Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Арктическая стратегия России

В конце минувшего месяца пресс-служба Совета Безопасности РФ распространила сообщение, в котором акцентирует внимание на том, что «Основы государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 года», размещенные на официальном сайте Совбеза России, не предполагают милитаризации региона. «Вопрос милитаризации Арктики не стоит, - отмечалось в сообщении. - Акцент делается на создание активно функционирующей системы береговой охраны, опережающее развитие пограничной инфраструктуры Арктической зоны России, сил и средств пограничных органов, а также на поддержание необходимой группировки войск общего назначения Вооруженных Сил России». Как следует из текста сообщения, «одна из главных целей этой работы - повышение эффективности взаимодействия с пограничными ведомствами сопредельных государств по вопросам борьбы с терроризмом на море, пресечение контрабандной деятельности, незаконной миграции, охраны водных биологических ресурсов».
ВНИМАНИЕ, которое сегодня уделяется в сфере военной безопасности и защиты Государственной границы РФ Арктической зоне, не случайно. Оно обусловлено ролью, которую приобретает Арктика в мировой политике. Речь в первую очередь идет о больших запасах нефти и природного газа на океанском шельфе, а также о контроле за новыми транспортными маршрутами, которые станут доступными при продолжении процессов глобального потепления климата.

Геологи всех арктических стран сходятся во мнении, что запасов углеводородного сырья в Арктической зоне хватит для экономик ведущих государств Запада на многие годы. Так, согласно результатам исследований Геологической службы США северные широты могут содержать 90 млрд. баррелей нефти (свыше 12 млрд. тонн). Этого достаточно, чтобы обеспечивать потребности экономики США в течение 12 лет. Помимо этого, в Арктике есть и огромные запасы природного газа, которые ученые оценивают в 47,3 трлн. кубометров. Российские эксперты считают, что эти оценки даже несколько преуменьшают истинные запасы углеводородов на шельфе Северного Ледовитого океана. Арктика, по их мнению, в плане потенциальных ресурсов в пять раз богаче Тихого океана и в 1,5—2 раза богаче Атлантического и Индийского.

По оценкам геологов США, среди секторов Арктики самые крупные суммарные запасы в Западно-Сибирском бассейне - 3,6 млрд. баррелей нефти, 18,4 трлн. кубометров газа и 20 млрд. баррелей газоконденсата. За ним следуют арктический шельф Аляски (29 млрд. баррелей нефти, 6,1 трлн. кубометров газа и 5 млрд. баррелей газоконденсата) и восточная часть Баренцева моря (7,4 млрд. баррелей нефти, 8,97 трлн. кубометров газа и 1,4 млрд. баррелей газоконденсата).

Естественно, встает вопрос, кому распоряжаться этими ресурсами. На недра Арктики могут претендовать пять арктических государств - Дания, Норвегия, США, Канада и Россия, которая обладает наибольшими среди арктических стран запасами углеводородов (по американским оценкам, на районы, которыми РФ уже владеет или на которые претендует, приходится около 60 процентов общих запасов).

И неудивительно, что Россия первой озаботилась юридическим оформлением своих прав на морское дно. Москва еще в 2001 году подала заявку на его часть, включающую хребет Ломоносова. Но чиновники ООН затребовали более убедительные данные о геологии морского дна. В 2007 году российские ученые провели дополнительные исследования с помощью глубоководных батискафов и установили российский флаг из титанового сплава на дне Северного Ледовитого океана у самого полюса. Это была чисто символическая акция, которая тем не менее вызвала крайне болезненную реакцию на Западе.

Между тем, по словам директора Института проблем нефти и газа Анатолия Дмитриевского, «еще в 20-е годы прошлого века союз восьми арктических государств признал, что клин от края границы России к Северному полюсу принадлежит нашей стране. По современным данным наших ученых, вся эта территория действительно является продолжением наших континентальных структур, и потому РФ вполне может претендовать на разработку нефтяных запасов этого региона».

В МАЕ прошлого года в Илулиссате (Гренландия) прошла международная конференция по проблемам Арктики. В ней участвовали представители пяти стран Арктического бассейна (Россию представлял министр иностранных дел Сергей Лавров). Итоги встречи показали, что для нагнетаемой некоторыми западными СМИ истерии и предсказаний неизбежности военных столкновений оснований пока нет. Участники конференции подписали декларацию, в которой стороны выразили желание решать все спорные вопросы за столом переговоров в строгом соответствии с международными законами.

«Пять наций провозгласили, - сказал министр иностранных дел Дании Пер Стиг Меллер, - что они будут действовать в строгом соответствии с законами. Надеюсь, мы раз и навсегда разрушили мифы относительно яростной борьбы, которая развернулась за Северный полюс». Аналогичной точки зрения придерживался Сергей Лавров: «Мы не разделяем тревожных прогнозов относительно грядущего столкновения интересов арктических государств, чуть ли не будущей «битвы за Арктику», в условиях потепления, облегчающего доступ к дорожающим природным ресурсам и транспортным путям».

