Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

ВМФ РФ: вход платный

12.10.12
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Валерий Береснев, Дмитрий Глухов
Коррупция в военно-морских вузах формирует не только списки поступивших в учебные заведения российского ВМФ, но и весь облик будущего морского офицерства. Об этом печалятся не социологи и не государственные мужи, в обязанности которых входит борьба с коррупцией, а сами курсанты. "Вооруженные силы не должны переходить на рыночные отношения, тем более теневые, иначе у России не будет армии и флота", – посетовал Центральному Военно-Морскому Порталу (ЦВМП) один из первокурсников. И нам трудно с ним не согласиться.

Надзорные ведомства, в том числе военные прокуратуры округов, о проблеме осведомлены, но в подробности не вдаются. Даже результаты социологического опроса, проведенного Министерством обороны в военных вузах Москвы и Петербурга на предмет наличия коррупции, так и не были опубликованы. Поэтому ЦВМП решил провести собственное небольшое исследование, которое вскрыло интересные факты: подтасовку оценок на экзаменах, секретные анкеты, приблизительные суммы взяток...

Приплыли

– Я не понимаю только одного: почему ему поставили максимальный балл? Ведь он даже не дотянул до финиша, – недоумевает Михаил Яворский (имя изменено), несостоявшийся курсант одного из институтов, входящих в систему ВУНЦ ВМФ "ВМА" (Военного учебно-научного центра ВМФ "Военно-морская академия"). – Я своими глазами видел, что он не доплыл. Однако ему засчитали испытание, а мне нет...

Мишу не приняли в Военно-морскую академию (ВМА), потому что он не сдал обязательный в рамках вступительных испытаний норматив по плаванию. Но желание учиться в военном вузе оказалось сильнее: по совету одного из преподавателей ВМА Яворский поступил в другой военный институт. Миша искренне радовался такому удачному выходу, пока случайно не узнал, что другой абитуриент, вместе с ним заваливший вступительные испытания по уровню физической подготовки, все равно принят в курсантские ряды. И не просто принят, а с результатом в 100 баллов по плаванию.

– Ты считаешь, это коррупция? – спрашиваем мы Михаила.

– Но я же своими глазами видел, что он не сдал, – сокрушается Яворский. – И вдруг у него появляются 100 баллов...


Жизнь абитуриентов в летних вузовских лагерях, где организуются учебные сборы перед подготовкой к экзаменам, строго и по-военному регламентирована. Ранний подъем, утренняя зарядка, лекции и тренировки. Но и в таком насыщенном суточном графике находится время для мальчишеских разговоров, в том числе и о том, кто из абитуриентов круче. Кто крепок своими знаниями и закалкой, а кто – влиятельными родственниками или толстым кошельком.

– И что говорили те, кто хвастался кошельком? – интересуемся мы у Миши. – Что родители заплатят за них где-то 150 тысяч рублей, – говорит Яворский. – И что после этого им нет никакой необходимости "париться" на экзаменах.

Сезон охоты на абитуриентов

Осенью этого года российские военно-морские вузы набирали курсантов после двухгодичного перерыва. И впервые после выхода в свет приказа № 2700 "Об утверждении Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных сил Российской Федерации", который в одночасье сделал российских офицеров верхушкой среднего класса. Об этом приказе сегодня с нескрываемой гордостью говорят с самих высоких трибун. Даже недавний выпускник ВУНЦ с погонами лейтенанта теперь может рассчитывать не меньше чем на 50 тысяч рублей в месяц. А зарплата командиров атомных подводных лодок, как недавно похвастался министр обороны РФ Анатолий Сердюков, и вовсе сравнима с его министерской, а в иных случаях даже превосходит ее.

