Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Уроки кризиса

В 1968 году в холодный январский день Корея оказалась на грани войны. Пхеньянское радио сообщило об инциденте, происшедшем между северокорейскими патрульными кораблями и американским судном Пуэбло" в территориальных водах КНДР 23 января 1968 года.

Первая информация была довольно лаконичной, в ней указывалось, что американский военный корабль вторгся в прибрежные воды КНДР в Восточном (Японском) море и "совершал преднамеренные провокационные действия". Далее сообщалось, что, поскольку корабль-нарушитель оказал "упорное сопротивление", патрульные суда ВМФ КНДР были вынуждены открыть ответный огонь. "В результате перестрелки было убито несколько американцев и взято в плен более 80 человек."

В то время в мире не многие политические деятели отдавали себе отчет в том, насколько близка была наша планета к ракетно-ядерному конфликту. Внимание общественности привлекал другой район Азии - Вьетнам, где уже шла полномасштабная воина. Корейский кризис был менее известен мировой общественности, но от этого не становился менее опасным.

Захват военного судна США в мирное время -случай беспрецедентный в мировой практике. исход которого мог оказаться роковым для страны, отчаявшейся на подобное. И дело не только в том, что американскому флоту - традиционной гордости вооруженных сил - было нанесено публичное оскорбление. Ущерб оказался не только сугубо моральным, но и весьма чувствительным для безопасности США, поскольку речь шла о корабле, до отказа нашпигованном новейшей на ту пору разведывательной техникой.

В США назревал скандал. Рядовые американцы не подозревали о том, что с одобрения администрации Л.Джонсона военная разведка занималась опасной деятельностью, проникая в территориальные воды других государств. Выяснилось также, что командование военно-морскими силами на Тихом океане не позаботилось о безопасности разведывательного судна и его команды.

Оказавшись под огнем критики, военное ведомство США искало быстрые и простые решения. Надо было немедленно выручать экипаж, не допустить раскрытия секретов имевшегося на судне электронного оборудования. Складывалась классическая кризисная ситуация эпохи "холодной воины". Никогда еще после войны 1950-1953 гг. Корея не была так близка к еще одной катастрофе, как в январе 1968 года. К чести дипломатов, они опередили военных. 23 января 1968 г. Посол США в Москве Томпсон попросил о срочной встрече в Министерстве иностранных дел СССР и по поручению своего правительства передал первому заместителю министра В.В. Кузнецову просьбу о том, чтобы советская сторона оказала содействие в возвращении судна и его экипажа.

В советском внешнеполитическом ведомстве не располагали другой информацией о происшедшем инциденте, кроме скупого сообщения пхеньянского радио. Поэтому весьма опытный советский дипломат, неплохо разбиравшийся в сложных узорах политики азиатских государств, заявил американскому посту, что советская сторона не может взять на себя рать посредника в связи с происшествием, и рекомендовал американцам обращаться по этому поводу непосредственно к КНДР как к суверенному государству. 24 января американская сторона в Военной комиссии по перемирию в Корее потребовала от представителя КНДР немедленно возвратить судно и его экипаж, а также извинений за его интернирование а нейтральных водах. В ответ северокорейская сторона потребовала от США извинений за вторжение их судна в территориальные воды КНДР. Таким образом, с самого начала выяснилось, что ни одна из конфликтующих сторон не считала свои действия противоправными, что они лишь по-разному оценивают место происшедшего инцидента.

Американцы настаивали на том, что захват их судна произошел за пределами 12-мильных территориальных вод, а посему явился актом произвола.

Чтобы дезавуировать утверждение американской стороны о задержании "Пуэбло" в нейтральных водах, в Пхеньяне было опубликовано заявление капитала "Пуэбло" М. Бучера. Как сообщил капитан, корабль "Пуэбло" принадлежал Тихоокеанскому флоту военно-морских сил США, насчитывал 83 человека в экипаже, включая 6 офицеров, 75 моряков и двух гражданских лиц. Под видом океанографов профессиональные разведчики Дании Ричард Тхак и Гарри Апре-дейл занимались на судне изучением военных объектов. Они прибыли на судно в декабре 1967 года по приказу начальника отдела каботажных исследований при военно-морском министерств.