Действительно, оснований для ажиотажа в разделе арктических ресурсов не существует. Уже сегодня имеются международные правила, которые позволяют определить, кто и на какой район имеет права. В целом контуры будущего раздела ясны. В прошлом году исследователи из университета в Дареме (Великобритания) уже составили карту, на которой показаны районы, где претензии арктических стран неоспоримы, и те, за которые предстоит борьба юристов. Кроме того, на карте указаны два отдельных района, названных «зонами», - они лежат вне акваторий, на которые претендуют отдельные государства, и станут использоваться в интересах всех стран. Основные споры развернутся на основании выводов геологов относительно структуры континентального шельфа и принадлежности хребета Ломоносова.

Cправка

До Второй мировой войны любое государство, имеющее выход к морю, обладало суверенным правом на водную полосу вдоль его береговой линии. Тогда ее измеряли дальностью полета ядра, но со временем ее ширина составила 12 морских миль (22 километра). В 1982 году 119 стран подписали Международную конвенцию по морскому праву (в силу вступила в 1994 году). Конгресс США до сих не ратифицировал ее, выражая опасения по поводу возможного «ущемления» суверенитета и национальных интересов. Согласно конвенции имеется понятие территориальных вод. Это примыкающий к сухопутной территории государства водный пояс шириной до 12 морских миль. Внешняя граница этого морского (океанского) пояса является государственной границей. Прибрежные государства обладают также правом на исключительную экономическую зону, она находится за пределами территориальных вод, и ее ширина не должна превышать 200 морских миль (370 км). В таких зонах государства обладают ограниченным суверенитетом: имеются исключительные права на рыбную ловлю, добычу полезных ископаемых, но им запрещено препятствовать проходу кораблей других стран.

КОНВЕНЦИЯ по морскому праву (76-я статья) предусматривает возможность продлить исключительную экономическую зону за пределы 200 миль, если государство докажет, что океанское дно является естественным продолжением его сухопутной территории. Имея в виду эту статью конвенции, сегодня ученые трех стран - России, Дании и Канады - пытаются собрать геологические доказательства того, что хребет Ломоносова - подводная горная гряда, протянувшаяся на 1.800 км от Сибири через Северный полюс к Гренландии - принадлежит именно их стране. Российские геологи утверждают, ссылаясь на анализ образцов, взятых со дна океана, что хребет Ломоносова связан с Сибирской континентальной платформой (значит, он - «продолжение» России). Датчане в свою очередь считают, что хребет связан с Гренландией. Канадцы ведут речь о хребте Ломоносова как подводной континентальной части Северной Америки.

Канадские и датские ученые начали в прошлом месяце совместную исследовательскую миссию, чтобы определить границы континентального шельфа Северной Америки. Они собирались в лагере на острове Уорд-Хант - крайней северной точке Канады, откуда стартовала экспедиция. С этого острова одна группа ученых совершает полеты на вертолете, оборудованном эхолокатором. Вторая группа на специально оборудованном самолете DC-3 с радиусом действия около 800 километров будет проводить гравиметрические измерения на арктической территории, в том числе на Северном полюсе (гравиметрия - измерение малейших колебаний силы тяжести для получения информации о плотности пород в разных точках поверхности и их геологических свойствах. - А.Д.).

С помощью этого метода канадские и датские ученые хотят получить доказательства тому, что североамериканская континентальная платформа, включающая северные канадские острова и Гренландию (автономная провинция Дании), простирается далеко в центр Северного Ледовитого океана. Это будет означать, что продолжением североамериканской континентальной платформы являются подводный хребет Ломоносова и параллельный ему хребет Альфа, переходящий на востоке в хребет Менделеева.

Надо отметить, что в международном праве прецеденты расширения прав на континентальный шельф дальше границ 200-мильной исключительной экономической зоны были. Комиссия ООН по границам континентального шельфа уже узаконила притязания Австралии на 2,5 млн. квадратных километров антарктического шельфа, а Ирландия получила 56 тыс. квадратных километров шельфа в арктических широтах.

Конечно, уповать на справедливость решения Комиссии ООН относительно спора за арктические территории (хребет Ломоносова и т.д.) надо с учетом того, что все решения в мировом сообществе принимаются все же с оглядкой на соотношение военных и экономических потенциалов сторон. Можно даже сказать, что международное право - это отчасти возведенная в закон «воля сильного». Каркас мировой конструкции нынешних международных отношений определялся державами - победительницами во Второй мировой войне при определяющей роли США, неимоверно усилившихся тогда в мировой политике. Опыт новейшей истории учит и тому, что США «забывают» о международном праве и ООН, когда им не удается провести через Совет безопасности ООН нужные им решения. Так было при проведении военной операции против Югославии в 1999 году и против Ирака в 2003-м.

