Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

В поисках сокровищ глубокого синего моря

16.02.10
Текст: Независимая газета, Ричард Чарльз Николас Брэнсон - британский предприниматель, основатель корпорации Virgin Group, которая включает в себя более 360 компаний, в том числе такие, как Virgin Atlantic, Virgin America, Virgin Mobile и Virgin Active
Фото: Reuters
Я хочу, чтобы наши субмарины повторили подвиги Дрейка

В детстве я читал "Двадцать тысяч лье под водой" и наслаждался таинственностью и духом приключений. С тех пор я провел много времени в океане – летал над ним на воздушных шарах, иногда падая в него, а также носился по его поверхности, но я провел очень мало времени под водой.

Более двух третей поверхности нашей планеты покрыто водой, однако человечество едва исследовало океанские просторы, которые его окружают. Космос изучен гораздо лучше.

Миллиарды долларов были потрачены на поиски далеких планет и звездных систем. Мы можем совершить посадку на Луну и облететь Землю на борту космической станции, но мы все еще не способны достичь самых глубоких частей океана или противостоять чудовищному давлению, с которым придется столкнуться во время такого погружения. И нет признаков того, что в ближайшее время эта ситуация изменится. Правительства тратят очень мало на исследование морских глубин; такие страны, как США, направляют почти все свои инвестиции на космические программы.

Максимальная глубина погружения современной субмарины – 22 тыс. футов (приблизительно 6,7 км. – "НГ"), однако в Тихом океане есть впадины глубиной более 36 тыс. футов (11 км). Чтобы совершить такое путешествие – погрузиться глубже, чем на высоту Эвереста, нам нужны существенные технологические прорывы в материалах и конструкции подводных аппаратов.

Лишь немногие частные компании занимаются разработкой таких футуристических субмарин. Одна из них – Virgin Oceanics, и мы движемся к нашей цели – исследованию глубоководных участков морского дна. Это классическое венчурное предприятие в духе Virgin, полное приключений, веселья и желания создать новый рынок.

Нашим первым шагом стала новая трехместная субмарина Necker Nymph, которая в этом месяце прибудет на Британские Виргинские острова, где я живу на острове Некер. Эта субмарина была разработана специально для нас, и она будет "летать" в 130 футах (40 м) под поверхностью океана, выполняя повороты и вращения. Пассажиры субмарин, подобных Necker Nymph, смогут наслаждаться чудесами океана, не будучи подготовленными дайверами.

Лучшие подводные виды открываются в океане на глубине около 100 футов (30 м). Necker Nymph будет способна нырять и делать петли, как самолет, и позволит своим пассажирам следовать за черепахами, дельфинами, китами и гигантскими скатами, которых я видел сегодня утром, когда плавал у побережья Некера.

Итак, 130 футов – это не 36 тыс. футов и даже не 22 тыс. футов, но это начало, дающее простым смертным, не парням из ВМС или ученым, возможность исследовать моря. Со временем за Necker Nymph последуют поколения субмарин, способных погружаться гораздо глубже; глубже, чем удавалось когда-либо раньше.

Из разговоров с клиентами Virgin Galactic, которые планируют полететь в космос, я понял, что у них есть еще один общий интерес: исследование океанов, неизведанных глубин. Большинство из них заинтригованы темными глубинами так же сильно, как и я.

Я уверен, что мы можем многое узнать благодаря таким вояжам. Мы найдем новые виды морских обитателей и станем лучше понимать, как устроена жизнь на больших глубинах. Мы также сможем более точно отслеживать разрушительное воздействие человека на некоторые районы Мирового океана. Чтобы организовать эффективную кампанию за сохранение нашей планеты, мы должны выяснить, как наша деятельность влияет на океаны и насколько быстро мы их губим.

Когда я был ребенком, океаны кишели жизнью, но теперь, к сожалению, это не так. Мы должны обращаться с ними уважительно и заботиться об их обитателях. Хорошие фермеры понимают свою землю и осознают необходимость оставлять какие-то участки под паром, чтобы они могли восстановиться. То же самое относится к океанам и обитающим в них организмам. Мне говорили, что вылазки пиратов у побережья Сомали имели интересные последствия для моря в этом районе: они отпугнули рыбаков, ведущих промысел на большой глубине, и в результате в этих водах восстановилось видовое разнообразие морской фауны. Будет любопытно выяснить, сможет ли флот наших новых субмарин выявить последствия чрезмерного лова в глубоководных районах океана.

Почему наши вояжи начинаются с Некера, моего острова в Карибском море? Помимо того что это очень живописное место, где можно наблюдать за морскими обитателями и за кораллами, Некер лежит всего в нескольких милях от самой глубокой впадины Атлантического океана – Пуэрториканской. Эти воды так и не были никогда до конца изучены, и мы надеемся со временем отправить субмарины для исследования самых темных глубин этой морской котловины.

В этом я вижу продолжение эры великих первопроходцев времен сэра Фрэнсиса Дрейка – исследователей, первыми открывших Виргинские острова. Я очень хочу, чтобы наши субмарины повторили подвиги Дрейка и нанесли на карты местные глубины, акр за акром, впадину за впадиной, котловину за котловиной.

В качестве бонуса мы можем найти настоящее сокровище. Карибское море усеяно остовами погибших кораблей, многие из которых везли в своих трюмах сокровища из Южной и Центральной Америки. Некоторые считают, что на морском дне больше сокровищ и золота, чем на суше. У меня есть карта, согласно которой в радиусе 20 миль от Некера потерпели крушение более 200 судов. Некоторые из них могут находиться не так уж глубоко, занесенные за долгие годы песком, другие же могут покоиться на куда больших глубинах. Мы будем их искать, особенно когда построим субмарины, способные погружаться на глубины свыше 20 тыс. футов.

Когда я разглядываю океанские просторы, лежа в своем гамаке на Некере, я прихожу в волнение от открывающихся возможностей. Мы можем не только описать новые виды, нанести на карты неведомые впадины и отыскать затонувшие сокровища, но и даже обнаружить затерянную Атлантиду… кто знает!


Главное за неделю