Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,77% (35)
Ни одной
    20,45% (18)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    20,45% (18)
Одну российскую
    19,32% (17)

Поиск на сайте

Измена в рядах защитников рубежей Отечества

Метаcтазы коррупции добрались и до Пограничной службы ФСБ России

Пограничные сторожевики немногого добьются, если об их перемещении в море браконьерам все известно. Фото из книги «Оружие России»

На Сахалине – громкий коррупционный скандал. Сотрудники правоохранительных органов с поличным взяли группу пограничников, которые принимали непосредственное участие в разграблении морских биоресурсов. Из прокуратуры Сахалинской области поступило сообщение, что уголовное дело в отношении военнослужащих Сахалинского пограничного управления береговой охраны (СПУ БО) ФСБ РФ было возбуждено 10 октября. По ряду статей (33-й, 188-й, 210-й, 256-й и 322-й) Уголовного кодекса РФ задержанным инкриминируется пособничество в незаконной добыче водных животных, контрабанде, незаконном пересечении госграницы, а также организация преступного сообщества и участие в нем. Все обстоятельства свершенного выясняет отдел по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Сахалинской области.

СЛИВАЛИ СЕКРЕТНУЮ ИНФОРМАЦИЮ

Событие само по себе неординарное. Стражи отечественных рубежей традиционно ассоциируются в обществе с понятием «люди исключительной честности и порядочности, абсолютно неподкупные». В середине 1990-х охрану морских биоресурсов поручили пограничникам именно потому, что все другие службы, призванные оберегать морскую и океанскую живность от разгульного разграбления, были буквально разъедаемы коррупцией, по сути, соучаствовали в пиратстве подобного рода. И в течение ряда лет пограничной охране удалось поставить определенный заслон разнузданному браконьерству, уровень контрабанды морепродуктов был значительно снижен. Реальные бои с применением оружия и даже атак на браконьеров с воздуха гремели на Каспии, в заполярных морях и – особенно – в океанской акватории Дальнего Востока. Одно браконьерское судно в результате такого обстрела было даже потоплено (в районе Камчатки).

Причем острота противостояния в дальневосточных морях с годами не спадает. Так, 11 октября в районе острова Зеленый (Охотское море) пограничный сторожевой корабль преследовал неизвестное судно. После предупредительного выстрела оно легло в дрейф, подало сигнал бедствия и начало тонуть. Экипаж стал высаживаться на плоты, а пьяный капитан демонстративно пел «Врагу не сдается наш гордый «Варяг»!» Осмотровая команда, высадившись на борт, успела обнаружить в трюмах около 10 тонн морского ежа и 3 тонны краба. Как стало понятно, кингстоны по приказу капитана открыли сами члены браконьерской команды. Попытка не допустить затопления не удалась – доказательства противоправной деятельности судна, ведшего незаконный промысел под камбоджийским флагом, ушли на дно. Случай подобного рода – не редкость: за последние два года судовладельцы и капитаны браконьерских судов, дабы скрыть улики (особенно если в трюмах находится большой улов деликатесной продукции), прибегали к затоплению шхун уже четыре раза. Очевидно, что пираты топят суда далеко не только из-за боязни уголовной ответственности, но и наверняка зная, что их потери с лихвой окупятся в ходе дальнейшего незаконного промысла.

Вообще же только в ходе недавно завершившейся операции «Бриз-2007» в российских водах было задержано 83 судна (из них 31 под иностранным флагом), пять из которых за незаконную деятельность были конфискованы. У браконьеров изъяли более 1100 тонн морепродуктов, в том числе свыше 450 тонн крабов и 47 тонн морского ежа. Кроме того, пограничники наложили на пиратов штрафов на сумму более чем на 20 млн. руб.

