Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Страсти по минтаю

В соответствии с межведомственным планом мероприятий по организации контроля специализированного промысла минтая в Охотском море с 10 марта по 25 апреля проводилась пограничная операция «Тайфун-2008». Кроме подразделений береговой охраны пограничных органов ФСБ России в ней были задействованы Тихоокеанский флот, органы МВД, таможенной службы, Госкомрыболовства, Камчатский центр связи и мониторинга. Операция проводилась во взаимодействии с Управлением безопасности на море Японии и Национальным агентством морской полиции Кореи. О некоторых итогах операции журналистам рассказали представители департамента береговой охраны Пограничной службы ФСБ России - начальник государственной морской инспекции генерал-майор Вячеслав БЫЧКОВ, начальник управления анализа и координации капитан 1 ранга Алексей ВОЛЬСКИЙ и старший инспектор отдела государственной морской инспекции капитан 1 ранга Вячеслав БОЧКАРЕВ.

Улов «Тайфуна»

Некоторым коммерсантам нынешняя минтаевая путина принесла отнюдь не прибыль, а значительные финансовые издержки. Но - по их же собственной вине! Судите сами. Из 350 судов, находившихся в Охотском море, у 63 были выявлены нарушения. Более 20 судов задержаны, в отношении их проводится разбирательство. Сумма вынесенных штрафных санкций превысила 2,8 млн. рублей. Основаниями для задержания стали факты нарушений законодательства РФ в сфере охраны государственной границы и водных биоресурсов. Это сокрытие объемов вылова, незаконный вывоз морепродуктов в иностранные порты, ведение браконьерского промысла, нарушение режима госграницы, невыполнение требований органов береговой охраны Пограничной службы ФСБ России. Но большинство нарушителей были уличены в превышении суточных норм выхода минтаевой икры...

Контроль минтаевого промысла, обеспечивающего около 15 процентов всего улова водных биоресурсов в России, относится к числу приоритетных направлений деятельности пограничников. Они и раньше выявляли факты нанесения ущерба запасам минтая - значительные, измеряющиеся тысячами тонн выбросы этой рыбы в море! Да-да, выбросы, ибо нынешний промысел ориентирован в основном на добычу минтаевой икры. Ее цена на мировых рынках в десятки раз выше цены самой рыбы.

В начале 1990-х такой варварский промысел велся судами ряда государств в центральной, находящейся за пределами исключительной экономической зоны России, части Охотского моря. Он причинял непоправимый ущерб ресурсам минтая, и чтобы прекратить его, сообщил начальник государственной морской инспекции генерал-майор Вячеслав Бычков, потребовались колоссальные усилия как на международном уровне, так и на уровне российского правительства. Непопулярные среди наших рыбаков меры, связанные в том числе с определенными международно-договорными уступками России, в итоге позволили вывести иностранные суда из этого промыслового района. Одновременно началось активное снижение общих допустимых уловов для российских рыбаков. Все это позволило сохранить минтай в Охотском море на стабильно высоком промысловом уровне.

Рыба гибнет за... икру

С целью исключения условий, способствующих причинению ущерба нашим национальным интересам и повторению в Охотском море подобных ситуаций, ФСБ России еще три года назад предлагала Госкомрыболовству и Минсельхозу России установить научно обоснованные нормативы выхода икры при промысле минтая. Они бы позволили исключить предпосылки к сверхлимитным выловам биоресурсов. Но лишь после доклада руководства ФСБ Президенту России и решения Государственной пограничной комиссии от 21 марта прошлого года Минсельхоз установил такие нормативы. Все это время узаконенный ущерб запасам минтая продолжал наноситься...

К примеру, в 2007 году у отдельных судов средний за период промысла коэффициент выхода икры составлял от 15 до 19 процентов при утвержденном Госкомрыболовством значении в 4,5 процента. Это значило, что на каждые 100 тонн выловленного минтая капитаны судов выбрасывали за борт более 300 тонн рыбы! И это при условии, что носителями икры являются самки, составляющие примерно половину улова. Тем самым начисто выбивалось маточное стадо минтая.

Генерал Бычков обратил внимание, что в прошлом году в порты Японии, Кореи и Китая было вывезено около 30 тысяч тонн икры минтая, являющейся потенциальным источником воспроизводства запасов рыбных ресурсов. На обывательском уровне могло сложиться впечатление, что ради потребностей отдельных государств и собственной выгоды отдельные наши рыбопромышленники готовы выловить весь икряной минтай. Что в действительности было не так уж далеко от истины...

На брифинге было подчеркнуто: должностные лица пограничных органов, решая задачи по охране морских биоресурсов и осуществляя госконтроль в этой сфере, руководствуются требованиями российского законодательства. И прокуратура не усматривает в их действиях каких-либо нарушений. Базовым документом при проверке судов, осуществляющих промысел минтая в Охотском море, служат правила рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна, содержащиеся в приказе Минсельхоза РФ от 1 марта 2007 года. Приказом того же ведомства установлена соответствующая правовая норма, определяющая коэффициенты выхода икры при промысле минтая в Охотском море.

