Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Кодекс подводных сил ВМС США. Части 3-5

05.04.13
Текст: US Navy Перевод: Центральный Военно-Морской Портал, Валерий Вальков
Центральный Военно-Морской Портал публикует перевод Кодекса подводника ВМС США. Первая и вторая части Кодекса уже опубликованы на страницах портала. Основные положения, изложенные в Кодексе, понятны, хорошо известны и применяются подводниками всех стран в повседневной и боевой деятельности. У российских подводников есть понятие "хорошей практики подводной службы", которое объединяет многое из того, что изложено ниже. В то же время есть и существенные отличия, определяемые исторически сложившимся путями развития подводных сил и подводной службы.

Часть 3

Краткий исторический обзор Подводной войны

Подводные лодки во всем мире уже давно имеют значительное преимущество по отношению к другим силам как в гибкости выполняемых задач, так и в способности адаптироваться к меняющейся оперативной обстановке. В результате подлодки используются в различных целях помимо тех, для которых они изначально предназначены.

Гибкость и адаптируемость

Несмотря на то, что на протяжении последнего столетия подводных операций преимущества подводных лодок сохранялись в основном без изменений, это не означает, что в каждом отдельном случае страны сталкивались с одинаковой военной ситуацией. Изменение политической географии и торговых путей, развитие технологий, постоянная эволюция угроз и возможностей международного сообщества в течение последнего столетия привели к появлению разнообразных подводных лодок, средств и сил.

Государства продемонстрировали большое разнообразие в применении подводных сил. Действительно, различные страны использовали однотипные подводные силы для разных целей, в том числе в рамках одной кампании, театра и боя. Историческая практика подчеркивает две ключевые идеи использования подводных сил: гибкость (способность применения одной и той же подлодки для различных целей без переоснащения) и адаптивность (возможность быстро и недорого изменять или переоснащать лодку для последующего применения в другой роли). Гибкость применения подводных сил США выражается в возможности применить подводные лодки с торпедами ADCAP против надводных кораблей или против подводных лодок. Примером адаптации подводных сил США является возможность вооружения подводной лодки с целью ведения противокорабельной и противолодочной борьбы на море (с упором на морские атаки) или для участия в воздушно-морском ударе (с упором на атаки наземных целей).

Подводные лодки в Первой мировой войне

Появление заметного числа подводных лодок в военно-морских силах в течение первого десятилетия 20-го века стимулировало оживленные дискуссии о военной полезности и потенциальных законных основаниях их применения.

Еще в 1900 году многие британцы не воспринимали подводные лодки как легальный инструмент ведения войны, относясь к ним, по словам контр-адмирала К. Уилсона, как к "тайному, несправедливому и проклятому пари".

Лондонская декларация 1909 года выдвинула ряд правил, согласно которым Великобритания готова была играть в эти игры, и, хотя заявление не ратифицировали, появился некий кодекс поведения в приближающейся войне. Эти правила следовали давним традициям ведения войны в отношении "приза" и требовали, чтобы гражданскому экипажу разрешено было покинуть корабль, прежде чем он передавался экипажу противника или был потоплен. Эти "правила" не соблюдались на протяжении почти всей войны большинством участников военных действий.

Инновационное мышление о роли подводных сил: закупив в Голландии несколько лодок для "тестирования", британцы в 1904 году провели учение, в котором пяти малым подводным лодкам была поручена "охрана гавани"; в результате удалось "утопить" четыре военных корабля. Адмирал Джеки Фишер писал впоследствии: "Поразительно, что самые грамотные из нас не понимают, какую ошеломляющую революцию в морской войне и военно-морской стратегии сделает подводная лодка".

Теодор Рузвельт, который вершил историю ВМС США и был помощником военно-морского министра, захотел лично проинспектировать подводные лодки. В 1905 году он стал первым президентом США, совершившим погружение на подводной лодке Plunger. После успешного возвращения он ввел специальную оплату подводникам в знак признания трудностей и опасностей службы.

В 1910 году британцы начали экспериментировать с более активными действиями подводных лодок, отойдя от первоначальной модели "охраны гавани". Во время учений две британских подводных лодки типа D, находясь на удалении около 500 километров от базы подводных лодок, "утопили" два вражеских крейсера на выходе из порта.

В 1912 году лейтенант Честер Нимиц, ветеран, командовавший тремя подводными лодками, выступил с докладом в военно-морском училище и предложил к применению такой способ вытеснения военных кораблей в районы, где они могли бы впоследствии подвергнуты атаке: "Сбросить многочисленные шесты, должным образом уравновешенные, чтобы плавать в вертикальном положении в воде, и окрашенные как перископ подводной лодки".

Несоразмерное воздействие
Первая мировая война началась в июле-августе 1914 года рядом официальных заявлений, деклараций и мобилизаций. 22 сентября 1914 года Отто Веддинген (Weddigen), молодой командир немецкой U-9, потопил три британских броненосных крейсера у побережья Голландии всего за 90 минут. В истории войн это стало первой крупной потерей враждующих сторон от подводных атак.

Обман
На протяжении почти всей войны нападения на торговые суда выполнялись с соблюдением довоенных принципов Лондонской декларации, требующих "выстрелить по курсу" потенциальной жертвы, а затем позволить команде покинуть корабль до его потопления. Такая практика привела к созданию и применению союзниками судов "Q-типа" – это были вооруженные суда под видом торговых, предназначенные для уничтожения подводных лодок: когда те всплывали в ожидании, что команда покинет корабль (экипаж судна при этом изображал "панику"), по ним открывался огонь, как только подлодка оказывалась в зоне поражения. В результате увеличения потерь подлодок и усиления британской блокады, Германия весной 1916 года приступила к реализации практики "неограниченной подводной войны", широко развернувшейся в 1917 году.

Конвои
Великобритания сопротивлялась введению конвоирования для защиты судоходства в связи с огромными издержками, которые возникали по причине неэффективного использования портовых сооружений и нарушения движения судов. Многие сомневались в эффективности конвоев. К началу немецкой блокады 1916 года подводные лодки топили уже больше судов в месяц, чем могло быть построено промышленностью за год. В свете этих цифр британцы провели эксперименты с применением конвоирования, и результаты оказались настолько хороши, что практика конвоев была сохранена до конца войны.

