Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Формирование ситуации в регионе (Фаза 0)

02.07.10
Текст: Лексингтонский Институт, Дениэл Гуре, Ребекка Грант
Перевод: Центральный Военно-Морской Портал. Сноски по запросу в редакцию
В отличие от прочих родов войск, ВМС США постоянно сталкиваются с вооруженными силами Ирана и Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР). Корабли двух государств регулярно проходят друг мимо друга. Выполняя боевые задачи в ограниченном пространстве Персидского залива, важно иметь подобный опыт взаимодействия с силами других государств, в том числе возможного противника, поскольку он служит основой для успешного влияния на обстановку в регионе. Каждый региональный игрок остро реагирует на изменения в характере и объеме присутствия другого флота. Изменения в количестве и типе кораблей одного флота в регионе являются отчетливым сигналом как для союзников, так и для оппонентов.

Американские политики расценивают присутствие военно-морских сил в регионе конфликта как дополнительную меру к политическим усилиям, укрепляющую связь с союзниками, устрашающую потенциальных противников и служащую явным свидетельством наличия и защиты региональных интересов США. Один дипломат, пожелавший остаться неназванным, так определил задачи флота в регионе: "Мы держим в Персидском заливе две авианосные ударные группы, чтобы наши друзья в арабском мире знали: залив остается для нас зоной особой важности".

Союзники США в Персидском заливе хорошо понимают, что присутствие американского флота сдерживает потенциальных агрессоров. Однако арабские лидеры не считают дислокацию американских ВМС в регионе лишь поддержкой союзников. "По-вашему, корабли США там отпуск проводят?" – заявил король Саудовской Аравии Абдалла на вопрос иранского президента Махмуда Ахмадинежада во время визита последнего в Саудовскую Аравию в марте 2007 года.

Присутствие ВМС США по-разному может влиять на региональную обстановку. Часто упускается из виду, что флот осуществляет сбор ценных разведданных. Понимание и учет стратегической обстановки в Персидском заливе, формирование общей оперативной картины действий кораблей и авиации Ирана – важнейшие факторы национальной безопасности США. Осведомленность в морской ситуации позволяет Пентагону своевременно реагировать на угрозы. В некоторых случаях присутствие ВМС США ограничивает перемещения сил и средств иранского флота благодаря тому, что те опасаются быть обнаруженными. Для сбора разведданных ВМС США используют надводные суда, подводные лодки, пилотируемые и беспилотные летательные средства.

Поддержание баланса сил

Наиболее простым для ВМС США способом повлиять на обстановку в Персидском заливе является изменение военно-морской группировки в регионе. В зависимости от обстоятельств возможна корректировка как количественной, так и качественной составляющих развернутых сил. В сущности, военное присутствие может выполнять функцию политического "реостата", стабилизующего обстановку в регионе. Изменение численности или состава дислоцируемой группировки может свидетельствовать о многом. Наиболее очевидной переменой в расстановке сил является перемещение авианосных ударных групп. Говоря о переброске двух авианосцев в Персидский залив в апреле 2008 года, начальник оперативного управления комитета начальников штабов генерал-лейтенант Картер Хэм отметил:

"Это позволит нам решить сразу несколько задач. Во-первых, развернутые в регионе войска получат дополнительную авиационную поддержку, а это всегда кстати. Во-вторых, мы сможем продемонстрировать региональным партнерам и союзникам нашу готовность к обеспечению безопасности. И, что немаловажно с точки зрения тактики, два авианосца, действующие в одной морской и воздушной зоне, позволят нам отработать некоторые учебные вопросы и методы в условиях недостатка пространства".

В распоряжении ВМС США имеются и другие средства для развертывания в Персидском заливе с целью поддержания соответствующего баланса сил. Речь идет об атомных подводных лодках (как многоцелевых, так и оснащенных крылатыми ракетами). Экспедиционные группировки также могут нанести существенный ответный удар, что немаловажно на конечных этапах вывода войск из Ирака.

