Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Войны во льдах не будет

ВМФ может задействовать в приполюсных районах только подлодки
Началом новой холодной войны, и даже предпосылкой прямого военного столкновения в Арктике, назвали некоторые иностранные СМИ недавнюю российскую экспедицию к Северному полюсу. Насколько вероятен подобный ход событий? На этот вопрос "Московским новостям" ответил профессор Академии военных наук, бывший начальник оперативного управления, заместитель начальника Главного штаба ВМФ РФ, вице-адмирал запаса Виктор Патрушев.

МН: Если иметь в виду мощь главных претендентов на господство в приполярных районах, то их противоборство может вообще обернуться глобальным военным конфликтом. Есть такая опасность?

Патрушев: К третьей мировой войне это однозначно не приведет. На мой взгляд, если США и будут предпринимать какие-то силовые шаги в Арктике, то наше нынешнее либеральное правительство рано или поздно пойдет на уступки, поэтому до прямого военного столкновения дело вообще не дойдет. С обеих сторон, конечно, будут высказаны все возможные угрозы, но гласно или негласно в переговорах заболтают или в кулуарных согласованиях, а все равно наши в конце концов поддадутся давлению США.

Поэтому, если мы не сможем по результатам увеселительной прогулки на Северный полюс, устроенной Чилингаровым, обосновать то, что хребты Ломоносова и Гаккеля являются продолжением нашего континентального шельфа, то надеяться вообще не на что. Ведь американцы там хорошо поработали еще несколько лет назад. Усиленная, прекрасно оснащенная экспедиция у них была на полюсе, подводные лодки там действовали, соответствующие измерения проводились, разнообразные исследования и т.д. А мы же теоретически предполагаем, что одной-двумя пробами грунта сможем подкрепить свои притязания, то есть у нас в этом деле системы не было. Нынешняя судорожная попытка "застолбить" участок дна в океане хорошо выглядит только с точки зрения пиара, а вот с точки зрения науки она недостаточно убедительна.

МН: Но, допустим, Россия проявит настойчивость и действительно получит необходимые доказательства правомерности своих притязаний. Готов ли наш Военно-морской флот именно в ледовой зоне защищать экономические интересы страны?

Патрушев: По существующим международным законам США пока что не имеют права претендовать на Арктику. Тем не менее американцы в принципе могут продавить через ООН решение в своих интересах. Дипломатия у них достаточно сильна. Объявят, например, высокие широты в Ледовитом океане общедоступной зоной, открытой якобы для всех.

Если же рассуждать чисто теоретически, то да, Северный флот способен защищать интересы России в Арктике. Только вопрос в том, сколь длительно он сможет это делать. Скажем, вести войну 15-20 лет у российского Военно-морского флота не хватит ни ресурсов, ни силы. Правда, во льдах могут действовать только подводные лодки и противолодочная авиация, а надводный флот - лишь у кромки льда. Но субмаринам, чтобы произвести пуски стратегических ракет, совсем не обязательно заходить в ледовую зону, они это могут сделать даже из базы, а если уж и заходят они подо льды, то только для того, чтобы обеспечить свою скрытность до момента пуска ракеты. В базе лодка под постоянным спутниковым контролем. А там, подо льдами, попробуй найти ее, угадай, куда пошла и где проломает лед для всплытия. Пуск ракет лодка делает из найденной полыньи или своим корпусом продавливает лед. Корабли типа "Дмитрий Донской" могут взломать лед толщиной до 2 метров.

МН: Насколько мне известно, у ВМФ есть пара ледоколов...

Патрушев: Это вспомогательный флот. Он обеспечивает повседневную деятельность Северного флота в Кольском заливе, в бухтах Белого моря. Надводным военным кораблям просто нечего делать у полюса. Даже в СССР им никогда не ставилась задача углубляться в ледовые поля Арктики. В чрезвычайной ситуации предполагалось мобилизовать мощные гражданские ледоколы, если бы возникла такая надобность. Но ее не было и нет.

"Темнота, тишина и холод"

Участник экспедиции депутт Госдумы РФ Владимир Груздев делится впечатлениями с корреспондентом "МН" Игорем Ефимовым

МН: Что вы увидели на дне, ваши первые ощущения?

Груздев: Темнота, тишина и холод, который буквально ощущался сквозь стенки батискафа. Дно очень илистое, неровное, напоминает лунный пейзаж. Прожектор выхватывал картину кусками, мы видели маленьких прозрачных рыбок и актиний.

МН: А что означают слова Артура Чилингарова о том, что океан не отпускает?

Груздев: Действительно, мы воткнулись носом в грунт, и подняться было тяжеловато. Вообще, под водой все происходит очень небыстро, но любые неправильные движения могут привести к непоправимым последствиям. Страшно было потом. Интерес, захватывающее ощущение погружения в бездну пересиливали страх. Девять часов пролетели, как одна минута. Был интерес, напряжение, гордость, что мы первые.

МН: Что было труднее - опускаться или подниматься?

Груздев: По времени это было одинаково. Самое сложное - найти полынью. Мы всплыли и почти полтора часа ее искали, упираясь в лед. С внутренней стороны он неровный, ломаный, как лабиринт. И в тот момент, когда мы наконец нашли "окно", течением от двигателей судна нас просто задуло снова под лед. И там - ни вправо, ни влево, ни вперед, ни назад. Пришлось снова погружаться.

МН: Почему сейчас говорят о географическом открытии, ведь полюс открыт уже давно?

Груздев: То, что было открыто раньше, - льды. А теперь мы достигли точки Северного полюса на дне океана. И это сделано впервые.

МНЕНИЯ

Ханнес Гробе, старший сотрудник Института полярных исследований и океанологии в Бремерхафене (ФРГ):

- С научной точки зрения российская экспедиция бессмысленна. Это я могу утверждать как участник экспедиции на Северный полюс в 1991 году на ледоколе "Поларштерн". Мы тогда взяли пробы грунта со дна океана почти в том же самом месте, что и русские. По ним ничего невозможно узнать о геологической структуре породы полярного региона. Вообще, Северный полюс не то место, где можно было бы выяснить правомерность российских притязаний на полярные регионы. Для этого нужны обширные геофизические исследования морей сибирского шельфа. Научно обоснованные данные о том, имеется ли связь между хребтом Ломоносова, на котором построены все амбиции России, и шельфом, практически отсутствуют.

Майкл Байерс, профессор, ведущий эксперт Канадского центра по проблемам геополитики и международного права:

- С точки зрения международного права российская экспедиция не более чем шоу. Но это также и впечатляющая демонстрация способности сегодняшней России осуществлять деятельность в Арктике. У России есть все шансы в следующий раз представить научно обоснованную заявку в ООН на расширение своего шельфа. Между тем способность Канады сделать то же самое весьма проблематична. Успех российской экспедиции должен послужить чем-то вроде будильника для нашего правительства, которое проявляет сонное безразличие по важным аспектам арктического досье.

Источник: www.mn.ru, автор: Олег Владыкин


Главное за неделю