Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Сколько военных выставок вы посещаете за год?
Две-три российских
    39,58% (38)
Две-три российских и хотя бы одну зарубежную
    21,88% (21)
Одну российскую
    19,79% (19)
Ни одной
    18,75% (18)

Поиск на сайте

Памятник в Данди

В шотландском городе Данди 16 сентября 2009 года состоялось торжественное открытие памятника подводникам, во Вторую мировую войну ушедшим отсюда в свой последний поход.
Здесь, в устье реки Тэй, с 1940 по 1946 год находилась база 9-й флотилии Королевских ВМС – соединения, в состав которого наряду с британскими подводными лодками входили субмарины, сражавшиеся под флагами Норвегии, Нидерландов, Польши и Свободной Франции. Эти лодки прикрывали конвои, идущие в Россию, высаживали диверсионные группы на побережье оккупированных фашистами европейских стран, охотились за германскими рейдерами в Атлантике. На каменной плите памятника выбиты наименования 6 подводных лодок и имена 296 моряков из разных стран, включая членов экипажа советской подводной лодки «B-1» под командованием Героя Советского Союза капитана 2 ранга И. Фисановича.

Предыстория появления этого корабля в составе ВМФ СССР такова. После капитуляции Италии 8 сентября 1943 года Советский Союз, США и Великобритания договорились о разделе итальянского флота, но, принимая во внимание некоторые технические и дипломатические вопросы, союзники предложили передать СССР во временное пользование американские и британские корабли: линкор, 8 эсминцев и 4 подводные лодки. Все они должны были войти в состав Северного флота. Подводные лодки оказались наиболее современными из них. Три лодки (P-42 Unbroken, P-43 Unison, P-59 Ursula), вступившие в строй с 1938 по 1942 год, относились к типу Unity class, а четвертая (S-81 Sunfish), спущенная на воду в 1937 году – к типу Swordfish.

Советское командование, по достоинству оценив боевые качества британских субмарин, решило доверить их наиболее подготовленным экипажам. Командиром дивизиона новых лодок, принятых 10 апреля 1944 года в состав ВМФ, был назначен капитан 1 ранга А.В. Трипольский, удостоенный звания Героя Советского Союза еще в финскую войну. Командиром «B-1», бывшей Sunfish, стал прославленный подводник Северного флота Герой Советского Союза И.И. Фисанович, командирами остальных подводных лодок – капитан 3 ранга Н.А. Панов, капитан 3 ранга И.С. Кабо и капитан 3 ранга Герой Советского Союза Я.К. Иосселиани.

Израиль Ильич Фисанович был прирожденным моряком-подводником, романтиком и поэтом флотской службы, самоотверженно преодолевшим все преграды и трудности на пути к командирскому мостику. Среди курсантов военно-морского училища он на первых порах оказался самым молодым и наименее подготовленным к военной службе. Однако Фисанович стал первым в своем выпуске и получил из рук наркома обороны маршала К.Е. Ворошилова именные серебряные часы. Арест отца, признавшегося под пытками, что он занимается шпионажем в пользу фашисткой Германии и позднее скончавшегося в тюремной больнице, казалось бы, должен был сломать карьеру молодого талантливого командира, но этого не произошло. У Фисановича даже хватило мужества приехать на похороны отца в родной Харьков в самый разгар сталинских репрессий, из-за чего он немедленно оказался в списках политически неблагонадежных офицеров и скатился на несколько ступенек вниз с должностной лестницы.

В первом же боевом походе сменивший отданного за трусость под суд командира «малютки» М-172 Фисанович и наблюдавший за его действиями Герой Советского Союза И.А. Колышкин осуществили дерзкий прорыв в неприятельский порт Линахамари, где успешно атаковали стоявший под разгрузкой транспорт. Этот прием тотчас был взят на вооружение другими командирами, также как и несколько позже примененный им впервые в советском флоте метод бесперископной атаки надводной цели по данным гидроакустического наблюдения. Под командованием Фисановича подводная лодка M-172 совершила 17 боевых походов, уничтожив 7 транспортов и 1 сторожевой корабль противника.