ПОЭТОМУ вполне оправданна забота Российской Федерации о своих военных возможностях обеспечить свои государственные интересы в Арктической зоне, тем более что США, Канада, Дания и Норвегия стремятся проводить скоординированную политику по недопущению России к ресурсам арктического шельфа. «Основами государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 года», утвержденными 18 сентября 2008 года Президентом РФ, предусматривается «создать группировку войск общего назначения Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов, в первую очередь пограничных органов, в Арктической зоне РФ, способных обеспечить военную безопасность в различных условиях военно-политической обстановки».

Арктическая зона РФ является стратегической ресурсной базой страны для решения задач социально-экономического развития. Ее защита требует наличия активно функционирующей системы береговой охраны ФСБ РФ. Арктической стратегией России предполагается развивать пограничную инфраструктуру и технически переоснастить пограничные органы для создания системы комплексного контроля за надводной обстановкой и усиления государственного контроля за промысловой деятельностью в Арктической зоне РФ. Для пограничников необходимы, в частности, новые корабли ледового класса с вертолетами на борту.

Cправка

Россия считает своими 18 процентов территории Арктики с протяженностью границы, равной 20 тысячам километров. Ее континентальный шельф может содержать около четверти всех шельфовых запасов углеводородов в мире. В настоящее время 22 процента общероссийского экспорта производится в регионе Арктики. Здесь расположены крупнейшие нефтегазовые регионы - Западно-Сибирский, Тимано-Печорский и Восточно-Сибирский. В арктических районах развита добыча редких и драгоценных металлов. В регионе добывается около 90 процентов никеля и кобальта, 60 процентов меди, 96 процентов платиноидов.

Присутствие кораблей Северного флота ВМФ России в арктических районах, в том числе и в районе Шпицбергена, полеты над акваторией Северного Ледовитого океана боевых самолетов Дальней авиации служат в нынешних условиях инструментами обеспечения национальных интересов РФ. К этому обязывает и усиливающаяся военная активность в Арктике других приполярных государств. Военно-морской флот России к тому же активно участвует в гражданских программах изучения Мирового океана и определения границ континентального шельфа России в Арктике. В условиях покрытия льдом значительной части Арктики эффективно работать могут прежде всего глубоководные аппараты. Для этого возможно использовать как телеуправляемые аппараты, имеющие большую глубину погружения, так и подводные лодки.

СРЕДИ национальных интересов России - использование Северного морского пути в качестве национальной единой транспортной коммуникации РФ в Арктике. Северный морской путь (его порой называют Северо-Восточным проходом - по аналогии с Северо-Западным проходом через канадский арктический архипелаг, соединяющим Атлантику и Тихий океан) способен связать воедино европейские и дальневосточные судоходные маршруты. Сейчас протяженность маршрута между Европой и Азией (Роттердам - Токио) по Суэцкому каналу составляет 21,1 тыс. километров. Северо-Западный проход сокращает этот маршрут до 15,9 тыс. км, Северный морской путь - до 14,1 тыс. км.

По оценкам, проход судов по российскому Северному морскому пути (СМП) позволяет на 40 процентов сократить время доставки грузов по сравнению с традиционными маршрутами. Имеются прогнозы, согласно которым к 2015 году общий объем перевозок по СМП реально может возрасти до 15 млн. тонн в год (сейчас по Севморпути перевозится более 2 млн. т грузов, но для самоокупаемости и развития маршрута требуется втрое больше).

С улучшением условий для навигации (по прогнозам, к 2020 году до 6 месяцев в году) связаны и немалые опасности. Северный морской путь попадает в глобалистскую «повестку дня». У транснациональных корпораций и стоящих за ними финансовых кругов появляется соблазн интернационализировать этот «коридор» вдоль арктического побережья России под благовидным предлогом его модернизации и обеспечения безопасности мореплавания (повод найдется: старые мины, пираты, ледовая опасность и т.п.). Надо откровенно признать, что после распада СССР было мало что предпринято для поддержания в нормальном состоянии инфраструктуры этого морского пути. Многие портовые сооружения заброшены, навигационная и спасательная службы деградировали, утрачен кадровый потенциал. Все это - предлог для жесткого разговора с Россией, если она ослабнет в условиях начавшегося мирового финансового кризиса. Нельзя исключать, что Запад попытается превратить Северный морской путь, проходящий рядом с богатейшими месторождениями нефти и природного газа, в международную морскую трассу, выведя его из-под юрисдикции России...

«Основы государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 года» своевременно формулируют арктическую стратегию России, которую предстоит реализовывать в ближайшие годы, к сожалению, в осложнившихся финансово-экономических условиях. Освоение Арктики объективно является одним из жизненно важных приоритетов Российского государства.

Источник: "Красная звезда", автор: Андрей ДИЕВ, эксперт Института геополитической информации «Энергия». 08.04.09


Главное за неделю