"Лузитания"
Гибель этого пассажирского лайнера, атакованного немецкой подводной лодкой 6 мая 1915 года, в результате чего погибло около 1200 человек, стала символом, который повернул мировое общественное мнение против Германии. Этот случай являет собой яркий пример, насколько в военном отношении важно придерживаться определенных ограничений. Нелегитимное затопление кораблей, подобных "Лузитании", будет повторяться снова и снова и в Первой, и во Второй мировых войнах и станет важным элементом морального и дипломатического давления.

Оперативные и технические инновации периода Первой мировой войны
К концу войны Германия потеряла 45 процентов своих подводных лодок, но Британия оказалась в условиях подводной блокады. Были изобретены глубинные бомбы и применен активный гидролокатор. Конвоирование судов доказало свою эффективность. Торпеды были опробованы и освоены.

Камуфляжные окраски, ложные перископы, Q-суда и другие способы и средства обнаружения и классификации стали широко применяться обеими сторонами.

Запретные районы были освоены. Технология радиоперехвата сообщений была использована при определении засекреченных маршрутов конвоев. Случаи нападений на пассажирские или госпитальные суда (почти всегда по ошибке), в результате чего гибли гражданские лица, обеими сторонами воспринимались как нонсенс. Неограниченная подводная война обернулась реальностью.

Подводные лодки необратимо становились частью войны наравне с радиосвязью, самолетами и танками. В ходе войны подводные лодки становились все больше по размерам, несли все больше оружия на все более дальние расстояния.

Американский подводный флот начал войну с 30 подводными лодками и не оказал ощутимого влияния на исход войны. Немногочисленные американские подводные лодки были заняты почти исключительно сопровождением конвоев.

Роли Подводных сил
Атаки надводных кораблей и судов с использованием торпед или мин – вот основное применение подводных лодок во время войны. В дополнение к этому британцы очень творчески подошли к применению подводных лодок в Дарданеллах для обеспечения десанта в Галлиполи, в том числе для атак надводных сил, артиллерийского обстрела берега, доставки и снятия специальных групп (агентов и диверсантов), а также для разведки. Все главные роли, характерные для подводного флота сегодня (за исключением ядерного сдерживания), были освоены в течение первых лет Первой мировой войны.

Подводные лодки во Второй мировой войне

Одним из важных уроков Первой мировой войны стал вывод о том, что большее число подводных лодок в начале конфликта могло бы стать достаточным фактором для изменения исхода войны. Глава немецкого подводного флота адмирал Дениц полагал, что ему потребуется 300 подводных лодок в боевом составе для того, чтобы обеспечить 100 лодок на позициях (в то время как 100 находятся на переходе и еще 100 проходят ремонт, техническое обслуживание или обучение). Такой цикл применения был достаточно близок к тому, который на самом деле впоследствии практиковался в Атлантике, а также был аналогичен используемому американским подводным флотом на Тихом океане.

Неопределенность в предназначении
Увеличившиеся радиус действий, тоннаж и автономность помогли существенно изменить ту роль в нарушении морской торговли, которую подводные лодки играли в Первой мировой войне. В межвоенный период долго спорили о том, должны ли Соединенные Штаты построить большее количество небольших подводных лодок или меньшее число с большим радиусом действия. Этот спор был решен в пользу большего количества подводных лодок на том основании, что при угрозе войны было бы возможно увеличить их производство без изменения проекта. Несмотря на то, что выбор был сделан в пользу больших подводных лодок, наличие которых будет иметь неоценимое значение для самостоятельных действий, таких как нарушение торгового судоходства, командование все еще предполагало, что роль подводных лодок, вероятно, будет более тесно связана с надводными соединениями, чем в Первой мировой войне – отсюда и название "подводная лодка флота". Поскольку среди союзников бытовало мнение о Германии как о "бешеной собаке" (за объявление неограниченной подводной войны), возникали сомнения, что флоты союзников будут следовать такой же тактике в любой будущей войне.

Командование немецких ВМС полагало, что будущее применение подводного флота будет таким же, как в Первой мировой войне. Действительно, как только немцы отказались от Версальского договора в середине тридцатых годов XX столетия, они стали внедрять масштабные кораблестроительные программы, которые хотя и не обеспечили к началу войны желаемые Деницем 300 подводных лодок, но все-таки предоставили ему около 54 подводных лодок, готовых к осени 1939 года к оперативному развертыванию.

Ограничение судоходства
На самом деле основные роли подводных сил США и Германии во Второй мировой войне были очень похожи. Обе державы применили свои подводные силы в качестве инструмента пресечения морской торговли и ограничения поступления ресурсов своих главных противников. Американские подводные силы стремились отрезать японскую промышленность от сырья, лишить японские вооруженные силы материально-технического обеспечения (продукты питания, топливо, боеприпасы, запчасти, людские ресурсы). Немцы видели роль подводных лодок в пресечении потока поставок из Соединенных Штатов в Великобританию и в Россию. Участие кораблей в таких целях также рассматривалось, но в меньшей степени.

Применение торпед
США, немцы и японцы – все страдали от неудачных торпедных атак в начале Второй мировой войны. Сходство было удивительное. И немцы, и англичане обнаружили, что их секретные магнитные взрыватели неэффективны, и прекратили их использование. Несмотря на это известие, управление боеприпасов флота США не предприняло никаких мер для проверки производимых в США магнитных взрывателей.

Немцы решили проблему быстрее и раньше предприняли меры. Дениц приказал в течение трех месяцев магнитные взрыватели отключить. США потребовалось почти два года, чтобы выявить и установить причину неудачной стрельбы решением трех независимых задач: изменением глубины хода торпед, применением магнитных и контактных взрывателей. Пока все три проблемы не были решены, положение с торпедной стрельбой не улучшилось. Все действия сопровождались напряженными поисками обратной связи между теорией и практикой применения торпед на флоте, чтобы обеспечить достаточно убедительные доказательства для Управления боеприпасами и заставить руководство этого ведомства признать наличие проблемы.

Специальные задачи
Американские подводные лодки выполнили множество специальных задач, связанных с доставкой, эвакуацией или снабжением агентов или военных подразделений в обширных водных районах архипелагов Тихого океана.

Например, в начале февраля 1942 года, незадолго до захвата острова Коррехидор возле Манилы, подводная лодка Seadragon проскользнула к берегу и сумела эвакуировать 25 человек (17 из которых были членами подразделения Cast, занимающегося обслуживанием оборудования специальной связи (ULTRA)). Эвакуация была необходима для защиты специалистов и приборов, а само подразделение было воссоздано впоследствии.

