлюпкам и, гребя изо всех сил, уходили к своим кораблям.

Потери противника в ходе всей Петропавловской обороны составили 450 человек, в том числе 273 убитых. Потери защитников города и порта — 32 убитых и 64 раненых. Среди захваченных трофеев было знамя английской морской пехоты, оружие и … кандалы , предназначавшиеся для пленных русских, которых, не оказалось ни одного. "Борт одного только русского фрегата и несколько батарей, — писал в начале 1855 г. английский журнал "Юнайтед сервис мэгэзин", — оказались непобедимыми перед соединенною морскою силою Англии и Франции, и две величайшие державы земного шара были осилены и разбиты ничтожным русским гарнизоном".

27 августа 1854 г. потерпевшая поражение англо-французская эскадра покинула Авачинскую губу и скрылась в море.


Главное за неделю