Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Сдерживание от враждебных действий (Фаза I)

02.07.10
Текст: Лексингтонский Институт, Дениэл Гуре, Ребекка Грант
Перевод: Центральный Военно-Морской Портал. Сноски по запросу в редакцию
Основной целью дислокации сил ВМС США в Персидском заливе является сдерживание Ирана от действий, расцениваемых как враждебные по отношению к интересам Соединенных Штатов. Присутствие военно-морских контингентов США в зоне Персидского залива и в Кувейте (с 1991 года) - наглядный пример того, что Соединенные Штаты имеют и готовы защищать свои национальные интересы в данном регионе, равно как и оказывать военную помощь союзникам.

Среди действий Ирана, вызывающих серьезную обеспокоенность США, можно назвать развитие ядерной программы, поддержку экстремистских групп в регионе, содействие антиамериканским силам в Ираке и попытки создания дестабилизации в среде союзников США. Кроме того, усилия Ирана по наращиванию военного потенциала для создания угрозы силам США и региональных союзников и препятствования перегруппировкам в зоне Персидского залива также необходимо причислять к потенциально дестабилизирующим действиям. Американские аналитики должны учитывать угрозу того, что Иран может прибегнуть к военной силе в случае чрезмерного давления на Тегеран в попытках повлиять на его политику.

Цель сдерживания – убедить иранских лидеров в том, что при всем желании они не смогут изменить стратегическую ситуацию в регионе путем применения силы. Проводимая Ираном в последние годы информационная война нацелена на то, чтобы заверить общественность в способности Ирана применить в Персидском заливе военную силу. По заявлениям иранских источников, ВМС ИРИ может заблокировать залив. Иран рассчитывает достигнуть этого с помощью стратегии ассиметричной войны. По сути, речь идет о морских диверсионных операциях.

Соединенным Штатам и их союзникам необходимо развернуть свою информационную кампанию. Она должна сопровождаться наглядными примерами (военно-морские учения, переброски сил и совместные мероприятия с союзниками), свидетельствующими о том, что США в состоянии в кратчайшие сроки разрушить иранскую стратегию ассиметричной войны.

В основе сдерживания и разубеждения лежит перспектива неприемлемых последствий. Адресат должен понять, что либо цена будет слишком высока, либо успех слишком незначителен, чтобы оправдать текущий политический курс. Иначе говоря, он должен принимать как данность то, что оппонент либо нанесет ему неприемлемый ущерб, либо сведет на нет все его достижения. Теория сдерживания имеет несколько потенциальных альтернатив – превентивный/первый удар, ответный удар, оборона – которые могут применяться как в отдельности, так и в совокупности. Возможна также угроза нанесения первого или ответного удара обычными вооружениями даже по отношению к оппоненту, имеющему в распоряжении ядерное оружие, хотя конвенционный ответ на ядерную угрозу звучит неубедительно.

Очень важно, чтобы политика сдерживания имела максимально коллективный характер, т.е. необходимо участие всех союзников США в регионе. Безусловно, поддержка союзников будет важна при реализации большинства сдерживающих угроз. Не менее важным является убеждение иранских лидеров в том, что Соединенные Штаты и их союзники имеют общую точку зрения в отношении деятельности Ирана. В 2007 году министр обороны Роберт Гейтс призвал страны Персидского залива к более тесному сотрудничеству в сфере противовоздушной и противоракетной обороны, а также контроля акватории залива с целью сдерживания Ирана. Тот факт, что Соединенные Штаты и их союзники, в частности Совет по сотрудничеству стран Персидского залива, тщательно планируют все сценарии развития обстановки, должен стать частью стратегии сдерживания Ирана.