Разведка
Разведка подводными лодками стала применяться гораздо чаще, чем это имело место в любом военно-морском флоте в Первой мировой войне. Акватория Тихого океана была так мало изучена, что разведка подводными лодками зачастую была необходима для предоставления начальной информации. Кроме того, к концу войны большая часть американских подводных лодок была занята в так называемых "спасательных" операциях, дислоцируясь в передовых районах для поиска сбитых летчиков с целью не допустить их захвата японцами.

Недостаточная эффективность некоторых подводных сил
ВМС Италии сохраняли свое присутствие в Атлантическом океане на том же уровне, что и Германия, но из-за гораздо менее профессионального руководства эффект от их присутствия был намного меньшим. Итальянцы не применяли тактику "волчьих стай" и были менее активны.

Японский подводный флот был большим и технически развитым. Он также имел в своем распоряжении разнотипные подводные лодки, способные выполнить разнообразные задачи. Подобно итальянским ВМС, японские подводные силы так никогда и не реализовали полностью свой потенциал. Они начали войну с инновационных операций, таких как применение пяти буксируемых подводных мини-лодок во время нападения на Перл-Харбор и запуска с подводной лодки самолета для бомбардировки Орегона. Ко второму и третьему году войны инновации в значительной степени прекратились, и японские лодки типа I были использованы для пополнения запасов, эвакуации и наблюдения. Слабая защищенность коммуникаций и жестко структурированное управление оставляли мало возможностей для инициативы, что привело к потере десятков японских подводных лодок. Они были потоплены американскими подводными лодками и другими военно-морскими силами, которые использовали технологии ULTRA для радиоперехвата и имели полную информацию о конкретных времени и месте нахождения японцев в море.

Русский подводный флот, один из крупнейших в мире в начале войны, был в основном ограничен в действиях из-за несовершенства подводных лодок, географических особенностей района и активной немецкой противолодочной минной войны в Балтийском море. Русские подводные лодки в основном применялись на малоудаленных позициях в Баренцевом море с невысокой вероятностью обнаружения цели. В Балтийском море подводные силы были в значительной степени заперты в базах по причине тотального минирования, применявшегося немцами, которые успешно использовали особенности района. Большинство успешных атак русскими подводными лодками в Балтийском море выполнено в конце войны, когда немцы осуществляли поспешную эвакуацию из Восточной Европы.

Подводные потери
Потери подводных сил стран Оси были огромны. Немецкие, японские и итальянские ВМС потеряли более двух третей своих боеготовых подводных лодок. Несмотря на небольшие потери подводных лодок США, по сравнению с потерями Оси, на их долю приходится большая часть человеческих жизней, чем потери в любых других видах и родах американских Вооруженных сил. Половина потерь подлодок США была результатом контратаки противолодочных сил после атаки подводной лодки, еще четверть – потери на минах. Оставшаяся четверть – результат широкого спектра других причин. Важно отметить, что многое из того, что мы знаем о потерях американских подводных лодок, является результатом детального послевоенного анализа. Определение причин гибели подводной лодки во время войны было затруднено, часто приходилось полагаться на догадки.

Ключевая роль. Нарушение морских коммуникаций
В целом подводные силы, которые сыграли наиболее важную роль в ходе и исходе войны – американские силы в Тихом океане и немецкие в Атлантике – вели неограниченную подводную войну на коммуникациях противника. Русские и итальянские подводники, хотя и выполняли ту же самую задачу, были стеснены географическими условиями и собственными оперативными ограничениями, которые мешали их эффективности. Британский подводный флот внес крупный вклад в разгром итальянских и немецких надводных сил в Средиземном Море.

Роль подводных сил в холодной войне

Советский Союз
Роль подводных лодок резко изменилась после Второй мировой войны. По окончании Второй мировой войны значение подводных сил США было весьма ограничено – по сравнению с подавляющей угрозой советского подводного флота, значительно выросшего в послевоенные годы. Если бы случилась Третья мировая война, возможно, это повлекло бы за собой повторение битвы за Атлантику, но на этот раз – с советскими подводными лодками. Поскольку битвы Второй мировой войны в Атлантике были выиграны совместными усилиями надводных сил флота и ВВС, а также не существовало важных советских океанских коммуникаций, подлежащих нападению, Соединенным Штатам на заре холодной войны казалось, что нет никакой реальной потребности в надежном подводном флоте.

Подводные лодки США в противолодочной борьбе
Когда возможности русских подводных сил выросли в связи с применением захваченных немецких технологий подводных лодок проекта XXI, проблема противодействия им стала выглядеть еще более сложной. Военно-морские силы начали искать более эффективные подходы к обеспечению противолодочный обороны (ПЛО). Командиры подводных сил Атлантического и Тихого океанов сотрудничали в проведении различных изысканий, чтобы определить, насколько подводные лодки могут быть полезны в противолодочных действиях, что привело к созданию "Опытовых соединений" (2 и 12). В 1949 году все "были уверены", что подводные лодки не могут выполнять противолодочные действия, но в течение последующих 15 лет подводные лодки стали краеугольным камнем ПЛО. Это было связано с их свойствами, сочетающими нахождение в подводной среде (что увеличивало эффективность гидролокатора) со скрытностью (что позволило подводной лодке наносить удар, оставаясь неуязвимой).

Атомная энергетика
Появление ядерных энергетических установок в сочетании с появлением надежного метеопрогноза, точной навигации и улучшенных систем гидролокации освободило подводные лодки от необходимости подвергать себя опасности плавания в надводном положении, позволило свободно выбирать глубины для эффективной работы ГАС и длительно маневрировать на высоких скоростях.

Подводные лодки с баллистическими ракетами
С периодом холодной войны связано появление подводных лодок с баллистическими ракетами, последующим развитием носителей и ракетных пусковых установок, появлением твердотопливных ракет. Оперативность, с которой Polaris был размещен в океане на подлодках ВМС США типа "Джордж Вашингтон", послужит примером для космической программы на более поздних этапах холодной войны. Неуязвимость подводных лодок с баллистическими ракетами принципиально изменила расчеты в отношении ядерного сдерживания, практически исключив какие-либо преимущества от внезапного нападения, в значительной степени способствуя стабилизации отношений сверхдержав.

