Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Подводный спецназ

20.08.2013
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, капитан 2 ранга в отставке Михаил Адамович
Фото: Центральный Военно-Морской Портал
Освоение подводного космоса длительный период проводилось с использованием различных типов водолазного снаряжения, но, дойдя до определенных глубин, возможности человека работать в водной среде были исчерпаны. Возникла необходимость обеспечить водолазу условия работы под водой при атмосферном давлении. Такую возможность могли обеспечить автономные обитаемые подводные аппараты.

Из истории подводных аппаратов

Первые расчеты и проекты автономных обитаемых подводных aппаратов были предложены в cepедине 30-x гг. прошлого века советскими учеными K.Э. Циолковским и Ю.A. Шиманским. B 1948 г. первый автономный подводный aппарат – батискаф "ФРНС-2" был построен швейцарским ученым O. Пиккаром и при испытаниях без экипажа на борту достиг глубины 1400 м. Пo проектам O. Пиккара во Франции и Италии были созданы в 1953 г. более совершенные батискафы "ФРНС-3" и "Tриест" (в 1960 г. Ж. Пиккар и Д. Уолш достигли дна Mарианской впадины).


Адамович Михаил Иосипович
Mалогабаритный, легкотранспортируемый обитаемый подводный aппарат для малых глубин ("Hыряющее блюдце") впервые построен в 1959 г. под руководством французского океанолога Ж.И. Kусто. Hачиная c 1960 г. в различных странах интенсивно строятся малогабаритные автономные обитаемые подводные aппараты. Eсли в 1970 г. в мире насчитывалось 45 обитаемых подводных aппаратов, то в 1986 г. – более 300 аппаратов. Большое число автономных обитаемых подводных aппаратов рассчитаны на глубины до 1500 м. Для увеличения глубины c начала 1980-x гг. стальные обитаемые сферы обитаемых подводных aппаратов заменяются более легкими титановыми.

Cтроительство в 1967 г. в США первого гипербарического подводного aппарата "Дип Дайвер" положило начало развитию подобных аппаратов c выходом водолазов в воду. Cоздаются мобильные крупнотоннажные (до 800 т) подводные исследовательские и технические аппараты, обеспечивающие работу и отдых водолазов в режиме длительного пребывания под давлением.

В связи с развитием в Советском Союзе атомного подводного флота, увеличением глубины погружения подводных лодок возникла необходимость создания новых спасательных средств подводных лодок, поскольку имеющиеся методы спасения подводников с помощью водолазной техники уже не годились. В 1958 г. Горьковское ОКБ "Лазурит" и Ленинградское СКБ "Малахит" начали проектировать автономные обитаемые подводные аппараты.

Был спроектирован, построен и в 1961 г. сдан Черноморскому флоту управляемый подводный снаряд УПС-1, который в процессе недолгой эксплуатации оказался неперспективным.

В 1970 г. на Горьковском заводе "Красное Сормово" построили первый спасательный подводный снаряд (СПС) проекта 1837 (позже получивший название автономный снаряд АС-1), и в том же году он был доставлен по железной дороге в Севастополь. Командиром АС-1 назначили капитан-лейтенанта Василия Ивановича Маврина. В 1971 году СПС вошел в состав Черноморского флота.


Спасательный подводный снаряд АС-5
Назначение автономного подводного спасательного аппарата: спасение личного состава затонувших подлодок с глубин до 500 м путем приема подводников в снаряд и транспортировка их на спасательную подводную лодку или надводный корабль; допоиск и обследование затонувшей подлодки после ее обнаружения поисковыми спасательными силами; оказание помощи личному составу затонувшей подлодки путем передачи продуктов питания, средств регенерации и одежды.

В августе 1971 года в Севастополь прибыл автономный рабочий снаряд (АРС) проекта 1839, который вошел в состав флота в 1972 г. Командиром АРС был назначен старший лейтенант Юрий Саввич Карелин.

Назначение автономного подводного рабочего аппарата: спасение личного состава затонувших подлодок и проведение необходимых работ в выгородках аварийно-спасательных устройств совместно с СПС пр.1837 и другими кораблями; установка и закрепление средств обозначения местонахождения затонувшей подводной лодки и аппаратуры различного назначения; остропка различных затопленных объектов для подъема грузовыми средствами судна-носителя и подъема грузов массой до 500 кг (за счет собственной плавучести); уничтожение затонувших объектов или вывода из строя их оборудования; допоиск затонувших подлодок или других объектов после обнаружения поисковыми силами и их обследование.

