Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    36,09% (48)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    23,31% (31)
Одну российскую
    21,80% (29)
Ни одной
    18,80% (25)

Поиск на сайте

Преемственность и новаторство в современной военной геральдике

Текст: Центральный Военно-Морской Портал, В.А. Вальков
Огромное значение в развитии Вооруженных Сил любого государства имеет признание обществом значимости ратного труда, что выражается высоким социальным и нравственным статусом военнослужащих – защитников Отечества, и, в свою очередь, формирует у них чувство гордости за принадлежность к ратному сословию. Именно это чувство является духовной основой военной службы и корпоративного единения воинов.
Особенной формой проявления этой корпоративности является наличие внешних отличительных признаков, по которым гражданские узнают военных, а военные различают друг друга. Еще одной функцией этих признаков является удовлетворение потребности людей, служба которых связана с риском для жизни, иметь внешние отличительные знаки, которые бы отражали их заслуги перед государством и символизировали потенциальную готовность встать на защиту общества. Именно в этом главное предназначение воинских символов: знамен и флагов, штандартов и вымпелов, знаков различия и отличия, без которых не может существовать ни одна армия мира, и вся совокупность которых, рассматриваемая в развитии и взаимодействии, составляет систему военных геральдических знаков и объединена единым понятием – "военная геральдика".

Военная геральдика, как специфический язык символов неразрывно связана с историей создания и развития вооруженных сил. В Российской армии военной символике всегда уделялось самое пристальное внимание. Все атрибуты военного быта русского солдата и офицера, начиная с формы одежды и заканчивая наградами, символизировали ценности "христолюбивого православного воинства", так или иначе подчеркивали самобытность национального характера, особенности исторических условий и, пожалуй, самое главное — способствовали росту патриотического создания, укреплению морального и боевого духа воинов.

В комплексе проблем, связанных с историей отечественных вооруженных сил, не последнее место занимают вопросы военной символики - геральдического оформления предметов военного обихода, чему власти традиционно уделяли большое внимание. Создание образцов форменного костюма, знамен, знаков различия - все это предполагало деятельность административных ведомств и должностных лиц, среди которых первое место занимал монарх.

В так называемые княжеские и великокняжеские периоды истории России создание стягов (основной и практически единственный вид военно-геральдической работы) происходило на основании наказов князей, причем это касалось как стягов княжеских, так и дружинных. На полотнищах стягов были представлены в основном канонические сюжеты, среди которых доминировали изображение Знамения креста Господня, чуть позже - Иисуса Навина, Богоматери, Михаила Архангела и пр. В связи с этим собственно творческое участие князей в оформлении стягов было минимальным. Но традиции единовластного решения военно-геральдических вопросов сохранялись и далее.

Изменения в составе и юридической форме военно-геральдической деятельности государства произошли в XVII в. и были связаны, прежде всего, с развитием бюрократического аппарата. Кроме того, именно в XVII в. в Россию прибывает немало иностранцев, значительная часть которых заняла руководящие посты в вооруженных силах, и они также оказали практическое влияние на военно-геральдическое наследие.

Иерархия лиц и структур, имевших отношение к разработке военной символики в XVII в., была определенной лишь в том, что по большей части руководством к действию в данной области являлось "слово государево". Началу работ по оформлению, например, знамен предшествовал именной указ царя, в котором определялись какие именно и для кого необходимы знамена, а также из каких сортов ткани их следует "строить". В исполнение такого указа составлялась роспись материалов, которые использовались для изготовления знамени, их цена и количество. Всю имевшуюся информацию сводили в особую "память", адресовавшуюся в Казенный или Шатерный приказ, Оружейную палату, другие органы, которые были задействованы в производстве. Более того, иногда эти приказы, а также Рейтарский, Иноземский, Стрелецкий выступали как структуры, где проходила разработка оформления знамен, прапоров, значков и кафтанов. При этом в полках иноземного строя, имевших офицерский состав преимущественно из иностранцев, военно-геральдические вопросы нередко решались полковниками и офицерами, без взаимодействия с центральной властью.

С началом реформ Петра Великого в этой области мало что изменилось, несмотря на масштабную реорганизацию государственного аппарата и совершенствование знаковой системы страны. По-прежнему указы и мемории царя относительно создания образцов знамен и форменной одежды являлись основными правовыми документами, которые регламентировали военно-геральдическую систему. В этой работе участвовали представители ближнего окружения царя (в частности, А.Д. Меншиков) и самые различные государственные учреждения (Воинская канцелярия, Преображенский приказ, Семеновская приказная палата, известная также как Ингерманландская (Ижорская) канцелярия, отдельная Ингерманландская мундирная канцелярия, Сенат и др.). Распоряжения руководителей этих ведомств нередко играли роль руководящего предписания, хотя формально представлялись документами второго ряда, после царских указов. Позднее определенную роль в военно-геральдических вопросах играл и Верховный тайный совет, причем его "определения" на практике являлись формально актами, утверждающими представленные проекты. Участие комиссариатского ведомства (в частности Мундирной экспедиции) в разработке военно-геральдических композиций, было минимальным в течение всего XVIII в.

В 1722 г. Петром I была учреждена Герольдмейстерская контора, в которой, кроме прочего, проходила разработка полковых гербов, символики кадетских корпусов, знамен и гренадерских блях. Бумаги, сопровождавшие эскизы данных сюжетов, составленные сотрудниками этого ведомства, нередко становились основой для учредительных документов "высочайшей конфирмации".

На рубеже 1720-1730 гг. в России впервые отчетливо формируется практика юридического утверждения - официального введения в действие военно-геральдических знаков. Стала складываться система, включающая две стадии юридического воздействия на создание и использование элементов военно-геральдического обеспечения: инициативу и утверждение. Инициатива - т.е. повеление о создании необходимых знаков - могла даваться как официальным актом, так и изустным повелением государя, а могла возбуждаться и без монаршего распоряжения: предприимчивостью определенных ведомств и лиц. На основании инициативы начиналась работа по созданию знака, готовились его рисунки и необходимые документы. Однако знак не мог вступить в действие, пока не происходил акт его утверждения ("высочайшей конфирмации" или "апробации") - когда подготовленные документы (обыкновенно с рисунками, иногда с натурными образцами) представлялись монарху, и тот утверждал их в официальной письменной форме (либо правильно оформленным указом, либо положением одобрительной резолюции ("Быть по сему", "Апробируется", "Учинить по сему" с обязательной личной подписью монарха) на проектные документы. В течение 1730-1790-х гг. данная система функционировала как основная, хотя допускались отступления. В царствование Павла I (1796-1801) эта система утвердилась жестко и далее функционировала с редчайшими отступлениями, причем утверждение сделалось исключительной, а инициатива - почти исключительной прерогативой императоров.

Учреждением, игравшим основную роль в военно-геральдической работе в XVIII в., начиная с 1730-х гг., являлась Военная коллегия, которая рассматривала геральдические проекты для окончательного представления. Предписания руководителей этого ведомства не подменяли императорские указы по форме, но по существу развивая, уточняя и применяя законодательные нормы к конкретным местностям, временам и обстоятельствам, являлись практическим руководством к действию для нижестоящих инстанций и могли в значительной мере трансформировать высочайшую волю.