Сокращая военный контингент в Ираке, Вашингтон может усмотреть рациональное зерно в наращивании военно-морского присутствия в регионе с целью поддержания стабильного уровня военной мощи. Варьируемый масштаб дислоцируемых сил при необходимости обеспечит дополнительный контроль над морем, а также усилит наземные наступательные и десантные возможности. Соединенные Штаты планируют сохранить наземные силы быстрого реагирования в Кувейте на протяжении всей операции в Ираке и, возможно, в дальнейшем. Морская группировка, очевидно, могла бы дополнить эти силы.

Очень важно, чтобы правительство США совершенно четко озвучивало общую стратегию и ту цель, которая стоит за планами Вашингтона относительно долгосрочного базирования военного контингента в регионе. Кроме того, Соединенные Штаты должны предусмотреть все обстоятельства, которые могли бы нарушить эти планы. Ранее в прессе появлялись "сенсационные" сообщения о готовящейся войне с Ираном, которая в действительности была лишь обычной сменой боевого дежурства между авианосными группами. Безусловно, у фактора неопределенности есть свои плюсы. Но внесение ясности в проблему также имеет свою ценность.

Центральному командованию ВС США и аппарату министра обороны необходимо определить силы и средства для стабильного и надежного присутствия в зоне Персидского залива и обнародовать такую информацию. Изменения в составе дислоцируемой военно-морской группировки можно обозначить как меры по поддержанию стабильного баланса сил в регионе. Более того, дополнительные силы флота могут быть развернуты в противовес иранской программе по увеличению военного потенциала, а также для поддержания общей стабильности в регионе. Вместе с тем, не стоит оповещать Тегеран обо всех планируемых перестановках. Поставив во главу угла фактор непредсказуемости, Центральное командование получит еще один способ "связи" с Ираном. Элемент тактической и оперативной неопределенности наряду с демонстрацией стратегического (военно-морского) потенциала будет своего рода сдерживающим фактором.

В настоящее время новая администрация США разрабатывает собственную стратегию национальной безопасности, оценивает потребности в расстановке сил и составляет соответствующие военные бюджеты. Скорее всего, урезание военных расходов повлечет сокращение вооруженных сил. Выбирая направление для реформирования ВС, правительству США следует учитывать два немаловажных факта. Во-первых, военно-морское присутствие в Персидском заливе является единственным методом влияния на страны региона. Выполнение того множества задач, которые возлагаются на флот в этой части земного шара, просто невозможно без надежной военно-морской группировки. Кроме того, дислоцируемые в заливе силы флота США сковывают Тегерану руки, давая понять, что возможности Ирана для применения силы с целью удовлетворения региональных амбиций достаточно ограничены: "Иран не должен доминировать в ближневосточном регионе, равно как и хозяйничать в [Персидском] заливе. Именно поэтому Соединенные Штаты направили в туда две авианосные ударные группы".

Во-вторых, ввиду отдаленности региона, для каждого дислоцируемого в Персидском заливе корабля ВМС США необходимо иметь еще как минимум три, чтобы обеспечить их ротацию, время на переходы и обслуживание. Даже незначительные на первый взгляд сокращения флота могут поставить под угрозу само присутствие военно-морских сил США в регионе.

Меры по укреплению доверия

С конца 70-х годов прошлого века Персидский залив является зоной чрезвычайной напряженности. С тех пор ВМС США участвовали в двух официально объявленных конфликтах ("Буря/Щит в Пустыне" и "Освобождение Ирака"), нескольких одиночных сражениях и массе других военных операций. Кроме того, здесь возникали и региональные конфликты, такие как ирано-иракская война 1980–88 гг. Американские военные корабли, равно как и флоты еще двух десятков стран, постоянно курсировали в переполненном судами заливе. Неудивительно, что такие инциденты как применение ПКР "Экзосет" по фрегату ВМС США "Старк" в мае 1987 г. или вооруженные столкновения между иранскими катерами береговой охраны и боевыми кораблями ВМС США в январе 2008 г. продолжают случаться.

Было бы слишком просто предполагать, что единственным предназначением американского флота в отношении Ирана является адекватная реакция на негативную политику последнего. Более любопытно выглядит возможность использовать военно-морское присутствие США в регионе для стимулирования позитивной политики. Принимая во внимание крайне натянутые отношения между Вашингтоном и Тегераном, сближение между двумя странами должно начинаться с незначительных, но конкретных шагов, основанных на взаимной выгоде и демонстрирующих потенциал для совместных усилий.