Подводные силы переходного периода

В конце холодной войны приоритетной задачей ВМС стали задачи "морского направления": прибрежных боевых действий и ударных операций. В отличие от 1948 года, когда "все знали", что подводные лодки не могут выполнять противолодочные действия, стало известно, что основной задачей подводных лодок стала ПЛО. В очередной раз подводные силы продемонстрировали свою оперативную гибкость и адаптивность. Если в операции "Буря в пустыне" с подлодок было применено только 5% от общего количества выпущенных крылатых ракет, то в ходе операции "Несокрушимая свобода" и операции "Свобода Ирака" с подводных лодок применено около трети всех ракет.

Русский подводный флот остается одним из крупнейших в мире, но он сокращается, так как старые и менее эффективные подводные лодки заменяются меньшим числом современных подводных лодок. Важно, что русские подводные системы – от подводных лодок до технических средств и оружия – экспортируются по всему миру и являются частью арсенала многих потенциальных противников США. Уже один этот факт требует пристального внимания к развитию русского подводного флота.

Северокорейские подводные силы остаются одними из крупнейших в мире, но поскольку они состоят в основном из небольших подводных мини-лодок, то тут статистика вводит в заблуждение. Сосредоточившись исключительно на Южной Корее, они предназначены для минных постановок, торпедных атак надводных кораблей и судов и выполнения специальных операций, например, для высадки диверсионных групп на территорию Юга.

Миссия китайского подводного флота остается сегодня самой неопределенной среди прочих подводных сил. Китайские подводные силы стремительно развиваются как количественно, так и качественно, при этом столь же очевидно, что одной из основных целей является противодействие американским военным кораблям. Неясно, рассматривает ли Китай подводные силы как инструмент воздействия на Японию, Южную Корею и другие государства в региональной конфронтации. В частности, какую роль играют их подводные силы в планах блокады Тайваня?

В современном мире роль подводных сил в защите подводной составляющей экономической безопасности Соединенных Штатов резко возросла. Подавляющее большинство поступающей нефти и природного газа добывается в бассейне Атлантического океана, а именно в Северном море, Мексиканском заливе, Гвинейском заливе Африки или у побережья Бразилии. Кроме того, функционируют "информационные супермагистрали" на дне, где посредством волоконно-оптических кабелей передается более 95 процентов всех международных телекоммуникаций и интернет-трафика. Эти важнейшие составляющие подводной инфраструктуры станут частью того, что подводные силы должны защищать в будущем.

C изменением угроз в будущем вооружение подводных сил и их возможности должны адекватно развиваться, чтобы не дать противнику преимуществ. Мы знаем историю совершенствования оружия от торпеды Мк 14 к электрической торпеде Mark 18, от ракеты Регул к баллистической ракете, современным крылатым ракетам и беспилотным аппаратам. Сегодня ясно, что подводный флот будущего должен быть в состоянии противостоять и надводным кораблям и подводным лодкам, он должен представлять угрозу для судоходства. В будущем, возможно, подводным лодкам придется противодействовать другим подводным целям – подводной инфраструктуре, датчикам или беспилотным аппаратам. Всегда будет спрос на их особые способности. Учитывая, что в будущем надводные силы будут все более подвержены риску, есть вероятность того, что военно-морские силы и вооруженные силы все больше задач будут отдавать подводным лодкам.

Роль подводных сил США сегодня и в будущем

Когда предлагается история подводных сил, считается, что существуют и четкие ее составляющие. Мы должны тщательно проанализировать эти составляющие, поскольку мы строим будущее наших подводных сил. Подводные силы были вынуждены приспосабливаться к новому оружию, новым условиям плавания (например, во льдах или на мелководье), а также к новым задачам (например, ядерное сдерживание, противолодочные действия и атаки наземных целей). Некоторые задачи остаются неизменными и, вероятно, останутся основными задачами в будущем: действия против надводных целей, разведка, доставка и эвакуация с побережья специальных групп и оборудования. Основываясь на исторических реалиях, мы должны быть готовы участвовать в морской блокаде. Неудачи также сохранились в истории подводных сил, и они будут повторяться, если их не предотвратить: надежность торпед, необоснованная уверенность в безопасности морских коммуникаций, недостаточное понимание потерь и защита особо охраняемых целей.

Дополнительные усилия должны быть предприняты для защиты наших сил от обмана. Востребованы сегодня и сильные стороны наших подводных сил: скрытность, неограниченные возможности для проникновения к "безопасным районам", способность к самостоятельным действиям и готовность к выполнению любых оперативных задач. Мы должны и сегодня воспитывать и развивать эти способности и навыки.

Поскольку мы смотрим в будущее, полезно определить, какими свойствами должны обладать подводные силы США. Мы должны определить главные направления развития подводных сил, подготовки экипажей, цели разработки новых доктрин и программ, определить новые технологии, противников и географию действий.

Перечень свойств, которыми должны обладать наши силы, чтобы справиться с задачами в неопределенном будущем, существует.

Часть 4

Необходимые качества американских подводных сил

Зная историю подводной войны и современную международную обстановку, в которой находятся Соединенные Штаты, можно определить качества, которые потребуются подводным силам США в будущем. Как известно, разные страны применяли свои подводные силы по-разному. Хотя нам не дано предугадать будущее, мы можем предположить те качества подводных сил, которые, скорее всего, будут иметь наибольшее значение для Соединенных Штатов для сдерживания противника и ведения боевых действий. Мы должны быть уверены, что наши подводные силы продемонстрируют эти качества и применят свои возможности в интересах ВМС, Вооруженных сил и нации. Эти обязательные качества имеют тесную связь с выводами, сделанными на основе опыта Второй мировой войны и наследия холодной войны.