Воцарение Павла I и проведенные им реформы не только изменили ситуацию в юридическом и делопроизводственном аспектах, но и внесли в военно-геральдическую работу элемент, являвшийся в ней главным и определяющим до конца существования Российской империи: личное, крайне заинтересованное и даже мелочное участие императора во всех без исключения военно-геральдических вопросах. Для всех императоров от Павла I до Николая II (некоторое, но не решительное отступление составляет Александр III) военная геральдика была не только делом (понимавшимся как весьма важная часть государственной и военной политики), но и увлечением, даже страстью. Все перемены царствований в XIX в. (кроме воцарения Николая I) сопровождались изменением системы военного форменного костюма, а иногда - и коренным переустройством всего военно-геральдического комплекса. При этом любое военно-геральдическое нововведение (от основополагающих общих норм, до мелких подробностей вроде изменения цвета пуговиц в отдельно взятом полку) оформлялось законодательно - императорским указом или иным письменным распоряжением: на стадии утверждения - обязательно, на стадии инициативы - часто, но не исключительно (здесь нередко имели место словесные распоряжения монархов или даже высказанные ими между делом замечания, которые подхватывались услужливыми подданными).

Павел I занимался военно-геральдическими вопросами лично при помощи отдельных подчиненных, совершенно изъяв творческую роль у государственных органов (в частности - Военной коллегии) и оставив им лишь исполнительные функции.

Начиная со времен военных преобразований Петра I, каждый полк в русской армии имел свою особенную форму одежды, которая была не просто набором предметов, но и являлась символом заслуг и доблести воинского формирования. Так, например, во времена русско-австро-французской войны в сражениях при Прейсиш-Эйлау и Фридлянде отличился Павловский полк русской армии. Гренадеры полка носили тогда особый головной убор — высокую островерхую шапку с медным налобником. Ее верх был сшит из красного сукна, а околыш — из белого. В 1805 г. такие головные уборы в русской пехоте были отменены, но у павловцев их оставили, "чтоб в почесть оного полка ныне состоящие в нем шапки оставить … в том виде, в каком сошел он с места сражения, хотя б некоторые из них были повреждены". Ветераны передавали свои головные уборы молодым солдатам — так элемент военного мундира своеобразно сохранял историю, традиции, славу и доблесть полка.

С воцарением Александра I и созданием министерской системы образовался орган, осуществлявший впоследствии основной объем как творческой, так и организационно-исполнительной работы: Военное министерство. В Военное министерство отдавалось императорское распоряжение-инициатива, на основании которой министерство готовило и представляло императорам проекты необходимых законодательных актов (причем императоры часто вмешивались в процесс подготовки, проводя предварительную оценку проектов, отдавая непосредственные распоряжения об их дальнейшей разработке и корректировке), а по утверждении актов императорами министерство обеспечивало их исполнение. В XIX в. в решении военно-геральдических вопросов стала заметна роль Комиссариатского департамента Военного министерства: там готовились основная масса рисунков и образцовых предметов; по утверждении проектов Комиссарский департамент нес ответственность не только за поставку в армию установленных вещей в необходимом количестве и в отведенные сроки, но и за строгое соответствие геральдического оформления поставляемых вещей утвержденным образцам. Кроме Военного министерства и его Комиссарского департамента некоторые военно-геральдические вопросы решали, по особым поручениям императоров, и другие ведомства: Сенат, Герольдмейстерская контора, Академия художеств, Собственная Е.И.В. канцелярия. Иногда инициатива изменений в военно-геральдической сфере исходила не от императора, но от отдельных высокопоставленных лиц военного ведомства, однако без высочайшего утверждения никакие изменения военно-геральдического обеспечения не имели законной силы и официально не допускались.

С образованием в 1864 г. Главного интендантского управления, а в нем - Технического комитета, военно-геральдические вопросы стали решаться при их непосредственным участии. В данных структурах осуществлялся полный цикл подготовки проектных материалов, которые с этого времени все чаще готовятся и подаются на утверждение целыми пакетами, включающими проекты, эскизы и рисунки, сопроводительные записки, исторические справки и т.д. - т.е. комплексно подготовленный корпус материалов по каждой теме. Подготовленные бумаги подавались по команде, пока не приобретали вид согласованного проекта. Представленные затем на высочайшее утверждение и утвержденные, акты вступали в силу и, в частности, вносились в Полное собрание законов.

Подобная практика без изменений существовала до февральских событий 1917 г. Исключения из нее имели место в ходе отдельных войн: Кавказской, колониальных в Средней Азии, Русско-Японской и особенно - Первой Мировой. В первых трех войнах для войск, непосредственно задействованных на театре военных действий, распоряжениями местных командующих (чаще - без формальных распоряжений, но с одобрения начальства, а чаще всего - без непосредственного участия командиров, под простым влиянием объективных требований климата и условий боевых действий) в форму одежды и ее геральдическое оформление вносились изменения и коррективы, либо правила военно-геральдического обеспечения соблюдались не полностью. При всем том, любое отступление от высочайше утвержденных правил рассматривалось как нарушение закона и нередко виновные (в том числе и высокопоставленные лица) несли за то ответственность. В других же случаях, оценив пользу местных изменений, императоры, не преследуя инициаторов нововведений, утверждали сделанные изменения по совершившемуся факту.

В ходе Первой Мировой войны ситуация кардинально переменилась: громадная численность армии, стремительное развитие новых видов войск и родов оружия, рост количества и перемены в составе воинских частей, новые реалии боевых действий и быта, смещение культурных понятий, общая динамичность и новизна всего уклада военной жизни - все это вызвало активную военно-геральдическую деятельность на местах, которая, во-первых, отнюдь не в полной степени контролировалась и поддавалась учету "сверху"; во-вторых - не всегда нуждалась в признании властью и юридическом учреждении; и, наконец, нередко была не полностью восприимчивой к тем мерам и мероприятиям, которые производились "законным порядком". Формально юридические и бюрократические принципы военно-геральдической работы не претерпели изменений, но фактически в данной сфере военной жизни стала функционировать самодеятельность. И в этих условиях сбылось пророчество императора Александра I, заявившего в 1815 г.: "Если армия не соблюдает скрупулезно всех мелочей формы одежды и порядка службы – значит, она заражена духом вольнодумства, если не самой революции, и ее Отечество стоит перед угрозою бед ужаснейших".

К 1917 г. в русской армии сложилась целостная система военной символики, которая закреплена законодательно приказами и распоряжениями по военному ведомству, причем многие из них подписывались лично Государем Императором. С изменением государственного строя и созданием Красной Армии на смену старой символике пришла новая, олицетворяющая собой совершенно иные идеологические ценности. В 1919 г. по решению Реввоенсовета началась разработка системы отличительных знаков для боевых и вспомогательных частей Красной Армии и флота, которые должны были "воспитывать у красноармейца и краснофлотца революционное сознание". К 1922 г. было создано и утверждено более 40 новых знаков. Некоторые из них по существу копировали эмблемы старой армии, но большинство основывалось на новых символах: красном знамени и пятиконечной звезде. Именно в этом стиле было построено множество государственных наград и памятных военных полковых знаков в советский период, вплоть до 1991 г.