Иран и Соединенные Штаты почти тридцать лет находились в состоянии безнадежной конфронтации. После иранской революции США и Исламская Республика Иран фактически не имели прямого диалога. Даже косвенные контакты между этими странами были крайне ограниченными. Не секрет, что такого рода недостаток в общении опасен для обеих сторон. По словам начальника штаба ВМС США адмирала Гэри Рафхеда, "У меня нет прямой связи с моим иранским коллегой. Я не могу напрямую общаться с командованием иранского флота или береговой охраны". Еще шире пропасть, разделяющая ВМС США и Корпус Стражей Исламской Революции (КСИР), который также располагает существенным военно-морским флотом. В последних инцидентах в Персидском заливе с участием американских боевых кораблей были замешаны именно корабли КСИР, а не суда иранских ВМС.

Вклад ВМС США в формирование политической обстановки в регионе неоценим. Дислоцируемые там силы могут при необходимости оперативно переводиться в боевое состояние.

В действительности Иран и Соединенные Штаты находятся в постоянном диалоге. Это происходит в контексте непрерывных операций в Персидском заливе, о которых обе страны предпочитают не распространяться. Речь идет вовсе не об официальных встречах, а об обмене тактическими данными, вызванным необходимостью взаимодействия кораблей в непосредственной близости друг от друга. В водах оживленного Персидского залива американские и иранские вооруженные силы взаимодействуют ежедневно. По словам одного из старших офицеров ВМС США, "мы вынуждены действовать прямо у их территориальных вод в крайне стесненных условиях при ужасной интенсивности судоходства, будь то одномачтовые суденышки-дау или супертанкеры, идущие к нефтяным платформам… При такой тесноте Персидского залива право на ошибку практически отсутствует, даже если бы кругом были только наши союзники".

Одним из способов формирования политической среды в регионе и в то же время решения специфических задач является принятие мер по укреплению доверия. Такие меры призваны снизить страх и настороженность, делая политику государств более предсказуемой. В основном, к мерам по укреплению доверия относят обмен информацией (в частности, касающейся состояния и деятельности вооруженных сил) и создание скоординированных механизмов подтверждения такой информации.

Недавнее исследование, проведенное одной известной некоммерческой организацией, определило меры по укреплению доверия в сфере ВМС как один из способов установления связи между Ираном и Соединенными Штатами. В вышеупомянутом исследовании предлагалось сделать упор на меры по укреплению доверия в отношении важнейших вопросов безопасности. Другим предложением было привязать меры по укреплению доверия к практическим и оперативным задачам в сферах общих интересов, скажем, ликвидации аварий в море, незаконного оборота наркотиков и охране границ. Успех в этих направлениях будет способствовать как безопасности США, так и региона в целом. Скоординированные "правила дорожного движения" и общие каналы связи для взаимодействия при чрезвычайных ситуациях или блокирования наркотрафика были бы полезны военно-морскому присутствию США в Персидском заливе.

Соединенные Штаты также могли бы попытаться сотрудничать с Ираном в определенных сферах – естественно, на ограниченной основе. Было бы неразумно второпях заключать совместный договор о чрезвычайных ситуациях в море между США и Ираном. Вместо этого Соединенным Штатам следует изучить возможность применения ряда более ограниченных мер. Подобное взаимодействие могло бы начаться с безобидного предложения ВМС или береговой охраны США информировать иранский флот о действиях американских патрульных кораблей. Впоследствии эту процедуру можно было бы расширить до обмена информацией о незаконной деятельности и, возможно, с подачи США предложить снабжать Иран данными тактической разведки и наблюдения. Этот тип взаимодействия был успешно опробован Великобританией в 90-е годы.

