Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Вице-адмирал Василий Головнин

Вице-адмирал Василий Головнин В.М. Головнин родился 8 апреля 1776 года в небогатой дворянской семье. Десяти лет он лишился родителей. Когда Головкину исполнилось тринадцать лет, близкие родственники определили его в Морской кадетский корпус. В 1790 году Головнин был произведен в гардемарины и назначен на корабль "Не тронь меня". Во время русско-шведской войны 1788-1790 годов он участвовал в двух сражениях и за проявленную отвагу и храбрость был награжден золотой медалью.

Через два года Головнин успешно закончил курс теоретического обучения. По существовавшим тогда порядкам, лица, не достигшие семнадцатилетнего возраста, не могли быть выпущены из корпуса с офицерским званием. Поэтому Головнин был оставлен при корпусе еще на один год. Этот год не прошел для него даром. Головнин занялся более глубоким изучением словесности, истории, физики, естественной истории, английского, французского и шведского языков.

В первые же годы после окончания корпуса он участвовал в плаваниях Кронштадтской эскадры в Северное море и к берегам Англии.

В 1799 году Головнин был произведен в лейтенанты, а в 1802 году в числе наиболее способных и подготовленных морских офицеров был послан в Англию для ознакомления с организацией и тактикой английского oфлота.

По возвращении на родину, в 1806 году, Головнин был назначен командиром шлюпа "Диана", отправлявшегося в кругосветное плавание к русским владениям в Северной Америке с целью гидрографических исследований в этой части Тихого океана. Попутно "Диана" должна была сопровождать судно Российско-американской компании "Неву", но подготовка "Дианы" к плаванию затянулась, и "Нева" отправилась в далекий путь одна.

Экипаж "Дианы" был тщательно подобран лично Головниным. Своим помощником он избрал капитан-лейтенанта П.И. Рикорда, с которым его до конца жизни связывала искренняя, сердечная дружба.

Адмиралтейский департамент снабдил Головнина специальной инструкцией, содержавшей основные методы научных исследований. Командиру "Дианы" предписывалось делать подробные описания земель и островов, не отмеченных на карте, и определять их координаты, производить тщательные промеры глубин, собирать сведения о море и о господствующих ветрах. Также, если случится... "заметить судно, построенное особенным образом, для особливого какого-нибудь намерения, морской порядок, наблюдаемый в команде и содержании служителей, инструмент какой-нибудь новый или употребляемый с лучшим успехом, нежели у нас", - этого также не оставлять без внимания. При плавании в районе дальневосточных владений России предлагалось определить возможность постоянного судоходства и-собрать сведения о климате и экономике тех мест, "кои пристанищем служить могут". Наконец, инструкция обязывала собирать сведения, касающиеся развития военно-морского искусства в посещаемых странах. При этом подчеркивалось, что интерес могут представлять не только данные, имеющие непосредственное отношение к морскому искусству, но и все новое, полезное, любопытное, служащее к распространению "познаний человеческих во всех частях".

В связи со всеми этими указаниями Адмиралтейский департамент обращал особое внимание на тщательное ведение журнала. "Польза всякого путешествия, - говорилось в инструкции, - состоит в замечании всего, что случится видеть нового и полезного. Для таковых замечаний Должны вы вести журнал путешествия вашего".

Таким образом, перед экипажем "Дианы" стояли очень серьезные задачи.

25 июля 1807 года "Диана" снялась с якоря. Вскоре поднялся порывистый, встречный штормовой ветер, два дня продержавший "Диану". Шлюп успешно выдержал шторм. Его экипаж действовал слаженно и четко. "Сей случай мне показал, что матросы наши весьма проворны и исправны в своем ремесле", - вспоминал впоследствии Головнин. Его вера в экипаж укрепилась еще больше. Он не сомневался, что с такими матросами можно преодолеть все трудности, которые могут встретиться в дальнем плавании.

4 августа "Диана" прошла мимо датского острова Борнхольм и рано утром 7 августа бросила якорь на Копенгагенском рейде.

Столица Дании была в это время осаждена английскими сухопутными войсками и флотом. Причиной боевых действий было то, что Англия, воевавшая с Францией, стремилась отобрать у Дании флот, так как боялась, что Наполеон использует его в своих интересах. Дания, сохранявшая в этой войне нейтралитет, отвергла требования Англии. Тогда англичане без объявления войны напали на Копенгаген. Решимость датчан отстоять свою независимость и их героическая борьба против превосходящих сил английских войск и флота вызвали искреннее восхищение Головнина.

