Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Океанские амбиции Республики Корея

24.11.10
Текст: The Diplomat, Минги Хьюн, научный сотрудник Южнокорейского института военно-морской стратегии
Перевод: Центральный Военно-Морской Портал
Перспективный флот Южной Кореи защитит интересы страны в водах Корейского полуострова и океанах

Chungmugong Yi Sun-Shin. maritimequest.com

В 2002 году в Южной Корее с большой помпой состоялся спуск на воду головного эсминца Chungmugong Yi Sun-Shin типа KDX-2. Окончание строительства крупнейшего (водоизмещение – 4500 тонн) и самого технологически продвинутого боевого корабля в истории Южной Кореи стало для республики символическим первым шагом к созданию океанского флота.

С тех пор ВМС Южной Кореи приняли в свой состав несколько кораблей океанской зоны и сегодня представляют собой крупный региональный флот, уступающий по количеству вымпелов только флотам Японии, Китая и Индии. В качественном же отношении эти флоты идут на равных.

Участие кораблей южнокорейских ВМС в международной борьбе с пиратством у берегов Сомали – только ярчайшее из множества свидетельств того, что Южная Корея выходит на международную морскую арену. Впрочем, присутствие на ней требует от государства огромных затрат времени и средств. Зачем Республике Корея океанский флот? Как она собирается его использовать?

Южная Корея стремится упрочить свой международный статус – вот почти исчерпывающий ответ на первый вопрос. Вспомним, что перед нами уже не та нищая послевоенная Корея 1950-х годов, а одно из богатейших государств в мире.

Стремительный экономический рост Республики Корея был бы невозможен без эксплуатации морского пространства: около 99% международной торговли Южной Кореи ведется по морским путям. Оно и понятно: у Южной Кореи только одна сухопутная граница – с дипломатически изолированной КНДР, и в этом смысле республика напоминает островное государство.

Стоит отметить, что своим экономическим развитием Южная Корея во многом обязана развивающимся странам, многие из которых охвачены нестабильностью, и при этом десятки лет ничего не предпринимала для защиты своих заморских интересов, охватывая земной шар беззащитными руками торгового флота. Понимая, что дальше так продолжаться не может, в 1995 году тогдашний командующий ВМС республики адмирал Ан Бен-Тэ обратился к бывшему президенту страны Ким Ен Саму с предложением о создании океанского флота. Президент дал добро, и ВМС Южной Кореи приступили к разработке своего перспективного облика.

Почти 10 лет спустя адмирал Ан написал статью о своем видении вопроса, в которой говорилось, что ВМС Южной Кореи должны быть способны к выполнению задач высокой автономности в регионе Южной Азии и краткосрочных операций на более далеких театрах – например, в Индийском океане и Ормузском проливе. По словам адмирала, флот также должен принять участие в действиях международных ВМС и таким образом обеспечить правительству Южной Кореи более важную роль на международной сцене и новые инструменты в расстановке ее политических сил. Видя будущий флот республики не столь большим, как ВМС Японии, Ан Бен-Тэ тем не менее рассчитывал, что благодаря нему Южная Корея займет нужное место в международных отношениях.

Усиление ВМС Южной Кореи представляется выгодным и для остальных азиатских государств. Азия охвачена внутригосударственными и международными конфликтами, предрасположена к стихийным бедствиям, влиянию смены климата – все это не содействует миру и стабильности в регионе…

Гибель сотен тысяч человек в результате цунами в 2004 году наглядно показала, как Азия нуждается в эффективных силах, готовых оказать помощь в подобных ситуациях. Увы, подходящие по уровню и масштабу флоты есть лишь у немногих азиатских государств – слишком уж велик неблагополучный район.

Сегодня в ВМС Республики Корея задача проведения дальних морских операций возлагается в основном на 7-ю оперативную флотилию – предшественницу Стратегического мобильного флота будущего – инструмента проецирования мощи республики. Флотилия сформирована в феврале 2010 года и составляется из эсминцев, полученных с 2002 года – на данный момент это 6 кораблей типа KDX-2 (водоизмещение 4500 т) и 2 корабля типа KDX-3 (7500 т) с противоракетной системой Aegis. Третий корабль KDX-3, как ожидается, войдет в состав флота в ближайшие годы.

