Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Пять дней на борту британского подводного ракетоносца

14.10.10
Текст: Mail Online, Эндрю Престон
Перевод: Центральный Военно-Морской Портал
Фото: dailymail.co.uk
Сколько можно продержаться без солнечного света, без родных и близких, без всякого представления о том, где ты находишься? Подводники на британской атомной подводной лодке Talent служат в таких условиях по три месяца. Журналист Daily Mail протянул пять дней…

Примечание ЦВМП: Мы посчитали репортаж увлекательным и информативным, а некоторые странные авторские высказывания списали на то, что автор - гражданский, и на тонкий английский юмор экипажа лодки. Как бы там ни было, надеемся, что о времени, потраченном на прочтение, читателю жалеть не придется.

На глубине более 300 метров лодка может находиться месяцами. Экипаж дышит вырабатываемым кислородом, пьет воду, которую производит опреснительная система. Предел автономности определяют только запасы провизии. Еды хватает на 90 дней.

Чтобы отдохнуть на своей койке шириной в полметра, приходится уподобиться коммандос и ползти в темноте. По одну сторону от меня – крылатая ракета для поражения наземных целей Tomahawk. По другую – не менее зловещая тяжелая торпеда Spearfish.

Ночь сейчас или день? Где я? На какой мы глубине?.. Единственное, что позволяет различать дни недели – еда. В субботу - бифштекс. Если на обед – жаркое, а на ужин пицца, значит, сегодня воскресенье. Если карри – среда.

Над самой моей головой – стойка, в которой находятся еще четыре шестиметровые ракеты, готовые к зарядке в торпедные аппараты, а всего в нескольких футах подо мной, под прочным корпусом и стальным наружным корпусом лодки – Красное море.

Я в отсеке вооружения, или, как его называют, "магазине бомб". Стараюсь заснуть рядом с арсеналом на 20 миллионов фунтов стерлингов. По крайней мере, тут не так жарко. Моя левая нога лежит на алюминиевом корпусе ракеты, правая рука обнимает прохладную торпеду. Больше не видно ничего, кроме надписи "Торпедный аппарат №2" и его круглой стальной крышки, окруженной горящими лампочками. Этот аппарат – один из пяти – заряжен и готов к бою.


Гидроакустики в акустической рубке осуществляют слежение за кораблями и подводными лодками. По звуку судна они могут запросто определить его тип, а иногда – даже понять, какое именно судно находится поблизости.

Тишина. Легкое жужжание системы вентиляции и храп курсантов. Их смена закончилась только что, в час ночи. Воздух на удивление свежий, хотя кругом масло, мокрые полотенца и босые немытые ноги. Вода на лодке – роскошь. Мыться каждый день позволено только поварам и некоторым членам экипажа из машинного отделения. На борту только одна стиральная машинка и одна сушилка.

"Магазин бомб" заполнен спящими. Почти весь экипаж – 125 человек – ютится на трехъярусных лежаках. Уединенность подводнику обеспечивает крохотная зеленая занавеска – больше ничего. Многие из курсантов вообще располагаются по двое на одной койке – когда один стоит вахту, второй в это время отдыхает. На флоте это называется находиться в режиме "горячей койки".

Подводникам то и дело снятся "гробовые сны", настолько узкие здесь койки. Чаще всего во сне ты видишь, что сверху на тебя рушатся соседние лежаки или что ты похоронен заживо: поворачиваешься, хочешь отодвинуть занавеску, а рука касается холодной стали… Но служба в режиме "шесть часов – вахта, шесть часов – отдых" любого научит спать мертвым сном.


Вахтенный офицер и дозорный на мостике
В 3.20 ночи раздаются три коротких и громких звонка корабельной сирены. "Harbour Stations, Harbour Stations!" В мгновение ока экипаж на ногах. Мы входим в Суэцкий канал.

Мне, корреспонденту Daily Mail, посчастливилось провести пять дней на АПЛ Talent во время ее крайнего семимесячного похода. Подводная лодка – удивительный мир со своими ритуалами, повседневными делами и даже со своим языком – Джэкспиком. Мир замкнутый и сосредоточенный. На глубине более 300 метров лодка может находиться месяцами. Экипаж дышит вырабатываемым кислородом, пьет воду, которую производит опреснительная система. Предел автономности определяют только запасы провизии. Еды хватает на 90 дней.

Такие лодки, построенные еще в 80-е года прошлого века, многие считают дорогими и устаревшими игрушками времен холодной войны. Это не так. АПЛ до сих пор идеально подходят для выполнения разведки и возможной атаки.

"На борту Talent - одно из самых совершенных в мире вооружений, а сама лодка – одна из тишайших в мире", - говорит командир Talent Саймон Аскит.

