Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Часть IV. Тонкие намеки

27.09.10
Текст: Центральный Военно-Морской Портал, Евгений В. Архиповский
"Кто владеет морями, владеет торговлей. Кто владеет мировой торговлей, владеет богатствами мира, а, стало быть, и самими миром"
Уолтер Рэли, английский мореплаватель

"Я не ястреб. Я тяжело вооруженный голубь"
Джек Кемп, американский конгрессмен


В предыдущих частях приведен краткий обзор того, что делается в части военно-морских вооружений в некоторых странах ближнего зарубежья – с общим выводом: сотрудничество России с данными странами в данной области перспектив не имеет. В этой части речь пойдет еще о трех государствах постсоветского пространства. В их отношении говорить о военно-техническом сотрудничестве целесообразно совершенно в иной тональности.

Речь идет об Азербайджане, Туркменистане и Казахстане. Под иной тональностью подразумевается следующее.

У этих стран применительно к военно-морской теме есть несколько серьезных общих знаменателей. Первый: флотам (корабельным группировкам, силам береговой охраны – не в термине суть) Азербайджана, Туркменистана и Казахстана может быть поставлена совершенно реальная и не надуманная боевая задача, а именно: защищать экономические интересы своих стран на Каспии. Второй общий знаменатель: общая обстановка в этом регионе такова, что флоты (корабельные группировки, части береговой охраны) без дела не сидят. Тому пример – известный факт вытеснения иранскими кораблями азербайджанского судна геологоразведки из спорной акватории в 2001 году. С тех пор на Каспии спокойней не стало – именно поэтому особое внимание к флотам прикаспийских стран более чем обоснованно.

Более или менее полноценный обзор корабельных группировок Азербайджана, Туркменистана и Казахстана предметом данной статьи не является. По этой причине о них упомянем вскользь – в контексте перспектив и возможностей военно-морского сотрудничества данных стран с Россией.

Итак, Азербайджан. Формально ВМС этой страны – вторые по боевому составу на Каспии. Если же подходить к этой оценке менее формально, то следует признать, что в настоящее время основу корабельной группировки азербайджанских военно-морских сил составляет то, что этой стране досталось в результате раздела Каспийской флотилии в 1992 году. Корабли еще советской постройки, модернизированные, переделанные (напр. у ракетных катеров пр. 205 контейнеры снимались, ставились артустановки) – но объективно все это реальной боевой силы не представляет. То есть, вопрос обновления корабельного состава своих ВМС для Азербайджана стоит весьма остро – и решается он с учетом не столько экономических, сколько политических обстоятельств.


Парад кораблей азербайджанских ВМС в Баку. kvvmku.ru

В настоящее время азербайджанские военно-морские силы пополняются, в основном, за счет помощи в этом вопросе США и Турции. В частности, одно из самых масштабных приобретений – тридцать быстроходных сторожевых катеров турецкой постройки. Данные боевые единицы уступают по своим тактико-техническим данным, скажем, российским кораблям того же класса – но вопрос о сотрудничестве в этой области Азербайджана и России не стоит. И вряд ли встанет до тех пор, пока в этой конструкции высоченной стеной будут стоять особые отношения России и Армении.

Отношения между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха можно охарактеризовать как вооруженный нейтралитет, готовый в любое время превратиться в локальный конфликт. Это с одной стороны. С другой – Армения провозгласила, что ее стратегическим союзником является Россия, и не получила в ответ ни единого слова отрицания. А если вспомнить, что Азербайджан еще и является членом ГУАМ (организация, образованная Грузией, Украиной, Азербайджаном и Молдавией), в отношении которой Россия более чем холодна, то становится понятным, что в данной системе говорить о каких-либо вопросах взаимодействия в военно-технических вопросах между нашими странами, мягко говоря, очень и очень преждевременно.