Пограничные органы, подчеркнул генерал Бычков, исходят из того, что установленные правила являются нормативно-правовым актом прямого действия и реализуются как самостоятельная правовая норма.

Рыбаки умыли руки

С целью исключения конфликтных ситуаций при промысле минтая, возникающих из-за произвольного толкования новых правил, Пограничная служба ФСБ России предлагала руководству Госкомрыболовства направить рыбакам соответствующее разъяснение - что и как ловить. Но там, видно, не сочли это нужным. По оценкам специализированных научных учреждений Госкомрыболовства, введенные коэффициенты выхода икры минтая не имеют под собой биологического основания. То есть являются нормой администрирования.

В любом случае новые правила заведомо требовали большой организационной работы по их соблюдению. Тем не менее Госкомрыболовство заблаговременно каких-либо шагов в этом направлении не предприняло. Позиция этого ведомства, по мнению генерала Бычкова, не может не вызывать удивления. Структура, отвечающая за применение установленных правил, фактически самоустранилась от этого и, чтобы не демонстрировать свою бездеятельность, перевела стрелки на... пограничников.

Что ж, пограничники, как люди государственные, на всех этапах промысла пытались хотя бы на региональном уровне найти пути решения проблемы. Но попытки эти разбивались о такую же невнятную позицию территориального органа Госкомрыболовства. К примеру, руководитель Северо-Восточного погрануправления генерал-лейтенант Александр Лебедев еще до начала активной фазы минтаевой путины неоднократно направлял в различные рыболовные инстанции официальные запросы с требованием находиться в готовности к проведению контрольных мероприятий. Обращал внимание на новые правила, которые в этом году впервые применялись в ходе специализированного промысла минтая, на необходимость проведения соответствующей работы с теми, кто выйдет в море. Однако ни одного ответа так и не получил. Понимая, что от структур Госкомрыболовства поддержки ждать не стоит, генерал Лебедев в январе-феврале неоднократно собирал добытчиков минтая и сам доводил до них новые правила рыбной ловли. Чтобы люди знали, к чему готовиться, и не создавали себе проблемы. А проблемы эти, в случае превышения коэффициента выхода минтаевой икры, пограничники обещали им непременно...

«Договориться» не получится!

Кое-кто посчитал слова пограничников не более чем «последним китайским предупреждением». Тем более что Госкомрыболовство в тандеме с ними выступать не спешило. Но такие люди просчитались. Ибо годы полной бесконтрольности и безнаказанности в Охотском море прошли. С началом нынешней путины органы государственной морской инспекции стали регулярно фиксировать на промысловых судах превышение процента суточного выхода икры минтая. И принимать самые жесткие меры.

В результате минтаевая путина-2008 сопровождалась беспрецедентной истерией и скоординированными «наездами» на пограничников в СМИ. Их пытались обвинить чуть ли не в применении неких самостоятельно придуманных (!) «драконовских» правил, в результате чего страдает промысел, а несчастные россияне не видят на прилавках недорогую дальневосточную рыбу. Все беды в своей отрасли некоторые «рыбные» чиновники с готовностью списывали на... пограничников. Сопровождая надуманные обвинения такими же голословными и некомпетентными комментариями в вопросах охраны морской границы.

Позиция Госкомрыболовства в этой ситуации оставалась такой же невнятной. Скажем, когда начальник государственной морской инспекции генерал-майор Вячеслав Бычков предложил руководителям этого ведомства перейти, наконец, к скоординированной работе в этом направлении, те, не мудрствуя лукаво, попытались перевести стрелки: «А может, не стоит задерживать суда? Может, можно как-то иначе?»

Госконтроль в сфере охраны водных биоресурсов, еще раз подчеркнули на брифинге представители Пограничной службы ФСБ России, не может быть половинчатым. И «договориться» в обход действующего законодательства с пограничниками не удастся никому. Равно как и закрыть им глаза даже на «незначительное» превышение установленных квот вылова минтая.

Правила добычи минтаевой икры, вызвавшие неоднозначную реакцию Госкомрыболовства, с ФСБ России, заметим, никто не согласовывал. Хороши они или плохи, решать специалистам. Между прочим, даже среди них сегодня нет единой точки зрения на то, какой коэффициент выхода икры можно считать биологически оправданным. Но раз правила существуют, их надо выполнять. Только и всего. Оттого и попытка втянуть пограничников в спор хозяйствующих субъектов в качестве третейского судьи была обречена на провал. Хотя бы потому, что изначально речь шла не о сохранении биоресурсов, а о банальной выгоде. Весь сыр-бор - из-за нее! Если тонна икры в прошлом году стоила 16 тысяч долларов, то стоимость самого минтая не дотягивала и до тысячи.

К сожалению, в ходе промысла капитанами судов сегодня по-прежнему допускаются серьезные нарушения установленных правил. Выражаются они, прежде всего, в фактическом превышении коэффициентов разрешенных объемов выхода икры, а также в применении различных методик взвешивания и осреднения ее веса. К примеру, если взвешивать не свежую икру, а изготовленную из нее замороженную продукцию, она будет на 1,5 процента легче. Применительно к 100 тоннам улова такая нехитрая комбинация позволяет выловить сверх установленной квоты около 2 тонн минтая. Есть и другие манипуляции, прибегая к которым, капитаны судов вылавливают значительные объемы минтая сверх установленных норм. По прогнозам пограничников, в 2008 году при квотах вылова минтая в Охотском море в объеме более 600 тысяч тонн возможный сверхлимитный вылов может составить более 200 тысяч тонн.