Американские подводные ракетоносцы с ракетами Trident на борту с 1978 года ежедневно выполняют задачи сдерживания в море. Точно так же одна британская подводная лодка – например, Talent – постоянно дежурит к востоку от Суэцкого канала. Командиры не говорят, куда именно ходят их лодки. Но взгляните на карту, и увидите рядом Йемен, Судан, Сомали, Иран и Афганистан.

"Когда надводный корабль совершает успешный антипиратский поход или захватывает судно с наркотиками, для  флота это становится отличной рекламой. Во многих подобных операциях задействованы и подводные лодки. Но об этом никогда не говорится. Впрочем, так и должно быть, - говорит Аскит. – Не случайно нас называют "тихим флотом". Но в этом есть и свой минус – мы становимся забытым флотом. О том, чем мы занимаемся, почти не слышно. Даже моя жена – и та не знает, чем мы заняты 90% своего служебного времени".

ВМС Великобритании обеспокоены неминуемым пересмотром важного военного документа - Обзора стратегической обороны. Из-за финансовых трудностей может сорваться замена устаревших баллистических ракет Trident новыми. Кроме того, некоторые подводные лодки-охотники могут быть списаны раньше, чем им полагается, или не пройдут ремонт, продлевающий их эксплуатацию: скоро на вооружение флота поступят новые лодки типа Astute стоимостью 1 миллиард фунтов стерлингов каждая.


В отсеке для хранения вооружения расположены крылатые ракеты Tomahawk и тяжелые торпеды Spearfish.

Совершенно невозможно представить себе, чтобы такая ситуация возникла именно сегодня, когда "подводная угроза" становится все более ощутимой. Количество вошедших в состав флотов и строящихся ПЛ в мире стремительно растет. Насколько смертоносной может быть подводная лодка, мы увидели в марте, когда, по общепринятому мнению, лодка КНДР торпедировала корвет Южной Кореи, уничтожив 46 моряков. Этот инцидент вполне мог привести к войне.

"Удивительно, как быстро растет рынок подводных лодок. Индия взяла у России АПЛ в лизинг и работает над собственными лодками. Бразилия мечтает о первой АПЛ, русские поговаривают о серийном строительстве лодок следующего поколения. Иран силится заполучить как можно больше малых лодок. Подводный флот КНДР насчитывает 88 единиц. Государства-изгои предпочитают малые подводные лодки", - рассказывает сотрудник отдела подводных боевых систем издательства Jane's Дэвид Эвинг. По его мнению, сегодня появилась новая угроза мировой стабильности – она исходит от малых неатомных лодок с воздухонезависимой энергетической установкой.

"Скорость таких лодок невелика, но они практически бесшумные, могут находиться в погруженном состоянии 12-14 дней и идеально подходят для применения у выхода из портов, где могут один за одним уничтожать любой корабль или судно. Одна такая лодка в Ормузском проливе создаст много проблем", - считает Эвинг.


В Суэцком канале подводная лодка принимает на борт офицера.

5.40 утра. Над горизонтом пустыни медленно всплывает солнце. Из узкого залива выходит маленький скоростной катер. Он движется прямо на нас! Обстановка на мостике накаляется. Дозорные с винтовками SA-80 в шахтах поворачиваются к катеру. По обе стороны мостика установлены 7,62-мм пулеметы – кто знает, может, и они не останутся без дела…

О том, что быстроходные катера и моторные лодки вполне могут соперничать с крупными боевыми кораблями, мир узнал в октябре 2000 года. Тогда два террориста-смертника на моторной лодке на рейде Адена подошли к американскому эсминцу Cole и взорвали себя. Погибли 17 американских моряков.

Но тревога оказалась ложной. Оказалось, что перед лодкой – египетский военный катер.

Talent возглавляет караван судов, идущих на север через Суэцкий канал. Позади лодки – длинная вереница огромных контейнеровозов и танкеров. Одно судно следует за другим на расстоянии полумили. Скорость хода невелика. На прохождение канала уйдет более 12 часов.

Через каждые 200 метров по обоим берегам канала спиной к нам поодиночке стоят военные, похожие на игрушечных солдатиков. Каждый – на гребне песчаной дюны с винтовкой наперевес. Скоро солнце принесет сюда 40-градусную жару. Вдруг одна из фигурок оборачивается и бросает короткий взгляд на нашу грозную лодку, которая, как кит, медленно идет по каналу.


Младшие по званию отдыхают в своей кают-компании. Все на борту, в том числе командир лодки, питаются одной и той же пищей.

На мостике с командиром Аскитом разговаривает местный гид – лоцман. В офицерской кают-компании на случай, если у экипажа возникнут проблемы при связи с часовыми на берегу, дежурят офицеры армии и военно-воздушных сил Египта.

