Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Миражи

Валерий Вальков, редактор Центрального Военно-Морского Портала
04.05.2009

О, великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! - писал классик русской литературы Тургенев. И действительно – в русском языке для каждого объекта и явления есть яркое, точное слово, создающее емкий и понятный образ.

Например, мираж – нечто зыбкое, нереальное, эфемерное. Или реформа – актуально-необходимая активная смена всего старого, отжившего, консервативного чем-то новым, прогрессивным и рациональным. Не спешите сверяться со словарем – я имею в виду образ!

Старшее поколение с юных лет знает, что газета - да и СМИ в целом - являются не только коллективным пропагандистом и агитатором, но и коллективным организатором. Именно СМИ формируют общую картину сегодняшнего дня, создают и тиражируют те или иные образы, которые непосредственно и опосредованно влияют на наше мировосприятие и действия. Различные каналы телевидения, интернет-страницы, многочисленные газеты и журналы – невозможно абстрагироваться от потоков информации; напротив, мы требуем все большего, все новых источников, новых форм!

Мы верим одним источникам и отрицаем другие, покупаем или не покупаем газеты, соглашаемся или не соглашаемся с обозревателями и телеведущими – и все реже задаемся вопросом - насколько соответствуют реальности создаваемые ими образы?

И ответ на этот вопрос зависит не только от соблюдения профессиональной этики, степени владения русским языком или уровня военного образования того или иного корреспондента, автора, редактора – конечно, все намного сложнее.

Но речь не об этом: к сожалению, подмена понятий, влекущая изменение образов, ведет к дезориентированию, потере реальности.

Вот, например, одно из уважаемых информационных агентств размещает новость: «Командование соединения морской пехоты Тихоокеанского флота (ТОФ) положительно оценило действия молодых бойцов по отражению атаки условного противника на проходящих в Приморье учениях "черных беретов"», - и создается впечатление, что речь идет об учениях как минимум тактического соединения морской пехоты – полка, усиленного батальона – когда сотни вооруженных бойцов, на бронетехнике, при поддержке артиллерии и реактивных минометов, отражают нападение столь же сильного условного противника на далеких берегах Приморья. Второй абзац усиливает этот образ: «морские пехотинцы ТОФ провели тактическое учение с боевой стрельбой». Но, увы, в итоге оказывается, что речь-то шла всего лишь об учебной роте, впервые выполнившей стрельбы из личного оружия! Перелистываем страницу, а образ - остался.

Таких примеров бесконечно много, когда в погоне за красным словцом происходит подмена понятий: «Российский флот выходит на учения в Индийский океан…» вместо «корабельная тактическая группа», «Северный флот провел масштабные учения…» вместо «командно-штабное учение с обозначенными силами». Образы, образы заполняют сознание: уже не одинокие корабли, а могучие армады бороздят моря, выполняя боевые задачи и отрабатывая масштабные учебные мероприятия. За образами теряется реальность.

Военно-морской флот – особенный вид вооруженных сил. В мирное время высшей формой применения ВМФ является выполнение задач боевой службы и боевого дежурства. Если корабли стоят – экипажи теряют навыки, а техника - ресурс. Для поддержания постоянной готовности выполняются плановые мероприятия боевой учебы личного состава, командования и штабов, сил, в том числе проводятся учения. Учения корабля, группы, соединения, объединения, флота, ВМФ – все имеют четкие определения, критерии и последовательность.

Например, в первом послевоенном крупном учении Северного флота «Печора», которое проводилось летом 1965 года, было развернуто в районы северо-восточной Атлантики около 30 надводных кораблей и судов, 42 подводные лодки. В учениях ВМФ СССР «Океан», что проводились ежегодно, участвовали все флоты и флотилии страны. Так, в учениях «Океан-70» участвовало 60 НК, 40 ПЛ (из них 10 атомных) Северного флота, 32 НК, 28 ПЛ (9 атомных) Тихоокеанского флота. В учениях «Океан-75» принимали участие от Северного флота 38 НК, 35 ПЛ (13 атомных), от Тихоокеанского - 21 НК, 24 ПЛ (10 атомных); в учениях «Север-77» от Северного флота участвовало 19 НК, 22 ПЛ (10 атомных), в учениях “Радуга-77” от Тихоокеанского - II НК, 21 ПЛ (10 атомных), в учениях «Океан-80» - в Атлантику вышло более 70 НК, 50 ПЛ, в том числе 21 РПК СН.

Командование и офицеры штабов получали бесценный опыт управления оперативными объединениями и тактическими соединениями, взаимодействия с Сухопутными войсками и Военно-воздушными силами, командиры и экипажи – опыт применения кораблей и техники в условиях, приближенных к боевым. С распадом Союза ситуация изменилась – интенсивность учений и состав участвующих сил постоянно снижались, средств на боевую подготовку не хватало. Для этого периода как раз и характерна подмена понятий образами – не всегда соответствующими реальности.

В последние годы ситуация стала выправляться, о флоте вспомнили, на боевую учебу стали выделяться деньги. Но тут – некстати! – грянул кризис. Бюджет Министерства обороны в текущем году подвергся секвестру, в том числе вдвое сокращены расходы на закупку ГСМ, не говоря уже о плановых ремонтах. Видимо, число кораблей в море опять сократится, а яркость и правдоподобие образов - возрастет.

Вместо флота – тактическая группа, вместо кораблей - миражи.


Главное за неделю