Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

"Длинные руки" Вашингтона

С апреля 2008 года в составе ВМС США действует еще одно оперативное формирование. Им стал 4-й оперативный флот с главной базой в Мейпорте (штат Флорида), приказ о воссоздании которого 25 апреля подписал начальник штаба ВМС США адмирал Гарри Роугхэд. Этим же приказом контр-адмирал Джозефа Кернан, ранее проходивший службу в качестве командира специальных морских сил, назначен командующим флотом. Первоначально 4-й флот был создан в 1943 году и предназначался для защиты в Южной Атлантике конвоев союзников от немецких рейдеров и подводных лодок. В 1950 году флот расформировали, а его функции взял на себя 2-й оперативный флот. Теперь его восстановили, объявив, что зоной ответственности флота, который будет включать надводные корабли, подводные лодки и морскую авиацию, станут Карибское море, воды, омывающие Центральную и Южную Америку. «Воссоздание 4-го флота означает возросшую значимость морской безопасности в южной части Западного полушария и являет собой важный сигнал всем гражданским и военным службам в Центральной и Латинской Америке. Это логическое продолжение нашей новой морской стратегии», – заявил адмирал Роугхэд.

В соответствии с новой морской стратегией

Она обнародована в прошлом году. 17 октября на 18-м международном военно-морском симпозиуме, который проходит в Ньюпорте (штат Род-Айленд), был представлен 16-страничный документ, озаглавленный «Скоординированная стратегия для морской державы ХХI века». В нем подчеркивается, что «никогда ранее морские силы США – ВМС, морская пехота и береговая охрана – не объединялись для создания унифицированной морской стратегии». Согласно документу основная идея этой стратегии заключается в том, что в современных условиях «борьбы за глобальное влияние» США и их партнеры могут оказаться в ситуации, при которой они вряд ли будут находиться в состоянии войны, но и абсолютного мира также не будет. В этих условиях ставится задача распределить морскую мощь таким образом, чтобы она защищала важнейшие интересы США даже при обеспечении большей коллективной безопасности, стабильности и доверия.

Следует отметить, что в своих геополитических планах Соединенные Штаты всегда одну из главных ролей отводили военно-морским силам, считая, что, поскольку 71 процент поверхности Земли покрыт водой, властвовать над миром будет тот, кто контролирует Мировой океан. При этом они руководствовались словами британского адмирала Джона Фишера, который еще в XIX веке, говоря о задачах военно-морских сил, сказал: «Господство на море сводится к тому, чтобы в любом районе Мирового океана самая проклятая развалюха под нашим флагом могла плавать спокойно и безопасно!»

В современных условиях значение этих слов существенно возросло, так как, с одной стороны, на океанские и морские перевозки приходится более 80 процентов объема коммерческого грузооборота и около 50 процентов его стоимости. Причем для США эти цифры еще выше – по морю осуществляется 95 процентов американской внешней торговли, а главное, почти весь импорт нефти. А с другой стороны, в акватории морей и океанов расширяется террористическая, пиратская и другая преступная деятельность. В частности, пиратство в зоне Африканского Рога уже стало серьезной угрозой международной торговле. То есть от возможности беспрепятственного использования Мирового океана в значительной степени зависят безопасность и состояние экономики США, что и определяет задачи американских ВМС.

Так, в новой доктрине подчеркивается, что «морские силы должны вносить свой вклад в победу в войнах, одновременно развивая способность предотвращать войны, выигрывать долгую битву с террористическими организациями, а также облегчать последствия природных катаклизмов». Надо полагать, что именно эта формулировка, ставящая перед ВМС задачи по ведению борьбы на море с террористами, пиратством, распространением оружия массового уничтожения и по ликвидации последствий стихийных бедствий, и есть то самое нововведение, которое предопределило появление новой морской доктрины.

При этом, понимая, что решение этой задачи потребует от США глобального военно-морского присутствия, чего даже Америка не может себе позволить по причине огромных финансовых расходов, авторы доктрины предлагают разделить это бремя с союзниками и партнерами. В частности, Гарри Роугхэд, представляя доктрину, предложил создать международный «флот в действии», состоящий из 1.000 кораблей. А впервые эту идею выдвинул несколько лет назад, будучи начальником штаба ВМС, нынешний председатель объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США адмирал Майкл Маллен. По его словам, членство в этих международных ВМС будет добровольным. В качестве взноса принимаются не только корабли, но вообще все, что способствует укреплению безопасности на море. «Каждый даст, что он сможет, когда сможет и насколько сможет», – подчеркнул тогда Маллен.

