Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Бывшая "владычица морей" Великобритания пересматривает приоритеты

Флот Соединенного королевства намерен не только демонстрировать флаг в Мировом океане
Выступая на недавнем саммите G8, премьер-министр Великобритании Гордон Браун подтвердил готовность своего правительства пойти на сокращение национальных стратегических ядерных сил, в частности, численности атомных подводных ракетоносцев с четырех до трех единиц, а также уменьшить количество боевых блоков на их ракетах. Тем самым он подтвердил приверженность курсу своего предшественника – Тони Блэра, объявлявшего о намерении сократить на 20% морскую компоненту британских СЯС. Однако это важное заявление – лишь часть плана военно-морского строительства, который Лондон намерен реализовать в ближайшие 10–20 лет.


Mary Rose

ГЛАВНЫЕ ЗАДАЧИ

Взгляды военно-политического руководства Великобритании, командования флота ее величества, а также авторитетных представителей британского экспертного сообщества на вопросы военно-морского строительства на следующие 10–15 лет изложены в специальном издании королевских ВМС – Global Force 2009, которое 10 сентября с.г. представил в Лондоне на специальной церемонии в рамках международной выставки вооружения и военной техники DSEI-2009 новый первый морской лорд адмирал сэр Марк Стэнхоуп. В данном сборнике в максимально открытой и доступной форме говорится о роли и месте британских ВМС в общей структуре системы обеспечения национальной безопасности государства, в том числе и как составной части вооруженных сил Великобритании, одного из важнейших средств для проведения надлежащей государственной политики и элемента системы международного партнерства в военно-политической сфере.

«Мы живем сегодня в непредсказуемом мире, в котором мы наблюдаем коллапс экономики, видим предпосылки к изменению климата на планете и возникновение новых разнообразных, порой совершенно неожиданных угроз для нашей безопасности и самого уклада нашей жизни, – пишет во вступительной статье сборника командующий британских ВМС Стэнхоуп. – И именно в этих тяжелых условиях наши военно-морские силы продолжают осуществлять реорганизацию, необходимую для более эффективной адаптации к постоянно меняющейся обстановке».

В чем же видит адмирал главную базовую задачу для британских ВМС? Естественно, в обеспечении безопасности морских линий коммуникаций и способности ВМС свободно использовать акваторию Мирового океана для проведения различных операций – от высадки частей морской пехоты в Ираке с борта десантных кораблей и авианосцев, переброшенных в Персидский залив, как это было в 2003 году, или эвакуации кораблями и судами флота граждан Великобритании из Ливана в 2006 году и до проведения автономных – в течение длительного времени – действий в различных районах планеты без ограничивающей маневр привязки к собственным или заморским базам и пунктам базирования. Кроме того, по мнению Стэнхоупа, в XXI веке серьезно возросла угроза возникновения вооруженных конфликтов из-за возможного передела ресурсов Мирового океана – и к этому надо будет также быть готовыми.

«Для тех, кто привык оперировать более фундаментальными понятиями, подчеркну особо: высокая зависимость нашего государства от океана означает, что наша способность обеспечить контроль над тем, что происходит в Мировом океане, является краеугольным камнем в обеспечении нашей безопасности и дальнейшего процветания страны, – отмечает адмирал. – Мы, равно как и другие «морские нации», сильно зависим от морских линий коммуникаций и от импортируемых по ним различных видов сырья, товаров, продовольствия и энергоресурсов. Мы нуждаемся в обеспечении свободного использования морских коммуникаций, а особенно в доступе к таким важнейшим международным артериям, как Гибралтарский пролив, Суэцкий канал и Ормузский пролив, где всегда можно видеть находящиеся на патрулировании британские боевые корабли».

С данной точкой зрения согласен и нынешний министр обороны Великобритании Боб Эйнсворт, особо подчеркивающий, что «на протяжении более чем 500 лет важнейшей базой всего здания обороны и безопасности Великобритании были королевские военно-морские силы как следствие географических особенностей страны и упора на глобальную торговлю». И это, по мнению министра, всецело остается актуальным сегодня и останется таковым на ближнесрочную перспективу. По оценке экспертов, примерно 95% всей торговли Великобритании осуществляется именно морем, на побережье страны протяженностью 10500 миль имеется более 600 портов, которые в 2007 году обработали 582 млн. тонн различных грузов – на 23 млн. тонн больше, чем в 1997 году. Кроме того, с 2004 года страна стала «чистым» импортером природного газа, а с 2005 года – еще и нефти, оказавшись в вопросе поставки энергоресурсов, таким образом, полностью зависимой от импорта, осуществляемого по морю или по дну моря.