Необходимо заметить, что создание СПС и АРС явилось прорывом в развитии спасательной техники подводных лодок, как по глубине погружения, так и по количеству спасаемых подводников (16 человек) за один цикл погружений СПС при оказании помощи затонувшей подводной лодке (ЗПЛ). Для сравнения: спасательный колокол СК-64 за один цикл выводит 6 подводников из ЗПЛ и при этом для работы СК-64 необходимо выставить рейдовое оборудование и установить спасательное судно над ЗПЛ.

Некоторое время подводные аппараты находились в составе соединения подводных лодок и подчинялись командиру ПЛ "С-63" капитану 2 ранга Леониду Георгиевичу Лею.

В 1972 г. проводилась опытная эксплуатация подводных аппаратов, отрабатывалось одиночное и совместное плавание, вывод подводников из ЗПЛ в простых и сложных условиях: скорости подводного течения до 2-х узлов и крене затонувшей лодки до 30º. Итогом опытной эксплуатации стало зачетное учение по фактическому оказанию помощи ЗПЛ на глубине 60 метров. "Затонувшую" подлодку имитировала С-63. По разработанной методике АРС произвел допоиск С-63, обследовал ее и с помощью включенного маяка наводил СПС на "ЗПЛ". СПС садился на комингс-площадку С-63, выполнял присос и выводил подводников.

После вывода подводников АРС присоединял шланги вентиляции и продувания цистерн главного балласта к "эпроновской" выгородке ПЛ и всплывал. Далее АРС поднимался на борт судна-носителя ОС-3, сверху продували цистерны главного балласта ПЛ и лодка всплывала на поверхность.

Опытная эксплуатация подтвердила правильность проектных решений, подводные аппараты соответствовали своим тактико-техническим данным, а в процессе дальнейшей эксплуатации их возможности по выполнению подводных работ значительно расширились.

В 1970-80 гг. 37 бригада спасательных судов (БРСС) ежегодно проводила учения по оказанию помощи ЗПЛ на глубинах 60 и 120 метров и всегда отрабатывался вывод подводников с помощью СПС, при этом на ПЛ подавалось теплое белье, регенерация, продукты питания, а также сладкое угощение – арбузы (учения проводились летом). Помню, всегда уверенно управляли СПС капитан-лейтенанты Василий Маврин и Анатолий Котигороховский, если они погружались на подлодку, то вывод подводников всегда был успешным.

В 1973 г. на Черноморский флот поступил новый глубоководный аппарат проекта 1832 "Поиск-2", построенный на Ленинградском адмиралтейском объединении с глубиной погружения 2000 метров. Командиром этой подводной лаборатории назначили капитана 3 ранга Сергея Петровича Антоненкова.

Назначение аппаратов пр.1832:
  • исследование оптических характеристик водной среды (прозрачность, освещенность, биолюминесцентный потенциал);
  • исследование пульсаций температуры и скорости потоков, микроструктуры и рельефа грунта, а также распределения по глубине геофизических полей Земли (потенциальное, магнитное и электрическое);
  • обнаружение подводных объектов в заданных районах, их визуальное обследование и фотографирование;
  • доставка на грунт и подъем на поверхность груза массой до 400 кг;
  • в пределах возможности манипуляторов проведение ряда работ – сверление и нарезание резьбы, отворачивание и наворачивание гаек, закрепление специального карабина, открывание задраек откидных листов и самих листов и т.п.
Под судно-носитель переоборудовали судоподъемное судно "Коммуна". Испытание глубоководного аппарата проводилось в течение 1974-75 гг., и 15 декабря 1975 года "Поиск-2" погрузился на глубину 2026 м.

Покорили глубину первые гидронавты: командир "Поиска-2" капитан 3 ранга С. Антоненков, механик старший лейтенант А. Масунов, помощник командира по научно-исследовательской работе мичман Ф. Бобров, главный конструктор Ю. Сапожков и председатель госкомиссии капитан 1 ранга Н. Мышкин.

Впоследствии на Черном море проходил испытания первый советский батискаф "Поиск-6", который на Тихом океане достиг шестикилометровой глубины.