Для США было бы более разумным вызвать Иран на диалог не напрямую, а через Совет по сотрудничеству стран Персидского залива. И хотя позиции Ирана и государств-членов этой организации зачастую расходятся, у них есть общие интересы – безопасное судоходство в заливе. Кроме того, проводя переговоры с Ираном, Совет по сотрудничеству стран Персидского залива, очевидно, являлся бы неким буфером на начальном этапе американо-иранского диалога. Основное внимание при этом следовало бы уделить иранским ВМС, а не КСИР. Дискуссии должны проходить в сдержанной манере и иметь целью достижение обоюдных интересов.

Взаимодействие с союзниками

Как уже сказано, новая военно-морская стратегия США придает большое значение взаимодействию с союзниками и развитию потенциалов национальных флотов. Начиная с 2001 года, в условиях войны с терроризмом данное направление достигло огромного прогресса. ВМС США провели многочисленные учения при участии союзников со всего мира, в том числе стран Ближнего Востока. Многие из этих учений имели невоенные цели, такие как гуманитарная помощь и содействие мирному населению.

"Эффективное взаимодействие в вопросах стратегической безопасности является формой долгосрочного сдерживания, обеспечивающей безопасность и исключающей предпосылки для возникновения конфликта. ПРО морского базирования усилит сдерживание путем прикрытия сил передового развертывания и союзников, в то же время являясь составной частью более масштабной архитектуры противоракетной обороны Соединенных Штатов. Наше превосходство в космосе – от которого во многом зависит наша способность работать в централизованном сетевом режиме – должно быть защищено и усилено. Мы будем использовать силы передового базирования и развертывания, космические системы, стратегические силы морского базирования и другие средства, чтобы остановить тех, кто желает нам зла."

Существует множество примеров того, что сделали ВМС США для улучшения взаимодействия со своими союзниками. В ноябре 2007 года с пятидневного учения сил оперативного реагирования начались маневры в Персидском заливе и прилегающих водах с привлечением авианосца, двух десантных кораблей, нескольких транспортов, а также морской авиации и медицинской службы. Начало учений совпало с подписанием мировыми державами лондонского соглашения о применении третьей серии санкций против Ирана. Тегеран попытался опровергнуть озабоченность относительно своей ядерной программы. Представитель ВМС так охарактеризовал цель учений: "Нашей главной задачей является обеспечение морской безопасности, в том числе торговых перевозок всех региональных партнеров через Персидский залив… Мы обязуемся сохранять Ормузский пролив открытым как гарантию безопасных торговых отношений в регионе".

Совместные мероприятия и учения также могут проводиться с целью отработки несиловых сценариев. В 2007 году ВМС США принимали участие в учениях по ликвидации последствий стихийного бедствия в регионе. После первой фазы планирования в действие вступили оперативные силы, и универсальный десантный корабль ВМС США "Васп" доставил запасы для оказания помощи и оборудование на промежуточную базу в Бахрейне. По замыслу учения, воображаемая страна понесла ущерб от тропического циклона, который уничтожил всю жизненно важную инфраструктуру, вывел из строя международный аэропорт, опреснительные установки и электростанции, оставил тысячи граждан без крова. Кроме того, сценарий предполагал еще и разлив нефти в результате повреждения танкера. По словам командующего 59-й объединенной оперативной группой контр-адмирала Теренса Макнайта, "невозможно предугадать, где и когда произойдет стихийное бедствие. Но тренируясь, мы можем повысить навыки реагирования на такого рода ситуации и прийти на помощь дружественной стране. Коалиционные войска обязаны оказывать содействие стране размещения войск, нуждающейся в нашей помощи как факторе стабильности и безопасности в регионе".

ВМС Соединенных Штатов активно проводят операции по морской безопасности, направленные на борьбу с противозаконной деятельностью, например, захватами судов, пиратством и работорговлей. Морские коалиционные силы Центрального командования и подчиненные им объединенные оперативные группы (150-я, 152-я и 158-я) предназначены для осуществления многонациональных коалиционных действий по обеспечению безопасности. Целью создания объединенных военно-морских соединений является демонстрация того, что Соединенные Штаты действуют не в одиночку. 150-я объединенная оперативная группа, основанная в начале операции "Несокрушимая Свобода" и имеющая базу МТО в Джибути, предназначена для наблюдения, досмотра и блокирования подозрительного судоходства в районе Африканского Рога. В настоящее время, помимо американских кораблей, в составе оперативной группы находятся корабли ВМС Канады, Дании, Франции, Германии, Пакистана и Великобритании. Корабли ВМС Австралии, Италии, Нидерландов, Новой Зеландии, Португалии, Испании и Турции также принимали участие в боевых службах соединения. Командование группы назначается из числа представителей участвующих стран и меняется каждые 4-6 месяцев. Как правило, объединенная оперативная группа состоит из 14-15 кораблей.