Все это привело к стремительному росту важности морской торговли. По данным исследования экспертной группы Оксфорда по экономике, в 2007 году коммерческое судоходство принесло валовому внутреннему продукту 9,4 млрд. фунтов стерлингов, предоставив рабочие места свыше 96 тыс. человек (на 2007 год под флагом Великобритании находилось 646 судов суммарным дедвейтом 13 млн. тонн, что более чем в четыре раза больше по сравнению с 1997 годом), тогда как этот показатель у портов оказался намного больше – 363 тыс. рабочих мест напрямую или в сопредельных областях (Великобритания имеет самую крупную портовую индустрию в Европе, внесшую в ВВП в 2007 году около 17,9 млрд. фунтов стерлингов).

Эйнсворт, однако, счел должным посетовать: даже в военно-политическом руководстве страны не все до конца осознают ту стратегическую роль, которую играют военно-морские силы – а не только морская компонента СЯС – в обеспечении национальной безопасности Великобритании как с военной, так и с экономической точки зрения. Хотя во внимание стоило бы принять лишь тот факт, что в 14 заморских территориях или зависимых от Лондона владениях проживает 5,5 млн. граждан Соединенного Королевства.

Пример тому – Фолклендская война, когда только благодаря флоту правительству Маргарет Тэтчер удалось отвоевать захваченные Аргентиной удаленные заморские территории. Да и недавние действия в Сьерра-Леоне (эвакуация граждан и освобождение военнослужащих 11-го Ирландского полка), Афганистане и Ираке показали значение британского флота в достижении победы в ходе запланированной операции. Не говоря уже о том, что королевские ВМС неоднократно доказывали свою высокую эффективность при проведении различных поисково-спасательных и гуманитарных операций по всему миру.

Как представляется, какие-либо иные комментарии насчет того, какое место отводит военно-морским силам нынешнее руководство туманного Альбиона, после заявлений двух высокопоставленных представителей политического истеблишмента страны, которые приведены выше, – совершенно излишни. Хотя, например, по отзывам британских экспертов в области безопасности, подавляющая часть населения островного государства уже давно перестала сопоставлять возможность британского флота обеспечивать контроль над морями с возможностью граждан Соединенного Королевства сохранять свой привычный образ жизни.

Оценивая все вышесказанное, делает вывод адмирал Стэнхоуп, для Великобритании в сложившихся условиях жизненно важно наличие таких ВМС, боевой потенциал которых был бы – с одной стороны – достаточен для постоянного присутствия в стратегически важных районах Мирового океана, а с другой – сохранял бы баланс между способностью флота проводить военно-морские операции в глобальном масштабе и возможностью обеспечить в случае необходимости переброску армейских группировок на территорию противника. Ибо, как записано в принятой Лондоном так называемой экспедиционной концепции, «британские вооруженные силы сами пойдут к противнику, а не будут ждать, когда тот придет в наш дом».


Эсминец нового поколения HMS Daring. Фото с сайта korabli.ucoz.ru

АВИАНОСЦЫ – ЭТО БОЛЬШЕ ЧЕМ КОРАБЛИ

По мнению Марка Стэнхоупа, королевские ВМС пока что оправдывают возлагаемые на них военно-политическим руководством страны надежды. В боевой состав флота вошел головной эсминец УРО проекта 45, еще три таких же корабля спущены на воду и два – находятся в различной стадии постройки (на эти эсминцы, среди прочего, планируется возложить обеспечение ПВО/ПРО военно-морских баз и отрядов кораблей). Успешно прошли, причем дважды, испытания нового зенитного ракетного комплекса PAAMS, получившего сегодня наименование «Си Вайпер», – командование британских ВМС планирует первые стрельбы этого ЗРК с борта корабля.

Следующим летом флот готовится принять в боевой состав многоцелевую атомную подводную лодку «Астьют», а контракты еще на три однотипные субмарины уже размещены и реализуются промышленностью – все эти ПЛА находятся на стапелях (всего заявлено о необходимости иметь семь атомоходов данного типа). Уникальность новых подлодок разработчик подчеркивает везде, особенно на своей рекламе, где на фоне «Астьют» начертано: «Если вас не услышат – то вас и не увидят», подразумевая тот факт, что субмарина имеет чрезвычайно низкий уровень акустических шумов.

