Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Сражение за Арктику

На прошлой неделе два российских глубоководных аппарата «Мир» совершили погружение на дно Ледовитого океана в географической точке Северного полюса. Это событие, безусловно, имеет немалое научное значение, ведь раньше никто из ученых не погружался в водах Арктики на глубину более четырех километров. Экспедиция послужит и укреплению международного престижа России, формированию ее нового имиджа как государства, возрождающего свою былую научно-техническую мощь. Но главное все же не это. Россия символическим водружением своего флага на океанском дне напомнила о своих правах как великой арктической державы на значительную часть дна Ледовитого океана, где, как полагают геологи, скрыты огромные природные богатства – углеводородное сырье, руды цветных металлов и даже золото.
В УСЛОВИЯХ постепенного исчерпания полезных ископаемых на суше крупнейшие нефтегазовые компании все больше обращают свои взоры на океанские просторы. В мире уже накоплен опыт добычи нефти и газа с морских глубин. Мексиканский залив, Северное море, Каспий, шельф Сахалина… Теперь приходит черед Арктики. Поэтому все государства, омываемые водами Ледовитого океана, стремятся обрести права на как можно большие площади арктического шельфа. Глубоководная экспедиция России преследовала эту же цель. Она была призвана получить геологические данные, необходимые для подтверждения прав РФ на значительную часть арктического шельфа (1,2 млн. квадратных километров).

Наша страна первой из арктических стран еще в 2001 году отправила в специальную комиссию ООН по морскому шельфу заявку по обоснованию внешней границы своего континентального шельфа. Но заявку не удовлетворили (возможно, не без участия наших западных «партнеров»), потребовав предоставить больше обоснований. И вот теперь, спустя шесть лет, Россия намерена вновь попытаться закрепить свои права на участок шельфа, запасы углеводородов которого оцениваются в 10 млрд. условных тонн (заседание комиссии ООН состоится в 2009 г.).

С точки зрения международного права любая приморская страна при наличии определенных географических и геологических признаков может претендовать на дополнительную территорию за пределами своей 200-мильной зоны. Главное для России сейчас – документально доказать, что вглубь Ледовитого океана продвинута земная кора континентального типа, т.е. что подводные хребты Ломоносова и Менделеева, которые тянутся к Гренландии, геологически являются продолжением Сибирской континентальной платформы.

Справка "Красной звезды". Согласно Конвенции ООН по морскому праву (статья 76), зона исключительных интересов прибрежного государства ограничена 200 морскими милями. Права на морское дно ограничены 150 милями. При этом при расчетах должна учитываться также протяженность континентального шельфа.

Помимо России на территорию шельфа в Арктике могут претендовать четыре государства: Дания, Норвегия, Канада и США. С точки зрения геологии, основным конкурентом России могут стать датчане, считающие, что вышеупомянутые подводные хребты – продолжение принадлежащего им острова Гренландия.

Пока что шельф, простирающийся до Северного полюса, не принадлежит ни одному из государств. Это зона, подконтрольная Международному управлению по проблемам морского дна в Кингстоне (на Ямайке).

ЗАПАДНЫЕ страны весьма враждебно отнеслись к российской арктической экспедиции, о чем свидетельствует тональность публикаций ее ведущих СМИ. Британская «Таймс» пишет: «…Россия объявила о своих претензиях на 460 тыс. квадратных миль Северного Ледовитого океана. По словам ученых, в районе, на который дерзко положила глаз Россия, может находиться 10 млрд. тонн газа и нефти. И пусть у этих смехотворных претензий нет законного обоснования, Западу следует всерьез отнестись к подобной угрозе со стороны России… Если в годы «холодной войны» основу сил Советского Союза составляли военная мощь и ядерное оружие, то сейчас российская элита считает своей главной опорой энергетические ресурсы. Россия показала, что будет использовать свои энергетические резервы для решения все более масштабных внешнеполитических задач…

Именно из российских нефтедолларов будут взяты те 189 млрд. долларов, которые планируется вложить в вооруженные силы с настоящего момента до 2015 года... Зависимость Запада он нефти и газа заставляет нас платить за создание угрозы нам же самим».

