Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Великая подводная стена

23.06.10
Текст: Военно-промышленный курьер, Константин Чуприн
Фото: Военно-промышленный курьер
Прошлое, настоящее и будущее китайских атомных субмарин
В 2009 году военно-морской флот КНР отметил две знаменательные даты - 55-летие образования национальных подводных сил и 35-летие ввода в строй первой китайской атомной подводной лодки (АПЛ) ПЛАРК проекта 885 ("Северодвинск").

К сожалению, эти события не нашли должного освещения в российской прессе, а ведь речь идет о соседней великой державе, являющейся ныне полноправным членом мирового атомного подводного клуба. В него, напомним, кроме США ("отца-основателя"), России и Китая входят также Великобритания, Франция и Индия, уже имеющая опыт эксплуатации сдававшейся ей в аренду в 1988-1991 годах советской многоцелевой ракетной АПЛ проекта 670 и строящая собственную атомную субмарину-ракетоносец "Арихант".

ПОРТ-АРТУРСКОЕ НАЧАЛО

Год нынешний тоже является в этом плане юбилейным - в декабре исполнится 20 лет с момента завершения постройки первой в истории Китая серии АПЛ, появление которых внесло серьезные коррективы в геополитический баланс морской силы на Тихом океане вообще и в водах, омывающих Восточную и Юго-Восточную Азию, в частности.

А начиналось все 24 июня 1954 года, когда в Люйшуне (Порт-Артуре) были подняты национальные флаги на двух первых подводных лодках военно-морских сил Народно-освободительной армии Китая (НОАК) - "Новый Китай-11" и "Новый Китай-12" (по другим данным - "Оборона"). Такие названия получили переданные КНР советские дизельные субмарины С-52 и С-53 серии IX-бис, построенные в 1943 году. Это событие столь растрогало мэра Шанхая маршала Чэнь И, что при посещении "Нового Китая-11" он внес в ее вахтенный журнал поэтическую запись, которая в русском переводе звучит примерно так:

Летят самолеты, плывут корабли, Субмарины освоить нам надо. Нырнем в океан мы на тысячу ли, Врагу не будет пощады!

С глубиной погружения товарищ Чэнь И, конечно, несколько переборщил, так как китайская мера длины "ли" соответствует 576 метрам, но эмоциональный порыв маршала вполне объясним: освоение (с помощью советских инструкторов) даже старых подлодок стало серьезным заделом на будущее.

Первыми двумя "Новыми Китаями" дело не ограничилось, и вскоре ВМС НОАК получили из состава Тихоокеанского флота СССР еще несколько субмарин типов С и М. Но этапным моментом в развитии подводных сил коммунистического Китая явилась передача ему в 1954 году чертежей и технологии постройки советских средних дизельных ПЛ проекта 613, а еще через пять лет - проектно-технической документации на средние дизельные субмарины проекта 633.

С конца 50-х - начала 60-х годов Китай построил более сотни подводных лодок этих проектов, что позволило ему в следующем десятилетии выйти на третье место в мире по общему количеству субмарин после СССР и США. А главное - китайцы приобрели опыт подводного кораблестроения.

Однако ограничиваться дизель-электрическими ПЛ (а их китайцы впоследствии научились проектировать самостоятельно) Пекин вовсе не собирался. Зная об успехах американцев в создании атомного подводного флота и будучи уверенными, что Советский Союз тоже не сидит сложа руки (возможно, руководители Поднебесной располагали какой-то информацией о строительстве первых советских АПЛ в Северодвинске и Комсомольске-на-Амуре), лидеры КНР в 1958 году попросили Кремль предоставить Китаю техническую документацию на атомные субмарины, но получили отказ, хотя, наверное, и не слишком категоричный. Москва все же рассматривала возможность передачи Пекину атомных подводных лодок проекта 659 - носителей крылатых ракет П-5 в ядерном (!) снаряжении, предназначенных для поражения площадных наземных целей.

Учитывая, что применение ракет П-5 в обычном снаряжении не имело смысла из-за низкой точности их стрельбы (даже в усовершенствованной модификации П-5Д круговое вероятное отклонение - КВО - составляло 4-6 км), уместно предположить, что СССР действительно имел намерения оснастить НОАК ракетно-ядерным оружием. Но, похоже, ядерные боевые части Поднебесная получила бы лишь в случае возникновения реальной опасности войны с США и их союзниками. Причем китайские моряки уже должны были иметь (и уметь применять) ракеты - носители ЯБЧ. Этим, видимо, объясняется, почему, например, во второй половине 50-х годов Пекин снабдили документацией на стратегическую баллистическую ракету средней дальности Р-5М, а несколько ранее - боевыми образцами оперативно-тактических баллистических ракет Р-2 (освоенных в производстве как "Дунфын-1") и Р-11 (по китайской номенклатуре - "тип 1060"). На основе Р-5 в конечном итоге был создан и принят на вооружение НОАК в 1966 году первый собственно китайский образец ракетно-ядерного оружия - ракета "Дунфын-2", получившая ядерную боевую часть собственной разработки.

