Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Белая гвардия под белыми парусами

На Каспии и в дельте Волги действовала деникинская флотилия
Официально принято считать в последний раз русские парусники сражались в Синопской битве 18 ноября 1853 года. Но это не совсем верно. И свидетельством тому - некоторые малоизвестные страницы Гражданской войны.

ЭСКАДРА КОНСТАНТИНА ШУБЕРТА

Каспийское море играло в ту пору крайне важную роль. Тот, кто владел Каспием, контролировал прилегающие к нему территории (поскольку железных и гужевых дорог здесь было крайне мало), а главное - нефтяные потоки. Вот почему по приказу Ленина в 1918-1919 годах с Балтики в Астрахань по озерам, рекам и системе каналов отправили 16 эсминцев, 4 подводные лодки, 6 сторожевых кораблей, десяток минных заградителей и тральщиков.

Генерал Антон Деникин, главнокомандующий антибольшевистскими Вооруженными силами Юга России, также приказал создать на Каспии военную флотилию. Из Новороссийска по железной дороге в город Петровск (ныне Махачкала) перебросили моряков, корабельные пушки. Но англичане, успевшие захватить как русские коммерческие суда, так и корабли бывшей императорской Каспийской флотилии, категорически отказались предоставить их в распоряжение белогвардейцев, а предпочли передать правившим в Азербайджане мусаватистам.

И тогда капитан 1 ранга Константин Шуберт решился на отчаянный шаг - воевать с красными на парусных рыбачьих шхунах, называемых на Каспии рыбницами. Это были парусные деревянные суда длиной от 11,4 до 17 м и шириной от 4,7 до 5,7 м. На них не только ловили рыбу, но и производили ее немедленный засол. По размерам и парусному вооружению рыбницы более всего подходили к бригантинам XVIII века.

Отряд Шуберта 14 мая 1919 года получил название "Экспедиция особого назначения" и включал девять двухмачтовых рыбниц, в том числе семь вооруженных пулеметами разных систем и две транспортные. Экипажи судов (команда каждой "бригантины" насчитывала, как правило, 12 человек) состояли по большей части из каспийских рыбаков, были и старые матросы военного флота, юнкера и гимназисты. Всем им выдали винтовки и ручные гранаты.

Паруса и такелаж шхун были приведены в образцовое состояние. Компасные картушки имели самое примитивное устройство: вырезаны из картона и надеты на булавку. Ночью они освещались свечей в фонаре. Лагов не было, а лоты заменялись длинными фуштоками, которыми в случае надобности и нащупывалось дно. Шуберт располагал лишь единственной общей картой Каспийского моря.

Лучшими навигационными инструментами стали глаза и память рыбаков, с детства ходивших по Каспию. Шуберт вспоминал в эмиграции: "Эти отличные люди были здесь, как у себя дома. Ночью и в свежую погоду они разбирались отлично".

Находясь в изгнании, капитан 1 ранга напишет также следующее: "Для сигнализации во время плавания у меня был всего один комплект сигнальных флагов, на остальных шхунах имелись лишь ответные вымпела. Для взаимных переговоров мы широко пользовались семафором. Пищу мы варили в котелках на баке, что было далеко не безопасно в пожарном отношении. Для ночного освещения на каждой шхуне было по одному ручному свечному фонарю. В качестве противопожарных средств имелось два ведра, а допотопная шхунпомпа исполняла обязанности водоотливной системы. На каждой шхуне двое старших офицеров помещались в небольшой убогой каютке на корме впереди рулевого; остальные люди ютились в носовом и среднем трюмах по способности. Одеты мы все были довольно неказисто, но ношение старых царских погон строго соблюдалось. Впрочем, благодаря теплому летнему времени большинство путешествовали совершенно нагишом, вследствие чего загорели ужасно. На случай штилевой погоды имелось по две пары весел. В каюте водилось неимоверное количество блох, а когда по мере продвижения на север мы въехали в необозримые камыши бесчисленных приволжских рукавов, к ним присоединились тучи комаров, что нас сильно мучило в течение всего похода".

ПЕРВЫЕ ПОХОДЫ

15 мая 1919 года состоялся первый выход парусных судов белых из Петровска. На следующий день отряд подошел к острову Чечень. На маяке острова был установлен наблюдательный пост. Питались моряки весьма своеобразно: в избытке употребляли осетрину и черную икру при дефиците хлеба. Шуберт отмечает: "В дальнейшем эти лакомства нам успели осточертеть".

В ночь на 30 мая рыбницы снялись с якорей и взяли курс на бухту Березяки. Ночью "эскадра" подверглась нападению большевистского парохода, оснащенного артиллерией. Шуберт приказал подпустить его поближе, а потом открыть со всех парусников ружейно-пулеметный огонь. Противник отошел. В отряде было двое раненых.

Позже капитан 1 ранга от пленных узнал, что красные постоянно грабили рыбачьи артели, возвращавшиеся домой с лова осетрины. Именно эту цель и преследовал отправившийся в поход колесный волжский пароход "Елизавета" (построен в 1887 году в Швеции; 22,7 х 6,7 х 0,7 м; скорость 10,3 узла), на который военморы установили 47-мм пушку и два пулемета. Он стоял с застопоренной машиной мили на три севернее бухты Березяки.