Другие западные издания высказываются в таком же духе: «Северный полюс: новая арена столкновения империй», «Россия предъявляет претензии на Северный полюс», «Москва заявила о намерении аннексировать территорию, включающую Северный полюс, – зону, вдвое превышающую по размерам Францию вместе с Бельгией и Швейцарией» и т.д. и т.п.

Ажиотаж подогревается сообщениями об аналитических докладах солидных исследовательских центров о скором исчерпании запасов углеводородов, что предвещает коллапс традиционной экономики, построенной на использовании нефти и газа. Нехватка нефти и природного газа возникнет в мире в ближайшие 25 лет, утверждают, в частности, американские аналитики из Национального нефтяного совета в докладе, подготовленном по заказу администрации США. В документе под многозначительным названием «Горькая правда относительно энергетики» содержится предсказание значительного роста мирового спроса на энергоносители в результате дальнейшего ускоренного развития Китая и Индии, а также увеличения потребления энергии в экономике США. «Горькая правда, – отмечают аналитики, – состоит в том, что через 25 лет нефть и природный газ, получаемые из традиционных источников, будут удовлетворять лишь от 50 до 60 процентов мирового спроса на них». Согласно их подсчетам, к 2030 году суточный мировой спрос на нефть составит 120 млн. баррелей (6 млрд. тонн в год!) по сравнению с 84 млн. баррелей сегодня, а надежд на существенный рост добычи углеводородного сырья нет.

СОЕДИНЕННЫМ Штатам в споре за Арктику в отличие от России на геологический козырь надеяться не приходится, но именно они весьма жестко возражают против российских претензий, а мнение Вашингтона может, к сожалению, оказаться для комиссии ООН более весомым, чем результаты подводной экспедиции россиян. И неудивительно, что за работой нашей экспедиции «Арктика-2007» следил натовский разведывательный самолет. Кроме того, американцы отправляют к Северному полюсу свою собственную экспедицию.

Одновременно администрация Джорджа Буша-младшего озаботилась присоединением США к Конвенции ООН по морскому праву. США не могут пока претендовать на богатства Северного Ледовитого океана, так как до сих пор их конгресс не ратифицировал конвенцию, подписанную еще в 1982 году и регулирующую права государств на океанских просторах. Как завил на днях главный юридический советник госсекретаря США Джон Беллинджер, администрация США считает ныне своим основным приоритетом скорейшую ратификацию Конвенции ООН по морскому праву, что, в свою очередь, позволит американцам предъявить права на береговую зону в Арктике.

Довольно странно, что Вашингтон затянул с ратификацией конвенции, хотя американцам давно известны экономические возможности арктических вод. Незадолго до распада СССР руководство США склонило Михаила Горбачева и министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе к подписанию 1 июня 1990 года невыгодного для нашей страны документа – Соглашения между СССР и США о линии разграничения морских пространств. В результате разграничения к США отошли часть исключительной экономической зоны СССР площадью 31,4 тысячи квадратных километров и участок континентального шельфа Берингова моря площадью 46,3 тысячи кв. км. Американская сторона добилась преимущества в смещении границы в районе нефтегазовых месторождений «Наваринское» и «Алеутское». Запасы только в Наваринском бассейне составляют более 1,2 млрд. кубометров газа.