В пользу такого предположения говорит и то, что СССР поставил Китаю две дизельные подводные лодки проекта 629 - носители баллистических ракет (одну субмарину, отбуксированную из Комсомольска-на-Амуре, достроили в КНР на плаву в 1960 году, а вторую собрали из полученных ранее советских узлов и секций в 1964-м). Вместе с ними отправили шесть боевых баллистических ракет надводного старта Р-11ФМ - по три на лодку (плюс еще одну учебную ракету).

Баллистическая ракета Р-11ФМ, принятая у нас на вооружение в 1959 году, стала первым в мире оружием такого класса для подводных лодок. Ее применение в ВМФ СССР предусматривалось только в ядерном снаряжении (мощность заряда - 10 кт при дальности стрельбы 150 км и КВО 8 км). Фактически речь шла о передаче Поднебесной новейшего, хотя и не слишком совершенного отечественного морского оружия, предназначенного для поражения наземных целей, то есть де-факто стратегического! Не оказались в то время в руках у китайцев лишь ядерные боевые части.

А СВАДЬБА ПОДОЖДЕТ!

Однако начавшееся охлаждение советско-китайских отношений, вскоре перешедшее в фазу конфронтации, воспрепятствовало осуществлению этих планов. Поскольку курс на противодействие "советским ревизионистам", взятый после ХХ съезда КПСС, Мао Цзэдун менять не собирался, сомнений по поводу скорого свертывания военно-технического сотрудничества с Москвой у руководства КНР тоже не было.

Поэтому еще в июле 1958 года Политбюро ЦК Коммунистической партии Китая постановило: стране надо самостоятельно создать атомную подвод-ную лодку и баллистические ракеты морского базирования. Очевидно, что на фоне американской баллистической ракеты подводного старта "Поларис", испытания которой в то время успешно завершались, появившаяся вскоре у китайцев советская Р-11ФМ выглядела более чем скромно, уступая ей в дальности стрельбы в 14,4 раза и абсолютно - в скрытности применения.

Решение высшего партруководства КНР председатель Мао прокомментировал в свойственной ему высокопарно-патетической манере: "Мы должны строить атомные подводные лодки, если даже у нас уйдет на это 10 тысяч лет!". Некоторые источники утверждают, что "великий кормчий" поставил такую задачу еще в 1956 году, то есть до того, как Китай приступил к постройке дизельных субмарин.

История создания атомного подводного флота КНР полна драматизма. Данная программа имела для Поднебесной характер национального приоритета особой важности, сравнимого с созданием собственного ядерного оружия (1964) и выводом на околоземную орбиту первого китайского спутника "Дунфаньхон-1" (1970).

Осуществление этой программы сразу же столкнулось с трудностями как внутреннего, так и внешнего порядка. Последние объясняются разрывом с СССР, помощь которого, вероятно, позволила бы НОАК обзавестись атомными субмаринами советского дизайна уже в первой половине 60-х годов. С другой стороны, благодаря поддержке Москвы, оказанной в предыдущее десятилетие, в Китае появились национальные кадры судостроителей, моряков-подводников, ученых-ядерщиков и оружейников, а также была развернута собственная промышленная база по строительству подводных лодок, что имело ключевое значение для реализации задуманного.

Сформированная в 1958 году группа специалистов, привлеченных к осуществлению "проекта 09" (такое наименование получила атомная подвод-ная программа КНР), состояла из молодых физиков, кораблестроителей, энергетиков-атомщиков и ракетчиков. Возглавил группу только-только окончивший Московский энергетический институт Пен Шилу, впоследствии - академик, один из ведущих ученых Китая в области ядерной науки и техники.

Талантливая молодежь с большим энтузиазмом взялась за порученное дело. О рабочем настрое, царившем в группе, свидетельствует забавный эпизод. На дружеской вечеринке один из разработчиков проекта вдруг бесцеремонно оставил партнершу прямо во время танца с возгласом: "Не женюсь, пока наша лодка не войдет в строй!". И сдержал слово, расписавшись с ней через 16 лет - только после того, как произошло это долгожданное событие.

Но самым главным препятствием оказались проблемы внутреннего характера.

Во-первых, на осуществлении программы сказывалась нехватка квалифицированных кадров и средств, так как наивысший приоритет был все-таки отдан созданию ядерного оружия, форсированному развертыванию баллистических ракетно-ядерных систем наземного базирования и космической программе. Часть специалистов была "изъята" из "проекта 09" и направлена на решение именно этих задач.