152-я объединенная оперативная группа, сформированная в марте 2004 года, отвечает за поддержание морской безопасности в центральной и южной части Персидского залива. 158-я объединенная оперативная группа является международным соединением, созданным для проведения операций в территориальных водах Ирака. Она включает в себя силы и средства ВМС и береговой охраны США, Королевских ВМС Австралии и ВМС Сингапура, действующие рука об руку с иракским флотом и морской пехотой.

Взаимодействие заключает в себе значительно больше, нежели просто предоставление баз для американских войск. Со странами юга Персидского залива проводится широкий спектр консультационных, учебных и тренировочных мероприятий, зачастую при участии Великобритании и Франции. Центральное командование ВМС (NAVCENT) проводит многочисленные конференции и симпозиумы по морской безопасности, такие как Симпозиум по защите морской инфраструктуры, проходивший в Бахрейне 26-28 февраля 2008 года. Дислоцируемые силы Центрального командования ВМС находятся в оперативном подчинении 5-го флота, чьи отряды занимаются проведением учений по поиску и тралению мин, а также минно-тральными операциями, минной разведкой и обезвреживанием неразорвавшихся боеприпасов. Все эти действия позволяют сохранять морские пути сообщения открытыми и гарантируют безопасное торговое судоходство в указанном регионе.

Недостаточная возможность совместной работы, специфика и направленность ключевых задач существенно ограничивают военно-морские силы стран юга Персидского залива в осуществлении должного взаимодействия. То же самое можно сказать и об отсутствии эффективного воздушного наблюдения, современных средств для ведения минных и противолодочных операций. Саудовская Аравия планирует крупномасштабную программу модернизации своего Восточного флота (базируемого в Персидском заливе), которая коснется надводных боевых кораблей, вертолетов, морских буксиров и беспилотных летательных аппаратов. Американский корабль ближней морской зоны LCS отлично подошел бы для этой программы, и его покупка обеспечила бы эффективность совместной работы. Чтобы достичь необходимого уровня взаимодействия, требуется увеличить количество двусторонних и многонациональных учений, проводимых при участии ВМС стран региона. Также необходимо разработать стандартный порядок действий, доктрину и создать общие каналы связи для улучшения осведомлённости в обстановке.

Осведомленность в морской обстановке

Несмотря на то, что ВМС США имеют несколько возможных вариантов для Фазы 0, в ней просматриваются некоторые пробелы. С политической точки зрения было бы важно учитывать те шаги, которые могут благоприятно повлиять на формирование обстановки в регионе. Одним из таких шагов является реализация разведывательного потенциала и усиление роли союзников в информационной составляющей военно-морских операций. К примеру, выполнение таких задач как отслеживание не подающих радиосигналов и не отвечающих на запросы судов было бы достаточно полезной инициативой. Данные для оперативной картины морской обстановки могут быть получены с различных средств наблюдения и датчиков. Единственное требование – тщательный синтез всей полученной информации в общую картину, передаваемую впоследствии пользователям.

В распоряжении США имеется ряд эффективных методов для формирования условий региональной безопасности, усиления союзников и повышения боевой эффективности своих сил. В качестве примеров можно привести средства наблюдения, возможности по организации и ведению связи, проектирование, материально-техническое обеспечение, тренажеры и планирование операций. Среди наиболее значимых средств – системы разведки и наблюдения, обеспечивающие осведомленность в морской обстановке.

Введение

Политика США в отношении Ирана

Военно-морские методы влияния на Иран

Формирование ситуации в регионе (Фаза 0)
Сдерживание от враждебных действий (Фаза I)
Захват инициативы / Сдерживание агрессии (Фаза II)

Заключение



Главное за неделю