Не удивительно поэтому, что правоохранительные органы столь серьезно подошли к «разработке» преступной погрангруппы. В ее разоблачении принимали участие Управление ФСБ по Сахалинской области совместно со службой собственной безопасности СПУ БО, а их оперативно-разыскные мероприятия координировали прокуратура Сахалинской области и 318-я военная прокуратура гарнизона. В рамках расследования уголовного дела задержаны 9 человек (в том числе начальник службы СПУ БО в Невельске в звании капитана 1 ранга), семерых из них заключили под стражу.

Согласно сообщению прокуратуры Сахалинской области, в 2007 году один из островитян, «являющийся представителем нескольких сахалинских и южнокорейских рыбопромышленных компаний, с целью облегчения браконьерского промысла валютоемких морских биологических ресурсов создал преступное сообщество, в состав которого вошли бывшие и действующие сотрудники СПУ БО». Последние, разумеется, сами браконьерские неводы не закидывали и улов на палубы не вынимали. Но сведения, которые предатели предоставляли пиратам, были, без преувеличения, на вес золота. Ведь они, по данным «НВО», брались из документов, имеющих грифы «секретно» и даже «совершенно секретно». «В результате у капитанов браконьерских судов имелась информация о расстановке сил береговой охраны в территориальных водах и исключительной экономической зоне России, – разъясняет Сахалинская прокуратура. – Это позволяло им беспрепятственно осуществлять незаконный промысел биоресурсов и их контрабандный вывоз в страны Тихоокеанского региона».

В первые дни производства предварительного следствия было проведено свыше 20 обысков. В ходе них изъяты документы, подтверждающие причастность задержанных к совершению преступления. В числе улик – карты, содержащие данные о несении службы по охране госграницы пограничными кораблями, компьютерное оборудование и средства связи, среди которых имелись не только сотовые, но и спутниковые телефоны. К вещественным доказательствам приобщены и денежные средства в размере около 500 тыс. долл. В настоящее время следственные действия продолжаются, доказательная база пополняется новыми «находками».

НИЧЕГО УДИВИТЕЛЬНОГО

Никакой реакции представителей Пограничной службы ФСБ РФ по поводу случившегося пока не последовало. Высказался лишь руководитель погрануправления по Дальневосточному федеральному округу (ДФО) Валерий Путов. Он был более чем лаконичен: «Я ничего не видел, не знаю. Этим занимается прокуратура. Суд все покажет». Прозвучало это на пресс-конференции в Хабаровске, посвященной окончанию операции «Бриз-2007» по пресечению незаконной добычи лосося, которая проходила с 16 июня по 15 октября. И вопроса о коррупции в пограничных рядах Путов явно не ожидал.

Впрочем, генерал не был удивлен подобной изменой в рядах своих подчиненных. «Почему это везде берут, а пограничники не могут брать? – спросил он, в свою очередь, журналистов. – Другие органы постоянно разоблачают, пришло время и здесь поработать. Пограничники – те же люди, не с другой же они планеты. Коррупция есть во всей России, почему ее не должно быть у нас?»

Увы, Валерий Путов прав: сахалинский коррупционный скандал – уже не первое подобное громкое уголовное дело, возбужденное в нынешнем году на Дальнем Востоке. В апреле в Приморском крае уже были арестованы пограничники – пособники браконьеров. Они также сообщали маршруты пограничных кораблей и время патрулирования акватории руководителям рыбодобывающих предприятий, а последние передавали эти сведения капитанам промысловых судов.

Генерал весьма своеобразно объяснил произошедшее ЧП. По его мнению, возможно, это результат... реорганизации дальневосточных погрануправлений в 2007 году! А первым было реорганизовано как раз СПУ БО. В нем нет военнослужащих по призыву – только контрактники. При этом возник ряд проблем, которые, считает Путов, и могли спровоцировать коррупцию. Одна из них – обеспечение профессиональных защитников российских рубежей жильем: «Если мы не решим эту проблему, привлеченные на контрактной основе военнослужащие через год уйдут».