Но подводники помнят не только боевые достижения Фисановича. Из-под пера Израиля Ильича вышла «История малютки», проникновенно описывающая будни и подвиги экипажа родной М-172. Ему же принадлежат замечательные слова «Песни подводников»:

Нет выше счастья, чем борьба с врагами,
И нет бойцов подводников смелей,
И нет нам тверже почвы под ногами,
Чем палубы подводных кораблей.

О характере этого человека можно судить и по отрывку из письма, написанного им 21 декабря 1943 года незадолго до последнего похода: «…Послезавтра мне 29 стукнет. Если учесть, что Александр Македонский умер, завоевав вселенную раньше этих лет, а дон Жуан Австрийский, будучи на десяток лет моложе, выиграл одно из величайших морских сражений в заливе Лепанто, то успел я за свою жизнь маловато. Однако времена, видно, не те, и я - самый молодой капитан 2 ранга в нашей стране и самый молодой из лиц в моей должности. Это меня отчасти успокаивает, хотя никак не аттестует».

Трудно сказать, почему именно «B-1» стала единственной лодкой, потерянной на переходе из Англии в Полярный. Хотя именно Фисановича обуревали наибольшие сомнения в выборе предложенного им маршрута и недоверие к союзникам, высказанные им комдиву перед выходом в море. В довершение ко всему за несколько часов до этого какой-то «доброжелатель» сообщил, что на подводной лодке заложена мина замедленного действия. Лодку тщательно обследовали, но мину не нашли…

Ровно в 20 часов 25 июля 1944 года «B-1» первой из лодок дивизиона покинула британские берега. За ней поочередно вышли в море остальные корабли. Судя по всему, о выходе в море советских субмарин стало известно противнику. На маршруте перехода дивизиона были развернуты авиация и подводные лодки, несколько раз пытавшиеся атаковать «B-3». Тем не менее, она благополучно прибыла к месту назначения, также как и ее «сестрички» «B-2» и «B-4».

Домой не вернулась только «B-1», судьба которой по-прежнему волнует историков и потомков тех, кто ждал ее на берегу. Флот потерял одного из лучших командиров.

Специальная комиссия британского Адмиралтейства, занимавшаяся расследованием этого случая, установила, что лодка отклонилась от маршрута на 80 миль и была обнаружена в надводном положении патрульным самолетом союзной авиации. Вопреки инструкции при появлении самолета лодка, не подавая опознавательных сигналов, начала погружаться, после чего была классифицирована пилотом как субмарина противника и атакована глубинными бомбами.

При сходных обстоятельствах в мае 1942 года погибла польская подводная лодка «Ястржеб», оказавшаяся вследствие навигационной ошибки на пути следования конвоя PQ-15 и расстрелянная кораблями охранения. Другой жертвой трагической ошибки стал экипаж британской подводной лодки «Оксли». Она вышла из Данди 4 сентября 1939 года, на второй день после вступления Великобритании в войну. Через шесть дней после того, как «Оксли» по ошибке зашла в зону патрулирования другой британской подлодки «Тритон», по ней был открыт огонь. Лодка затонула, погибли 23 из 25 членов экипажа.

В церемонии открытия памятника приняли участие член королевской семьи герцог Глочестерский, послы Российской Федерации, Нидерландов и Польши, командующие подводными силами Норвегии, Франции и ВМС Великобритании, представители местных властей, члены британской ассоциации подводников, а также ветераны-подводники из Норвегии.

В ответ на приветствия ветеранов герцог Глочестерский произнес: «Я родился в 1944 году, это я должен салютовать вам. Фронтовые 100 грамм за тех, кто в море».

В числе участников церемонии был и бывший германский подводник, 89-летний господин Тайм, чья подводная лодка в 1939 году в норвежском фьорде потопил британский эсминец «Кингстон». Тайм сказал: «Эти люди достойны нашего уважения. Не имеет значения, какой они были национальности – все они исполняли свой долг. Замечательно, что теперь о них будет напоминать этот памятник».

«Мемориал подводникам в Данди - яркое и прекрасное посвящение тому вкладу в победу союзников, который внесли экипажи подводных лодок, базировавшихся в Данди» – заявил Джон Летфорд – лорд-провост этого города.

Игорь Витальевич Козырь, специально для Центрального Военно-Морского Портала


Главное за неделю