Несмотря на все это, набор текущего года составил всего 230 человек. По крайней мере столько первокурсников-2012 числит за собой ВУНЦ ВМФ "Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова", включающий в себя всю систему высшего флотского образования. Непосредственно в Петербурге, который считается морской столицей России, на 1 курс поступили 150 человек, 40 из которых сразу же отправились в Калининград на обучение в Балтийском военно-морском институте. Остальным выпало учиться во вновь образованном Военно-морском политехническом институте, который минувшим летом стал очередным структурным подразделением ВУНЦ.

230 курсантов-первокурсников на всю Россию – много это или мало? Наверное, даже смешно об этом спрашивать. Раскинувшаяся от Тихого океана до Балтийского моря и от Северного Ледовитого океана до Каспия страна только и смогла, что найти на своих титанических просторах 230 мальчишек и попытаться воспитать из них будущих флотских офицеров, которым суждено потом разъехаться лейтенантами по бесчисленным военным городкам и базам: Гаджиево, Вилючинск, Видяево, Астрахань, Балтийск...

– Еще 20-30 лет назад такой набор было бы себе сложно представить, – говорит Олег Чесноков (имя изменено), бывший офицер-гидрограф, военнослужащий запаса. – Раньше "наверху" заботились о том, чтобы поколения офицеров ВМФ постоянно и безболезненно сменяли друг друга. Поэтому только в один вуз ежегодный набор составлял на пару десятков парней больше нынешнего. Это позволяло в годы выпускать до 2,5 тысяч офицеров. А сейчас что же получается – в десять раз меньше?

Неужели именно тогда, когда профессия военного стала не только престижной, но и выгодной, она больше не пользуется спросом? Вряд ли. Видимо, в микроскопическом наборе в военно-морские вузы виновато не отсутствие "предложения снизу", а лимиты, спускаемые сверху – так называемый "кадровый заказ". Пройти через лимиты, чтобы благополучно оседлать курсантскую скамью, способны только самые лучшие. Или те, чьи родители умеют договариваться.

– Коррупция в военных вузах обыкновенно растет обратно пропорционально набору. Если снизился набор – значит, скорее всего, увеличился коэффициент коррупции, – считает Олег Чесноков. – Чем меньше абитуриентов, тем больше охотников поживиться за их счет. И сезон охоты на абитуриентов открывается по обыкновению осенью.

Коррупции нет только на Марсе

В том, что коррупция в военно-морских вузах наверняка существует, уверены практически все. Но при этом для большинства это совершенно абстрактная истина. С такой же очевидностью можно утверждать, что коррупции нет на Марсе. Просто в российском военном вузе ее несложно себе представить во всех нехитрых подробностях ("блат" при поступлении, денежная мзда за хорошие отметки), в то время как для того, чтобы отыскать на Марсе коррупционеров, нужна фантазия Брэдбери.

Ни одна из государственных или общественных организаций, нацеленных на борьбу с коррупцией в России (от МОО "Комитет по борьбе с коррупцией" до Центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл – Р") в телефонном разговоре с корреспондентом ЦВМП не оказалась готова беседовать на столь "специфическую" тему. "Мы не разделяем военную коррупцию и коррупцию вообще", – гордо заявили нашему изданию в одном из созданных на общественных началах московских ведомств. Но при этом так и не смогли привести конкретные примеры того, что из выявленных случаев военной коррупции входит в понятие "вообще".

Чуть большей информацией по вопросу располагают профильные учреждения. Так, выступая летом этого года на координационном совещании, посвященном борьбе с коррупцией, военный прокурор ЗВО генерал-лейтенант юстиции Александр Девятко отметил, что большинство правонарушений в этой сфере совершаются должностными лицами военно-учебных заведений Минобороны России и военных комиссариатов. Причем по состоянию на июнь 2012 года общий ущерб от этих правонарушений составил около 70 миллионов рублей, что превысило прошлогодний показатель в 2,2 раза.