Во-вторых, разразившаяся в конце 60-х Культурная революция, нанесшая огромный ущерб китайскому обществу и экономике, привела к диким эксцессам в отношении военно-морских специалистов и научно-технической интеллигенции. Так, репрессии обрушились примерно на 3800 опытных командиров ВМС, в том числе на 11 бывших адмиралов (в 1965 году воинские звания в Китае были отменены, их восстановили в 1988-м).

Училище подводного плавания в Циндао с 1969 по 1973 год и вовсе оказалось закрытым. А один из руководителей "проекта 09" Хуан Сюхуа подвергся жесточайшему преследованию со стороны хунвейбинов, которые устраивали ему форсированные допросы, заставляя признаться в принадлежности к иностранной агентуре. И только личное вмешательство премьера Госсовета КНР Чжоу Эньлая спасло Хуана Сюхуа от отправки на свиноферму - такой "исправительный" приговор вынесли ему истязатели. (Как тут, кстати, не вспомнить, что и конструктор первой советской атомной субмарины проекта 627 "Ленинский комсомол" Владимир Перегудов тоже прошел в свое время через репрессии, угодив в "ежовые рукавицы" НКВД по абсурдному подозрению в шпионаже...)

ПО-КИТАЙСКИ С ФРАНЦУЗСКИМ АКЦЕНТОМ

Сам факт выдвижения против разработчиков "проекта 09" обвинений в шпионаже, очевидно, можно объяснить тем, что разрыв научно-технических связей с СССР заставил китайцев обратиться за инженерной поддержкой в создании атомной подводной лодки к западным фирмам, в первую очередь французским.

Переработанному с участием французов проекту присвоили номер 091, а головную атомную подводную лодку "Чанчжэн-1" заложили на верфи в Хулудао в 1967 году. "Чанчжэн" переводится как "Великий поход" (в честь исторического похода китайской Красной армии в 1934-1935 годах) - всем АПЛ Китая дается именно такое наименование с соответствующим порядковым номером. В США и НАТО субмарины проекта 091 назвали "Хань".

Постройка "Чанчжэн-1" затянулась из-за причин технико-экономического характера на долгие семь лет - в состав ВМС НОАК она была принята только 1 августа 1974 года, да и то с существенными дефектами, в том числе связанными с первым контуром ядерной энергоустановки. Устранение их и доводка прочих систем заняли еще шесть лет, так что на боевое патрулирование лодка вышла только в 1980 году. Последующие четыре корабля передали морякам в 1980-1990 годах, причем накопленный опыт позволил сократить продолжительность постройки (последняя в серии "Чанчжэн-5" строилась около четырех лет).

По своей архитектуре первые китайские лодки проекта 091 весьма напоминают как бы увеличенные в размерах французские АПЛ типа "Рубис", строившиеся в 1976-1993 годах (всего шесть единиц). Впрочем, возможно, следует говорить наоборот - очень похоже на то, что для французов строительство "Чанчжэн-1" стало полигоном для отработки оптимальных решений, воплощенных в собственных кораблях. Ведь первая их попытка постройки атомной подводной лодки Q-244, относящаяся к концу 50-х, окончилась неудачей. Ее пришлось достраивать в качестве опытовой ракетной субмарины "Жимнот" с дизель-электрической энергоустановкой.

На китайских АПЛ проекта 091 и на французских лодках типа "Рубис" отсутствует главный турбозубчатый агрегат, поскольку гребной винт приводится в движение главным гребным электродвигателем, питаемым постоянным током, в который преобразуется переменный ток турбогенераторов. На субмаринах установлен один водо-водяной реактор тепловой мощностью 48 МВт.

Казалось бы, выбранная схема электродвижения и умеренная мощность реакторной установки должны были обеспечить относительную малошумность лодки, однако на деле она оказалась в 2,68 раза более шумной, чем мощнейшая американская атомная субмарина типа "Лос-Анджелес" с турбозубчатым агрегатом. Это, в частности, обусловило невысокий противолодочный потенциал первых китайских АПЛ.

Лодки проекта 091 создавались как "чисто" торпедные, но последние три из них вдобавок к торпедным аппаратам получили противокорабельные ракеты YJ-8, запускаемые из расположенных за рубкой пусковых установок в надводном положении, что неизбежно демаскирует корабль.

Тем не менее атомные субмарины проекта 091 превратились в предмет национальной гордости КНР, несмотря на серьезные "детские болезни" (впрочем, некоторые со временем удалось "вылечить", например связанные с надежностью реакторной установки). Они нашли широкое применение для демонстрации мощи ВМС Поднебесной, прежде всего в омывающих ее побережье морях. Отмечены случаи нескрываемого (даже невзирая на обнаружение) преследования первыми китайскими атомными подлодками американских авианосных групп.