Как видно из вышесказанного, группа располагала подводными аппаратами трех типов: спасательными подводными снарядами, автономными рабочими снарядами и научно – исследовательскими аппаратами.


Командиры ГСНПЛ, слева направо Л. Лей, С. Антоненков, Ю. Карелин, В. Крейза, В. Козорез
В сентября 1974 года в составе 409 отдельного дивизиона спасательных судов (в 1975 году преобразован в 37 бригаду спасательных судов) была сформирована 288 группа подводных лодок специального назначения (ГПЛСН). Первым ее командиром стал капитан 2 ранга Леонид Георгиевич Лей, перед которым стояла сложная задача, надо было начинать с нуля. Подобных аппаратов в ВМФ СССР не было, как и опыта их эксплуатации и применения, но было большое желание освоить новую сложную технику, научиться спасать подводников с помощью подводных аппаратов на больших глубинах. И опыт постепенно пришел, техника покорилась, использовались все ее возможности не только по спасению подводников, но и при выполнении других задач, стоящих перед спасателями.

Кроме командира в руководство группы входили инженер-механик, инженер по автоматике и телемеханике и два мичмана-техника. Инженер-механиком группы назначили капитана 3 ранга Василия Маврина, а инженером по автоматике и телемеханике – капитана 3 ранга Юрия Карелина.

После Леонида Лея группой командовали:
  • капитан 2 ранга Сергей Петрович Антоненков (1978-1982 гг.);
  • капитан 2 ранга Юрий Саввич Карелин (1982-1989 гг.);
  • капитан 2 ранга Вадим Дмитриевич Крейза (1989-1993 гг.);
  • капитан 2 ранга Валерий Николаевич Козорез (1993-1997 гг.).
Группа состояла из постоянного состава подводных аппаратов, принадлежащих Черноморскому флоту, и аппаратов, которые в группе проходили испытания, а в дальнейшем отправлялись на другие флоты – Северный или Тихоокеанский. В этом смысле 288 ГПЛСН была школой, учебным центром по обучению командиров управлять подводными аппаратами, а экипажа – обслуживать аппараты. Всего в 288 ГПЛСН входили и прошли испытания 30 подводных аппаратов.

В постоянный состав входили аппараты:
  • АС-1 (СПС) – командиры – капитан-лейтенант Василий Иванович Маврин, капитан-лейтенант Олег Дмитриевич Цыпин, капитан-лейтенант Анатолий Иванович Котигороховский, капитан-лейтенант Александр Чумаков;
  • АС-4 (АРС) – командиры – капитан-лейтенант Сергей Викторович Цыганков, старший лейтенант Александр Тимофеев, капитан-лейтенант Павел Леонидович Ильин;
  • АС-5 (СПС) – командиры – капитан 3 ранга Анатолий Иванович Котигороховский, капитан-лейтенант Александр Денисов, капитан-лейтенант Геннадий Моисеенко, капитан 3 ранга Дмитрий Александрович Вертелев;
  • АС-6 (Поиск-2) – командиры – капитан 3 ранга Сергей Петрович Антоненков, капитан 3 ранга Анатолий Вячеславович Павлов;
  • АС-8 (Поиск-2) – командиры – капитан-лейтенант Михаил Константинович Севрюгин, капитан-лейтенант Владимир Муравин;
  • АС-10 (АРС) – командиры – капитан-лейтенант Юрий Саввич Карелин, капитан-лейтенант Геннадий Моисеенко, капитан-лейтенант Александр Денисов;
  • АС-11 (СПС) – командиры – капитан-лейтенант Владимир Милашевский, капитан-лейтенант Сергей Викторович Цыганков, капитан-лейтенант Валерий Николаевич Козорез;
  • АС-17 (АРС) – командиры – капитан-лейтенант Борис Иванович Зыков, капитан-лейтенант Сергей Михайлович Крыльцов;
  • АС-32 (АРС) – командир – капитан-лейтенант Илькам Индусович Файзуллин.
288 ГПЛСН функционировала 23 года до сентября 1997 года. Для истории это небольшой срок, однако для развития спасательной службы, средств спасения подводных лодок, изучения морских глубин это целая эпоха. Новое направление развития спасательной техники на море полностью подтвердило его правильность и утвердило себя. Не вина конструкторов и производителей этой техники, что дальнейшее развитие подводных аппаратов приостановлено.