В настоящее время Законом Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" предусматривается использование знаков различия по принадлежности к конкретным воинским формированиям. Тем самым восстанавливается историческая преемственность в развитии военной символики армии России. Это значит, что сегодня каждая воинская часть, корабль, военно-учебное заведение, орган военного управления, организация и учреждение вправе иметь свой собственный знак, эмблему, герб. Возрождается традиция, имевшая в русской армии широкое распространение.

Военные геральдические знаки Вооруженных Сил Российской Федерации строятся на основе системного подхода, принципов функциональной необходимости, лаконичности и традиционности. В сочетании с высокохудожественным исполнением это позволяет гармонично отразить в них общие, частные и особенные признаки воинской деятельности, одновременно сохраняя единый визуальный ряд, что обеспечивает их узнаваемость среди других геральдических знаков. Глубокое символическое содержание и соответствие российской военной геральдической традиции позволяют обеспечить психологическую готовность военнослужащих к правильному восприятию этих знаков, делает их воинскими регалиями и святынями.

Первым официальным военным геральдическим знаком является учрежденная 27 января 1997 г. Указом Президента Российской Федерации эмблема Вооруженных Сил Российской Федерации в виде золотого двуглавого орла с распростертыми крыльями, держащего в лапах меч, как наиболее общий символ вооруженной защиты Отечества, и венок, как символ особой важности, значимости и почета ратного труда. Эта эмблема была учреждена с целью обозначения принадлежности военнослужащих, а также вооружения, военной техники и другого имущества к Вооруженным Силам. Однако данная эмблема, классически, только главная фигура герба. Для того чтобы ее в полном смысле можно было бы назвать гербом, орла с характерными отличительными признаками деятельности Вооруженных Сил, изображенными в лапах, необходимо поместить в щит. В связи с тем, что в нашем случае щит размещается на груди орла и в нем отражается скорее принадлежность к структуре государства посредством изображения всадника, поражающего копьем змея по аналогии с Государственным гербом, данное изображение может быть классифицировано как средняя эмблема.

Важно отметить, что современная эмблема Вооруженных Сил имеет ярко выраженное внешнее сходство с воинским гербом, который появился на знаменах и штандартах российских войск в 1800 г. Изображение орла было выполнено в прусской манере, но именно под такими знаменами российские войска проявляли чудеса героизма в Отечественной войне 1812 г. Возможно, символическая сущность орла настолько полно отражала героическое содержание этого, одного из наиболее славных периодов истории Вооруженных Сил России, и ассоциировалась с ним, что в начале царствования Николая I Государственный герб приобрел практически такой же вид.

Традиционно в армии России, как и большинстве армий мира, гербы воинские являлись видоизменением герба государственного, а иногда и полностью совпадали с ним. Этим канонам отвечает и ныне действующая эмблема Вооруженных Сил.

Общей эмблемы Вооруженных Сил в России не существовало. Такой единый символ в виде красной пятиконечной звезды появился только в советское время. Просуществовав более 70 лет, он стал связующим звеном между государственными и профессиональными военными эмблемами и предопределил необходимость создания единого военного символа в Российской Федерации. Историческая аналогия имеется также в принципе создания и логической структуре построения военных геральдических знаков, которые создавались путем увеличения количества видовых отличительных признаков, отражающих особенности и специфику воинской деятельности по мере уменьшения ранга воинского формирования. Соответственно происходит уменьшение размеров эмблемы Вооруженных Сил как составной части воинских эмблем (гербов). Традиционное восприятие щита как неотъемлемой части герба обусловило использование в военной геральдике как основных принципов государственной и территориальной геральдики, так и разработку собственных. В частности, необходимо отметить важность использования и развития в интересах Вооруженных Сил идеи большого, среднего и малого Государственного герба Российской Империи второй половины XIX – начала XX в. Эта идея оказалась востребованной, прежде всего, в связи с разнообразным функциональным предназначением различных категорий военных геральдических знаков и особенностями их использования. Анализ изображений исторических воинских гербов позволяет выделить основные правила их построения. При сохранении основы герба в виде орла для отражения особенных признаков воинской деятельности использовались дополнительные элементы (пушки, топоры и т.п.), которые в одном случае, заменяют атрибуты орла державного, в другом – располагаются в щите, появляющемся в лапах орла. Именно этот принцип был положен в основу построения системы современных военных геральдических знаков. Причем изображение орла с дополнительными элементами в лапах характерно для воинских формирований более высокого уровня, определяющих общую структуру Вооруженных Сил (виды, рода войск, службы, специальные войска).

Конечно, необходимо отметить, что исторические корпоративные воинские гербы с точки зрения традиционной формальной геральдики, как правило, кардинально отличаются от классических родовых и территориальных.

Однако с точки зрения эффективности выполнения основной различительной функции гербов по принципу "свой – чужой", исторических корней их возникновения, психологического восприятия их нашими предшественниками и современниками гербы воинские имеют право на существование. Кроме того, изображение городских гербов на полковых знаменах Русской армии начала XVIII в. неоспоримо говорит о взаимосвязи военной и территориальной геральдики России.

Особенные признаки деятельности конкретных воинских формирований (армия, дивизия, полк и т. п.) отражаются посредством малой эмблемы, помещаемой в щите особой формы, указывающем на ранг воинского формирования.

Большая эмблема (герб) должна нести практически полную информацию о статусе, специфике деятельности и задачах воинского формирования посредством геральдических элементов: традиционный цвет, металлический прибор, узнаваемая контурная форма, форма щита. Особенные признаки должны быть отражены геральдическими элементами, изображаемыми в щите.

Эти геральдические элементы, объединенные в единую художественную композицию, составляют малую эмблему, которая является строго индивидуальной для каждого воинского формирования и отражает особенности функционального предназначения, условий несения службы, историю воинской части и т.п. Малая эмблема может использоваться в эмблемах воинских формирований низшего уровня, в качестве дополнительного геральдического элемента.

Щит обрамлен венком (общим дубовым или особенным), который композиционно призван создать единый визуальный ряд военных геральдических знаков, тем самым обеспечивая их узнаваемость в системе знаков других силовых структур.

Средняя эмблема создается с целью расширения возможностей использования военных геральдических знаков. Она строится на основе большой эмблемы путем исключения дополнительных элементов или композиционным совмещением эмблемы Вооруженных Сил и малой эмблемы видов Вооруженных Сил (родов войск, служб).