Хотя скрытные подводные действия предоставляют определенные военные преимущества, подводные силы страны должны обладать определенными качествами для того, чтобы в полной мере воспользоваться этими преимуществами. Чтобы извлечь максимальную пользу из преимуществ подводных скрытных действий, Соединенные Штаты нуждаются в подводных силах, которые обладают следующими качествами:
  • немедленная готовность к бою
  • способность быстро и незаметно проникнуть далеко вперед
  • возможность применять подлодки и системы, способные в полной мере использовать подводные пространства для маневра
  • по своему усмотрению выбирать время и место действий для достижения максимального эффекта
  • упор на надежность, автономность и сокрушительную огневую мощь
  • способность адаптироваться к изменяющейся ситуации
  • умение создать хаос, разрушение и неразбериху и воспользоваться ими

Немедленная готовность к бою

ВМС США несут ответственность в мировом масштабе и должны быть способны обеспечить глобальное присутствие в сжатые сроки. В целях обеспечения этого глобального охвата в ограниченный период времени очень важно, чтобы наши подводные силы были готовы к немедленному бою без предупреждения и имели возможность быстро занять позиции либо для того, чтобы сдерживать дальнейшую эскалацию конфликта, либо чтобы эффективно вмешаться. Временной фактор для подводных сил очень важен, чтобы вовремя закончить подготовку к боевым действиям, выполнить долгий переход и завершить плановое развертывание на позиции. Несмотря на то, что наши силы достаточно велики, чтобы постоянно иметь необходимое число подлодок на боевой службе, мы должны быть готовы сокращать или наращивать силы в ответ на непредвиденные обстоятельства. Наши силы должны быть способны для развертывания в короткие сроки – чем раньше, тем лучше.

Мы должны быть полностью и всегда готовы к наиболее вероятному повороту событий – при необходимости в минимальные сроки развернуть силы для ведения военных действий – и выполнению особых задач. Эти задачи не ставятся без предварительного уведомления, и есть возможность предварительной подготовки. Но принцип остается принципом: чем раньше подводная лодка будет готова, тем лучше для выполнения задачи и выше вероятность ее успеха. Переход в зону военных действий, чтобы присоединиться к конфликту, уже сам по себе опасен, поэтому гораздо лучше занять позиции заблаговременно. Чем выше готовность подводных лодок, тем скорее они могут быть развернуты и тем раньше они займут позиции, готовые к действию.

Раннее развертывание

Подводные лодки должны быть готовы быстро и глубоко проникнуть в оборону противника, чтобы занять предпочтительную позицию для атаки самых важных целей. Раннее развертывание означает скорейший выход из пункта базирования, высокую скорость перехода и быстрое проникновение сквозь оборону противника. Такое проникновение должно предваряться тщательным планированием, обсуждением и "баночными" учениями, когда одна сторона будет защищаться, а другая – атаковать. Все доступные карты и источники должны быть изучены заранее и всесторонне. Даже если в процессе выполнения задачи обстановка будет отличаться от того, что обсуждалось ранее, предварительная подготовка позволит сделать "реальные события" гораздо более эффективными и действенными. Опыт плаваний в конкретных районах может быть хорошим подспорьем для разработки рекомендаций о том, как действовать наиболее эффективно.

Районы, которые характеризуются как "удаленные", различаются в зависимости от противника и условий. В военное время или в угрожаемый период переход вряд ли возможен "по центральным" маршрутам, которые используются в мирное время. Мы должны быть абсолютно уверены в способности использовать все доступные водные пространства. Мы должны получить опыт плавания в этих водах и систематически подтверждать наши батиметрические данные, определить самые лучшие безопасные и эффективные методы действий, чтобы знать, какие из них "работают" и как быстро мы можем быть на позициях. Сознательное назначение маршрутов переходов наших подводных лодок через незнакомые районы с целью выполнения безопасного развертывания является одним из важнейших навыков, которые должны быть выработаны в подводных силах на всех уровнях. На уровне штабов опыт управления рисками и полученные при этом уроки должны быть систематизированы, чтобы информация, полученная после каждого нового перехода, была взаимоувязана с прошлыми данными и доведена до каждой подлодки. На уровне соединения и подлодки командиры должны иметь в наличии все необходимое как для изучения, так и обучения урокам таких пробных плаваний.

Способность в полной мере использовать подводное пространство для маневра

Не только отдельные подводные лодки должны быть способны эффективно использовать все доступное водное пространство, но подводные силы США в целом должны иметь в наличии достаточное количество разнообразных подводных платформ и систем, чтобы не осталось географических районов или глубин мирового океана, которые находились бы за пределами досягаемости американских подводных сил. Для максимальной эффективности подводные силы США будут стремиться лишить потенциальных противников безопасных районов плавания.

Эволюция беспилотных подводных транспортных средств будет способствовать нашей способности проникать в мелководные и опасные воды, куда угодно на земном шаре с датчиками или оружием. Это позволит нам действовать более эффективно как для проникновения в еще существующие закрытые районы, так и ввиду сокращения в будущем числа обитаемых подводных аппаратов и подлодок.

Возможность выбирать по своему усмотрению время и место атаки – вот непременный атрибут морской державы Соединенных Штатов. Одно из самых главных преимуществ морских сил относительно наземных заключается в особенности их маневра – способности наращивать силы где угодно и незаметно, что делает оборону затруднительной. Подводные силы позволяют воспользоваться преимуществами маневра на более высоком уровне, поскольку способны выбирать время и место атаки, соотнося их с военными потребностями Соединенных Штатов. Это не означает, что все атаки будут успешными, но это явное преимущество по сравнению с условиями, с которыми сталкиваются наши надводные силы, где присутствуют и взаимное обнаружение, и взаимное воздействие оружием. Когда подводные силы готовятся к атаке, они могут "задержать палец на курке" до лучших обстоятельств в ожидании их наступления. Возможность располагать временем позволяет повысить точность и эффективность стрельбы, выбрать цель или уменьшить вероятность промаха, позволить подводной лодке занять более удобную позицию для последующей атаки, более эффективно уклониться от преследования.

Находясь в состоянии атаковать противника в его главных районах, наши атаки вряд ли будут сорваны, отражены противником или неэффективны. Кроме того, проведение атак в "безопасных" местах заставляет противника потерять ощущение безопасности, ведет к срыву подготовки. Всегда более эффективно напасть на кого-то, когда нападения не ожидают или когда считают, что находятся в безопасности.

Способность атаковать в выбранном месте и в нужное время позволит нам поражать самые значимые цели, когда они более уязвимы, и внести хаос в планы противника. Военная полезность каждой атаки усиливается за счет большего эффекта, чем если бы атака была проведена в другое время и в другом месте. Во время Первой мировой войны британский подводный флот пошел на многое, чтобы проникнуть в Дарданеллы для атак османских военных кораблей, пришвартованных в Константинополе – совершенно безопасном, по расчетам турок. Когда стало ясно, что британский флот смог добраться до города, даже среди населения возникли беспорядки. Атака Гюнтера Прина в Скапа-Флоу в октябре 1939 года, как уже говорилось ранее, подорвала веру британцев в безопасность метрополии, по результатам расследования были расстреляны некоторые занимавшие руководящие посты чиновники и внесены коренные изменения в систему базирования флота.