2 января 1808 года "Диана" бросила якорь в гавани бразильского острова Святой Екатерины. Пока производился ремонт шлюпа и грузилось продовольствие, Головнин определил географические координаты острова и сделал подробное описание гавани и ее укреплений. 29 февраля "Диана" взяла курс на восток. Западный ветер благоприятствовал плаванию.

18 апреля 1808 года русские моряки увидели мыс Доброй Надежды, а через два дня "Диана" вошла в бухту Симонстаун в Капской колонии, принадлежавшей англичанам. Здесь командующий английской эскадрой объявил Головкину о начале войны между Россией и Англией. Эта война началась в результате присоединения России согласно Тильзитскому миру (1807) к наполеоновской Франции, осуществлявшей континентальную блокаду Англии. Англичане начали боевые действия на русских коммуникациях в Балтийском, Баренцевом, Средиземном и Адриатическом морях и в Атлантическом океане. Они захватывали русские суда с ценными грузами.

Вынужденное пребывание у мыса Доброй Надежды в течение года Головнин использовал для научных исследований. Он составил точное описание мыса, изучал климат, флору, фауну, экономику, быт и обычаи местного населения. Наконец Головнин "решился, не теряя первого удобного случая, извлечь порученную мне команду из угрожавшей нам крайности, уйти из залива и плыть прямо на Камчатку". При выполнении этого решения Головкину помогло прилежное изучение направления ветров у берега и в открытом океане. Он выждал, пока начнется шквальный ветер и велел поставить штормовые паруса, "Диана" снялась с якоря. Тотчас же с флагманского корабля англичан последовал приказ о задержке шлюпа, но английские корабли не были готовы к выходу в море, и "Диана" благополучно вышла в открытое море и взяла курс на Камчатку.

Замысел Головнина удался блестяще благодаря тому, что "офицеры, гардемарины, унтер-офицеры и рядовые - все работали до одного на марсах и реях..."

23 сентября в 12 часов дня взорам русских мореплавателей открылся полуостров Камчатка. Испытав много лишений, преодолев много трудностей, экипаж "Дианы" успешно достиг родной земли. Через два дня шлюп вошел в гавань Петропавловска-Камчатского. Здесь Головнин получил известие о награждении его двумя орденами: боевым орденом Святого Георгия "За осьмнадцать морских кампаний" и орденом Святого Владимира "За благополучное совершение многотрудного путешествия".

Отдыхать после продолжительного плавания пришлось недолго.

В первые дни Камчатка произвела на Головнина неблагоприятное впечатление. Но вскоре оно рассеялось. Головнин оценил богатства камчатского края и с присущей ему энергией и увлечением занялся его изучением. За время пребывания на полуострове ему удалось собрать богатый материал о флоре и фауне края, о населяющих его народностях, их быте и нравах. В отличие от многих западноевропейских путешественников Головнин относился к местному населению с большой теплотой. Его возмущали злоупотребления царских чиновников, жестоко угнетавших и грабивших местных жителей.

Головнин собрал ценные материалы, говорящие о положительной роли русских людей, которые, принеся на Камчатку более высокую культуру, помогли местному населению освоить земледелие и животноводство. В своих записках Головнин отмечал, что камчадалы легко воспринимали обычаи русских.

Деятельность Головнина не ограничивалась исследованием полуострова Камчатка. Он внимательно изучил материалы, собранные его предшественниками по изучению северной части Тихого океана. В Петропавловске ему посчастливилось достать карты Берингова и Охотского морей, Алеутских и Курильских островов, генеральную карту Российской империи, журналы Алексея Чирикова, Витуса Беринга, Степана Крашенинникова, Григория Шелихова, Лаперуза, Кука и других ученых и мореплавателей. Кроме того, ему удалось достать карты Крузенштерна и Лисянско-го, присланные ими в Петропавловск-Камчатский.

Весной 1810 года Головнин отправился в плавание к американским берегам для доставки продовольствия жителям поселений Российско-американской компании.

На следующий год Головкину было поручено произвести опись Алеутских и Курильских островов, Татарского берега (Приморья) до реки Уды, мыса Хабарова и Шантарских островов и астрономически определить их положение. Выполняя это задание, Головнин в течение нескольких месяцев исследовал ряд островов Курильской гряды.

"Цепь или гряду островов, лежащих между южным мысом Камчатки и Японией, Курильскими островами, наименовали русские, - писал Го-ловнин, - ибо, увидев с Камчатского берега дымящиеся на сих островах сопки, они назвали их Курилы, от слова курящиеся, а от того и самые острова получили свое название; природные же жители оных на своем языке не знают никакого имени для названия всей гряды вообще, но имеют только собственные имена каждому острову в особенности".