Органы прокурорского надзора не только фиксируют растущий уровень коррупции, но и пытаются напрямую ей противодействовать. К примеру, в 2010 году военная прокуратура ЛенВО даже была вынуждена вмешаться в ситуацию с абитуриентами военных вузов, после чего 30 человек, сдавших все экзамены, но по какой-то причине не принятых в ряды курсантов, были дозачислены на первый курс.

В том же 2010 году Министерство обороны РФ провело независимое социологическое исследование с целью выяснить уровень коррупции в ведомственных вузах, расположенных в Москве и Санкт-Петербурге. Всего, согласно официально заявленным намерениям, были опрошены около восьми тысяч человек. Результаты соцопроса обнародованы не были. По крайней мере в Рунете можно найти информацию лишь о том, что на анонимное анкетирование курсантов из министерского бюджета было выделено около 700 тысяч рублей. Были ли они потрачены с пользой – не сообщается (в связи с этим ЦВМП отправил в Управление пресс-службы и информации Министерства обороны соответствующий запрос с просьбой сообщить результаты анкетирования). Однако сам факт проведения такого исследования симптоматичен – он говорит о молчаливом признании проблемы: да, она есть, неведом лишь ее масштаб.

Анкеты для внутреннего пользования

Не дожидаясь результатов анкетирования двухлетней давности, ЦВМП решил опросить курсантов своими силами. Опрос на условиях анонимности проведен в сентябре 2012 года в социальных сетях и в личном общении с учащимися военно-морских вузов. Конечно, возможности редакции несравнимы с возможностями Минобороны, поэтому нам удалось заручиться ответами чуть более 100 человек. Но и этот небольшой социологический срез дает достаточно красноречивую картину: только 20% опрошенных заявили, что не сталкивались с коррупцией и лишь что-то слышали о ней. "Но это не про наш вуз, – обычно добавляли собеседники Портала. – Все-таки не принято выносить сор из избы".

Остальные 80 процентов проблему признали. Из них около 30% знают о ней из общения с друзьями и коллегами, а более 50% – сталкивались с коррупцией непосредственно. "У нас на занятиях задние ряды обычно спали, потому что старший курс сказал им, что N. [прозвище преподавателя] – это 500 рублей… Это еще на 1 курсе было", – вспоминает один из курсантов-старшекурсников.

Наиболее любопытная деталь, скрытая по обыкновению от посторонних глаз – так называемые анкеты для "внутреннего пользования". Об их существовании редакция узнала от недавнего выпускника престижного военно-морского вуза. Как выяснилось, в некоторых институтах на каждого курсанта заводятся неофициальные анкеты для отцов-командиров, в которых на принадлежность к "блатным" указывает конкретная графа.

– Откуда вы узнали о существовании подобных документов? – спрашиваем мы у Михаила Р., молодого, уверенного в себе офицера, который всего два года назад сменил курсантские погоны на погоны лейтенанта.

– Дело в том, что после поступления в училище я имел неосторожность сообщить о своих навыках владения компьютером. И был задействован в составлении анкет на каждого из курсантов моего курса...

– А каким образом из анкет следовало, "блатной" курсант или нет?

– Конкретная графа о знакомых в институте – это раз. Данные о родителях – это два, – чеканит лейтенант. -– А все вместе подсказывало командиру, как ему выстраивать отношения с тем или иным курсантом. И какой выгоды от него ждать...

По словам Михаила Р., из 43 курсантов его курса 40 человек поступили благодаря наличию нужной графы. И лишь трое были приняты на 1 курс без всяких связей.

– Но ведь это, наверное, страшно... Как Вы считаете?

– Не вижу ничего страшного, – пожимает плечами Михаил Р. – Часто бывает так, что отличник поступает без коррупции, хорошо учится, но в итоге так и не становится спецом. А бывший троечник, наоборот, вырастает в образцового офицера. А все потому, что "великая" балльно-рейтинговая система необъективна: она поощряет зубрежку. И при этом карает разум и умение мыслить...