Акцент на наращивание огневой мощи

Поскольку американские военно-морские силы подвергнуты сокращению из-за бюджетных ограничений, и чем большие водные пространства приходится брать под защиту оборонительного оружия ВМС – в том числе систем ПРО – тем более важным для наших подводных сил становится наращивание огневой мощи наступательного оружия, издавна известного своим качеством. На вооружении подводных лодок находятся наступательные боеприпасы, применяемые против наземных или морских целей. В настоящее время более 90 процентов полезной нагрузки подводных лодок зарезервировано для наступательных вооружений. Это особенно важно, поскольку значительная автономность подводных сил является ограничивающим фактором для боекомплекта. Из-за риска и времени, необходимого для выполнения развертывания в удаленные районы, особенно важно максимизировать эффект от нахождения подводной лодки в заданном районе. Чем больше полезной нагрузки, тем лучше. В отличие от надводных кораблей, которые могут пополнить многие (но не все) запасы в море и в дружественных портах, подводным лодкам необходимо возвращаться в базы для перезагрузки. Такие рискованные трансокеанские переходы с целью пополнения боезапаса можно свести к минимуму только при больших объемах наступательных вооружений.

Приспособляемость, соответствие меняющимся условиям

Подводные силы США и других стран регулярно используются для других целей помимо тех, для которых они создавались. Иногда задача требует изменения конструкций, а иногда – достаточно просто творческой работы экипажа. Иногда не изменяется конструкция, но адаптируется полезная нагрузка.

Важным элементом адаптации в "широком смысле" является то, для каких целей она проводится. Как и некоторые животные, которые очень четко придерживаются определенного рациона, подвержены риску исчезновения, если добыча вдруг исчезает, так и узкоспециализированные подводные лодки способны отрабатывать только определенный тип задач и будет мало толку, если военная ситуация поставит перед ними другие задачи. "Всеядными" хищниками, способными питаться любой добычей независимо от ситуации – такими должны быть подводные лодки. Когда подводные лодки работают удаленно, как мы уже говорили, они часто являются единственными в районе, значит: если они не способны к эффективной атаке, то противник может продолжать действовать безнаказанно. Во Вторую мировую войну, когда цели стали меньшими по размеру, а наши подводные лодки должны были стать более универсальными, возникла необходимость применения палубной артиллерии против меньших целей.

Поскольку подводные лодки противника подверглись диверсификации от гигантов к меньшим, быстрым, малозаметным кораблям, способным наносить смертельные удары по крупным целям, мы должны ожидать, что и оружие будет меняться соответственно. Кроме того, будущая война накладывает больше ограничений на разрешенный сопутствующий ущерб, поэтому более полезным для подводных лодок может стать наличие оружия, способного "нейтрализовать" судно, не утопив его, еще более снизив потенциал противника. Как мы видели в предыдущем разделе, успешность ведения боевых действий в рамках ограничений, налагаемых гражданским руководством, имеет решающее значение для эффективности подводных кампаний.

Использование хаоса, разрушения и неразберихи

Наши подводные силы используют разрушения и неразбериху, возникшие вследствие подводных операций, проводящихся в обстановке неопределенности и двусмысленности. Чтобы достичь этого, подводные силы применяют дезинформацию и обман, заставляющие противника поверить, что подлодки находятся там, где их нет, и быть уверенным в их отсутствии там, где они есть. Значительная часть успешных внезапных атак, выполненных в удаленных районах, стала возможной, так как противник расходовал значительную долю своих ресурсов в защите других объектов, которые не подвергались опасности. Тот факт, что подводные силы, не будучи обнаружены, могут присутствовать рядом, заставляет противника принимать защитные меры против них, даже если подлодок нет. Это похоже на превентивные меры безопасности в аэропорту, которые мы должны применять сегодня, чтобы защититься от террористов. Как известно из нашего собственного опыта воздушных путешествий, если враг вынужден отвлекаться для защиты от неизвестных угроз, это тормозит и ослабляет его способность осуществить намеченное, или даже может привести к необходимости отказаться от исполнения плана, потому что нет достаточных ресурсов или уверенности в следовании намеченному графику. Чтобы использовать неопределенность, подводные силы должны иметь возможность достичь заданного географического района или в нужное время создать эффект присутствия в районе, который порой отличается от их фактического местонахождения. Создается эффект присутствия нескольких подлодок, когда есть только одна. Такой подход является особенно ценным, когда желательно получить эффект воздействия большей силы, чем имеется в наличии. В то же время это заставляет противника отвлечь оборонительные или противолодочные силы от других направлений, где действительно находятся подлодки, способствуя повышению их живучести и психологическому содействию их задачам. Наличие способов, позволяющих подводным силам создать впечатление о различном местонахождении, будет действовать для усиления военного значения подводных сил. Это один из необходимых элементов подводных сил Соединенных Штатов.

Большие расстояния и удаленное расположение районов действий требуют, чтобы подводные силы США были готовы к военным действиям в кратчайший срок, способны к быстрому переходу и проникновению сквозь оборонительный периметр для занятия удаленных позиций, использовали занятые районы для выполнения внезапных атак в выбранное время и выбранном месте, что лучше всего соответствует американским военным интересам, поддерживали наступательную способность благодаря максимальной наступательной комплектации оружия, были оснащены всем необходимым для создания неоднозначности, умножающей эффект от действий против сил противника, воздействуя на его оборону и психику.

Часть 5

Заключение

Важность подводных сил в обеспечении национальной безопасности Соединенных Штатов и их союзников возрастает с каждым годом. Не только развитие технологий, что все больше будет влиять на живучесть других наших сил, но значение подводной энергетики и информационной инфраструктуры становятся все более и более важными для нашего образа жизни. История свидетельствует, что есть задачи, выполнение которых всегда будет возлагаться на подводные силы (например, нарушение морских коммуникаций), что есть у подводных сил повторяющиеся слабые места (например, неадекватная оценка противника, использующего преимущества радиосвязи), но есть и традиционные сильные стороны (скрытность и способность проникать далее, чем ожидалось).

Нашим подводным воинам придется учиться использовать этот исторический опыт как руководство, а не как костыль. Один из важнейших уроков прошлого заключается в том, что подводники должны быстро адаптироваться к изменениям, способным "подорвать" старые истины. Наши подводники должны быть восприимчивыми к новому и быть активными, при этом тщательно избегать ситуаций, известных в прошлом. Эффективное применение подводных сил должно опираться на фундамент всеохватывающего технического совершенства подводных сил.