С этой же целью применяются и более простые композиции, например знаки различия по функциональному предназначению (петличные знаки) родов войск. Эти знаки занимают особое место в системе, т.к. в настоящее время в основном сохранили исторический вид петличных знаков Советской армии, изображающих современное вооружение или его элементы, что не позволяет им в полной мере вписаться в систему гербовых эмблем, однако они нашли свое место и в знаменно-флажной системе как изображения на флагах видов Вооруженных Сил, родов войск (сил).

В случае, когда малая эмблема рода войск и его петличный знак отличаются по внешнему виду, они (или их элементы) в равной мере могут быть использованы в качестве основы для построения знаков различия по принадлежности к конкретным воинским формированиям. Такой подход при соблюдении принципов построения и высокохудожественном исполнении изображений позволяет создать значительное разнообразие знаков, в то же время, сохраняя единый стиль и визуальный ряд.

В основе построения вертикальной структуры эмблем конкретных воинских формирований в целом положен принцип подбора геральдических элементов в зависимости от функционального предназначения знаков, определенных уровней ценностей и степени их выраженности в данном знаке.
Знаки принадлежности к конкретным воинским формированиям, должны отражать:

1) место и значение в структуре воинских формирований:
  • подчиненность, (наличием эмблем или их составных частей вышестоящих формирований, единым цветом поля щита для всей вертикали, единым стилем изображения внешней формы обрамления щита и т. п.);
  • ранг воинского формирования (формой щита);

2) специфику функционального предназначения:
  • эмблемами, отражающими специфику выполняемых задач и средств, применяемых при этом;

3) исторические, боевые традиции и заслуги:
  • историческими воинскими эмблемами и гербами, а также их составными частями;
  • историческим шитьем, цветом приборного сукна и металлического прибора; – надписями почетных наименований на ленте, элементами гербов территорий, связанных с почетным наименованием части, для гвардейских воинских частей – гвардейскими лентами, изображением орденских лент в нарукавных знаках.

Однако необходимо учитывать, что вышеперечисленные характерные признаки отражаются в различных знаках в различной степени, а могут и совсем отсутствовать. В щите изображается минимальное количество геральдических элементов, композиционно и художественно составляющих малую эмблему, что предопределяется принципами лаконичности, целесообразности и соответствия ценностным приоритетам.

При построении знаков необходимо в первую очередь определить, для чего, с какой целью создается знак, учесть ценностные приоритеты, которые необходимо отразить в нем, выбрать геральдические элементы для их отражения, из которых создавать единую художественную композицию.

Только в этом случае юбилейные значки нельзя будет спутать с орденами, а на военной одежде военнослужащих не будет расположено сразу по пять – шесть орлов в различных вариантах.

Примером гармоничного и лаконичного единения геральдических элементов, максимально полно отражающих необходимое символическое содержание, является штандарт Президента Российской Федерации (Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации), построенный путем изображения главной фигуры Государственного герба на полотнище цветов Государственного флага. В основу же построения штандарта Министра обороны Российской Федерации были положены принципы построения системы воинских знамен начала XIX в.

В этот период произошел отход от прусских традиций, изменилось изображение орла (сходное с современным изображением эмблемы Вооруженных Сил Российской Федерации), на его груди появился московский герб, знамена получили строго систематизированную расцветку и рисунок, состоящий из креста, углов и медальона в венке. В навершии штандарта также помещено традиционное изображение Государственного герба. Цветовая гамма штандарта аналогична Государственному флагу, т.к. Министерство обороны является федеральным органом исполнительной власти.

Цветовое решение в построении штандарта начальника Генерального штаба также имеет глубокое символичное содержание. Углы штандарта повторяют цвета самого почетного ордена – военного ордена Святого Георгия Победоносца, награждение которым по существующему законодательству будет производиться только за подвиги, проявленные в защите Отечества при отражении внешней агрессии. Это может символизировать готовность Вооруженных Сил к защите Отечества и стремление к высоким достижениям в боевой выучке войск.

Появление штандартов заместителей Министра обороны Российской Федерации – начальника Тыла Вооруженных Сил и начальника строительства и расквартирования войск ознаменовало собой возрождение исторической традиции армии России использовать серебряный металлический прибор. Именно серебром вышиты на этих штандартах эмблемы и обрамляющие их венки.

Употребление штандарта в качестве особо почетного персонифицированного знака – символа власти высших должностных лиц имеет аналоги в истории России, и считается целесообразным его введение для других должностных лиц, например главнокомандующих видов Вооруженных Сил, командующих родов войск и др. с целью укрепления единоначалия, поднятия престижа и ответственности должностных лиц за порученное дело. Все знают, что власть, а тем более военная власть, является тяжким бременем для человека, и труд военных руководителей, их единоличная ответственность за принятое решение достойны соответствующего отличительного знака.

Необходимостью поощрения служебной деятельности военнослужащих и воинских частей объясняется учреждение в декабре 1998 г. первой в Российской Федерации коллективной награды – Вымпела Министра обороны Российской Федерации за мужество и воинскую доблесть. Вымпел создавался как системный элемент общего комплекса геральдических знаков с учетом традиций построения знамен армии России. Учреждение вымпела знаменует начало нового этапа развития наградных военных геральдических знаков Вооруженных Сил и возрождение традиции коллективного награждения военнослужащих в Русской армии.

Широкие возможности лучших традиций военной геральдики ярко проявились при формировании знаменно-флажной системы Вооруженных Сил. Учреждение Федеральным законом в декабре 2000 г. знамени Вооруженных Сил Российской Федерации и знамени Военно-Морского Флота обусловило необходимость учреждения знамен видов Вооруженных Сил и других войск.

По инициативе Министра обороны Российской Федерации, которую поддержали Президент России и председатели обеих палат Федерального собрания Российской Федерации, были приняты изменения рисунка знамени Вооруженных Сил Российской Федерации.

Размещение пятиконечной звезды на полотнище знамени объясняется, с одной стороны, ее древним символическим смыслом (пентаграмма – символ оберега, обороны, охраны и безопасности), в полной мере отражающим основное предназначение Вооруженных Сил, с другой стороны – это основной геральдический элемент рисунка полотнища боевых знаменах воинских частей Вооруженных Сил СССР, овеянных победной славой в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Эти символические составляющие дополняются и объединяются почти двухсотлетней практикой использования золотых пятиконечных звезд на погонах офицеров России, тем самым обеспечивая реализацию принципа психологической готовности военнослужащих к положительному восприятию данного символа.

Узорная кайма на лицевой и оборотной стороне полотнища аналогична узору полотнищ знамен Русской армии образца 1883 г. и отражает историческую преемственность идеи защиты Отечества воинами России всех времен.

Размещение на полотнище знамени Вооруженных Сил главного элемента Государственного герба Российской Федерации и эмблемы Вооруженных Сил основывается на требованиях, соответственно, Федерального конституционного закона "О Государственном гербе Российской Федерации" 2000 года и Указа Президента Российской Федерации "Об учреждении военного геральдического знака – эмблемы Вооруженных Сил Российской Федерации" 1997 года.