Сейчас Рамадан, и они отказываются от еды – сидят и перелистывают замусоленные журналы. Британские офицеры рядом с фотографиями королевы и принца Филиппа уплетают овсянку со светлой патокой, а потом – плотный английский завтрак с булочками, испеченными на борту, и запивают чаем и кофе.

Какое питание, такой и боевой дух! Именно поэтому раз в неделю на лодке организуется "вечер бифштексов". Так и время отсчитывают: "еще три вечера бифштексов – и мы дома", - говорят подводники.


На мостике под военно-морским флагом у 7,62-мм пулеметов дежурит смена.

При крошечном камбузе, нехватке места для хранения провизии и довольствии в 2,28 фунта стерлингов на человека три полноценных приема пищи в день – весьма и весьма неплохо. Хотя свежие фрукты, овощи и молоко на лодку попадают редко. В своих кают-компаниях рядовой, старшинский и офицерский состав питаются одними и теми же продуктами. На лодке объявлен сухой закон. Впрочем, в разгульных увольнениях на берег подводники отрываются на все сто.

На Talent есть свой спортивный инвентарь. Несколько гантелей, велотренажер рядом с компьютерным оборудованием гидролокатора и гребной тренажер в кормовой части лодки, где расположены турбогенераторы, основные двигатели и атомный реактор.

Вообще, пробраться в кормовую часть корабля – уже тренировка. Нужно миновать длинный коридор над реактором (заглядываю в иллюминатор в полу, размером с мусорное ведро, и вижу ядро реактора), ограниченный c обоих концов воздушными камерами и толстыми стальными дверями переборок. Потом - мимо отсека движения, заставленного панелями управления реактором с бесчисленными счетчиками, и вниз по палубе, где экипаж на гребном тренажере выполняет традиционное упражнение, пытаясь пройти Суэцкий канал быстрее, чем сама лодка.


Офицеры (на мостике) и швартовная команда (ниже). Подводная лодка прибывает на греческую базу Суда-Бей на острове Крит
Температура здесь достигает 45 градусов. Сидишь и гребешь посреди серых ящиков в отделении распределительных щитов (то есть в электроподстанции) в трех метрах от ядерного реактора… изнурительно и жутко!

Но в свободное время можно и расслабиться – посмотреть сериалы и фильмы или почитать. Кстати, на других лодках есть аквариум и даже ручной питон. Ну а на Talent соорудили… площадку для гольфа!

Впрочем, в этой автономке много отдыхать не приходится. Подводных лодок в мире с каждым годом все больше, надо совершенствовать навыки противолодочной обороны, поэтому Talent участвует в маневрах с британским фрегатом Northumberland, авиацией и подводной лодкой Alexandria США и даже – впервые за несколько лет – с подводной лодкой Индии.

Вести борьбу за живучесть, отрабатывать действия при пожаре и затоплении приходится постоянно, тут не до отдыха. А ночью в субботу ядерный реактор останавливается на 10 минут.

"Представьте, как огромный авиалайнер глушит двигатели и через какое-то время снова их запускает, – с невозмутимым видом говорит старпом Айан Серджи. – Если повезет, на дно не сядем!.. Кто-нибудь хочет горячего шоколада?"

Шутки здесь звучат постоянно. В основном смеются над моряками-надводниками, называя корабли "уборщиками" и "мишенями". Подводники гордятся тем, что каждый из них знает конструкцию лодки и то, как надо вести себя в любой чрезвычайной ситуации. Да, подводник привык к разной работе! Заведующий офицерской кают-компанией, например, регулярно на полтора часа принимает на себя управление лодкой. По единодушному мнению подводников, их коллеги с надводных кораблей во многом им уступают.

"Они встают, идут в спортзал, тренируются, потом пишут какую-нибудь хвалебную оду о службе, загорают и в 4 часа уже свободны, да еще при этом в любое время могут позвонить домой или отправить электронное письмо", - говорит старший матрос Хэккетт.

В ходе совместных учений несколько человек с лодки поменялись с моряками из экипажа фрегата Northumberland. Подводники тут же заклеймили своих коллег позором.

"У их командира две каюты – одна для дневного времяпрепровождения, другая для вечернего, и костюм-тройка! – рассказывает Аскит. – А у командира авианосца Invincible на борту есть даже джип Range Rover, чтобы он на нем выезжал. Мне, если такси в порт пришлют, и то хорошо! Хотя на базе Девонпорт у меня есть место для парковки моего маленького Ford Ka, к великому огорчению некоторых членов экипажа".


Командир Аскит и капитан-лейтенант Балл в офицерской кают-компании на фоне портрета королевы

Да, командир Talent роскошью не похвастается. У него, как и у старпома, конечно, имеются серебряные кольца для салфеток, на которые раскошелилось командование, у него даже есть своя каюта, но она крошечная – в ней помещаются только диван-кровать, стол и раковина. А чтобы помыться или сходить в туалет, приходится командиру идти по палубе и делить два сортира и одну душевую с 17 другими офицерами.