Оба проекта представляют собой многоцелевые эсминцы достаточно большого водоизмещения с вместительным корпусом, позволяющим установить на корабль новейшие радары (SPY-1D на KDX-3) и разнообразное оружие дальнего действия – противоракеты Standard Missile-2, противокорабельные ракеты Harpoon и Sea Star (Haeseong) и противолодочные ракеты Red Shark (Hongsangeo). Не менее важно и то, что благодаря большому корпусу корабль вмещает большие запасы топлива и способен действовать в открытом океане в самых жестких условиях.


Red Shark (Hongsangeo). defense-studies.blogspot.com

Океанские операции в ВМС Южной Кореи могут проводить не только корабли 7-й флотилии – а еще, например, и крупнейший в Южной Азии военный корабль – десантный вертолетоносец Dokdo (водоизмещение 18000 т). На его борту располагаются десятки вертолетов, а в будущем, вероятно, найдется место и для беспилотников. Таким образом, благодаря Dokdo южнокорейские ВМС могут развернуть внушительную авиагруппировку как вблизи побережья, так и в океане.

Есть у Dokdo еще один плюс: корабль может выступать в роли мобильной военно-морской базы для переброски морских пехотинцев – то есть послужит гибким и политически грамотным средством расширения участия южнокорейских войск в международных миротворческих операциях. Базируясь на Dokdo, военный контингент Южной Кореи, участвующий в какой бы то ни было операции у береговой линии иностранного государства, сможет выполнять свои задачи без "оккупации" части другой страны и использования ограничивающих мобильность войск стационарных наземных баз.

Впрочем, несмотря на то, что подобные большие корабли могут действовать в любой точке мира, мотивация Южной Кореи к созданию океанского флота не ограничивается развитием внешних связей. Океанские амбиции Южной Кореи часто приписывают исключительно стремлению государства к проецированию силы, что не совсем корректно.

Универсальный и высокотехнологичный военно-морской флот необходим Республике Корея и для защиты своих территориальных вод, в том числе от войск КНДР и, в случае чего – северокорейского союзника Китая. Более того, оперативное развертывание многофункциональных кораблей – например, эсминцев – за пределами территориальных вод Южной Кореи обеспечит государство инструментом защиты государственных и международных интересов.

О большом международном потенциале ВМС Южной Кореи убедительно свидетельствует ключевая роль эсминцев KDX-2 в крупнейших американо-южнокорейских учениях "Несокрушимый дух", состоявшихся в июле в Восточно-Китайском море. В ходе маневров 7-я оперативная флотилия своевременно выполнила ряд сложнейших задач во внутренних водах. Без этих эсминцев Южной Корее, скорее всего, пришлось бы отправить в море небольшие корветы и патрульные катера и в целом следить за учениями союзников со стороны. Случись война, ситуация была бы такой же.

Эсминцы типа KDX-2 с апреля прошлого года каждые несколько месяцев сменяют друг друга на антипиратской вахте у берегов Сомали, в Аденском заливе и Индийском океане в составе международной оперативной группы CTF 151, возглавляемой США. Так, эсминец Gang Gam-Chan за четыре месяца сопроводил в районе 488 судов и отразил несколько нападений пиратов.

Более того, эсминцы регулярно представляют Южную Корею на многочисленных двусторонних, трехсторонних и многосторонних учениях в отдаленных районах с флотами Японии, Сингапура, Индии, Турции и ряда европейских стран, в том числе на учениях по поиску и спасению терпящих бедствие подводных лодок Pacific Reach и международных учениях десантной направленности Cobra Gold.