Все та же «дипломатия канонерок»

Сами же Соединенные Штаты намерены, как говорится в доктрине, отныне концентрировать эффективную боевую мощь американских ВМС там, «где высока напряженность или где мы хотим продемонстрировать нашим друзьям и союзникам нашу приверженность безопасности». В частности, объявлено, что своими силами Вашингтон намерен присматривать лишь за наиболее важными для США морскими участками – Ормузским и Малаккским проливами, Панамским каналом. Восстановление под предлогом борьбы с терроризмом и наркотрафиком 4-го оперативного флота как бы ложится в русло этой задачи. Однако эксперты считают, что его предназначение гораздо шире: новое формирование ВМС потребовалось Вашингтону для того, что проводить пресловутую «дипломатию канонерок» в отношении государств Центральной и Южной Америки, строящих независимую от США политику.

Новая морская доктрина закрепила также положение о том, что ВМС могут самостоятельно выигрывать войны, предоставляя сухопутным силам довершать разгром и оккупацию. При этом ВМС решают главный для американцев принцип – иметь возможность нанести противнику неприемлемый для него ущерб, минимизировав собственные потери. Осознание этой роли ВМС пришло к военно-политическому руководству США во время войн в Афганистане и Ираке. Так, в ходе операции «Несокрушимая свобода» самолеты с американских авианосцев, находившихся в Индийском океане, совершили около 14 тысяч вылетов. Причем в 9 тысячах случаев они действовали в интересах сухопутных сил, а в остальных решали самостоятельные задачи по нанесению ударов по талибам. Еще более существенную роль сыграли ВМС в Ираке. На их долю пришлось примерно три четверти всех действий по разгрому вооруженных сил этой республики. Так, американские самолеты сделали в общей сложности 87 тысяч вылетов, совершая зачастую по 635 боевых вылетов в день. И это не считая крылатых ракет морского базирования, которые наносили удары по всем важнейшим объектам иракской инфраструктуры.

Анализируя действия ВМС США в ходе войны в Ираке, американские специалисты выделяют ряд преимуществ этого вида вооруженных сил – удаленность от района боевых действий, что делает военно-морские группировки практически недосягаемыми для противника, особенно технически слаборазвитого, а также возможность обходиться без наземных баз, использование которых может быть затруднено по политическим мотивам. Что касается недостатков, то это прежде всего неспособность ВМС установить полный контроль над территорией противника и зависимость от снабжения и тыловой поддержки. Один из них – обеспечение снабжения – авторы доктрины предлагают устранить с помощью излагаемой в ней концепции так называемого военно-морского поезда. Суть ее состоит в том, что ВМС должны иметь в своем распоряжении такое количество танкеров, транспортов, плавучих складов и госпиталей, которое обеспечивало бы длительные автономные действия военно-морских группировок в самых отдаленных районах Мирового океана.

Для повышения боевой мощи ВМС предлагается создать и совершенно новые корабли. В частности, в конструкторских бюро разрабатывается проект так называемого арсенального корабля. Это должен быть плавучий гигантский ракетный комплекс водоизмещением от 40 до 50 тысяч тонн и управляемый со спутников или самолетов АВАКС. На его борту планируется разместить 500 крылатых и баллистических ракет, способных нести как обычные, так и ядерные боеголовки. Один залп арсенального корабля, даже в безъядерном варианте, мог бы вывести из строя экономику и вооруженные силы среднего государства. Задача таких кораблей – несение дежурства в «проблемных» регионах мира, держа их под постоянным прицелом.

Еще один проект – многоцелевые корабли. Они будут двух типов. Одни – быстроходные корабли DD(X) водоизмещением 14,5 тыс. тонн (поменьше крейсера и побольше эсминца), построенные по технологии «стелс», оснащенные сверхсовременной автоматикой и оружием, включая даже электромагнитные пушки, предназначены главным образом для обороны побережья, а также для эскортирования авианосцев. Другие – LCS с меньшим водоизмещением должны действовать в прибрежной зоне, а также высаживать небольшие десанты.