А жаль. Жаль потому, что ВМС Азербайджана могли бы стать очень хорошим потребителем российской военно-морской техники. Флот этой страны действительно нуждается в пополнении и обновлении корабельного состава – и в дополнение к этому там существует очень неплохой кадровый задел для будущих военно-морских сил. Этот задел создан благодаря не только азербайджанцам, закончившим военно-морские училища, но и морякам Каспийского пароходства – крупнейшего в свое время технического флота, обслуживающего морские нефтяные прииски.

Туркменистан. Эта страна свои военно-морские силы создавала с нуля. До 1992 года на Красноводск базировалась бригада охраны водного района Каспийской флотилии – и часть ее кораблей после раздела флотилии отошла к Туркменистану. Специалисты совершенно справедливо полагают, что суда ОВРа советской постройки никакой боевой ценности из себя сейчас не представляют – но, как уже говорилось выше, объективные и реальные задачи для ВМС любой страны на Каспии имеются.


В этом море может находиться туркменский флот… znaite.com.ua

По этой причине в свое время в Туркменистане был проведен ряд мероприятий, направленных на создание боеспособного ядра собственных военно-морских сил – хоть бы даже и совершенно прибрежного значения. И при этом руководство данной страны декларировало принцип максимально возможной диверсификации источников получения военно-морской техники и соответствующих услуг.

Так, например, офицеры ВМС Туркменистана готовились в Пакистане и в Украине. Последнее крупное пополнение корабельной группировки – два десятка патрульных катеров типа "Гриф-Т" и "Калкан", построенных в Феодосии. Предпоследнее приобретение – подаренный американский катер "Пойнт Джексон", переданный впоследствии пограничной охране.

ВМС Туркменистана по своему боевому составу в настоящее время ничего серьезного из себя не представляют. Следовательно, пополнение их корабельного состава – проблема насущная. Если сюда присовокупить принцип диверсификации поставок и вспомнить, что последние из них пришлись на долю Украины, будет резон сказать о том, что для России имеет смысл побороться за данный сегмент рынка военно-морских вооружений. И здесь минимум политики – чистая экономика. У российского судостроения есть производственные возможности. У туркменских ВМС есть потребность в новых кораблях. Принцип диверсификации соблюден – объективных препятствий для реального сотрудничества нет. Или не должно быть – как минимум.

Казахстан. Еще одна степная держава, почувствовавшая необходимость защищать свои интересы на море. Точнее – на Каспии. Пока дело ограничивается парой катерных дивизионов, базирующихся на порты Актау (бывший Шевченко) и Баутино (Тюб-Караганский залив). Но, если верить периодически появляющейся в открытых источниках информации, Казахстан претендует на то, чтобы его ВМС приобрели вполне себе изрядную силу. Судите об этом сами.


Корабль казахских ВМС советской постройки. radikal.ru

Сообщение от 30 октября 2008 года, опубликованное "Известиями". Его смысл: в Казахстане принято решение о приобретении шести малых ракетно-артиллерийских кораблей "Торнадо" пр. 21632 разработки Зеленодольского проектно-конструкторского бюро. Для справки: водоизмещение "Торнадо" 560 т, длина – 62 м, осадка – 2 м, ширина – 9,6 м, скорость – 26 узлов. Корабль оснащен различным вооружением, в том числе 100-мм носовой пушкой А-190 "Универсал", пулеметами, двумя кормовыми шестиствольными скорострельными 30-мм установками АК-630М с темпом стрельбы 5 тыс. выстрелов в минуту, ударным ракетным комплексом "Уран-Э" с двумя счетверенными пусковыми установками, системой ПВО 3М-47 "Гибка" с ракетами "Игла". Корабль может оснащаться реактивной системой залпового огня для поддержки сухопутных войск на приморских направлениях. На нем установлена ручная реактивная система для борьбы с подводными диверсантами ДП-64 разработки предприятия "Базальт". Корабль может оснащаться реактивной системой залпового огня для поддержки сухопутных войск на приморских направлениях. На нем установлена ручная реактивная система для борьбы с подводными диверсантами ДП-64 разработки предприятия "Базальт". В ЗПКБ также разработан проект корабля 21632 "Торнадо" с ударным ракетным комплексом "Яхонт" (цит. по ИТАР-ТАСС).