Подводники не считают себя элитой. Они просто знают, что они – другие.

"На коктейль-вечеринке нас с женой представили принцу Филиппу, - рассказывает командир Аскит. – Я сказал ему, что только что вернулся из шестимесячной автономки на Среднем Востоке, большую часть которой провел под водой. Он взглянул на меня и ответил: "Да вы спятили!" Повернулся к моей жене и сказал: "Он спятил". А потом просто ушел".

Выйдя из канала, подводная лодка становится, как ей и полагается, подводной. Погружение проходит совсем не так, как показывают в кино. Дело это небыстрое. Сначала открываются балластные цистерны, и под воду круто уходит корма. Затем затапливаются цистерны передней части лодки, и погружается нос. Все это контролируется из центрального поста. Помните, как в "Охоте за "Красным Октябрем" Шон Коннери разгуливал по ЦП? В центральном посту на Talent командир сидит в стареньком кресле, приютившемся у трапа, ведущего в боевую рубку.


В отсеке управления ведется мониторинг функционирования систем лодки, а также поддержание требуемого курса и глубины.

В подводном положении курс и глубину задает рулевое управление. Поворачивать налево и направо легко, а вот чтобы опустить или поднять лодку, приходится тянуть или давить на руль с большим усилием. И, чем быстрее идет лодка, тем сложнее ею управлять…

"Ядерный реактор, 125 членов экипажа и лодка за полмиллиарда фунтов стерлингов… Не надо усердствовать", - комментирует старпом мое погружение на 90 метров в воды Средиземного моря.

На подводной лодке используется пассивная гидроакустическая станция. Сама она не излучает никаких сигналов и не ловит отраженных от объекта эхо-сигналов, а принимает акустические шумы, исходящие от объекта. На перископной глубине через боевой и зенитный перископы ведется наблюдение за обстановкой от горизонта до зенита, но, как только лодка погружается глубже, ее глазами и ушами становятся гидроакустики. По звуку движущегося судна они могут определить его тип, а иногда и название.

"У каждого судна своя акустическая подпись, - рассказывает старший оператор Голби. – Например, у торговых судов один вал, у боевых кораблей – два, и у каждого судна свои дефекты, которые надо уметь различать".

Я пробую что-то распознать в потоке шума и нахожу торговое судно в 50 милях от нас, а еще стаи дельфинов и креветок.


Большинство членов экипажа спят между торпедами в первом отсеке.

"Было здорово ускользнуть от Northumberland и послать ему в мостик зеленую гранату – имитацию торпеды, но еще приятнее выйти один на один с американской подводной лодкой и победить", - делится впечатлениями от маневров старший матрос Хэккетт.

По возвращении в надводное положение подъем в боевую рубку дается нелегко: солнце слепит глаза. Но резкий аромат соленой воды быстро приводит в чувство.

"Частенько при первом выходе на рубку человека рвет, - предостерегает лейтенант Ричард Холланд перед тем, как я по трем лестницам поднимаюсь на мостик.

Привыкнув к солнечному свету и качке, глубоко вдыхаю свежий воздух. "Да, бывает и так. А бывает и семь баллов у Сторноуей или в Ирландском море", - говорит Холланд.

Под самой кромкой воды члены экипажа уже могут отправить пару электронных писем, узнать новости и результаты футбольных матчей. Но на берегу им еще предстоит многому удивиться. Talent вышла в плавание при правительстве лейбористов, а возвращается при коалиции консерваторов и либеральных демократов. О том, что стряслось в Мексиканском заливе, подводники почти не знают. Много вопросов будет и о давно завершившемся чемпионате мира по футболу.


Водонепроницаемая дверь в носовой отсек с 29-ю замками

"Я попрощался со своими детьми, когда они были в одном классе, а возвращаюсь – они уже в другом. Пропустил их летние каникулы и много дней рождений, - жалуется Аскит. – Нашим семьям очень трудно. Вот где невоспетые герои!"

Но в автономке у подводников другая семья. Средний возраст нашей – 25 лет. На борту прошли обучение шесть новых подводников. Стоя в очереди в свою кают-компанию, новобранцы читают на доске объявлений обращение командира Аскита. Британские подводные лодки осуществляли стрельбы во время боевых действиях в Косово, Ираке и Афганистане…

Обращение гласит: "Мы всегда должны быть готовыми к выполнению боевых задач и знать, что на войне от нас потребуется применение крайней силы по отношению к врагу. Но в самые мрачные моменты нужнее всего оказываются приспособляемость и чувство юмора".

В этом экипаж Аскита своего командира не подведет.


Главное за неделю