Исследование Курильских островов было сопряжено с большими трудностями. Постоянные туманы, обрывистые и скалистые берега, отсутствие удобной, укрытой от ветров якорной стоянки часто лишали моряков возможности проникнуть в глубь того или иного острова. Однако Головнин и его спутники, успешно совершившие тяжелый переход от Кронштадта до Камчатки, ради выполнения порученного им дела были готовы на любые лишения.

Результаты исследований В.М. Головкина были весьма значительны. Он составил точную карту Курильских островов, уточнив сведения о них, собранные другими русскими мореплавателями и учеными.

Постоянные ветры и густые туманы не позволили "Диане" подойти к берегу. Более двух недель шлюп лавировал у островов Итуруп, Кунашир и Шикотан. Наконец, вечером 4 июля 1811 года "Диана" подошла к длинной косе, составляющей восточную сторону гавани острова Кунашир, и стала на якорь.

Через несколько дней, когда шлюп подошел к берегу, Головнин с семью матросами отправился на остров. Японцы встретили его с притворным радушием, пригласили в крепость, а когда ничего не подозревавшие Головнин и его спутники вошли в нее, японцы неожиданно напали на невооруженных русских моряков и захватили их в плен. Больше всего Головкина возмущало коварство и вероломство японцев. "От чистого сердца и от желания им добра поехал я к ним в крепость, как друг их, а теперь что они с нами делают. Я менее мучился бы, - писал он позже в своих "Записках", - если б был причиной только моего собственного несчастья; но еще семь человек подчиненных также от меня страдают".

Вскоре русских моряков перевели с острова Кунашир в город Хако-датэ на острове Хоккайдо и заключили в тюрьму. Головкина посадили в отдельную темную и сырую камеру.

Но и в этих условиях Головнин не прекращал своих научных занятий. Все, что он наблюдал во время прогулок и узнавал из разговоров с охранниками, Головнин заносил в свой оригинальный "журнал" из ниток, облегчавший ему запоминание. Каждому примечательному событию, о котором Головкину удалось узнать, в этом "журнале" соответствовала нитка определенного цвета. (Нитки выдергивались из манжет, подкладки мундира или шарфа). Эти нитки искусно сплетались в узелок. Только благодаря этому "дневнику" Головнин впоследствии написал свое замечательное произведение "Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах", опубликованное в 1818 году и впоследствии переведенное почти на все европейские языки. В книге содержатся исключительной ценности сведения о нравах и обычаях японцев, об их культуре. Это был первый обстоятельный труд о Японии. По ясности и красочности изложения "Записки" принадлежат к числу лучших произведений русской литературы.

Головнин и его спутники решили бежать. С большим трудом морякам удалось раздобыть старое, покрытое ржавчиной долото, с помощью которого под крепостью был сделан подкоп, 24 апреля пленники вырвались на волю, но вскоре были пойманы.

Лишь в 1813 году, когда слух о славе русской армии, разгромившей полчища Наполеона, достиг Японии, стало возможным освобождение нашего отважного капитана. 1 октября 1813 года, после более чем двухлетнего пребывания в плену Головнин и его товарищи были отпущены на волю.

В 1814 году Головнин возвратился в Петербург и был назначен полным членом Государственного Адмиралтейского департамента и в том году начал готовиться к новому кругосветному плаванию, на этот раз на шлюпе "Камчатка". Ему было поручено доставить на Камчатку грузы, затем определить астрономические координаты тех островов, на которых эта работа еще не была сделана, и произвести описание северо-западных берегов Америки от 60 до 63° северной широты.

Этому путешествию Головнин придавал особое значение. Хорошей организацией и успешным осуществлением кругосветного плавания он деялся поддержать лучшие традиции русского флота, привлечь к нему шие общественности.

21 сентября судно отправилось дальше и уже 23 октября, на пятьдеcят восьмой день плавания, пересекло экватор. Переход в южную часть Атлантического океана был отпразднован русскими моряками согласно 5ычаю, принятому во всех флотах мира. Головнин поздравил экипаж с успехом и приказал выдать всем матросам двухмесячное жалование за гличное исполнение своих обязанностей, а офицеров и гардемарин посещал при первом же удобном случае представить к награде.