К счастью, на Черном море в этот период не было аварий подводных лодок и подводные аппараты не пришлось использовать для их спасения, однако выучка экипажей и техническая готовность СПС и АРС была на достаточно высоком уровне, что подтверждалось на ежегодно проводимых учениях по оказанию помощи затонувшей подводной лодке.

И все же подводные аппараты спасали людей. В конце июля 1980 года в районе Кавказского побережья под Геленджиком при исследовании подводных каньонов и расщелин на глубине 270 метров застрял в подводных кабелях гражданский подводный аппарат "Аргус". Экипаж "Аргуса" состоял из трех пилотов. На помощь "Аргусу" командование Черноморского флота направило спасательное судно СС "Георгий Козьмин" с подводными аппаратами на борту АС-8 (Поиск-2), командир Михаил Константинович Севрюгин и АС-12 (АРС), командир Валерий Иванович Петюх, а также килекторное судно "КИЛ-33" и кабельное судно "Цна". АС-8 спустили к "Аргусу" и его командир со второй попытки правильно определил кабель, который должна поднимать "Цна", чтобы освободить "Аргус". Через 44 часа томительных ожиданий "Аргус" всплыл на поверхность.

Летом 1991 г. СС "Михаил Рудницкий" с двумя подводными аппаратами на борту АС-4 (АРС) и АС-5 (СПС) выполняло задачу по обследованию затонувшей при буксировке списанной подводной лодки в районе мыса Херсонес. Оба аппарата должны были обследовать ЗПЛ и отработать учебную задачу по посадке и присосу СПС к комингс-площадке подлодки. Первым погрузился под воду с задачей обследования ПЛ и наводки СПС на комингс-площадку АС-4. АС-4, обследуя лодку, запутался в полипропиленовом канате, которым ПЛ буксировали. На помощь АС-4 прибыл спасательный отряд в составе СС "Эпрон", буксира с рейдовым оборудованием и СС "Коммуна" с подводным аппаратом АС-32 (АРС) на борту. На совещании на СС "Рудницкий" по спасению АС-4 из нескольких вариантов начальник поисково-спасательной службы ЧФ кап.1 ранга Васенко Геннадий Леонидович утвердил вариант – послать АС-32 освобождать из плена АС-4. С этой задачей экипаж АС-32 во главе с командиром АС капитан-лейтенантом Илькамом Файзуллиным успешно справился, перерезав с помощью манипулятора и специально изготовленного ножа пропиленовый канат, удерживающий АС-4.

Эти два случая убедительно свидетельствуют о высокой готовности подводных аппаратов 288 ГПЛСН оказывать помощь не только затонувшим подводным лодкам, но и другим аварийным объектам, они говорят о мужестве, высоком профессионализме и мастерстве экипажей подводных аппаратов. А вот еще один пример мужества и профессионализма подводников ГПЛСН – рассказ командира АС-5 капитан-лейтенанта Анатолия Ивановича Котигороховского.

Таран не пройдет

Вспоминает Анатолий Котигороховский:

За время службы в 288 ГПЛСН мне приходилось выполнять различные по сложности задания командования: поиск затонувших военных объектов, боезапаса и летательной техники. Достаточно яркие воспоминания оставило выполнение особо важного правительственного задания. Первое сентября 1983 года. Советскими средствами ПВО в районе острова Сахалин за нарушение воздушного пространства СССР сбит южнокорейский самолет "Боинг-747". К этому времени я имел уже достаточно большой опыт по организации подводных работ, поиску затонувшей военной техники и летательных аппаратов. На Тихоокеанском флоте экипажи новых подводных аппаратов имели меньший опыт в подобных поисковых операциях, поэтому с Черноморского флота в целях оказания помощи были отправлены самые опытные подводники, тем более, что некоторые командиры подводных аппаратов – тихоокеанцы проходили подготовку на Черноморском флоте и были моими учениками. Моему товарищу капитану 2 ранга Василию Маврину (первому из подводников, покорившему глубину 500 метров на спасательном подводном аппарате) и мне пришлось взять на себя практическое руководство организацией подготовки, координацией действий подводных аппаратов и маневрированием их в зоне поиска. Обстановка осложнялась тем, что в районе поиска скопилось много кораблей и судов под различными флагами. Иногда мы сутками не сходили с ходового мостика судна-носителя СС "Георгий Козьмин". Мне не раз приходилось погружаться на борту АС-14 к обломкам "Боинга", разбросанным на глубине 190-200 метров на площади 150-400 м2. В одно из таких погружений случилось то, что могло закончиться катастрофой. Подводный аппарат работал на глубине 195 метров. Заряд аккумуляторных батарей был на исходе, позади 6 часов напряженной работы над грунтом, пора всплывать! По звукоподводной связи запросили "добро" на всплытие. Через некоторое время получили разрешение на всплытие от руководителя работ. Течение в районе до 3-х узлов. Я задал работу маршевому двигателю "вперед", чтобы преодолеть скорость течения и перевел ручку управления вертикальными винтами "на всплытие", аппарат медленно всплывал. При подходе к глубине 30 метров я застопорил всплытие и ввел новые данные в "автомат курса" для осмотра горизонта локатором. Запросил разрешение на "всплытие в надводное положение" и, получив разрешение, стал исполнять команду. Глубина 25… 22 метра. Вдруг по звукоподводной связи я услышал открытым текстом: "Толик, стой! На тебя идет американец!" Глубина 20 метров. Я мгновенно перевел ручку управления "на погружение" и, погасив инерцию, "завис" на глубине 30 метров, доложил: "Исполнил 30". В перископ хорошо была видна поверхность моря, а через корпус слышен шум винтов какого-то судна. Я стал разворачивать аппарат в сторону шумов и вдруг увидел быстро приближающуюся тень. Промелькнуло темное днище, были видны вращающиеся винты… После всплытия выяснилось, что американский фрегат "Беджер", находясь в дрейфе, наблюдал за нашими действиями, а потом неожиданно поднял флажный сигнал по международному своду и, продублировав его по 16 каналу радиосвязи: " Я, корабль США, прохожу по вашему правому борту! Прошу не мешать моему маневру!", на большой скорости пошел в точку всплытия аппарата. Это был неудачный выход "на таран". Вот, пожалуй, один из наиболее запомнившихся моментов в моей службе, хотя всяких и разных было достаточно, морское дно хранит много тайн.

К сожалению, пилоты подводных аппаратов не обеспечены средствами спасения в случае аварии и затопления подводного аппарата. Если до глубины 70 метров им может помочь дыхательный аппарат ИДА-59 М при выходе из СПС и АРС методом затопления отсека, то на глубинах 70-500 метров можно надеяться только на Господа Бога. Что касается глубоководного аппарата пр. 1832 "Поиск-2", то на нем вообще не предусмотрены никакие средства спасения пилотов аппарата при возникновении аналогичных ситуаций. Несмотря на это, мужественные, самоотверженные подводники-спасатели каждый день выполняли свою нелегкую мужскую работу, раз за разом погружаясь в глубину, чтобы после всплытия аппарата на поверхность доложить: задание выполнено.

Большой труд подводников сверхмалых подводных лодок скромно оценен командованием флота и за испытание новой техники и безупречную службу орденами и медалями награждены: капитан 3 ранга Василий Маврин, капитан-лейтенант Сергей Крыльцов и капитан 3 ранга Валерий Козорез. К сожалению, многие другие подводники, покорившие большие глубины, не были оценены по заслугам.

В процессе эксплуатации аппараты подтвердили свои возможности не только спасать подводников. Они обследовали затонувшие корабли, самолеты, искали и поднимали мины, торпеды, обследовали якорные стоянки кораблей, оказывали помощь терпящим бедствие гражданским подводным аппаратам, изучали параметры моря, его флору и фауну, исследовали каньоны, выполняли другие подводные работы. За период с 1972 по 1992 гг. подводными аппаратами выполнено около 200 указанных работ, перечень некоторых из них приведен ниже.

1973

АС-10 в августе обеспечивал работу по плану Академии наук (АН) СССР по обследованию каньонов в районе Пицунды. 7 погружений до глубины 415 м.

1974

АС-10 обеспечивал работу по плану АН СССР по обследованию каньонов в районе Пицунды и г. Адлер. Совершено 4 погружения на глубины до 300 м.

АС-1, АС-6, АС-10 выполняли работу по теме "Ступень" (обследование и фотосъемка, подъем отдельных предметов, укладка контейнеров с боезапасом на большом противолодочном корабле (БПК) "Отважный").

