Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Будущее подводного флота Австралии

16.11.10
Текст: ВМС Австралии Перевод: Центральный Военно-Морской Портал
Фото: navy.gov.au
Руководитель Программы перспективных подводных лодок контр-адмирал ВМС Австралии Рован Моффитт рассказал, зачем Австралии подводный флот и каким он будет в обозримом будущем.

Рован Моффитт. navy.gov.au

Подводный флот Австралии

"Белая книга" Австралии 2009 года предусматривает строительство и ввод в строй в течение 30 лет 12 неатомных подводных лодок для обновления корабельного состава подводных сил Австралии, который в настоящее время насчитывает 6 лодок типа Collins. Впрочем, по сведениям источника в министерстве обороны Австралии, в связи со сменой лидера правящей лейбористской партии и усилением в правительстве роли партии зеленых и независимых депутатов план по закупке 12 лодок может быть пересмотрен.

Подводные лодки Collins построены в 1990-2003 годах. Высокая шумность, изъяны в работе систем боевого управления и энергетической установки и многие другие недостатки проекта не позволяют этим лодкам эффективно выполнять свои задачи. По состоянию на осень 2009 года из 6 лодок ВМС Австралии 3 подлежали капитальному ремонту, 1 была неисправна и требовала срочного ремонта, 2 оставшиеся проходили профилактический ремонт и находились на "различных уровнях" боевой готовности.

Кроме того, экипажи подводных лодок австралийского флота недоукомплектованы. Подводники увольняются из-за плохих условий службы и низкого жалования. По результатам исследования, проведенного в 2009 году ведомственной организацией Defence's Psychology Organisation, почти половина австралийских подводников заявили о своем желании как можно скорее уйти с флота.

Какие требования Королевский флот Австралии выдвигает к будущему подводному флоту?

Реалии таковы, что наши подводные лодки должны преодолевать большое, очень большое расстояние – намного большее, нежели неатомные лодки любой другой страны.

Соответственно, это задает определенные требования к дальности хода и автономности. Автономность зависит от того, сколько провизии можно погрузить на лодку, насколько велик ее экипаж, в каких объемах может вырабатываться кислород, какой боезапас несет лодка – ведь возвращаться для пополнения припасов слишком далеко.

Кроме того, подводники должны уметь выносить тяжелую нагрузку в течение продолжительного  времени, которое необходимо нам для выполнения задач. И надо учесть, что нам приходится существовать в условиях, кардинально отличающихся от условий, в которых действуют подводных лодки других стран. В Европе специалисты проектируют неатомные лодки для действий в воде довольно низкой температуры, мы же ходим в тропических водах при температурах, предъявляющих гораздо более высокие требования к системам кондиционирования и охлаждения лодки, которые позволяют экипажу и боевым системам выполнять свои задачи в дальних походах.

Таким образом, стратегические обстоятельства деятельности наших лодок и подводников довольно жесткие.

Каковы задачи Программы перспективных подводных лодок? Вообще, насколько она амбициозна?

Это, наверное, одна из самых амбициозных оборонных программ, которые когда-либо предпринимались Австралией. Она ставит перед нами задачу развития нового сектора промышленности. Обычно мы делаем так: закупаем оборудование у поставщика, идет процесс приобретения, мы расплачиваемся, и все заканчивается. В рамках программы все будет по-другому. То есть, нам надо создать кардинально новую основу для этой программы.

Многие моряки-надводники скажут, что флот уделяет лодкам слишком много внимания. Зачем подводные лодки австралийскому флоту?

Подводная лодка делает в боевой обстановке во многом то же, что и бомбардировщик F-111.

Она несет на борту очень большую боевую нагрузку с очень большой дальностью действия и может нанести внезапный и мощный удар по противнику, который очень трудно обнаружить заранее. Впрочем, бомбардировщик F-111 уже потерял это преимущество в связи со стремительным развитием и распространением в нашем районе систем воздушного наблюдения.

Подводная лодка в основе своей – наступательное вооружение. Таковой она является и согласно стратегии обороны Австралии, которая подразумевает, что удары на большой дальности должны наносить не военно-воздушные, а военно-морские силы. Обнаружить подводную лодку очень трудно.

Год назад вы провели исследование кадровых ресурсов подводного флота и обнаружили, что в этом отношении он находится далеко не в лучшем состоянии. Законодательно были закреплены 29 рекомендаций по обеспечению жизнеспособности подводных сил. Что-то изменилось с тех пор?


Подводная лодка Collins
Я получаю весьма обнадеживающие отчеты о текущей ситуации, и это, прямо сказать, радует. Недавно я побывал в море на борту подводной лодки Collins, пообщался со многими матросами и офицерами, которые лично столкнулись со следствиями этих рекомендаций.

Сложилось такое впечатление, что они их одобряют и широко применяют на практике. Нам действительно нужно серьезно на этом сосредоточиться – думаю, сам факт того, что "Белая книга" предусматривает наличие 12 лодок, должен воодушевлять нас на исправление ситуации.

Все предложения, которые я сделал в своем исследовании, подсказали мне сами подводники. Думаю, именно поэтому они оказались рабочими.

Что бы вы хотели сказать морякам, следящим за изменением облика подводных сил?

Думаю, важно понимать, что правительство приняло решение о расширении подводного флота по очень веским причинам. Подводная компонента ВМС займет значительно более значимое и могущественное место в обороне Австралии.

В растущем секторе промышленности откроются новые возможности для людей, стремящихся сделать карьеру на флоте. Думаю, нам удастся выйти из ситуации, когда подводные лодки в этой стране можно делать только в штате Западная Австралия – в этом плане, скорее всего, будут перемены.

Изменится и трудная жизнь подводника. Она станет более гармоничной и приемлемой. Тем, кто подумывает над карьерой подводника, я скажу, что одна из вещей, которые меня поразили, когда я готовил свое исследование, была страсть к службе, преданность долгу и высокий профессионализм личного состава наших подводных сил.

И это очень обнадеживает. Думаю, они обладают всеми этими качествами не потому, что их работа – самая плохая в мире. Скорее, чувствовать себя частью этой профессии – уже само по себе награда за труд.


Главное за неделю