Онлайн-издание Central Asia on-line сообщило, что до 2010 года Казахстан намерен приобрести шесть военных кораблей – три патрульных судна и три корвета, способных нести патрульную службу в Каспийском море, контролируя пространство в 150 километров от берега. При этом обозреватели и аналитики отмечают, что после такого приобретения боевой потенциал ВМС Казахстана сравнится с боевым потенциалом ВМС Азербайджана. Данное высказывание вполне можно рассматривать в качестве "оговорки по Фрейду". По всей вероятности, в достаточно сложном прикаспийском узле отношения Казахстана и Азербайджана некоторые эксперты считают потенциально сложными. Не будем употреблять слово "боевыми", но держать его в уме целесообразно.

29 декабря 2008 года в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" министр обороны Казахстана Даниал Ахметов заявил, что к 2015 году создание ВМС будет завершено. Помимо этого министр заявил следующее (цит. по "Интерфакс-Казахстан"): Двустороннее военно-морское сотрудничество с Российской Федерацией выходит на совершенно новый уровень. Могу сказать, что недавно завершены соответствующие государственные процедуры, в результате которых компания "Рособоронэкспорт" определена в качестве основного поставщика услуг по проектированию всей военно-морской инфраструктуры в Актау (казахстанский морпорт на Каспии. "ИФ-К"). Кроме того, она осуществит поставку ВМС Казахстана ряда военных кораблей.

Помимо этого министр обороны Казахстана уточнил, что часть кораблей водоизмещением до четырехсот тонн будет строиться на российско-казахстанском предприятии "Зенит", что в городе Уральске. Здесь возможна работа по лицензионным соглашениям – более крупные корабли будут строиться для Казахстана на верфях Санкт-Петербурга и Татарстана.

Мы взяли только самые интересные, основные сообщения в данной теме. Из них можно сделать вывод о том, что из всех стран ближнего зарубежья военно-морское сотрудничество России успешно складывается только с одним Казахстаном. Если смотреть на все эти сообщения формально, так оно и есть. Если же попытаться данную тему исследовать более подробно – появляются некоторые нюансы.

Основной нюанс заключается в том, что при достаточно внимательном мониторинге открытых источников не удается найти следа тех информационных сообщений, в которых говорится, что на какой-либо российской верфи постройкой закончен какой-либо корабль для ВМС Казахстана. Из чего можно сделать обоснованное предположение следующего рода: успешное военно-техническое сотрудничество Казахстана и России пока носит чисто декларативный характер. И если руководство двух стран заинтересовано в том, чтобы это сотрудничество развивалось – самое время переводить декларации в реальные дела. Самое время. Ибо все остальное для развития такого сотрудничества имеется.

И еще один вывод хотелось бы сделать на основании всего сказанного в четвертой части данной статьи. Динамика развития и пополнения корабельных группировок стран Каспия (фактическая и декларируемая) такова, что она полностью соответствует динамике межгосударственных отношений в этом регионе. Данные отношения – сложнейший клубок прямых и косвенных интересов, прямых и косвенных противоречий. Плюс природные ресурсы – в том числе углеводороды. Плюс наличие в непосредственной близости от Каспия более чем горячих точек и очагов конкретной напряженности. По этой причине ничуть не удивительно, когда вслед за сообщениями о намерениях Казахстана существенно укрепить корабельную группировку своих ВМС некоторые эксперты заговорили о гонке вооружений на Каспийском море.

Читать далее

Оглавление

Часть I. Кто и что
Часть II. Политика без географии – или география без политики
Часть III. Друзья, соперники?
Часть IV. Тонкие намеки
Часть V. Военно-морское сотрудничество. География, экономика – или политика?


Главное за неделю