Между тем в настоящее время, отметил генерал Путов, понимая, что борьба с браконьерами всегда должна носить непрерывный и наступательный характер, пограничники разворачивают на Дальнем Востоке операцию «Краб-2007». Но если на этом «благородном фоне» будет развиваться и коррупция в пограничных рядах, то чекистам и прокуратуре придется параллельно организовывать и проводить спецоперации под названиями, скажем, «Анти-мзда» или «Чистота рядов»...

ВИДНО, КАК НА ЛАДОНИ

Правда, нельзя не отметить следующее: что касается общих масштабов коррупции в российском пограничном ведомстве, то она в сравнении с уровнями мздоимства в других силовых структурах страны минимальна. Такое наблюдение высказал источник «НВО» в Главной военной прокуратуре.

Но косвенные обвинения в «нечистоте на руку» в адрес пограничников РФ нет-нет, да и звучат. Поводом к подобного рода умозаключениям являются, например, автомобильные очереди на ряде контрольно-пропускных пунктов. В декабре 2006 года экс-глава латвийского МВД и председатель комиссии по нацбезопасности сейма Латвии вопрошал: «Почему из трех латвийско-российских КПП грузоперевозчики выбирают только один – Терехово? Ведь на КПП, ведущем в Псков, в пять-шесть раз меньше машин! И когда водителям фур предлагают направляться на псковский КПП, они категорически отказываются. Почему?» И сам же отвечал: «Судя по всему, на этом участке действует отлаженная схема провозки неучтенных грузов. То есть процветают коррупция и контрабанда. Причем схема работает и с латвийской, и с российской стороны. А вот в направлении Пскова и Санкт-Петербурга коррупционная схема уже не действует».

Дзинтарс Яунджейкарс даже отметил, что «борьба с коррупцией в Псковской и Ленинградской областях началась, после того как Путин назначил на руководящие должности в силовых структурах своих бывших соратников, выходцев из Санкт-Петербурга, они пытаются ликвидировать этот рассадник коррупции, но сделать это ой как нелегко». Более того, латвийский парламентарий поведал, что «встречался с этими людьми, и они мне рассказали, что, дабы ликвидировать этот рассадник коррупции и контрабанды, пришлось уволить уже 12 генералов, но? до полной ликвидации преступности на границе еще далеко».

По убеждению Яунджейкарса, «как только преступная система на КПП будет уничтожена, тут же резко сократятся очереди – грузовой транспорт просто распределится по всем латвийско-российским КПП». Масштабы же коррупции на данном участке бывший министр оценил в «сотни миллионов латов». И не без беспокойства отмечал, что через «окно» на границе идут не только «обычные» контрабандные грузы, но и – что самое страшное – наркотики. По его словам, российские коллеги говорили ему, что «Латвия – один из основных участков наркотрафика из России на Запад, то есть наркотики поступают в Россию транзитом из Афганистана и потом уже через российско-латвийскую границу попадают на территорию Евросоюза».

Помимо наркотиков в страны Балтии из России и Белоруссии осуществляется контрабанда сигарет и дешевого спирта. Это не раз отмечали и в Пограничной службе ФСБ России. Как подчеркивали и то, что не прекращается борьба с сельхозпромышленной контрабандой на российско-украинском участке. Так, в декабре прошлого года начальник УФСБ РФ по Ростовской области Николай Бритвин одной из причин криминогенной обстановки на ростовском участке российско-украинской границы назвал «коррумпированность сотрудников милиции, таможни, погранслужбы, органов исполнительной власти, которые осуществляют непосредственное «прикрытие» противоправных действий, а нередко и лично принимают в них участие». За 2006 год областным УФСБ была пресечена деятельность ряда преступных группировок, осуществлявших незаконные перевозки через границу товаров народного потребления, наркотиков, оружия, ГСМ.

Имеются примеры пограничной коррупции и иного рода. В октябре 2004 года в Москве был задержан подполковник погранслужбы, подозреваемый в получении взятки. По данным следствия, Александр Гасенко требовал у одного из своих подчиненных – солдата-срочника – 500 долларов США. В противном случае обещал, что военнослужащего отправят в приграничную с Чечней часть.