КОНТУРЫ ОКЕАНСКОГО ЗАВТРА

Сегодня "Чанчжэн-1" выведена из боевого состава ВМС НОАК. На смену ей уже поступают новые многоцелевые АПЛ проекта 093 (на Западе они отнесены к классу "Шань"), строительство которых началось в конце 90-х. По крайней мере одна лодка проекта 093 к 2005 году уже отправлялась на ходовые испытания, а к 2010-му ожидалось, что в составе китайского флота будут находиться четыре атомные подводные субмарины этого типа (к 2015-му их должно быть шесть).

Предполагается, что по своим тактико-техническим элементам новые китайские лодки близки зарубежным АПЛ 70-80-х - советским проекта 671РТМ или даже американским типа "Лос-Анджелес" первой и второй серий, а в составе их вооружения могут появиться перспективные маневрирующие крылатые ракеты для точного поражения наземных объектов.

Единственная построенная по проекту 092 китайская атомная ракетная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) "Чанчжэн-6" (на Западе для нее принята условная категория класс "Ся") вступила в строй в 1987 году после длительной доводки, последовавшей за спуском на воду в 1981-м (заложили субмарину в 1978-м). Основой для проекта 092 послужил проект 091 - в принципе это такая же субмарина, но с врезанным в корпус ракетным отсеком.

На лодке класса "Ся" используются практически такие же ядерная энергетическая установка и комплексы торпедного и радиоэлектронного вооружения. Большие трудности у китайских специалистов вызвала доводка комплекса из 12 твердотопливных баллистических ракет подводного старта "Цзюйлан-1": первый старт БР с борта субмарины в 1985 году оказался неудачным, а успешный ракетный пуск "Чанчжэн-6" произвела только в 1988-м.

По своим характеристикам моноблочная "Цзюйлан-1" близка к американской ракете "Поларис" А-1, но уступает ей в дальности стрельбы (всего 1700 км).

Понятно, что одна-единственная "Чанчжэн-6", техническая надежность которой к тому же оставляла желать много лучшего, никак не могла считаться основой китайских морских стратегических ядерных сил: для обеспечения постоянного боевого патрулирования необходимо наличие в составе ВМС не менее трех таких лодок. Эта проблема решается развертыванием новых ПЛАРБ типа "Дацынгуй" (проект 094), которые разработаны с использованием российских технологий и представляют собой значительный шаг вперед по сравнению с лодкой проекта 092.

ПЛАРБ проекта 094 (на Западе ее условно относят к классу "Цзин") отличается от предшественницы более надежной ядерной энергетической установкой, меньшей шумностью, усовершенствованными гидроакустическими и радиоэлектронными системами и может рассматриваться как аналогичная по своим характеристикам российским ПЛАРБ проекта 667БДРМ, правда, с меньшим боекомплектом.

Ракетное вооружение "Дацынгуй" представлено 12 твердотопливными МБР подводного старта "Цзюйлан-2" (дальность стрельбы - не менее 8000 км). В отличие от первой китайской баллистической ракеты с подводным стартом "Цзюйлан-1", устаревшей уже к моменту своего поступления на вооружение, "Цзюйлан-2" - ракета межконтинентальной дальности, несущая разделяющуюся головную часть индивидуального наведения.

По своим характеристикам ракета "Цзюйлан-2" сравнима с американской БРПЛ "Трайдент" С-4 образца 1979 года. При патрулировании северо-восточнее Курильских островов ракетные удары с борта "Дацынгуй" могут быть нанесены по целям, расположенным на 75% континентальной территории США. По информации источников, близких к американской разведке, первая лодка этого проекта начала проходить ходовые испытания в 2004 году и в настоящее время предположительно ВМС НОАК располагают двумя субмаринами типа "Дацынгуй". Всего серия включает четыре или даже пять ПЛАРБ, которые должны быть полностью развернуты в 2015-2020 годах.

Таким образом, КНР в настоящее время реализует ограниченную программу строительства атомного подводного флота, чьи количественные параметры сопоставимы с английским и французским. Это соответствует общей задаче нынешнего этапа развития национальных ВМС, которые к 2020 году должны контролировать обширную океанскую зону от Курильских до Марианских и Каролинских островов, Новой Гвинеи и Малайского архипелага. В более отдаленной перспективе, к 2050 году предполагается иметь полноценный флот, способный действовать в любых районах Мирового океана.

Говоря об этой перспективе, эксперты уже сейчас упоминают будущие китайские атомные подводные лодки - проекта 095, предназначенные в том числе для обеспечения боевой устойчивости предполагаемых китайских авианосных групп, и ПЛАРБ проекта 096, аналогичные американским субмаринам типа "Огайо". О мощи такого флота можно только догадываться, но нет оснований сомневаться, что у динамично развивающегося Китая есть все предпосылки для его создания.


Главное за неделю