Причем следует особо отметить, что фактически впервые в истории британских ВМС эти многоцелевые ПЛА изначально проектировались не только для решения задач, характерных для подлодок этого класса, но и для эффективного обеспечения действий сил специальных операций. Это следствие смены приоритетов в боевой подготовке подводных сил королевского флота, сместивших свои приоритеты с подготовки к ведению противолодочных операций в океанах на борьбу с субмаринами противника в прибрежной зоне, поддержку экспедиционных операций, а также на осуществление различных видов разведки и обеспечение действий сил специальных операций. В то же время благодаря наличию крылатых ракет «Томахок» британские многоцелевые ПЛА планируется активно привлекать к нанесению высокоточных ударов по важным объектам в глубине территории противника.

Кроме того, по мнению британских военных и экспертов, программа серийной постройки субмарин типа «Астьют» позволит поддержать на должном уровне технический и технологический потенциал национального атомного подводного кораблестроения. Что, в свою очередь, окажет положительное влияние на перспективные программы развития морских стратегических ядерных сил Великобритании, в частности создания атомных стратегических подводных ракетоносцев нового поколения.

Особое внимание адмирал Стэнхоуп уделяет авианосным силам, а реализацию программы перспективного британского авианосца ставит в разряд наиболее приоритетных для флота, да и для обеспечения национальной безопасности страны в целом.

«Авианосцы – больше чем просто корабли. Они дают более чем 4 акра суверенной территории, на которой располагается мощная военно-воздушная база и крупный контингент наших войск, причем круглосуточно и семь дней в неделю да еще и в любой точке Мирового океана, куда мы пожелаем его направить, – отмечает командующий королевскими ВМС. – И к тому же без необходимости запрашивать разрешение на подъем авиации или пролет самолетов у какой-либо страны. И в июле этого года промышленность уже приступила к «резке стали» для первого из наших авианосцев нового поколения – «Куин Элизабет».

По оценке британских военно-морских экспертов, кампании в Афганистане и Ираке наглядно продемонстрировали всю важность «плавучих аэродромов» в современной войне – только авианосная авиация, если не брать в расчет стратегические бомбардировщики, может в кратчайшие сроки прибыть в любой район мира и бомбо-штурмовыми ударами нанести поражение противнику, даже находящемуся во внутренней части континента – вдали от морского побережья.

Вот почему Лондон обратился к идее постройки больших авианосцев – противолодочные авианосцы типа «Инвинсибл» водоизмещением 22 тыс. тонн, обладающие весьма слабой авиагруппой и недостаточной мореходностью, уже не могут удовлетворить сегодняшним требованиям британского руководства, предъявляемым к собственным авианосным силам в условиях новой военно-политической обстановки в мире. Необходимость в скорейшей замене устаревших авианосцев типа «Инвинсибл» была высказана правящими кругами страны еще в 1998 году.

Особенно большой недостаток входящих сегодня в боевой состав королевских ВМС «ненастоящих» авианосцев заключается в невозможности базирования на них крупных самолетов ударной авиации – таких, как F/A-18 или F-35. Что касается последнего, то напомним, что 17 января 2001 года Великобритания и США подписали меморандум о взаимопонимании, предоставивший главному союзнику Вашингтона статус «полноправного участника» программы JSF, а 30 сентября 2002 года Министерство обороны Соединенного Королевства объявило о том, что для авиации британских ВМС и ВВС выбран вариант F-35B с укороченным взлетом и вертикальной посадкой.

Впрочем, недавно в британскую прессу просочилась информация о том, что Лондон рассматривает возможность смены модели с F-35B на F-35C, поскольку этот самолет способен, если говорить об авианосцах, выполнять обычный взлет с катапульты и посадку на аэрофинишер. Это, вполне вероятно, потребует подключения к американской программе разработки авианосной электромагнитной катапульты (в нынешнем виде авианосец планируется к постройке с носовым трамплином, но заявлено о возможности переоборудования его под прямую полетную палубу с установкой катапульт и аэрофинишеров).

30 января 2003 года Минобороны Великобритании объявило, что выбор пал на проект, предложенный группой компаний во главе с «Талес», но что главным подрядчиком по программе будет назначена британская фирма – «BAE Системс». О контракте на корабли было объявлено 25 июля 2007 года, хотя официально он подписан был только 3 июля 2008 года – после того, как было завершено формирование компании-строителя авианосцев «BVT Серфейс Флит», сформированной на базе кораблестроительного подразделения «BAE Системс» и компании «ВТ Шипбилдинг» (на ее долю придется до 40% всего объема судостроительных работ, а всего в проекте будут задействованы четыре британские судоверфи).