КАК БОРОТЬСЯ?

В заключение следует заметить, что коррупция в пограничных рядах характерна для всех стран СНГ. «Традиционной» с момента распада СССР она стала в государствах Средней Азии. И даже в Белоруссии, где Александр Лукашенко ведет достаточно жесткую бескомпромиссную борьбу со взяточничеством на всех властных уровнях (вплоть до администрации президента) и во всех структурах, размах мздоимства «зеленых фуражек» может поразить воображение.

Именно из-за этого в апреле этого года с поста начальника национальных погранвойск без слов благодарности со стороны главы государства был снят генерал-лейтенант Александр Павловский. Несколькими же месяцами ранее военный суд по обвинению в коррупции приговорил к различным срокам заключения сразу более 40 пограничников и таможенников. Главный обвиняемый на том процессе – начальник Сморгонского погранотряда полковник Михаил Солодуха – был осужден на 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Официально сообщалось, что за период с 2002 по 2004 год эти «оборотни в погонах» пропустили через пограничный пункт пропуска без оформления документов свыше 600 автомобилей с различными грузами. Ущерб, нанесенный государству, оценивается в более чем 10 млрд. белорусских рублей (около 4,7 млн. долл.).

Пришедший на смену Павловскому полковник (ныне генерал-майор) Игорь Рачковский (ранее – начальник Отдельной службы активных мероприятий пограничных войск), выступая перед депутатами республиканского парламента, рассказал еще больше: «В пограничных войсках Белоруссии была создана действительно большая система коррумпированности. В прошлом году посадили 100 человек, 100 пограничников. Можете себе представить, что это означает для пограничных войск Белоруссии? Из них трое руководителей, командиры пограничных отрядов были привлечены к уголовной ответственности».

Здесь необходимо пояснить: для погранвойск Белоруссии, численность которых немногим более 13 тыс. человек, 100 посаженных в тюрьму офицеров – действительно более чем удручающий показатель.

Когда в сентябре Государственный комитет погранвойск Белоруссии был переименован в Государственный пограничный комитет (ГПК), то, вновь утверждая главой ГПК генерала Рачковского, Лукашенко еще раз потребовал «искоренять и жестко пресекать взяточничество, коррупцию, должностные преступления в погранслужбе». Новый руководитель с первых шагов своей деятельности стал разрабатывать «противоядие» против коррупции. По его словам, «мы наладили обратную связь с общественностью через телефон доверия службы собственной безопасности, периодически проводим ротацию контролерского состава, в пунктах пропуска установлены приборы фото- и видеофиксации, при приеме на службу в пограничные войска претенденты проходят обязательное психологическое тестирование...»

Дзинтарс Яунджейкарс один из методов борьбы с «сухопутной» пограничной коррупцией видит в том, чтобы создавать единые бригады, состоящие из пограничников, таможенников и фитосанитарных работников. Сегодня все они работают автономно, что, по его мнению, и создает почву для коррупции. В команде же «каждый будет друг за другом присматривать, и получить взятку незаметно станет проблематично». «Мы можем сколько угодно расширять границу, увеличивать ее пропускную способность, но пока не выдернем ядовитый язык коррупции и контрабанды, ничего на границе не изменится», – говорил также он.

В российской Погранслужбе, как понял обозреватель «НВО» из общения с его представителями, в плане борьбы с «ведомственной коррупцией» уповают, главным образом, на «многоуровневую службу собственной безопасности» и скорейшее решение социальных проблем «зеленых фуражек»...

Все это хорошо, но, как обмолвился генерал Рачковский, «очевидно, что нет такой сферы, где коррупционные проявления были бы невозможны, вопрос лишь в том, насколько силен, если можно так сказать, иммунитет к этому злу»...

Источник: nvo.ng.ru


Главное за неделю