Геральдическая традиция была реализована в полной мере и в других знаменах и знаменно-флажной системе Вооруженных Сил Российской Федерации. Так знаменем ВМФ стал Андреевский военно-морской флаг, а рисунок полотнища знамени ВВС практически полностью повторил рисунок первого аэродромного флага. Прототипом знамен других войск стали боевые знамена Русской армии XIX в. с разноцветными крестами и углами на полотнищах.

Рисунок полотнища флага Министерства обороны в виде белого креста - по аналогии с георгиевским - и красно-синими углами исполнен также в развитие традиции построения боевых знамен, что в сочетании с цветами Государственного флага России и эмблемой Министерства обороны в виде серебряного двуглавого орла с распростертыми крыльями - по аналогии с Государственным гербом России начала XIX в. - позволяет геральдически четко определить флаг Министерства обороны как флаг федерального органа исполнительной власти, функциями которого является прежде всего защита государства от внешней агрессии. Такой же рисунок флага Тыла Вооруженных Сил, только углы малиново-голубые – по цвету приборного сукна военных интендантов.

Традиционные приоритеты были положены в основу при построении других флагов Вооруженных Сил. Флаги видов Вооруженных Сил и родов войск практически сохраняли вид традиционно используемых ранее. Флаг Воздушно-десантных войск использовался еще в 80-х г. XX в. ограниченным контингентом войск СССР в Афганистане. Сложная судьба флага космических войск, который с начала 90-х годов прошлого века поднимался на космодромах при запуске космических аппаратов, в 1996 г. был официально учрежден, а в последствии в 1998 г. отменен в виду нестыковки положений действующих нормативных актов и возрожден в 2000 году приказом Министра обороны Российской Федерации. Рисунок флага РВСН был построен на основе цветов действующего с 1997 года нарукавного знака различия.

В центре всех флагов Вооруженных Сил изображены соответствующие малые эмблемы, которые являются более простыми и в то же время разнообразными по форме и, как следствие, лучше различимы на полотнищах.

Важной составной частью системы военных геральдических знаков являются знаки различия по принадлежности, размещаемые на военной форме одежды и предназначенные для обозначения характерных признаков воинской деятельности. Эти знаки подразделяют на две группы:

Первая группа – знаки различия по принадлежности к Министерству обороны, Генеральному штабу Вооруженных Сил, видам и родам войск Вооруженных Сил, Тылу Вооруженных Сил, Железнодорожным войскам, войскам, не входящим в виды и рода войск Вооруженных Сил. Они предназначены для обозначения частных признаков воинской деятельности и представляют собой нарукавные нашивки (размещаются на правом рукаве).

Вторая группа – знаки различия по принадлежности к конкретным воинским формированиям. Это знаки различия для обозначения особенных признаков воинской деятельности. К ним относятся нарукавные нашивки (размещаются на левом рукаве) и металлические нагрудные знаки (размещаются на левой стороне груди). Перечень воинских формирований, для которых учреждаются знаки различия по принадлежности к конкретным воинским формированиям определен соответствующим приказом.

Это нарукавные знаки в виде тканевой нашивки в форме круга цвета приборного сукна с кантом цвета металлического прибора конкретного воинского формирования. В центре нарукавного знака – изображение малой эмблемы с дополнительными элементами. Диаметр знака – 84 мм, ширина канта – 2 мм.

В этих знаках в качестве дополнительных геральдических элементов используются не только эмблематические изображения, но и традиционные цвета приборного сукна и металлического прибора.

Это отражает сущность современного знака различия по принадлежности как концентрированного выражения геральдического содержания традиционного русского военного мундира. Такой подход к геральдической форме и семантическому содержанию знака принадлежности диктуется необходимостью сохранения наиболее важных и значимых для психологического восприятия геральдических элементов традиционного русского военного мундира при общей современной тенденции его унификации, что является единственно возможным в настоящее время способом выражения его традиционности и уникальности.

Так, исторический черный цвет приборного сукна мундиров офицеров и генералов квартирмейстерской части наряду с серебряным металлическим прибором и специфической формой шитья на воротниках и обшлагах этих мундиров стали основой для построения нарукавного знака Генерального штаба. Он изображался в форме круга черного цвета с оранжевым кантом. В центре знака ранее помещалась эмблема Вооруженных Сил, обрамленная серебряным венком в виде стилизованного традиционного шитья, в настоящее время – эмблема Генерального штаба.

Нагрудные знаки – из металла золотистого, серебристого цветов с эмалью в виде:

1) большой эмблемы (герба), имеющей стилизованный венок;
2) средней эмблемы.

На оборотной стороне нагрудного знака в виде большой эмблемы (герба) имеется винт для крепления к военной одежде.

Размеры нагрудного знака в виде большой эмблемы (герба): высота венка – 45 мм, ширина – 35 мм; высота геральдического щита – 28 мм, ширина – 25 мм.

Нагрудный знак в виде средней эмблемы носится на кожаной подкладке. На оборотной стороне нагрудного знака имеется приспособление для крепления к кожаной подкладке. Подкладка черного цвета заострена в нижней части, в верхней части имеет петлю для крепления к пуговице нагрудного кармана.

Высота подкладки – 75 мм, ширина – 35 мм. Высота геральдического щита – 28 мм, ширина – 25 мм.

Знаки отличия Министерства обороны Российской Федерации предназначены для обозначения заслуг, проявленных при исполнении воинского долга, а также отличий в деятельности, направленной на укрепление Вооруженных Сил и повышение их боевой готовности. К знакам отличия относятся:

Медали Министерства обороны – знаки отличия для обозначения высшей формы признания заслуг перед Вооруженными Силами.

Наградные знаки – знаки отличия для обозначения заслуг, проявленных при исполнении должностных и (или) специальных обязанностей, высоких достижений военнослужащих и лиц гражданского персонала Вооруженных Сил в различных видах повседневной деятельности, их высоких боевых и профессиональных качеств. Они представляют собой металлические нагрудные знаки (за высокие достижения в различных видах военной деятельности, памятные, за победу в спортивных соревнованиях.

С 1992 г. и вплоть до 1995 г. наряду с некоторыми наградами бывшего Союза СССР военнослужащих награждали медалью "За отличие в воинской службе", в связи с тем, что эта медаль имела нейтральное в политическом отношении геральдическое оформление.

Первый шаг в работе по созданию подсистемы ведомственных наград Министерства обороны России связан с подготовкой и изданием приказа Министра обороны 1995 г. №123 "О наградах Министерства обороны РФ". Этим приказом учреждались медали "За укрепление боевого содружества" и "За отличие в военной службе" трех степеней.

Установлению этих медалей предшествовала большая подготовительная работа. В ходе этой работы был изучен исторический опыт развития системы ведомственных наград Министерства обороны и других министерств и ведомств бывшего Союза ССР, проведен конкурс по подготовке проектов ведомственных наград и геральдическая экспертиза разработанных проектов наград, разработаны критерии заслуг для награждения и положения об этих наградах.