Авианосцы типа «Куин Элизабет» (всего в серии будет два корабля, второй – «Принс оф Уэльс») должны иметь полное водоизмещение около 65 600 тонн (они станут, таким образом, крупнейшими боевыми кораблями, построенными в Великобритании), длину – 280 м, максимальную ширину по полетной палубе – 70 м, площадь полетной палубы – около 13 000 кв.м, объем подпалубного ангара – около 29 000 куб.м, наибольшую осадку – 11 м. Они смогут нести на борту 40–50 самолетов и вертолетов различного назначения, в том числе до 36 истребителей F-35 (подпалубный ангар будет рассчитан на 20 летательных аппаратов). Корпус авианосца будет поделен на 19 водонепроницаемых отсеков, а количество помещений намечено довести до 2500. Силовая установка – неатомная, двухвальная, построенная на базе морских газотурбинных установок Rolls-Royce Marine Trent MT30 мощностью по 36 МВт. Численность экипажа и авиакрыла – около 1450 человек.

Предполагается, что головной корабль войдет в боевой состав королевских ВМС в 2014–2016 годах, а второй авианосец будет передан заказчику в 2016–2018 годах. Согласно заявлениям разработчиков, после постройки эти авианосцы станут самыми крупными и мощными в мире после кораблей такого класса, входящих в боевой состав американского флота. Причем, по словам бывшего первого морского лорда и командующего британскими ВМС (2002–2006 годы) адмирала сэра Алана Уэста, такой дизайн и размерность британских перспективных авианосцев были выбраны в том числе и исходя из целесообразности обеспечить «оперативную совместимость с американскими авианосцами.

«Авианосцы типа «Куин Элизабет» обеспечат Великобритании возможность в любое время и в любое место проецировать «кусочек» суверенной территории и, таким образом, заставят потенциального агрессора отказаться от своих замыслов», – говорится в одном из материалов сборника Global Force-2009.

Но авианосные силы – это не только сами авианосцы. Это еще и современные самолеты корабельного базирования, и интегрированная система разведки, наблюдения и целеуказания. Это и мощные корабли и суда сопровождения, а также множество различных сопутствующих систем и оборудования, без которых авианосцы не смогут полностью раскрыть заложенный в них конструкторами огромный боевой потенциал. Также важное значение придается амфибийным силам британских ВМС, которые, оснащенные новыми десантными кораблями, должны действовать в активном взаимодействии с авианосными силами и обеспечивать возможность своевременной переброски в заданный район и высадку на берег достаточного количества личного состава и техники.

Вместе с тем командование британских ВМС отдает себе отчет в том, что сегодня оно не сможет решить все возлагаемые на него задачи обеспечения региональной и международной безопасности – которые прямым образом отражаются на обеспечении безопасности национальной – в одиночку, без содействия со стороны других государств мирового сообщества. Именно поэтому в Global Force-2009 содержится высокая оценка, например, сотрудничества в области борьбы с пиратством и контрабандой с такими странами, как Россия, Китай, Индия, Япония, Южная Корея и даже... Иран (!).


Многоцелевая атомная подлодка «Астьют»

ЯДЕРНОЕ СДЕРЖИВАНИЕ НЕ ОТМЕНЯЕТСЯ

Согласно реализуемой сегодня в Соединенном Королевстве программе национального военного строительства, названной «Основы военной политики Великобритании» и рассчитанной на период до 2015 года, морская компонента стратегических ядерных сил остается важнейшей составной частью стратегии ядерного сдерживания Лондона фактически, с марта 1998 года это единственный элемент британских СЯС. При этом в «Белой книге по обороне», изданной в 2006 году, тогдашний премьер-министр Тони Блэр указывал, что «национальные силы ядерного сдерживания являются необходимым элементом противодействия вызовам и рискам в обозримом будущем».

Пока что намечено сохранить до конца указанного периода в боевом составе королевских ВМС четыре ПЛАРБ типа «Вэнгард», вооруженных ракетами «Трайдент-2». В то же время было заявлено о намерении сократить к этому сроку количество ядерных боеголовок на одном ракетоносце с 96 до 48, а на патрулировании в Мировом океане иметь постоянно только одну ПЛАРБ.

Ракетоносцы типа «Вэнгард» были приняты в боевой состав королевского флота в период с сентября 1994 по ноябрь 1999 года. Каждый корабль несет 16 БРПЛ. Пункт базирования данных субмарин находится в Шотландии. Это военно-морская база Клайд, примерно в 32 км от Глазго.