Судно работало по планам Центрального разведывательного управления США. Задание на проведение разведки прибрежных вод советского Дальнего Востока, береговой линии Северной Кореи и Китая получено капитаном в порту Йокосука от командующего Флотом США в Японии контр-адмирала Франка А. Джонсона 2 декабря 1967 года. Корабль заходил затем в японский порт Сасэбо, а оттуда двинулся к берегам СССР. Разведка советского побережья прошла благополучно, хотя "Пуэбло", как это видно из опубликованных карт и записей в судовом журнале, неоднократно нарушал территориальные воды СССР.

16 января 1968 г. судно вошло в прибрежные воды Северной Кореи. Внешне оно выглядело не как военный корабль, а научно-исследовательское океанографическое судно без флага, позволяющего определить его принадлежность. При появлении катеров береговой охраны капитан предпринял попытку выйти из территориальных вод, открыв огонь по преследующим его катерам. Капитан попросил помощи у военных баз в Южной Корее и Японии. Но "Пуэбло" слишком далеко вошел в прибрежные воды и не мог рассчитывать на помощь. В перестрелке один член экипажа американского судна был убит, трое ранено. Капитан полностью признавал свою вину в нарушении территориальных вод, ведении незаконной деятельности.

Это была первая информация по существу событий, из которой в Москве сделали выводы. Во-первых, северокорейские моряки не знали, что имеют дело с американским судном. Во-вторых, не предполагали, что это военный корабль. Возможно, будь на корабле флаг США, инцидент имел бы иной исход. И в третьих, Пхеньян попал в трудное положение неожиданно, но попытался использовать ситуацию для достижения определенных политических целей.

25 января президент Л. Джонсон с одобрения Национального Совета Безопасности объявил немедленную частичную мобилизацию резерва военно-воздушных и военно-морских сил США общей численностью 14.600 человек. Атомный авианосец "Энтерпрайз" и другие корабли были направлены к берегам Кореи. С Окинавы в Корею перебазировано несколько десятков истребителей США, американские и южнокорейские войска приведены в состояние чрезвычайной боевой готовности. В американской прессе появились высказывания о вероятности ответного удара по Северной Корее силами авиации и флота США, о намерениях военных уничтожить "Пуэбло" вместе с его электронной начинкой.

Насколько известно, советское военное командование специальных мер предосторожности или изменений режима боеготовности в войсках и на флоте в связи с инцидентом вокруг "Пуэбло" не предпринимало. Однако в силу того, что флоты СССР и США действовали в те годы в тесном контакте, чтобы не упускать друг друга из виду, какая-то часть советских военных кораблей, вероятно, приблизилась к берегам Кореи. Далее заработала логика эскалации силовых методов. 27 января в ответе представителя командования вооруженными силами КНДР на обращение начальника штаба 8-й американской армии говорилось, что "если США предпримут вооруженную акцию против КНДР, американские моряки будут расстреляны".

События в Корее принимали все более опасный характер, под угрозу ставились интересы СССР. Спустя шесть лет после подписания союзного договора между Советским Союзом и КНДР встал вопрос о необходимости уточнить характер вытекающих из него обязательств. Другими словами, речь шла о том, как предотвратить втягивание СССР в военный конфликт на Корейском полуострове. Специалисты в области международного права, политические и военные эксперты в короткие сроки разработали предложения о толковании советско-корейского договора как сугубо оборонительного, призванного обеспечить мир и безопасность на полуострове. Смысл подготовленного экспертами документа состоял в том, что Советский Союз должен был выполнить свои военные обязательства перед КНДР в случае, если последняя не спровоцировала вооруженное нападение крупного масштаба, не вовлечена в конфликт в силу обязательств по договору с другим государством, не оправдывает конфликт интересами объединения страны и, наконец, главное -военным акциям должны предшествовать консультации сторон.

25 января посол США в Москве вручил послание президента Л. Джонсона председателю Совета Министров СССР А.Н. Косыгину. В нем обращалось самое серьезное внимание на действия северокорейских властей и выражалась надежда, что советское правительство использует все свое влияние, чтобы убедить Пхеньян немедленно освободить "Пуэбло" и его команду.

Тревожный тон послания показывал: советское руководство опасается возможности наихудшего варианта развития кризиса. Надо было срочно что-то предпринимать. В ответном письме А.Н. Косыгина Л. Джонсону от 27 января советская сторона заявила, что не разделяет ту интерпретацию событий, которую дают им в США. Обращалось внимание на опасные последствия, которые могла бы повлечь за собой милитаристская кампания, развернутая в США в связи с инцидентом вокруг захвата "Пуэбло". Советский премьер предостерегал Л. Джонсона от опрометчивых действии.