На "Елизавете" с большим удовольствием заметили рыбницы и при свете луны различили даже на передней развевающий белый флаг. Обычно он поднимался над судном артельного старосты и означал, что промысел оказался удачным. Вот только на сей раз это был брейд-вымпел Шуберта. Тотчас же прогремел холостой выстрел, по которому рыбакам требовалось убирать паруса и покорно ожидать "реквизиции". Большевики сильно удивились, когда увидели, что их выстрел не произвел никакого действия и суда продолжали идти дальше. Тогда с парохода начали обстреливать отряд, стараясь бить по головной рыбнице. Когда белые открыли ответный огонь, то тут же на "Елизавете" был подбит пулемет и убит пулеметчик. После чего красные предпочли ретироваться.

СКЛЯНИНСКИЕ "ФЛИБУСТЬЕРЫ"

Вскоре Шуберту удалось установить связь с Даниилом Драценко, командиром 1-й конной дивизии белых, наступавшей на Астрахань. Генерал прислал в отряд две 76-мм горные пушки образца 1909 года и офицера-артиллериста. Среди рыбаков нашлись плотники, которые на баках двух самых крупных рыбницах (* 6 и * 7) сделали прочные настилы, и на них были поставлены орудия.

"Бригантины" Шуберта вели боевые действия на мелководье близ берегов и в многочисленных рукавах дельты Волги. Эсминцы красных и большие вооруженные каспийские пароходы не могли двигаться в рукавах и протоках, а малые речные вооруженные пароходы становились легкой добычей отчаянных команд рыбниц.

Но однажды Шуберт обнаружил… конкурентов. Это были настоящие флибустьеры, не подчинявшиеся никому, кроме штабс-капитана Склянина. Он родился в Астрахани в семье рыбака и хорошо знал дельту Волги. Склянин сколотил из самых отчаянных промысловиков своего рода партизанский отряд, посадил его на те же рыбницы и начал воевать с большевиками. Действовал он очень лихо, но всегда избегал белого начальства, за что Шуберт прозвал его "зеленым".

14 июня 1919 года два судна Шуберта с пушками отправились к селу Воскресенскому. При подходе они были встречены колокольным звоном и трехцветными российскими флагами. Из Воскресенского обе рыбницы двинулись на веслах вдоль самого берега к селу Рынок. Им удалось благополучно передать на берег ящики с винтовками и патронами, а также связаться со Скляниным.

В это время были замечены подходящие с моря три парохода красных. Парусники подтянулись вплотную к берегу и изготовились к бою. Между тем большевистские суда, подойдя, насколько им позволяла осадка, стали на якорь и, обстреляв село, начали свозить десант, видимо, желая покончить с отрядом Склянина. На две безобидные рыбницы противник не обратил никакого внимания. Но как только шлюпки с десантниками приблизились к берегу, оба суденышка внезапно открыли огонь из пушек. Эффект был поразительный, ибо ничего подобного большевики не ожидали. Десант немедленно повернул обратно к своим пароходам, погрузился на них, и те ушли по добру по здорову.

Немного погодя флотилия Шуберта из парусной превратилась в парусно-паровую - в ее состав вошли "Екатерина", "Ретвизан", "Сыновья", другие пароходы и моторные катера, захваченные у красных.

Большевики, естественно, узнали о "белом парусном флоте". Астраханские газеты запестрели статьями о нем. Одни - бахвалились и изрыгали обычные насмешки и ругательства, другие, наоборот, ставили "эскадру" Шуберта в пример красным морякам и писали, что "деревянным флотом управляют железные люди".

Лихие "бригантины" Шуберта мерещились военморам во всех протоках. В Москву полетело донесение: "В ночь на 28 мая подлодка "Макрель" была атакована лайбой, выпустившей безрезультатно мину Уайтхеда (торпеду. - А.Г.). 28 мая суда продолжали стоять в канале, ожидая моряны. 29 мая все суда благополучно прибыли на рейд г. Астрахани". Но торпед у Шуберта, как и у флибустьеров Склянина, отродясь не бывало.

Рыбницы Шуберта ушли из дельты Волги лишь в связи с общим отступлением деникинских войск поздней осенью 1919 года. "Флибустьеры" Склянина родные места не покинули и продолжили безнадежную борьбу здесь.

Константин Шуберт после развала Каспийской флотилии сумел добраться до Крыма, где был назначен командиром дредноута "Генерал Алексеев". С 1921 года он жил в Сербии, а позже - во Франции. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Что касается каспийского "флибустьера" Склянина, то, связавшись с обществом "Мемориал", автор узнал, что в Гражданскую войну красные расстреляли свыше десятка Скляниных, но коренным астраханцем являлся только один из них - Иван Павлович, родившийся в 1883 году. 30 сентября 1920 года особый отдел приговорил его к расстрелу "за контрреволюцию". На следующий день приговор был приведен в исполнение. В 2000 году Ивана Склянина реабилитировали.

С вероятностью в 99,9% можно утверждать, что это тот самый "флибустьер". Но точку в данном вопросе должен поставить только архив ФСБ Астраханской области.

Источник: nvo.ng.ru, автор: Александр Григорьев - историк


Главное за неделю