При построении этих медалей также использовались политически нейтральные геральдические элементы, символизирующие предназначение Вооруженных Сил. Так, проект медали "За отличие в военной службе" строился на основе одного из вариантов единой эмблемы Вооруженных Сил (щит на фоне перекрещенных мечей, крыльев и якоря) и предполагал наличие эмали. В плане геральдического оформления учрежденные медали трудно назвать верхом медальерного искусства.

В целях удешевления проекта медаль была выпущена без эмали, что сделало ее тусклой и невыразительной. Бросается в глаза несоответствие традиционно используемого металла степенности медали. Ранее первая степень медали "За безупречную службу в Вооруженных Силах СССР" изготавливалась из серебра и звезда на ее лицевой стороне покрывалась горячей рубиновой эмалью. Это выделяло данную медаль, делало ее более выразительной и повышало ее значимость.

Не достаточно точно отражало также смысловое содержание медали "За укрепление боевого содружества" ее геральдическое оформление. Налицо неоправданное совмещение иконических знаков и знаков языковой системы. Более того, название медали, выполненное мелким шрифтом, не читаемо и как следствие этого представляется нецелесообразным. Рисунки медалей были выполнены А.А.Жуком – художником НТК ЦВУ МО РФ, представлены Министру обороны РФ генералу армии П. Грачеву и утверждены им.

В указанный период в Министерстве обороны был разработан целый ряд ведомственных наград. В частности, по инициативе отдела награждений ГУК МО РФ, возглавляемого полковником В.С. Макаровым, был подготовлен проект приказа Министра обороны об учреждении креста "За воинскую доблесть". Проект медали (креста) был разработан в отделе военной геральдики и символики при участии В.Н. Медведева и А.Б. Степанова. Рисунки были исполнены Ю.А. Абатуровым. Однако, после учреждения Указом Президента РФ 27 января 1997 г. военно-геральдического знака эмблемы ВС РФ, с целью ее использования, что вполне обосновано, по просьбе В.С. Макарова в рисунки крестов были внесены изменения автором статьи.

Однако учреждение медали требовало финансовых затрат в сумме около 10 млрд. неденоминированных рублей и недостаточное финансирование Министерства обороны не позволило осуществить это намерение.

В то же время остро определилась необходимость значительно упорядочить работу по созданию наградных знаков Министерства обороны. Такая необходимость стала следствием сложных социальных процессов в обществе и в Вооруженных Силах. Дело в том, что изменения в общественном самосознании граждан России, в том числе и военнослужащих, вызвали к жизни стихийный процесс создания военных геральдических знаков непосредственно в воинских частях. Как правило, поводом к созданию этих знаков служили предстоящие юбилеи воинских частей, или памятные даты. К середине 90-х гг. в этом процессе наметились две явно выраженные тенденции. Первая тенденция была направлена на заимствование принципов построения знаков воинского различия в армиях государств Западной Европы, США и т. п. Эта тенденция отражает приоритеты европейского типа цивилизационного развития, а характерные для нее знаки, образно говоря, "ощетинились клыками" пантер, леопардов и прочих, не характерных для России хищников, якобы символизирующих высокие боевые качества воинских частей и подразделений. Эти знаки несут идею индивидуализма, исключительности, но не содержат главной идеи - традиционных для "христолюбивого" воинства российского чувства долга, беззаветного служения Отечеству, гуманистических начал и глубоких исторических корней.

Вторая тенденция отражает направленность на возрождение различительных знаков российской армии, учрежденных до 1917 г. Значительная часть таких знаков создавалась с использованием исторически сложившихся практики создания наград и принципов построения воинских гербов армии России, которые воспринимались нашими соотечественниками на протяжении почти двух столетий как символы воинской доблести и чести.

В то время в федеральных органах исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба, имеется значительное количество военных геральдических знаков, в том числе и наградных, которые Указом Президента Российской Федерации от 27 января 1997 г. определены как "экспериментальные".

Таким образом, в истории развития военной геральдики в России определился еще один исторический период (1992 - 1997 гг.) "экспериментальных военно-геральдических знаков". Этот период характеризуется несколькими подходами как к организации военно-геральдической работы, так и к созданию системы военно-геральдических знаков в различных органах исполнительной власти.

В Министерстве обороны также был разработан целый комплекс проектов ведомственных наград и других знаков. Однако отсутствие прямого финансирования разработки и изготовления наградных знаков не позволило осуществить это намерение.

В то же время на отдельных наиболее важных участках деятельности Вооруженных Сил по различным причинам потребность в награждении военнослужащих наградными знаками была настолько высока, что финансовые препятствия были преодолены. В течение 1996 -1997 гг. были учреждены знаки: "За дальний поход", "Чемпионат Вооруженных Сил Российской Федерации (1,2,3 место)", "Первенство Вооруженных Сил Российской Федерации (1,2,3 место)", "За разминирование".

В плане геральдического построения эти знаки являются достаточно логичными и совмещают принципы преемственности и функциональной необходимости. Так знак "За дальний поход" построен на основе существующего ранее с учетом изменившейся символики ВМФ (флаг ВМФ Советского Союза заменен на Андреевский флаг). Этот знак является примером органичного единения лучших традиций построения фалеронимов СССР и Императорской России и учета интересов развития современных Вооруженных Сил. Особенно хочется отметить, что использование истинного исторического символа ВМФ обеспечило высокую степень психологической готовности военных моряков воспринять этот знак как высокую награду.

Знаки "Чемпионат Вооруженных Сил Российской Федерации (1,2,3 место)", "Первенство Вооруженных Сил Российской Федерации (1,2,3 место)" и "За разминирование" остались практически без изменений. В них и ранее не ярко выраженная символика СССР была заменена на нейтральные общевойсковые эмблемы. Общим недостатком для приказов, учреждавших знаки этого периода были неточные и не однообразные с точки зрения терминологии описания.

Наградные знаки, учрежденные в 1998 г. отражают рост престижа и значимости наиболее важных структур Вооруженных Сил, прежде всего, – Ракетных войск стратегического назначения. Это знаки отличия: "Главный маршал артиллерии Неделин", "За службу в РВСН", а также "За службу в военной разведке", "Специальная служба Вооруженных Сил РФ".

Учреждение этих знаков диктовалось острой служебной необходимостью поощрения за отличия военнослужащих в условиях крайне недостаточного материального стимулирования их служебной деятельности. В плане геральдического оформления эти знаки можно характеризовать как недостаточно продуманные, разработанные с большой степенью субъективизма. Хотя в их построении уже можно заметить некоторую системность и обоснованность. Все выше сказанное в полной мере относится и к учрежденному в 1996 г. знаку "300 лет инженерным войскам".

Так же необходимостью поощрения служебной деятельности военнослужащих и воинских частей объясняется учреждение в декабре 1998 г. первой в Российской Федерации коллективной награды – Вымпела Министра обороны за мужество и воинскую доблесть". Вымпел создавался как системный элемент общего комплекса геральдических знаков с учетом традиций построения знамен армии России. Учреждение вымпела знаменует начало нового этапа развития наградных знаков и военно-геральдических знаков в целом.