В «оправдание» Горбачева надо отметить, что подыгрывать американцам советские руководители стали еще при Брежневе. Приведем по этому поводу высказывание председателя Комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию Натальи Комаровой: «Хочу сказать, что по предварительной оценке последствий применения Соглашения для национальных интересов Российской Федерации имеются основания квалифицировать данный документ как несбалансированный международный договор, содержание которого ставит под сомнение его соответствие национальным интересам страны, в первую очередь в области рыболовства. В результате разграничения морских пространств в Беринговом море к США отошли: часть исключительной экономической зоны СССР площадью 23,7 тысячи квадратных километров, фактически переданная Советским Союзом Соединенным Штатам Америки еще в 1977 году; часть исключительной экономической зоны СССР площадью 7,7 тысячи квадратных километров; участок континентального шельфа площадью 46,3 тысячи квадратных километров в открытой центральной части Берингова моря, находящийся за пределами 200 морских миль от исходных линий… На отдельном участке исключительная экономическая зона Соединенных Штатов Америки за счет неоправданно уступленной площади исключительной экономической зоны СССР превысила расстояние в 200 морских миль от исходных линий, что противоречит статье 57 Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву (1982 года)».

К счастью, советско-американское соглашение до сих пор остается не ратифицированным Российской Федерацией и осуществляется в порядке временного применения. Законопроект о продлении до 30 июня 1997 года срока временного применения Россией этого соглашения вносился Борисом Ельциным в Госдуму и рассматривался депутатами в 1996 и 1997 годах, но был отклонен. Надо заметить, что в российском законодательстве отсутствует правовое обоснование затянувшегося временного применения соглашения. Так что сегодня у Москвы при наличии политической воли есть возможность восстановить свои законные права в этой части Мирового океана.

РОССИЯ уже обладает определенным опытом урегулирования разногласий такого рода. Сейчас идут переговоры относительно улаживания спора с Норвегией относительно принадлежности нефтеносных районов шельфа в Баренцевом море. Этому спору почти сорок лет. Обе страны должны договориться по поводу 155 тыс. квадратных километров шельфа Баренцева моря, где, как предполагается, находится свыше 3 трлн. куб. м газа. Недавно глава российского государства одобрил предложение правительства заключить с Норвегией соглашение о разграничении шельфа.

Сегодня наша страна весьма динамично занята укреплением своих позиций в арктическом регионе. В мае этого года Президент РФ В.В. Путин предложил создать национальный арктический совет для обеспечения интересов РФ в Арктике. «Нам нужен координирующий орган по работе в этой зоне», – заявил глава государства на заседании президиума Госсовета РФ и морской коллегии. «Мы могли бы подумать о создании национального арктического совета под председательством главы правительства РФ», – сказал он. По его словам, этот совет мог бы проводить работу «по закреплению наших интересов» в Арктике.

Позиция высшего российского руководства пользуется поддержкой отечественного бизнес-сообщества и депутатского корпуса. Председатель комитета Госдумы РФ по делам СНГ и связям с соотечественниками Андрей Кокошин уверен, что Россия будет очень активно проводить свою экономическую политику в Арктике, и прежде всего в освоении арктического шельфа. «Это – наше богатство, хотя были попытки передать его другим «дядям», но мы вовремя воспротивились, – отметил он. – Мы вполне конкурентоспособны в освоении арктического шельфа. Создание платформ, вспомогательных судов, оборудования, различной техники – все это у нас есть».

В нынешней военно-политической обстановке приходится учитывать и то, что если спор со странами НАТО зайдет в тупик в юридической плоскости, то возрастет значение военного присутствия в Арктике. Поэтому объективно перед Вооруженными Силами возникает задача быть способными осуществить военное обеспечение экономических интересов России в арктическом регионе. Это означает необходимость укрепления Северного флота, пограничных частей, инфраструктуры ВВС.

Кстати, меры по укреплению своих военных возможностей предпринимает другая арктическая страна – Канада. «У Канады нет выбора, когда речь заходит о том, чтобы защищать наш суверенитет над Арктикой», – заявил недавно канадский премьер-министр Стивен Харпер в связи с решением о покупке новых ледостойких сторожевых кораблей, которые предназначены для патрулирования в Ледовитом океане».