Санкционировать применение ядерного оружия, после чего командирам ракетоносцев поступает приказ на ракетную атаку, может только премьер-министр Великобритании. Однако в военное время Соединенное Королевство фактически передает все свои морские стратегические ядерные силы под контроль объединенного командования НАТО. Район патрулирования британских ракетоносцев располагается в Северо-Восточной Атлантике и определен специалистами ВМС США с учетом обеспечения максимально возможной эффективности и поддержки морской компоненты СЯС США. Одна из четырех субмарин находится на патрулировании, две другие – на базе или в территориальных водах страны и могут быть развернуты в достаточно сжатые сроки. Четвертая подлодка находится в ремонте и на обслуживании, время ее развертывания значительно больше. (В начале февраля 2009 года в водах Атлантики в подводном положении столкнулись ПЛАРБ «Вэнгард» и французский стратегический ракетоносец «Триумфан».)

Каждая БРПЛ оснащена головной частью, в которой могут размещаться до 8 боевых блоков РГЧ ИН и средства преодоления ПРО. Сообщается, что при демонтаже последних можно довести число боевых блоков, установленных на ракете, до 14. При 8 боезарядах на каждой из 58 закупленных у Соединенных Штатов ракет общее количество зарядов на четырех ПЛАРБ может достигать 464. Однако в 1993 году число боевых блоков на одной БРПЛ сократили до 6 (это 348 ББ на все ракеты), а в июле 1998 года Лондон официально заявил, что не намерен иметь более 200 оперативно развернутых боезарядов.

Глава предыдущего британского правительства Тони Блэр в декабре 2006 года уже заявлял, что активно изучаются планы возможного сокращения к середине 2020-х годов национальных сил ядерного сдерживания на 20% – со 192 до 160 оперативно развернутых боеголовок. При этом премьер указывал, что срок службы одной из ПЛАРБ типа «Вэнгард» должен истечь в 2017 году, при его продлении субмарину придется «списать на иголки» в 2022 году, а еще через два года придется снимать с боевого дежурства еще один ракетоносец. В связи с этим Лондон рассматривал возможность постройки в оставшееся время новой ПЛАРБ, сократив, таким образом, число подводных стратегических ракетоносцев с четырех до трех единиц.

Причем Тони Блэр особо подчеркнул, что в ходе проработки данного решения правительством был проанализирован ряд вариантов базирования сил ядерного сдерживания, в частности наземного, воздушного и на надводных кораблях. Однако все они были отвергнуты либо по соображениям дороговизны, либо из-за легкой уязвимости. «Если мы хотим иметь независимые силы ядерного сдерживания для такой страны, как Соединенное Королевство, то лучшим является вариант, когда они базируются на подводных лодках, которые труднее всего обнаружить и уничтожить, чем другие носители», – подчеркнул премьер-министр, напомнив также, что «ни одна из нынешних ядерных держав не отказывается и не намерена отказываться в одностороннем порядке от своих ядерных сил».

Таким образом, Гордон Браун уже второй раз, причем публично, на очень значимых мероприятиях подтверждает приверженность своего правительства планам прежнего кабинета министров, не выдвигая при этом никаких дополнительных идей. Это можно рассматривать как некий шаг «в верном направлении» – дальнейшего уменьшения ядерной угрозы. Но, вполне вероятно, может быть либо обычным популистским заявлением, либо некой совместно реализуемой с военно-политическим руководством США программой. По крайне мере в отношении будущего морских стратегических ядерных сил Великобритании можно уверенно сказать одно: в соответствии с решением парламента от 15 марта 2007 года было окончательно одобрено предложение правительства страны о реализации программы замены нынешних ПЛАРБ ракетоносцами нового поколения – правда, точное их количество, три или четыре, пока официально не объявлено. Стоимость данной программы может составить от 15 до 20 млрд. фунтов стерлингов. Ракетоносцы скорее всего будут нести БРПЛ «Трайдент-2», срок службы которых планируется продлить до 2042 года.

В целом же, оценивая роль ВМС Великобритании в обеспечении национальной безопасности государства на обозримую перспективу, можно привести слова одного из самых выдающихся командующих королевским флотом, первого морского лорда начала ХХ столетия адмирала сэра Джона Арбетнота Фишера: «Британская армия – это снаряд, которым должен выстрелить флот». С отдельными оговорками это высказывание остается актуальным для вооруженных сил Великобритании минимум на ближнесрочную перспективу.

Источник: nvo.ng.ru, автор: Владимир Щербаков. 09.10.09


Главное за неделю