Скрытность предоставляет подводным силам ряд преимуществ, которые могут быть разумно использованы для военного воздействия, далеко не пропорционального численности подводных сил. Когда смертельно опасные и неуязвимые подводные силы взаимодействуют с мощной и пугающей силой авианосных ударных групп и потенциалом экспедиционных групп морской пехоты, такая совместная группировка выступает как грозная, гибкая и сложная сила, бросая вызов любой военной силе в мире. Обеспечение того, чтобы подводные силы продолжили нести свою долю ответственности, будет требовать постоянного внимания к принципам и правилам, которыми мы руководствовались на протяжении десятилетий. Мы рассчитываем на успех, поскольку он есть следствие уроков, извлеченных поколениями подводников, и эти уроки требуют от нас гибкости ума и духа, чтобы воспользоваться новыми возможностями по мере их возникновения и разумно обойти старые и новые риски.

Подводные силы при эффективном использовании действуют удаленно и самостоятельно. Они используют скрытность для сохранения живучести и применения наступательного оружия. Они проникают в защищенные районы противника и постоянно удерживают его важные объекты в "зоне риска", будь то корабли, подводные лодки, наземные цели или даже критически важная информация. Чтобы быть эффективными, командиры подводных сил должны практиковаться и обладать реальным опытом для формирования новых идей в целях лучшего использования имеемых сил против противников, с которыми мы сталкиваемся.

Хотя мы не можем быть уверены в том, что готовит будущее, но мы должны в полной мере быть уверены в способности наших подводных сил в будущем выполнить задачи по любому из многих направлений. Американские подводные лодки, как ожидается, обеспечат Соединенным Штатам возможность скрытных действий, быстро и незаметно в угрожаемый период выполнят развертывание, стремительно проникнут сквозь оборону противника, чтобы воспользоваться преимуществом удаленных позиций, выполнят предупреждающие наступательные действия, направленные на захват инициативы, и используют положение внутри сил противника, скорость, скрытность и боевые возможности для нарушения планов противника, замедления действий, подрыва уверенности и срыва операции. Эта способность – она уже стала очевидной для наших потенциальных противников – будет выступать в качестве важного фактора, сдерживающего враждебные действия противника и угрозы интересам национальной безопасности США.

Подводные воины по своей природе всегда стремятся к совершенствованию своих профессиональных умений и навыков, повышению боевой готовности, проявлению инициативы и восприятию опыта. Мы – нынешнее поколение американских подводников – не являемся исключением, и мы этим гордимся, но никогда не останавливаемся на достигнутом.

Приложение А

Исторический опыт действий подводных сил США во Второй мировой войне

Подводники должны иметь единый базис исторических знаний, на основе которого возможна адаптация к меняющимся условиям безопасности в будущем. Некоторые ситуации и уроки истории подводных сил повторяются время от времени в различных флотах мира, что придает ее изучению еще большее значение. Кроме того, подводники будут в выигрышном положении за счет большей степени "культурной грамотности", большего объема базовой информации, которой они обладают и могут воспользоваться. Этот базовый уровень имеет решающее значение.

Победы и потери Подводных сил во Второй мировой войне

Резюме
Влияние американских подводных лодок на исход войны на Тихом океане было непропорционально велико. В официальном заключении Вооруженных сил, подготовленном на основании послевоенного анализа, есть такой вывод: "Война против судоходства была, пожалуй, самым решающим фактором в достижении краха японской экономики и срыва материально-технического обеспечения японских сухопутных и военно-морских сил. Большинство потопленных судов и большая часть снижения тоннажа приходится на долю подводных лодок" [К. Блэр, Тихая Победа, с. 879].

Основные показатели
  • Совершив 1682 боевых выхода, подводные лодки потопили 1314 японских судна (55% всех японских морских потерь).
  • Численность личного состава подводных сил США во Второй мировой войне (в том числе резерва и штабов) не превышала 50 000 нижних чинов и офицеров и составляла лишь около 1,6% от общей численности личного состава флота. На менее чем 2% от численности ВМС США приходилось 55% всех морских потерь Японии. [Блэр, с. 879].
  • Из 50 000 около 16 000 подводников участвовали в боевых походах, из них 3 507 были убиты в бою, что составляет почти 22% – самый высокий процент пострадавших среди всех видов вооруженных сил и родов войск. (Даже по сравнению с "Полной списочной численностью подводных сил", потери составляют 7% – примерно вдвое больше, чем потери морской пехоты во Второй мировой войне).
  • Из 288 подводных лодок, которые участвовали во Второй мировой войне, 52 погибли (18%): около половины (25) – от глубинных бомб и авиаударов, около одной четверти (13) – подорвались на минах (предположительно), около одной четверти – по другим причинам, в том числе небоевых потерь (3), на мели (4), от атак своих сил (2), подрыва вследствие кругового движения торпед (2), артиллерийского огня (2) и бомбежки в порту (1).
  • Каждая подводная лодка флота была водоизмещением около 1500 тонн и вооружалась 24 торпедами и палубными орудиями.
  • Около 11 торпед в среднем были израсходованы на каждый потопленный корабль, а среднее водоизмещение потопленного корабля составляло около 4000 тонн.
  • В среднем каждая подводная лодка провела в общей сложности 109 дней в боевом походе и потопила в общей сложности 4,5 судна (около одного судна каждые 24 дня в боевом походе)
  • Семь офицеров-подводников были награждены почетными медалями: Ховард Гилмор, Джон Кромвель, Рыжий Рэм, Сэм Дили, Джин Флик, Джордж Стрит и Дик O'Кейн (Howard Gilmore, John Cromwell, Red Ramage, Sam Dealey, Gene Fluckey, George Street and Dick O’Kane).
  • За время войны 465 офицеров командовали подлодками, но самых эффективных было 15% (70), на их долю приходится более половины всех потопленных кораблей, из этих 70 командиров только четверо были убиты в бою (менее 6%, трое погибли со своими кораблями: Мортон, Дили и МакМиллан).
  • В декабре 1941 года командиры подводных лодок, выходивших в боевые походы, имели опыт службы на ПЛ в среднем 15,7 года, а в июле-августе 1945 года – всего 9,8 года службы (из которых 3,5 года приходились на военное время).
  • Потери во время Второй мировой войны подводных сил стран оси – Германии, Японии и Италии – составили не менее двух третей от общей численности подводников каждой страны.
Книги для чтения
  • William Anderson and Clay Blair, Nautilus Ninety North
  • Clay Blair, Hitler’s U-Boat War
  • Clay Blair, Silent Victory
  • Eugene Fluckey, Thunder Below!
  • Michael Gannon, Operation Drumbeat
  • Edwyn Gray, The U-Boat War
  • Brayton Harris, The Navy Times Book of Submarines
  • Max Hastings and Simon Jenkins, The Battle for the Falklands
  • Larry Kimmett and Margaret Regis, U.S. Submarines in World War II
  • Richard O’Kane, Clear the Bridge
  • Richard O’Kane, Wahoo
  • Norman Polmar, Cold War Submarines
  • Theodore Roscoe, United States Submarine Operations of World War II
  • Jordan Vause, Wolf