В курсантских классах – классовое расслоение

О том, что в аудиториях военных вузов намечается настоящее классовое расслоение, ЦВМП рассказал Павел С., один из выпускников этого года. И классовая граница проходит не столько между самими курсантами, поступившими честно или "по блату", происходящими из богатых и влиятельных или из обычных семей, сколько между курсантами и преподавателями. Причем не в пользу последних.

– Первое, с чем я столкнулся после повышения денежного довольствия военнослужащим – это недоумение гражданских преподавателей нашего вуза, которые зарплату получают меньше, чем мы, – говорит Павел С. – Скажем, преподавателю начисляют тысяч 11, а курсанту – 18. Где же тут антикоррупционная политика? Это же прямая предпосылка к взяткам?

По словам Павла, высокое довольствие курсантов вполне заслуженно, тем более, если они регулярно служат в нарядах, состоят на должностях и вообще трудятся на благо Отечества. Но почему преподаватель с педагогическим стажем не менее десяти лет получает такие копейки?

– Товарищи, ну это же не серьезно, – увещевает нас Павел. – Определенно гражданским служащим необходимо поднимать зарплату. Или будут проблемы, много проблем, и одна из них – коррупция...


Впрочем, об этой проблеме, к сожалению, нельзя говорить в сослагательном наклонении: она не будет, она давно есть. И в описанной ситуации, по словам опрошенных редакцией ЦВМП курсантов, ставки только растут: в этом году неофициальные тарифы, обеспечивающие поступление в военно-морские вузы, якобы составляли от 150 до 200 тысяч рублей.

Но, как показывает проведенный ЦВМП опрос, основными субъектами коррупции в военном образовании являются не преподаватели, а вузовские офицеры, начальники факультетов и командиры рот. Именно они, по словам курсантов, договариваются с преподавателями о необходимых оценках или решают более глобальные вопросы – например, содействуют выпускникам в получении выгодного назначения. В конце-концов, заветные анкеты "для внутреннего пользования" находятся в их руках, а не в руках гражданских специалистов, не причастных к руководству вузом.

"А она мне нравится. Хоть и не красавица"

– Кем ты все-таки хочешь быть после окончания вуза? – спрашиваем мы у Михаила Яворского, курсанта-первокурсника из Подмосковья, завалившего в петербургской ВМА экзамен по плаванию.

Спрашиваем неспроста: как у будущего специалиста у Михаила в жизни открывается много дорог, и стезя военнослужащего для него не единственная и, возможно, не самая выгодная.

– Офицером. Только офицером, – отвечает быстро и уверенно Михаил.


Курсант Михаил Яворский – из военно-морской семьи. Юношеский вопрос "кем быть?" он никогда себе не задавал: ясно, что моряком. Как отец. За его плечами – кадетский корпус. И надежды родителей. Перед которыми ему теперь даже немного стыдно. Не столько за себя, сколько за Академию. Как же так: пошел осваивать самую благородную в мире профессию – "Родину защищать" – и сразу же столкнулся с подтасовкой оценок на экзамене и "рыночными отношениями".

– Главное, чтобы эти отношения не "съели" Вооруженные силы, – размышляет Михаил. – Если все переводить на деньги, это будет уже не армия. Ведь мы защищаем Родину не потому, что нам хорошо платят. А потому что принимали присягу. Если же присягу заменить денежными банкнотами, тогда получится, что Родина – это там, где больше платят. Так что ли?

Михаил сам хмурится от своего вопроса. И сам же себя успокаивает: "Ничего, прорвемся!"


Официально

Приказ № 2700 от 30 декабря 2011 года "Об утверждении Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных сил Российской Федерации", направленный на улучшение материального положения военнослужащих и повышения их социального статуса, оговаривает порядок обеспечения денежным довольствием военнослужащих ВС РФ, новые оклады денежного содержания и ежемесячные дополнительные выплаты.