В июне "Камчатка" вошла в Павловскую гавань на острове Кадьяк. За девять дней пребывания на острове Головнин составил обстоятельную карту Чиниатского залива и тщательно обследовал деятельность Российско-американской компании. Он описал природные условия острова, изучил экономику, быт и культуру его жителей. "Они, - писал Головнин, - сильны, терпеливы в трудах и смелы до отчаяния; любят независимость столько, что захотят расстаться с жизнью, и покорить их не только трудно, но даже невозможно".

Во второй половине августа 1818 года Головнин совершил плавание к берегам Калифорнии и составил обстоятельное описание этой страны, ее естественных богатств, климатических условий, социального строя.

В октябре 1818 года Головнин отправился к Гавайским островам и весьма обстоятельно описал экономику, культуру, нравы местного населения.

Выполнив обширную программу исследований Гавайских островов, Головнин в конце октября направился к Филиппинским островам, и 13 декабря "Камчатка" бросила якорь на Манильском рейде. Новый год русские моряки встречали среди гостеприимных филиппинцев.

В сентябре следующего года "Камчатка" благополучно прибыла в Кронштадт. Кругосветное путешествие, продолжавшееся два года и десять дней, было успешно завершено. За все время плавания корабль не потерял ни одного паруса и не имел повреждений в рангоуте.

Обстоятельное описание второго кругосветного плавания представлено в двухтомном сочинении "Путешествие вокруг света по повелению государя императора, совершенное на военном шлюпе "Камчатка" в 1817 и 1819 годах флота капитаном Головкиным", опубликованном в 1822 году.

В 1821 году в чине капитан-командора Головнин был назначен помощником директора Морского корпуса. Состоя в этой должности, он проявил исключительную заботу о подготовке высококвалифицированных офицеров. В это же время Головнин перевел с английского языка трехтомный труд Дункана "Описание примечательных кораблекрушений". В 1823 году Головкина назначили генерал-интендантом флота. Ему были подчинены все судостроительные верфи и береговые здания Адмиралтейского ведомства. На этом новом поприще он отдавал все свои силы строительству флота на Балтийском и Белом морях. Обладая глубокими познаниями в различных областях военно-морского дела, Головнин лично наблюдал за постройкой и вооружением кораблей, добиваясь сокращения сроков их постройки.

В своем замечательном труде "О состоянии Российского флота 1824 г.", написанном в этот период, но изданном спустя тридцать лет после смерти автора, Головнин дал глубокий анализ причин упадка русского флота в 20-х годах прошлого столетия. Бичуя бюрократизм и расхищение казенных средств, Головнин подверг жестокой критике организации Адмиралтейского департамента. "Если хитрое и вероломное начальство, - писал Головнин, - пользуясь невниманием ко благу отечества, хотело, по внушению и домогательству внешних врагов России, для собственной своей корысти довести разными путями и средствами флот наш до возможного ничтожества, то и тогда не могло бы оно поставить в положение более презренное и более бессильное, в каком оно находится".

В 1827 году в подчинение Головнина были переданы Кораблестроительный, Комиссариатский и Артиллерийский департаменты. Не жалея сил, трудился Головнин над созданием сильного флота. И его труды не пропали даром: в течение семи лет на балтийских и архангельских верфях было построено двадцать шесть линейных кораблей, двадцать шесть фрегатов и множество мелких судов.

Летом 1831 года Василий Михайлович Головнин умер. Известие о его смерти глубоко опечалило не только моряков русского флота, но и всех истинных патриотов России.

Деятельность Василия Михайловича Головнина была многогранной и плодотворной. Обладая разносторонними и глубокими познаниями и большим практическим опытом, он внес ценный вклад в различные области науки. Он был одним из наиболее одаренных военно-морских теоретиков в 20-х годах XIX века. Верно оценив значение парового флота для защиты морских рубежей страны, он прилагал большие усилия для его создания в России. Особое внимание Головнин обращал на укрепление русских дальневосточных границ, считая, что правительство должно срочно принять неотложные меры для усиления безопасности Аляски, Алеутских и Курильских островов.

Головнин воспитал целую плеяду отважных русских мореплавателей. В числе их можно назвать Ф.П. Литке, Ф.П. Врангеля. Ф.Ф. Матюшкина и других.

Вклад, внесенный Василием Михайловичем Головкиным в науку, был высоко оценен в нашей стране. Головнин при жизни был избран почетным членом Харьковского университета, его именем названы мыс на юго-западном берегу бывшей "Русской Америки", гора на острове Новая Земля и пролив между островами Райкоку и Матау в Курильской гряде.

Источник: www.peoples.ru

Историческая дата:  11.07.1831

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com


Добавить день в историю
Смотреть собственные дни в истории

Возврат к списку новостей


Главное за неделю