АС-10, АС-1, АС-6. БПК "Отважный", тема "Ступень". Обследование, подъем отдельных предметов, доставка и подъем учебного боезапаса, фотографирование. На гидроакустической станции (ГАС) "Крильон" обнаружен объект на дистанции 900 м и сделано фотографирование регистраторами бокового обзора. Совершено 6 погружений по теме "Ступень".

1975

Подняли 3 мины в полигоне боевой подготовки (ПБП)-34, глубина 87 м. Выполнили работу по теме "Ступень".

1978

АС-4 в январе-феврале обследовал район затонувшего БПК "Отважный". 6 выходов, 32 часа, глубины 120-125 м.

1980

АС-8, АС-12 с 21 по 24 июля оказывали помощь глубоководному аппарату ГА "Аргус". Глубина – 270 м, район Геленджика. Экипаж ГА "Аргус" спасен, ГА освобожден от зацепа подводного кабеля.

1982

АС-19, АС-1 с 10 февраля по 30 марта искал, проводил визуальное обследование кабеля связи Севастополь-Варна. Глубины 60-90м. Обследовано 4 км.

1984

АС-8, АС-11 с 6 по 30 сентября обследовали каньоны в районе Поти с участием представителей АН СССР. Учение – поиск затонувшего объекта в условиях каньонов (АС-11 становился на якорь в каньоне). Успешно. Глубина – 170 м.

1986

АС-4 3-5 сентября в районе Пицунды осмотрел донные базы береговых ГАС. Глубина – 320 м.

АС-4 в сентябре работал на теплоходе "Нахимов", (1-3 балла). Глубина – 50 м. АС-1, АС-4, АС-11 9-19 сентября на рейде Новороссийска работали на теплоходе "Нахимов", (1-3 балла). Глубина –50 м.

1989

АС-10 находился в экспедиции на НИС "Академик Алексей Крылов" СФ, работал в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах в период с 1983 по 1990 гг., 6 экспедиций.

1990

АС-11, АС-17 18-25 июня на рейде Кабулетти на глубине 60 м вели поиск самолета МИГ-23 при отсутствии координат падения, видимость – 0-1 м.

АС-4, АС-10 18-28 марта в Каркинитском заливе на глубине 20 м вели поиск самолета ТУ-16. Положительно, видимость – 0-2 м.

1991

АС-4, АС-32 4 июля в ПБП К-116. В процессе маневрирования АС-4 возле пропиленового буксирного конца, оставленного на месте затопления ПЛ, произошло перехлестывание буйрепа буя – обозначителя с этим концом с последующим наматыванием буйрепа на винт на глубине 60м. Освобожден с помощью АС-32 путем обрезания буйрепа в 2 местах.

1992

АС-4 6 мая, квадраты 31129, 31160. Задача А-3. Обследование точек якорных стоянок, 2 час. 15 минут, глубина – 60 м.

АС-17 4 июня, квадрат 31129. Обследование точек якорных стоянок. 20 октября, квадрат 31160.

В последующие годы аппараты отрабатывали лишь задачи боевой подготовки.

В 1987-92 гг. на флот поступали подводные аппараты нового поколения проекта 1855 "Приз", являющиеся гибридом СПСа и АРСа и имеющие глубину погружения 1000 метров. Естественно, основное внимание руководства 288 ГПЛСН в то время было сосредоточено на освоении и испытаниях этих аппаратов. По результатам испытаний первых двух аппаратов крено-дифферентная система с использованием ртути, не оправдавшая себя, была заменена на водяную. Все 6 "Призов", прошедшие испытания, были отправлены на Тихоокеанский и Северный флоты.

2007

В 2007 году спасательный аппарат АС-5 отправили на Балтийский флот, а рабочий аппарат АС-17 (последний в 37 БРСС) в 2009 году списали. История 288 ГПЛСН закончилась, однако не закончился жизненный путь подводников-спасателей, создавших историю своего подразделения. Пока они живы, история 288 ГПЛСН продолжается.

Об авторе

Капитан 2 ранга в отставке Адамович Михаил Иосипович закончил Ленинградское ВВМИУ им. Ленина, водолазный специалист. Прохождение службы: командир водолазной группы, начальник аварийно-спасательной службы спасательного судна СС-26, дивизионный водолазный специалист 409 отдельного дивизиона спасательных судов, флагманский водолазный специалист 37 БРСС, старший водолазный специалист Поисково-спасательной службы ЧФ. После службы занимался судоподьемом, обучал водолазов.


Главное за неделю