Надо оговориться, для Канады речь идет, прежде всего, не о природных ресурсах, а о морских путях. И в этой сфере у нее есть разногласия с США. Дело в том, что если в результате климатических изменений арктические льды растают, то Северо-западный проход через канадские острова станет представлять интерес с точки зрения международного морского сообщения. Он предоставит грузовым кораблям, идущим из Европы в Азию, маршрут протяженностью в 16 тыс. километров. Пока же их путь через Панамский канал на 7 тыс. километров длиннее.

Хотелось бы надеться, что договориться с западными странами, во всяком случае с европейцами, России все же удастся. Опыт отношений с Норвегией показывает на возможность этого. Тем более что Евросоюз, испытывающий острую потребность в энергоресурсах, крайне заинтересован в скорейшем освоении Баренцева моря, которое рассматривается как потенциальная «новая энергетическая провинция Европы». В прошлом году норвежские власти разрешили разведку и добычу нефтегазовых ресурсов в новых районах Баренцева моря, хотя еще несколько лет назад эта акватория была фактически полностью закрыта для нефтегазодобычи из-за опасений экологов. Правительство в Осло представило стратегию развития северных территорий, в которой в очередной раз была подчеркнута стратегическая важность развития Крайнего Севера, в том числе нефтегазовых ресурсов.

МИРОВЫЕ нефтегазовые компании в последние годы также уделяют повышенное внимание акватории Баренцева моря. В результате разведывательных работ в норвежской части Баренцева моря были обнаружены два месторождения – газовое «Сневит» и нефтяное «Голиаф». Первые поставки сжиженного природного газа начнутся уже осенью 2007 года. Так что норвежский «Сневит» – это первый мировой опыт добычи газа на шельфе в арктическом регионе.

В то время как норвежцы уже приступили к добыче углеводородов в Баренцевом море, Россия только готовится к этому. Самым крупным российским проектом здесь станет разработка гигантского Штокмановского газового месторождения (3,7 трлн. кубометров газа и около 31 млн. тонн газового конденсата). Этим займется «Газпром» при участи французской компании «Тоталь». Российский газовый гигант, не скрывают его представители, связывает с арктическим шельфом «большие, амбициозные планы». И это не удивительно, ведь под морским дном объемы газа больше, чем российские газовики поставили в Европу за 30 лет. Поскольку шельф Арктики исследован менее чем на 5 процентов, вероятно вскоре последуют новые крупные открытия.

НОВЫЕ возможности для освоения шельфа в Арктике создает таяние льдов. В последние десятилетия там наблюдается прогрессирующее уменьшение ледового покрова. Новейшие исследования показывают, что арктический лед исчезает примерно в 3 раза быстрее, чем предсказывали компьютерные модели. На прошлогоднем заседании Американского геофизического союза было признано, что изменения ледового покрова Арктики приобретают необратимый характер. К 2040 году Ледовитый океан может лишиться круглогодичного ледового покрова, а к 2080 году европейцы забудут о холодных и снежных зимах.

В штаб-квартирах крупнейших компаний уже подсчитывают, какие дополнительные объемы энергоносителей поступят из Арктики на мировой рынок и как это отразится на соотношении спроса и предложения. Правда, их аналитики почему-то не учитывают, что глобальное потепление, предоставляющее, на первый взгляд, заманчивые перспективы для экономической активности в арктическом регионе, будет означать и значительное повышение уровня Мирового океана и, следовательно, затопление гигантских участков суши, а ведь именно в прибрежных городах сегодня сконцентрирована значительная часть мировой экономики. Известно, что спецслужбы США еще три года назад подготовили доклад «Стратегия национальной безопасности США в случае резкого изменения климата», в котором предвидится затопление огромных территорий из-за таяния ледников. В этих условиях спрос на энергоресурсы резко упадет, а государства начнут бороться не столько за энергоресурсы, сколько за пригодную для жизни территорию и пресную воду…

Но это, так сказать, информация для размышления. А пока государства и компании продолжают соперничество за энергоресурсы. Новой ареной соперничества становится Арктика.

Источник: "Красная звезда", автор: Андрей ДИЕВ, эксперт Института геополитической информации «Энергия»


Главное за неделю