Разумеется, военнослужащие Вооруженных сил и члены их семей встретили с оптимизмом новость о подписании Президентом Российской Федерации закона о повышении с 1 января 2012 г. денежного довольствия военнослужащим в 2,5-3 раза, даже с учетом того, что этот документ готовился в преддверии выборов в ГосДуму.

Первые проекты увеличения денежного довольствия появились в середине 2010 года и выглядели очень расплывчато. Командир взвода (лейтенант) должен был получать не менее 50 тысяч, а командир бригады (полковник) – более 100 тысяч рублей. С началом 2011 года тема увеличения денежного довольствия военнослужащим опять стала активно обсуждаться, и 21 октября 2011 года законопроект "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" был принят Думой, а уже 26 октября – и Советом Федерации.

7 ноября президент РФ Д. Медведев подписал соответствующий закон. Несмотря на явную недоработку и неконкретность отдельных положений приказа, отмену льгот и ряд других моментов, уровень дохода военнослужащих существенно возрос. Например, в конце 2011 года денежное довольствие молодого офицера, проходящего военную службу в Приморском крае на корабле, составляло около 24 тысяч рублей. После повышения его зарплата возросла до 65 тысяч рублей и даже более.

Справка

В этом году после двухлетнего перерыва Министерство обороны вновь объявило набор в учебные заведения высшего профессионального образования, в том числе и в филиалы или структурные подразделения ВУНЦ ВМФ ВМА им. Н.Г. Кузнецова.

С 2010 года в рамках реформирования, а точнее – сокращения Вооруженных сил РФ и оптимизации количества офицерского состава в большинство вузов Минобороны прекращен набор молодежи для пополнения офицерского корпуса. Как неоднократно заявляли представители Министерства обороны, общее количество офицеров избыточно для заполнения всех вакантных должностей. Поэтому наряду с естественным процессом увольнения выслуживших пенсию офицеров и сокращения должностей по оргштатным мероприятиям, МО на некоторое время прекратило прием молодежи в высшие военно-учебные заведения.

В самом ВУНЦ ВМФ продолжились структурные преобразования – как в перемене наименования и статуса учреждения (теперь оно стало еще и казенным), так и организационно. С 1 июля из двух филиалов ВУНЦ ВМФ – Военно-морского института радиоэлектроники имени А.С.Попова (ВМИРЭ) и Военно-морского инженерного института (ВМИИ) – образован единый Военный институт (военно-морской политехнический) ФГК ВОУ ВПО ВУНЦ ВМФ ВМА им. Н.Г. Кузнецова в г. Пушкин на площадях бывшего ВМИИ. Теперь первые два года обучения вновь поступившие-курсанты вместе изучают общеобразовательные дисциплины, и лишь на третьем курсе начинается специализация.

В 2012 году всего 230 человек поступили на первые курсы военно-морских институтов и филиалов ВУНЦ ВМФ ВМА. Хотя данное количество курсантов меньше, чем набор на первый курс в любое училище в советские времена, в Департаменте образования МО РФ считают, что этого на весь обновленный ВМФ достаточно.

Обращение к читателям Центрального Военно-Морского Портала

Если вы или ваши знакомые стали свидетелями коррупционных действий при поступлении или обучении в военных учебных заведениях Министерства обороны России, то вы можете на условиях полной анонимности сообщить о них нашей редакции по электронной почте или телефону.

Электронная почта редакции: 1@flot.com
Телефон редакции: (812) 309-52-57

Центральный Военно-Морской Портал пользуется полной независимостью в рамках закона о СМИ. Не раз после наших публикаций или обращений к высшему командованию и военной прокуратуре им приходилось реагировать на полученную информацию.

В ряде случаев это улучшало ситуацию по конкретному вопросу. Самый недавний случай – военная прокуратура отреагировала на письмо FLOT.com по поводу брошенного здания ВУНЦ ВМФ.

В наших с вами силах сделать поступление в военные учебные заведения в следующем году более честным.


Главное за неделю