Наиболее полная информация об инциденте была получена советской стороной во время встречи советского посла с Ким Ир Сеном 28 января. Подтвердилось наше предположение о том, что северокорейцы не имели намерений задерживать это судно, не знали, что это военный корабль и кому он принадлежит. Корейское руководство, как говорил Ким Ир Сен, было настроено быстро урегулировать инцидент, но это оказалось невозможным в связи с угрозами США нанести удар по городам Северной Кореи. Он заверил, что в Пхеньяне не желают войны, не будут поддаваться на провокации и намерены вести дело к разрядке напряженности, консультируясь с Советским Союзом.

28 января состоялась первая встреча офицеров связи в Пханмунджоме. Американская сторона передала корейское письмо, в котором предлагалось провести закрытые переговоры по вопросу о "Пуэбло". На переговорах американская сторона поставила вопрос о возвращении судна и экипажа, а также просила сообщить имена убитых и раненых членов команды. Корейская сторона настаивала на том, чтобы США принесли извинения за вторжение судна в территориальные воды КНДР и дали заверения, что подобные действия не будут допускаться впредь убрали войска и вооружения, доставленные в Южную Корею после инцидента с "Пуэбло". Корейскую сторону больше всего тревожило присутствие американского авианосца вблизи берегов КНДР.

Таким образом, прямой контакт сторон вселял надежду на мирный исход. В Москве понимали: поскольку начались переговоры, угроза военного конфликта отодвигалась. В этих условиях совершенно неожиданным явилось обращение правительства КНДР от 30 января с предложением "немедленно оказать КНДР военную и иную помощь всеми имеющимися в распоряжении СССР средствами, если Корея окажется в состоянии войны". Беспокойство, содержащееся в обращении правительства КНДР от 30 января, вынудило советские власти еще раз обратиться к американской стороне. В послании советского премьер-министра А.Н. Косыгина президенту Л. Джонсону 3 февраля обращалось внимание на концентрацию вооруженных сил США на Дальнем Востоке и опасность использования методов военного нажима на КНДР.

Американский президент в своем ответе 5 февраля в принципе с пониманием воспринял озабоченность советской стороны обстановкой на Дальнем Востоке и всю ответственность за это возлагал на Пхеньян.

Круг замкнулся. Никто не хотел идти на компромисс. По сообщениям советского посла, в Пхеньяне началась частичная эвакуация населения, неоднократно объявлялась воздушная тревога, наблюдались перебои в работе предприятии и учреждений столицы, ночью использовалась светомаскировка. Советскому послу в МИД КНДР настойчиво предлагали содействие в сооружении бомбоубежища на территории посольства. Посол отклонил такое предложение.

Принимая во внимание сложность обстановки, в середине февраля Москва выступила с инициативой проведения с руководством КНДР срочных консультаций об обстановке в Корее. Вскоре в Москву прибыл министр национальной обороны Ким Чан Бон, который был принят Генеральным секретарем ЦК КПСС.

Л.И. Брежнев обратил внимание корейских руководителей на то, что затягивание решения вопроса об освобождении экипажа "Пуэбло" может изменить развитие событии в нежелательном для КНДР направлении, последствия которых трудно предугадать. Что же касается советско-корейского договора 1961 г., то было подчеркнуто, что он носит оборонительный характер и по своему содержанию и смыслу призван служить инструментом мира на Дальнем Востоке. Поскольку корейская сторона в своем обращении не конкретизировала детали и обстоятельства ситуации, тем более вероятность каких-то военных действий, СССР считал необходимым провести серьезные консультации с КНДР, как это и предусмотрено союзным договором.

Встреча в Москве с Ким Чан Боной 26 февраля 1968 г. стала своеобразным рубежом, положившим предел разрастанию кризиса в Корее. Серьезных военных действии в Корее удалось избежать. Естественно, интерес к урегулированию конфликта упал. Исход его стал очевиден, дело было лишь во времени.