Преступный промысел

Пограничные органы осуществляют государственный контроль в сфере охраны морских биоресурсов в соответствии с правилами, едиными для всех рыбопромышленников. И исходят из того, что установленные ими ограничения рыболовства направлены на обеспечение сохранения водных биоресурсов и ведение устойчивого рыболовства. В этой связи промысел минтая с превышением установленных норм выхода икры на Лубянке расценивают как деятельность, ведущуюся с нарушением правил рыболовства и наносящую ущерб нашим национальным интересам.

Угрозы экономической безопасности России при добыче минтая в Охотском море определяются как недочетами в организации промысла, так и устремлениями рыбопромышленников за счет сверхлимитного вылова обеспечить его высокую доходность. Еще года два назад они умудрялись добывать из каждой выловленной рыбины... 19 процентов икры. Иными словами, за исключением головы и хвоста, все остальное - икра! Если верить представляемой ими статотчетности, 38 процентов веса самок минтая составляет именно икра. Такого безбожного надувательства, пожалуй, не знала ни одна другая отрасль нашего народного хозяйства. Но до поры до времени на это закрывали глаза. А когда закрывать перестали, когда в ход пошли научно обоснованные нормы добычи икры минтая, кое-кто недосчитался привычной прибыли. Отсюда и истерия.

Между тем за истекшие годы грабительский промысел минтая сформировал целую бизнес-империю, нацеленную на добывание икры. Скажем, с японцами и корейцами заключались длительные договоры на ее поставку. А чтобы добыть побольше икры, надо поймать как можно больше рыбы. Другого варианта нет. «Лишнюю» рыбу при этом не поставляют на российский рынок, а выбрасывают за борт. Старший инспектор отдела государственной морской инспекции капитан 1 ранга Вячеслав Бочкарев, делясь впечатлениями от недавних полетов на Дальний Восток, с болью рассказывал, что лед от выброшенной рыбы просто блестит!

Варварство, да и только. Особенно с учетом цены этой рыбешки на российских прилавках. Если в советские времена минтаем кормили солдат и курсантов военных вузов, да еще из-за дешевизны брали для кошек, то сегодня к нему не очень-то и подступишься. Надо полагать, и из-за того, что с ним так безжалостно и бесхозяйственно обходятся.

Между прочим, на брифинге пограничники напомнили о другом законе - «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Одна из его статей провозглашает приоритет сохранения и рационального использования биоресурсов над получением выгоды. Иначе будущие поколения забудут не только вкус севрюги или белуги, но и минтая. Но кто, кроме пограничников, помнит об этом приоритете при добыче минтаевой икры в Охотском море?

С прошлого года, когда на плановой основе стала проводиться операция «Тайфун», нелегальные выбросы минтая несколько уменьшились. Но резко выросла цена на икру - на японском рынке сразу на 26 процентов! Так среагировал внешний рынок, хотя объемы поставок икры из России пока не сократились.

Не задача пограничников - давать оценку, почему рыбная отрасль не приносит пока того, чего ждут от нее в плане обеспечения продовольственной безопасности страны. Или почему тарифы на электроэнергию на Камчатке выше, чем в Японии (соответственно, и переработка рыбы там дешевле, чем на российской территории). Пограничники отвечают лишь за те вопросы, которые им делегированы. Ни больше, ни меньше. Но они тоже имеют гражданскую позицию. Не случайно капитан 1 ранга Вячеслав Бочкарев назвал промысел минтая в Охотском море преступным. И обосновал свою точку зрения:

- Там вылавливают рыбу, которую ловить нельзя, которая идет на нерест!

Ушлые рыбопромышленники объясняют все технологическими тонкостями. Дескать, в этот момент минтай образует наиболее плотные промысловые скопления, и за одно траление можно выловить до 80 тонн рыбы. А если тралить в другое время, поймаешь всего 15 тонн.

- Мы объясняем им, что в Беринговом море ловят такой же минтай, - продолжает капитан 1 ранга Бочкарев. - Только в другие периоды. Да, ловят по 15 тонн, но в течение всего года, и вылавливают миллион тонн. Конечно, это требует большей организационной работы, увеличивается нагрузка на суда и экипажи. Но нерестовый минтай никто не трогает.

Бочкарев приводит нехитрую арифметику. За год добывается 36 тысяч тонн икры минтая. Если оставить ее в море, даже при репродуктивности в 1,3 процента нам потребуется всего три года, чтобы без ущерба для воспроизводства вылавливать до полутора миллионов тонн минтая ежегодно. Тогда, глядишь, и стоить в магазинах он будет не под сотню рублей за килограмм, а вдвое дешевле. На радость потребителю.

Источник: "Красная звезда", автор: Владимир МОХОВ


Главное за неделю