Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Девушка и море

22.01.10
Текст: НВО, Роман Смирнов, шеф-редактор НГ-Интернет. Хайфа-Москва
Израильский флот может попасть "под каблучок"

Такому офицеру первым отдаст честь даже старший по званию.
История эта уникальна для Израиля и невозможна для России. Женщина на корабле, согласно старой флотской примете, – к беде. Однако мир меняется, и, возможно, совсем скоро командиры боевых кораблей будут носить юбки.

Израильская семья, о которой пойдет речь, состоит пока из двух человек. Живут они в собственном доме на северо-западе страны. Две машины, две собаки, светлое просторное жилище, небольшой бассейн во дворе и альпийская горочка с фонтаном – в целом, средний набор среднего класса. Это если не учитывать, что семья состоит из двух кадровых военных моряков. Они не адмиралы и не выдвиженцы. Им обоим еще нет и по 30 лет! Он – высокий красавец-офицер израильского ВМФ, командир подразделения. Она – худенькая миниатюрная девушка с искрящимися глазами и загадочной улыбкой. И еще она – флотский офицер, ныне в запасе, отдавшая морской службе восемь лет.

Известно, что призыву в вооруженные силы в Израиле подлежат представители обоих полов, и девушки в военной форме – явление для этой страны совершенно обычное. Женщины-офицеры тоже не редкость, но Мири (так зовут героиню, которая еще ребенком приехала с родителями из Украины) удалось то, что удается далеко не всем мужчинам. Если Аркадий Гайдар в 16 лет командовал полком, то Мири в 24 года – пограничной морской базой, имея в подчинении до 100 человек и под контролем – подразделение кораблей, несущих боевое дежурство по охране территориальных вод Израиля. Недюжинные ум, упорство, смелость и лидерские способности едва не сделали Мири командиром боевого корабля. И лишь досадные обстоятельства не позволили израильскому флоту обрести женщину-капитана, которая дала бы фору многим капитанам-мужчинам.

О годах обучения Мири рассказывает горячо, эмоционально и без излишней скромности. А сидящая тут же мама охает и ахает, сетуя на нелегкие испытания, которые выпали на долю ее дочери, несмотря на то что на эти испытания девушка пошла совершенно сознательно.

"Я всегда хотела быть первой. Везде. В учебе, в спорте. И хотела быть первой в армии", – говорит Мири. Она успешно прошла четыре из пяти этапов обучения на командира корабля, выполнив все тесты наравне с мужчинами. Более того, зачастую Мири, как говорится, "делала" мужиков по полной программе, что не оставалось не замеченным и, возможно, в итоге стало одной из причин, по которой девушке не удалось перейти на пятую, последнюю ступень. Во время учебного курса она училась управлять в море сторожевым пограничным кораблем, а позже, уже во время действительной службы, была заместителем командира крупной пограничной базы.

"Когда я проходила тесты перед призывом в армию, мне предложили получить статус "спортсмена-отличника", что давало определенные льготы,– говорит Мири, – но я хотела в авиацию". Четырехкратная чемпионка Израиля по легкой атлетике (бег на средние дистанции) желала – ни много, ни мало – сесть за штурвал истребителя! Но не получилось – по определенным жестким правилам призыва на службу. Однако во флот дорога была открыта. Началось все с экзаменов, психотестов, проверяющих интеллектуальную готовность к морской службе, и "курса молодого бойца", в рамках которых шла подготовка по выбранной специальности. "Это было что-то невероятное, – говорит мама Мири, – мы не могли отстирать ее обмундирование! Ноги, руки, все было в ранах, ссадинах и царапинах". Тем не менее девушка не сдавалась и упорно шла к намеченной цели, поражая смелостью и упорством сослуживцев и командиров.

Чтобы получить место на мостике боевого корабля в качестве его командира, сегодня нужно отучиться два с половиной года, состоящих из пяти этапов военной учебы и учебы на первую степень в институте – по выбору. После каждого этапа идет отсев претендентов. Не каждый мужчина выдерживает нагрузки в период обучения, даже несмотря на то что на выходные солдаты и курсанты могут возвращаться домой.

"Мой командир школы офицеров очень хотел, чтобы я прошла на пятую ступень. Мне даже дали возможность пересдать тесты, – говорит Мири, – но я была фактически одна, и мне было очень тяжело подготовиться без помощи сослуживцев. Они вместе отрабатывали тесты, а мне пришлось все делать самой..."

То, что не удалось Мири, удалось ее супругу. Он прошел все пять ступеней (не в одно время со своей женой) и сейчас выходит в море на охрану израильских рубежей, а Мири закончила службу, вышла в отставку и теперь учится в бизнес-школе, работает и занимается домом. Быть офицером флота непросто, но создать в доме уют, тепло, атмосферу любви – тоже задача не из легких. Мири и ее муж справляются со всем не просто успешно, а, можно сказать, образцово. Даже невероятно, что такое вообще бывает: дом до краев наполнен светом и теплом, которым хозяева с удовольствием готовы поделиться с гостями. Их не пугают проблемы и трудности, у них еще впереди вся жизнь. Достигнув многого, есть уверенность в том, что они достигнут еще большего.

Не последнюю роль в этой истории сыграло и государство. Лозунг "народ и армия едины" для Израиля не пустые слова, а реальность, наполненная глубоким смыслом. Военная служба – как по призыву, так и по контракту – построена очень грамотно. Люди, отдавая годы военной службе, не считают их потерянными, потому что государство их не забирает без компенсации. После службы у людей есть средства для начала самостоятельной жизни, есть возможность учиться и работать дальше, получая другие специальности и профессии. Кредитная политика также помогает военным – как служащим, так и в запасе – начать строить жилье и создавать финансово обеспеченную семью. В Израиле не получается так, что офицер уходит на гражданку гол как сокол и ничего больше не умеет, кроме как воевать. Израильские срочники после дембеля получают от государства льготы и деньги на учебу, на организацию собственного бизнеса. Авторитет вооруженных сил в народе необычайно высок. Общество любит и бережет свою армию.

Между тем, по словам части израильтян, с которыми мне довелось встретиться, армейское командование не всегда адекватно использует военных. По их мнению, армия существует для защиты гражданского населения, а не для операций по изгнанию еврейских поселенцев из районов, которые в результате переговоров могут быть обменены или отданы арабскому государству – пока что гипотетическому.

В Израиле не боятся призыва в армию. Это не "неизбежное зло". Служба – действительно почетная обязанность, подкрепленная гарантиями государства и общественной поддержкой.


Главное за неделю