Для согласования условий передачи экипажа и текста документа сторонам потребовалось почти десять месяцев. КНДР добивалась признания американцами своей вины за вторжение и извинений на уровне администрации США, американцы хотели получить экипаж, а затем решать вопрос об извинениях. На двадцать шестой встрече 17 декабря американский представитель обратил внимание на то, что с 20 января 1969 г. в США вступает в должность новый президент Р. Никсон. Если к этому времени вопросе - Пуэбло не будет решен, то новая администрация поступит так, как сочтет подходящим. В этой связи представитель США предложил два варианта подписания заключительного документа. Первый - с припиской, что представитель США получил экипаж. Второй - подпись будет стоять под документом без этой приписки, но представитель США сделает устное заявление о том. что не согласен с содержанием документа, но подписывает его только с целью освободить команду.

23 декабря, ровно через одиннадцать месяцев после интернирования, на 28-й встрече представителей военного командования США и КНДР американский генерал подписал предложенный корейской стороной документ. Затем он сделал устное заявление о том, что США не признают этот документ. После этой формальной процедуры состоялась довольно продолжительная церемония передачи 82 членов экипажа американского корабля "Пуэбло" и тела убитого матроса.

Уроки корейского кризиса 25-летней давности имеют непосредственное отношение к нынешним реальностям в частности к существующей до сего времени системе международной безопасности в районе Корейского полуострова. Россия унаследовала все международные договоры и соглашения СССР с другими государствами. в том числе и союзный договор с КНДР. В январе 1992 г. правительство Российской Федерации подтвердило правительству КНДР. что Россия является правопреемницей союзного договора. будет его выполнять, включая военную статью. если корейская сторона подвергнется неспровоцированному нападению.

Военные договоры между государствами со временем, естественно, устаревают и не вписываются в мир. где набирают силу новые тенденции. Это в полной мере относится к договорам СССР и КНДР. КНР и КНДР. США и Республики Корея. Они были созданы с полном соответствии с требованиями блоковой конфронтации. Сегодня же. когда эра конфронтации уходит в прошлое. указанные договоры вполне можно рассматривать как систему многосторонних гарантий безопасности на полуострове, которая не содержит элементов антагонизма. По крайней мере, для России это стало реальностью после того как она подписала в ноябре 1992 г. договор об основах отношении с Республикой Корея. По сути дела, Москва теперь уравнивает свои отношения с Севером и Югом, тем самым способствуя формированию нового подхода к проблемам безопасности в регионе.

Корейский полуостров, по-видимому, какое-то время еще будет нуждаться во внешних гарантиях безопасности. Было бы идеальным, если бы существующая система договоров сменилась другой, обновленной и приемлемой для всех заинтересованных сторон. Пока же, кроме России, ни одна из них не выражала своего намерения пересмотреть военные статьи союзных договоров.

В историческом плане присутствие России в Азии давало возможность другим странам региона строить сбалансированные отношения с соседями, проводить самостоятельную внешнюю политику. Сегодня Россия слишком поспешно сокращает свои вооруженные силы на Дальнем Востоке, по крайней мере, адекватного отклика на этот ее шаг со стороны других государств Азиатско-Тихоокеанского региона не наблюдается. В то же время в ряде азиатских стран предпочитают иметь более сбалансированную структуру безопасности в регионе, строящуюся на многосторонней основе, в которой достойное место принадлежало бы Российской Федерация.

Российская политика в АТР находится в стадии формирования. Это не исключает декларирования собственных интересов или конкретных внешнеполитических целей, касающихся отдельных стран и Азиатского региона в целом, как это было. например, сделано в ходе визита российского Президента в Республику Корея. По крайней мере, в Сеуле был подтвержден интерес Москвы к созданию механизма многосторонних переговоров в АТР, системы урегулирования кризисных ситуаций, участию в многостороннем экономическом сотрудничестве государств региона.

Россия традиционно воспринимается в Азии как важный элемент региональной стабильности Выполнять ЭТУ миссию для нее чаще всего было непросто, о чем напоминает и корейский кризис 1968 года.

Источник: www.rau.su, автор: В. Ткаченко (Институт Дальнего Востока РАН)

Историческая дата:  23.01.1968

Возврат к списку


    Опубликовать vkontakte.ru Опубликовать на facebook Опубликовать на mail.ru Опубликовать в своем блоге livejournal.com


Добавить день в историю
Смотреть собственные дни в истории

Возврат к списку новостей


Главное за неделю