Приложение B

Термины и определения

Подводные силы
Подводные силы США являются составной частью ВМС, предназначенных для морских операций. Подводные силы – такой род ВМС, который действует под водой. Подводные силы похожи на воздушные и наземные силы: каждый работает в своем пространстве и использует его уникальные военные преимущества. Авиация предоставляет военно-морским силам воспользоваться уникальной скоростью и мобильностью. Надводные силы обеспечивают ВМС обоснованной значительностью и устойчивостью. Подводные силы обеспечивают скрытность и неожиданность.

Подводные силы сегодня представлены в основном подводными лодками и, во все возрастающем количестве, беспилотными подводными транспортными средствами (UUVs) и дистанционно управляемыми транспортными средствами (ROVs). Другие подводные системы, такие как донные датчики и информационные сети, также играют и будут продолжать играть важную роль.
Воздушные, надводные, прибрежные и подводные морские пространства
Эти пространства нельзя рассматривать с "черно-белых" позиций. Почти все боевые единицы (платформы) имеют возможность работать в нескольких пространствах и использовать средства обнаружения или оружие, применимые в нескольких пространствах. Подводные лодки и самолеты, например, могут находиться и на поверхности океана в ходе выполнения задачи. В это время они не используют преимуществ, предоставляемых их основным пространством – скорость и мобильность для самолетов, скрытность и внезапность для подводной лодки. В результате они скованы в действиях и значительно ограничены в боевом применении.

Древние греки использовали слово telos для обозначения функций и характеристики предмета. Определяющей чертой авиации является полет, обеспечивающий боевые качества: скорость и мобильность. Определяющей чертой надводных сил является использование поверхности океана для действий в интересах Вооруженных сил своим оружием и средствами.

Определяющей чертой подводных сил является возможность использовать преимущество скрытности. Некоторые корабли, такие как подводные суда наблюдения (TAGOS), действуют на границе сред и могут находиться под водой, но не являются "подводными системами", потому что они не в состоянии применять самое фундаментальное преимущество подводных сил – скрытность.
Тезаурус подводных сил
"Подводная война" не является широко применимым термином, и во многом тема подводной войны оказывается излишне сложной по причине неточной терминологии. Следовательно, подводникам необходимо использовать общепринятый набор определений и терминов.

Одним из способов охарактеризовать область действий сил является классификация по выполняемым задачам.
Противовоздушная война
Противовоздушной войной, например, называются действия, ведущиеся против самолетов, ракет и других летательных объектов. Другими словами, это действия против каких-либо целей в обороняемом воздушном пространстве. Термин противокорабельная война схож с противовоздушной войной, потому что речь идет о борьбе с кораблями, находящимися на поверхности океана. Можно было бы ожидать, что должен быть соответствующий термин для войны против целей, которые находятся под водой, но в обиходе не существует такого термина.

Противолодочная война
Противолодочная война (ASW) вписывается в ту же категорию, но отличается коренным образом. Речь идет о нанесении поражения подводным лодкам – как типу корабля – но не о нанесении поражения "любой подводной цели". Морские мины, например, не являются объектом противолодочной войны. Необитаемые подводные аппараты (UUVs) также не являются целью для противолодочных задач. Подводные датчики и системы не являются целями ASW. Этот термин применим для описания военных действий, ведущихся против любых подводных целей. Для заполнения имеющегося пробела, термин "противолодочной войны" может быть использован как эквивалент ПВО и ПКО, и может быть определен как "война против подводных систем".

Воздушные, надводные, подводные, противовоздушные и наземные боевые действия
Другой способ классификации действий в различных средах предлагает разделить их на типы пространств для ведения военных действий. Воздушной войной является война с воздуха, независимо от оставленной цели, наземная война ведется на поверхности земли независимо от выбранных целей, подводная война – та, которая ведется с подводными объектами независимо от типа целей. С помощью такой классификации удается уйти от полного перечня целей.

Разделение военных действий с точки зрения носителей оружия может быть полезным, поскольку позволяет объединять знания, которые должны входить в набор профессиональных навыков всех представителей того или иного рода сил. Авиаторам, например, необходимо быть сведущими не только в отношении "воздушной войны", но и "противовоздушной войны". "Воздушная война" – выполняется в "воздушных боях" – с самолета. "Противовоздушные войны" могут вестись летчиками, а могут и другими силами, но эти действия, конечно, направлены на поражение целей в воздухе, и авиаторы заинтересованы в том, чтобы они не были направлены на другие дружественные силы. То же самое относится к противокорабельной и противолодочной борьбе.

Более чем противолодочная война
Противолодочная война, следовательно, включает в себя более чем противолодочную борьбу. Она также включает в себя то, что часто называют "минной" и "противоминной войной". Кроме того, в борьбе с подводными лодками ведутся действия против целого ряда других систем, которые действуют или установлены в подводной среде и подлежат поражению.
Имеются в виду торпеды, необитаемые аппараты (UUVs), морские системы различных типов и другая подводная инфраструктура. В целях обобщения все системы, за исключением подводных лодок и мин, могут быть объединены как цели в составе определения "противолодочной войны".

Терминология типов военных действий является не просто упражнением в построении таксономических категорий, а важна для полноты картины. Например, когда ВМС оценивают свои потенциальные возможности, они оцениваются во всех областях деятельности. И если окажется, что что-то не учтено, то подход к оценке потенциала является ошибочным, поскольку оставляет пробелы. Именование военных действий в различных средах является необходимым первым шагом в их комплексной оценке.









Главное за неделю