В плане иллюстрации системного подхода как основополагающего принципа создания системы военно-геральдических знаков можно привести учреждение памятного знака Министра обороны Российской Федерации". Знак изготавливается из томпака с эмалью и представляет собой уменьшенную копию штандарта Министра обороны без центрального медальона. В центре полотнища располагается эмблема Вооруженных Сил. Именно использование общих геральдических элементов при разработке различных по функциональному предназначению знаков (знаков принадлежности к конкретному воинскому формированию, памятных, наградных, должностных) позволило воплотить в жизнь принцип системного подхода к их построению и заложить основы стратификации военно-геральдических знаков.

Медали Министерства обороны по форме аналогичны традиционно принятым в России. Они изготавливается из металла серебристого (золотистого) цвета и имеют форму круга диаметром 32 мм с выпуклым бортиком с обеих сторон.

Медаль при помощи ушка и кольца соединяется с пятиугольной колодкой, обтянутой шелковой муаровой лентой шириной 24 мм. С правого края ленты оранжевая полоса шириной 10 мм окаймлена черной полосой шириной 2 мм, левее – полосы, цвета которых символизируют предназначение медали, как правило, корреспондирующиеся с цветами соответствующих флагов Вооруженных Сил и нарукавных знаков военнослужащих.

Характерной особенностью ведомственной медали Министерства обороны является традиционная для российских медалей комбинированная лента, правая сторона которой единая: оранжевая полоса, окаймленная черной полосой, которая определяет предназначение медали как ведомственной награды Министерства обороны.

На лицевой стороне медали – рельефное изображение соответствующей эмблемы, портрета, или художественной композиции, отражающей область воинской деятельности символически отражающее и причину учреждения медали.

Например, изображение эмблем Министерства обороны и инженерных войск соответственно на медалях "200 лет Министерства обороны" и "За усердие при выполнении задач инженерного обеспечения"; портретов Адмиралов Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова и С.Г.Горшкова, генерала армии Хрулева, генерала Маргелова, генерал-майора Александрова обусловлено их выдающимися личными заслугами в развитии Вооруженных Сил; изображение основных видов боевой техники символизирует на медали "За боевые отличия" - готовность всех военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации к выполнению воинского долга по защите Отечества;

На оборотной стороне медали в центре – рельефная эмблема Министерства обороны (Вооруженных Сил, видов, или родов войск Вооруженных Сил), которая является существенным признаком ведомственного знака отличия, по кругу – надпись: "Министерство обороны Российской Федерации".

Знаки отличия "За заслуги" ("За отличия") видов, родов войск Вооруженных Сил, Главных управлений Министерства обороны – в виде прямого равноконечного креста с расширяющимися концами (вогнутого на концах, чтобы исключить сходство с государственными наградами) с соответствующих цветом эмали и геральдическими элементами в центре, отражающими область воинской деятельности. Это традиционная форма наградных знаков России.

Другая форма креста применяется при наличии обоснованного символического содержания. Например, форма "ополченческого" креста в знаке ГОМУ ГШ – отражает важнейшую функцию управления по мобилизации населения на случай войны, форма "мальтийского" креста для ГОУ ГШ – отражает период основания квартирмейтерской части – прообраза ГШ ВС РФ и т.д.

Основой знаков отличия военных округов, армий, центральных управлений Министерства обороны является традиционный элемент наградных знаков – дубовый венок, ветви которого перевиты лентой с надписью "За заслуги" ("За отличия"). В верхней части венка – эмблема Министерства обороны (Вооруженных Сил, видов, или родов войск Вооруженных Сил), в нижней – соответствующая эмблема военного округа, армии, центрального управления Министерства обороны.

Создание знаков в России традиционно получило большое распространение. Наряду с государственными наградами, создавались полковые и памятные знаки, знаки общественных организаций и союзов. Огромный пласт занимали знаки различной ветеранской тематики — общества, союзы, знаки ветеранам-участникам тех или иных военных сражений. Например, знак в память 50-летия покорения Восточного Кавказа (учрежден 25 августа 1909 г.) и знак в память 200-летия Санкт-Петербургского Арсенала (учрежден 23 марта 1914 г.).

Сегодня многие общественные ветеранские организации имеют свои знаки. При их создании широко применяются традиции русской и советской знаковой системы и отражается специфика профиля ветеранской организации — ведомственная структура (Министерство обороны, КГБ-ФСБ, железнодорожные войска и т.д.), специфика деятельности организации, цели и задачи.

Композиция памятных знаков Министерства обороны определяется причиной их учреждения. Например, памятные знаки высших руководителей Вооруженных Сил выполнены в виде соответствующего штандарта, что подчеркивает конкретную персонификацию должностного лица, имеющего право на вручение знака. Вторая группа знаков строится на основе аналогичных исторических знаков, например, прототипом памятного знака "200 лет Министерства обороны" явился знак 100-летия Военного министерства. Третья группа памятных знаков, которые учреждаются в честь юбилейных дат, разрабатывается на основе узнаваемых изображений, имеющих устойчивую ассоциацию с юбилеем. Эти знаки, как правило, имеют форму медали на прямоугольной колодке, обтянутой шелковой муаровой комбинированной лентой шириной 24 мм. Правый край ленты единый для всех наградных знаков - это оранжевая полоса шириной 10 мм окаймлена двумя черными полосами шириной 1 мм, левее этой полосы - полосы, цвета которых корреспондирующиеся с цветами соответствующего юбилея.

Система знаков отличия Министерства обороны, функционирующая как система саморазвивающаяся и самодостаточная, призвана стать органичным дополнением системы государственных наград Российской Федерации и будет способствовать тому чтобы наградная система России в целом стала еще более мощным действенным средством мотивации служебной, производственной, научной и творческой деятельности граждан России. Достижение этой цели в немалой степени зависит от эффективного решения вопросов геральдического обеспечения системы ведомственных наград.

Важным фактором эффективного функционирования системы военных геральдических знаков в целом является также четко определенный порядок использования этих знаков. Особенно это касается проблемы размещения знаков на военной одежде, соблюдение правил ношения которой является одной из особенностей и духовных основ военной службы, важным аспектом формирования воинских традиций, высоких боевых и нравственных качеств воинов.

"Топография" военного костюма должна четко определять статус геральдического знака.

С этой целью в Министерстве обороны разработана и утверждена концепция размещения геральдических знаков на военном костюме. Суть этой концепции заключается в том, чтобы минимальным количеством геральдических знаков отразить все элементы военно-организационной системы, в части касающейся позиционирования военнослужащего в системе государственного и общественного устройства, эффективного выполнения им своих обязанностей и стимулирования служебной деятельности. При этом необходимо четко определить категории знаков, необходимые для размещения на военной одежде и степень их представительства (выраженности).