Все эти корабли включены в кораблестроительную программу ВМС, представленную конгрессу в начале 2006 года и рассчитанную до 2020 года. В соответствии с ней предусматривалось увеличение численности корабельного состава флота с 280 до 313 единиц. Это 11 авианосцев, в том числе и нового проекта CVN-21, 14 ПЛАРБ типа «Огайо», 4 ПЛАРБ типа «Огайо», на которых вместо БРПЛ «Трайдент» устанавливаются КРМБ «Томагавк» с обычными боевыми частями, 48 ПЛА типа «Вирджиния», «Си Вулф» и «Лос-Анджелес», 19 крейсеров УРО CG (X), 62 эсминца УРО (DOG), семь кораблей DD(X), 55 кораблей LCS, 31 десантный корабль: 10 ДВКД типа «Сан-Антонио», 12 ДКД , девять УДК , 62 вспомогательных судна.

Однако, скорее всего, в полном объеме эта программа не будет выполнена из-за разразившегося экономического кризиса. И хотя Пентагону обещают не урезать его потребности, а проект бюджета военного ведомства на 2010 год это подтверждает, тем не менее от наиболее амбициозных проектов ВМС, очевидно, придется отказаться. В частности, под большим вопросом находится программа создания кораблей DD(X). Появились сообщения и возможности сокращения числа авианосцев до 10. Комментируя их, начальник штаба ВМС адмирал Гарри Роугхэд напомнил, что федеральный закон обязывает Пентагон постоянно сохранять в строю 11 таких кораблей. «И я намерен выполнять эти требования, – подчеркнул Гарри Роугхэд. – Если вы хотите, чтобы мы располагали флотом, имеющим глобальный охват, – а я думаю, что стране это нужно, то следует иметь 11 авианосцев».

Зона действий – Мировой океан

О том, что американские ВМС стремятся держать под своим контролем весь Мировой океан, свидетельствует и его организационная структура, которая в настоящее время находится в процессе реформирования. Он направлен на совершенствование всех ее элементов, а также систем обеспечения и обслуживания, оперативной и боевой подготовки с тем, чтобы они соответствовали требованиям достижения максимальной боеготовности сил и средств флота. В частности, совершенствуется система командования, которая позволит достичь самой тесной координации в вопросах планирования и отработки задач боевой подготовки перед развертыванием сил, большей эффективности и оперативности в управлении ими.

Что касается построения ВМС, то в оперативном отношении они делятся на шесть флотов: 2-й, зоной ответственности которого определена западная часть Атлантического океана, 3-й, в зону ответственности которого входит восточная часть Тихого океана, 4-й, о котором речь шла выше, 5-й, ответственный за западную часть Индийского океана и Персидский залив, 6-й с зоной ответственности за Средиземное море и прилегающие к Европе и Африке воды Атлантики, 7-й, зона ответственности которого – западная часть Тихого океана и восточная часть Индийского океана.

Основные же группировки ВМС согласно «Глобальной концепции оперативных действий» включают следующие виды:

- Авианосные ударные группы (АУГ), которые останутся ядром американской военно-морской мощи и будут решать широкий спектр различных задач. Типовой считается группа, состоящая из одного авианосца с полным авиакрылом, шести надводных кораблей (в том числе трех крейсеров или эсминцев с системой оружия «Иджис», до четырех кораблей с крылатыми ракетами) с противолодочными вертолетами на борту, двух атомных подводных лодок (из них по крайней мере одна с установкой вертикального пуска крылатых ракет), универсального транспорта снабжения.

- Экспедиционные ударные группы (ЭУГ), включающие амфибийно-десантные группы (АДГ), ударные надводные корабли и подводные лодки. Они призваны решать задачи как совместно с АУГ, так и автономно в определенных условиях обстановки.

- Группы надводных кораблей, обеспечивающих зональную ПВО и ПРО.

- Модернизированные ПЛАРБ типа «Огайо» (с КРМБ «Томагавк») в целях для увеличения ударной мощи корабельных соединений флота и высадки подразделений сил специальных операций.

- Группы подвижного тылового обеспечения – для поддержания боевой устойчивости сил флота, развертываемых в любые районы Мирового океана.

Сегодня командование ВМС проводит целенаправленную работу по дальнейшему совершенствованию всех компонентов сил флота с целью повышения их готовности к проведению операций, которые они могут осуществлять «24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году» самостоятельно или в тесном взаимодействии с ударными силами сухопутных сил и ВВС. При этом особое внимание отводится совершенствованию системы боевого управления силами, достижению информационного превосходства, обеспечению высокой точности ракетно-артиллерийских и авиационных ударов. Решение этих задач позволит, по его мнению, повысить ударную мощь ВМС, гибкость боевого применения сил и скорость реагирования на кризисные ситуации, возникающие в любых регионах мира.

Источник: "Красная звезда", автор: Владимир СИДОРОВ


Главное за неделю