В международных операциях задействована не только 7-я оперативная флотилия. По сообщению Defense Daily, южнокорейский десантный корабль Hyangrobong в 2004 году участвовал в ликвидации последствий разрушительного цунами, а десантные корабли типа Gojunbong в 2001-2003 годах под эгидой США в рамках войны против терроризма осуществили доставку военной техники и гуманитарных ресурсов на Филиппинские острова, Гуам, Сингапур и Диего-Гарсия.


Корабль типа Gojunbong. militaryphotos.net

Какое будущее ожидает ВМС Южной Кореи? Скорее всего, в ближайшие десятилетия стратегические задачи ВМС Республики Корея будут мало чем отличаться от сегодняшних: защита суверенитета и обеспечение заморских интересов. Причем первая задача останется безусловным приоритетом. Таким образом, количество кораблей ВМС Южной Кореи в дальних походах будет определяться преимущественно стабилизацией или дестабилизацией ситуации на Корейском полуострове.

Впрочем, по данным южнокорейских СМИ, правительство республики намерено и далее усиливать военный флот, что позволит стране иметь на морских просторах Азии большие силы. Так, ВМС Южной Кореи, возможно, пополнятся еще несколькими эсминцами типа KDX-2, несколькими десантными вертолетоносцами нового типа с водоизмещением 4500 тонн и по меньшей мере 10 эсминцами типа KDX-2A нового поколения. Если эти планы будут выполнены, океанский флот Южной Кореи во втором десятилетии XXI века составят более 20 кораблей.

Разумеется, эффективность флота определяется не одной численностью вымпельного состава. Командованию ВМС предстоит превратить эпизодические дальние походы в нечто более основательное. Не исключено, что решение этой проблемы заключается в поддержке инициативы США под названием "Глобальное морское партнерство" (ГМП). Эта концепция, обнародованная в 2005 году, предполагает создание международного военно-морского флота из 1000 кораблей для стабилизации проблемных ситуаций в разных точках земного шара.

Флоты государств могут представлять свои силы в ГМП по очереди или даже эпизодически в зависимости от актуальных геополитических факторов. Впрочем, именно в постоянной поддержке ГМП с его международными операциями и учениями для ВМС Южной Кореи открываются широкие возможности регулярного и стандартизованного участия в действиях морских коалиций, в том числе укрепления связей с ключевыми игроками региона – Японией, Индией, Сингапуром и Австралией, которое еще более обогатит опыт действий южнокорейского флота в международной мультикультурной среде.

Стоит отметить, что в области межфлотских отношений Южная Корея уже добилась значительной доли искомого признания. В сентябре А.К. Антони стал первым министром обороны Индии, посетившим южнокорейское государство. Основным мотивом его визита, бесспорно, стала обеспокоенность усилением мощи Китая. Таким образом, оба государства имеют все основания "подружиться флотами" в Индийском океане против их грозного соседа.

Ранее в ноябре премьер-министр Японии Наото Кан публично заявил о заинтересованности в развитии отношений по линии безопасности между Японией и Южной Кореей, добавив, что подобный военный союз имеет большую важность для региональной стабильности наряду с американо-японским. Так премьер-министр Японии впервые в истории официально выразил желание упрочить военные связи с Республикой Корея.

Потенциал военного взаимодействия Южной Кореи с Японией и Индией полностью раскроется только при участии южнокорейского флота – самого эффективного рода войск с точки зрения проецирования силы. И, хотя разговоры о сотрудничестве Республика Корея, Индия и Япония не всегда ведут в контексте "китайской угрозы", ни для кого не секрет, что именно наращивание военной мощи Китаем провоцирует в Азии беспрецедентную гонку военно-морских вооружений.


Южнокорейские корабли. jeffhead.com

Перспективы союзов Южной Кореи с Индией и Японией – лишь часть политико-военной мозаики Азиатско-Тихоокеанского региона будущего. Но и сегодня очевидно, что океанский флот предоставит Южной Корее те самые авторитет и власть, о которых рассуждал адмирал Ан. К счастью для региона, которому угрожает дальнейшая дестабилизация обстановки, за последние 15 лет Южная Корея сделала в направлении океанского флота только первые шаги.


Главное за неделю