Так знаки, размещаемые на военной одежде, подразделяются на следующие категории: 1) знаки государственной принадлежности; 2) государственные знаки отличия; 3) знаки ведомственной принадлежности; 4) ведомственные знаки отличия; 5) другие геральдические знаки. Наиболее общими принципами размещения знаков можно считать: во-первых, приоритет государственных знаков над ведомственными, выражающийся в размещении первых в традиционно почетных и видных местах; во-вторых, соответствие стратификации военной организации государства, выражающийся в приоритете знаков вышестоящего органа военного управления (старшего начальника); в-третьих, отечественные традиции построения военного форменного костюма и размещения на нем соответствующих знаков.

К сожалению, отношение Военно-геральдической службы ВС РФ к символике Военно-Морского Флота вызывает, по меньшей мере, недоумение, поскольку лишает исторических традиций флот России, не учитывает его самобытности. Практически все инициативы флотских геральдистов отклоняются, происходит навязывание своей концепции знаков и символов для военных моряков, абсолютно не принимаются во внимания замечания и рекомендации ВМФ в части, касающейся элементов формы одежды военнослужащих ВМФ, знаков отличия и различия. Начиная с 1998 года, при поддержке или согласии Военно-геральдической службы ВС РФ (а ранее Отдела военной геральдики и символики Военно-мемориального центра ВС РФ) ВМФ был лишен ряда принципиально важных и традиционных для ВМФ элементов обмундирования и знаков различия военнослужащих Военно-Морского Флота. Среди наиболее важных, вызывающих волну возмущений, прежде всего, ветеранов ВМФ: отмена нарукавных знаков по специальности мичманов, прапорщиков, старшин, сержантов и матросов ВМФ и нарукавного знака военнослужащих морской пехоты. В настоящее время ВМФ ведет активную борьбу за сохранение традиционных кокард и пуговиц с изображением якоря на форме одежды военнослужащих ВМФ. Их изменения также инициированы Военно-геральдической службой ВС РФ и Центральным вещевым управлением МО РФ. В свою очередь, для ВМФ разработаны, и с большой активностью навязываются Военно-геральдической службой ВС РФ новые, порой не традиционные, исторически не оправданные, элементы символики. Среди них особую озабоченность у ВМФ вызывает знак по принадлежности к конкретному воинскому формированию на карман рубашки – абсолютно не свойственный элемент для флотской формы одежды. Без привлечения флотских геральдистов разработаны проекты гербов флотов и система наград для флота, в разработке которой также ВМФ не принимал никакого участия. Уже стало традицией, стилем работы Военно-геральдической службы ВС РФ утвердить и согласовать новые разработки у руководства Министерства обороны РФ и в Герсовете при Призеденте РФ, не прислушиваясь к мнению подчиненных структур, а зачастую просто игнорируя его. Таким ярким примером можно назвать утверждение Типовой схемы размещения геральдических знаков на военной форме одежды военнослужащих Военно-Морского Флота, куда включены уже упоминаемые кокарда и пуговица без якоря.

Напротив, инициативы ВМФ по созданию символики полностью игнорируются или отклоняются без аргументированного объяснения.

Так, в сентябре 2003 года в ВМФ разработаны, одобрены командованием и направлены в Военно-геральдическую службу ВС РФ проекты новых военно-геральдических знаков: медали Министерства обороны РФ "За службу в Военно-Морском Флоте", знаков отличия ВМФ "За заслуги" и "За отличие" и Должностного штандарта Главнокомандующего ВМФ. Все они были Военно-геральдической службой ВС РФ отклонены без аргументированного, взвешенного объяснения. Однако позже рисунок разработанного ВМФ Должностного штандарта Главнокомандующего ВМФ был представлен как разработка специалистов Военно-геральдической службы ВС РФ и учрежден приказом Министра обороны РФ.

В 2001 году из Министерства обороны РФ в ВМФ поступил на согласование проект Указа Президента РФ "О Боевом знамени воинской части Вооруженных Сил Российской Федерации". На предложения ВМФ о внесении изменений в устной форме было отмечено, что концепция уже одобрена в Министерстве обороны РФ и Герсовете при Президенте РФ, и замечания ВМФ учтены не будут.

В 2001 году из Министерства обороны РФ в ВМФ поступил на согласование проект приказа Министра обороны РФ "Об утверждении Положения о геральдическом обеспечении Вооруженных Сил Российской Федерации". Все замечания ВМФ были проигнорированы.

В 2003 году Военно-геральдической службой ВС РФ согласовываются проекты медалей Министерства обороны РФ "Адмирал Кузнецов" и "Адмирал Горшков", которые приказом Министра обороны РФ 2003 года № 25 вводятся в действие. Так, хорошая инициатива увековечить память о великих советских флотоводцах Н.Г. Кузнецове и С.Г. Горшкове обернулась в гнев многих ветеранов флота. Причина одна: специалисты Военно-геральдической службы ВС РФ смогли согласовать медали, где великие флотоводцы представлены в воинском звании "адмирал", а не "Адмирал флота Советского Союза". Так уважаемых военачальников лишили заслуженного воинского звания.

В 2006 году ВГС ВС РФ подготовлены проекты символики для ВМФ, в частности эмблема (герб) Главного командования ВМФ. Центральным символом в данной эмблеме предложен…шестопер, т.е. сугубо сухопутный вид исторического вооружения, в виде палицы (дубины). Геральдический щит предлагается обрамить… пальмовым (!) венком. Военно-Морской Флот предложил заменить шестопер на военно-морской кортик (характерный вид вооружения офицеров ВМФ), а пальмовый венок на лаврово-дубовый, ветви которого символизируют традиционное шитье на мундирах и головных уборах адмиралов и генералов ВМФ. В полученном из ВГС ВС РФ ответе на эти предложения говорится, что данные замены являются неприемлемыми.

Аналогичное отношение у Военно-геральдической службы ВС РФ и к геральдическим инициативам флотов. Ярким примером такого противостояния является отстаивание символики Черноморского флота.

Тем не менее, всегда остается надежда, что разногласия и недопонимание геральдистов ВС и ВМФ носят временный характер, и будут преодолены к общему удовлетворению.

Эффективное функционирование и развитие системы военных геральдических знаков – это важнейшее средство поднятия престижа и привлекательности военной службы, стимулирования служебной деятельности военнослужащих, сохранения и приумножения славных воинских традиций, сплочения воинских коллективов.

Использованные источники

1. О.В. Кузнецов, Начальник Военно-геральдической службы, полковник. "История военных геральдических знаков" (www.mil.ru);
2. А. Хрусталёв, консультант Главнокомандующего Военно-Морским Флотом по вопросам военной символики, Вице-президент РОО "Академия русской символики "МАРС", "Об учреждении военно-морских флагов и вымпелов ВМФ и проблемах взаимодействия Военно-Морского Флота с Военно-геральдической службой ВС РФ в вопросах геральдического обеспечения" (www.simvolika.org);
3. Александр Хрусталев, "Военная геральдика на службе отечества";
4. В.Г. Данченко, кандидат исторических наук, советник РФ 1-го класса, консультант Отдела по обеспечению деятельности Геральдического совета при Президенте РФ, "Правовые аспекты развития военной геральдики дореволюционной России" (sovet.geraldika.ru).


Главное за неделю