Сдерживание наступательными средствами

Какие наступательные меры могут понадобиться США в дополнение к экономическим, дипломатическим и другим методам, чтобы вынудить Иран отказаться от силового варианта? Эти меры должны быть эффективными и адекватными характеру действий, на сдерживание которых они направлены. Вместе с тем Соединенные Штаты должны показать свою готовность к наращиванию военной мощи вне зависимости от способности Ирана дать вооруженный отпор. Комментируя идею использования угрозы несоразмерных военных действий для удерживания Ирана от враждебных действий, военный аналитик Энтони Кордесмен отметил:

"…по крайней мере, это могло бы служить демонстрацией того, что США способны нанести куда более серьезный карательный удар. Иран уязвим в других сферах. Соединенные Штаты не интересует, выживет ли иранская газовая отрасль, нефтеперерабатывающие заводы или вся энергосистема в целом. У Ирана могут быть подземные ядерные объекты, но реакторные установки и все военное производство уязвимо. Ассиметричная война – это удел не только слабых, но и сильных".

Зачастую сдерживающие меры требуют прозрачности и общественной огласки, что не всегда способствует скрытности и внезапности, на которые делается расчет при оперативном планировании. Сообщалось, что большинство кораблей ВМС США осуществляют проход через Ормузский пролив по ночам, чтобы не привлекать внимания, и редко в больших количествах. Тем не менее, как минимум один дневной переход проводился. При определенных обстоятельствах, военно-морским силам США следовало бы время от времени осуществлять дневные переходы, либо перебрасывать большие отряды кораблей.

Несомненно, флот будет играть важнейшую роль при любом силовом варианте против Ирана. Как уже было сказано, Соединенные Штаты периодически направляли авианосные ударные группы в зону Персидского залива как напоминание о своем наступательном и оборонительном потенциале. Согласно плану оперативного реагирования ВМС США, массированное развертывание авианосных соединений в Персидском заливе возможно. Однако это весьма провокационная мера, которой следует воспользоваться лишь в случае крайней необходимости.

Возможной альтернативой может быть развертывание в заливе одной или двух из четырех подводных лодок ВМС США, оснащенных крылатыми ракетами. В отличие от варианта с авианосцами, эта мера не была бы такой заметной, хотя и сопровождалась бы информационной кампанией о такого рода объектах, направляемых США в регион.

Сдерживание оборонительными средствами

Иран неоднократно пытался следовать своей стратегии сдерживания. В ней во главу угла ставился контроль над Персидским заливом, а сдерживающим фактором служила угроза поставок нефти. Иранский духовный лидер Аятолла Хомейни предостерег: "Если власти США сделают в отношении Ирана неверный шаг, поставки энергоносителей, несомненно, подвергнутся опасности, и американцы не смогут защитить энергоснабжение региона".

Иран развернул широкий диапазон средств, угрожающих гражданскому и военному судоходству в заливе. Среди них большое количество малых надводных кораблей, подводные лодки, морские мины, противокорабельные крылатые ракеты берегового базирования и пилотируемая авиация. Весь этот потенциал направлен на стратегию недопущения США в залив. Бывший командующий Объединенного Центрального командования адмирал Уильям Фаллон охарактеризовал нарастающий военный потенциал Ирана как противовес американским военным операциям: "Судя по приобретаемым ими вооружениям и развитию их тактики, они намерены попытаться лишить нас возможности действовать на этом морском ТВД".

Противостоя иранской угрозе гражданскому и военному судоходству в заливе, военно-морские силы США добились бы не только сдерживания потенциальных атак, но и подорвали бы саму основу иранских намерений о создании собственных асимметричных средств нападения. Основным сдерживающим фактором для Ирана является способность ВМС США развернуть в Персидском заливе многочисленный и боеспособный контингент. Эти силы должны быть в готовности выполнять широкий круг задач, поражать различные морские и наземные цели, осуществлять противоминные и противолодочные операции, а также вести боевые действия при всестороннем информационном и разведывательном обеспечении.

Развернув подобные силы в Персидском заливе, ВМС США столкнутся с многочисленными иранскими средствами противодействия. Для того, чтобы противостоять таким угрозам как морские мины и малые катера, необходимо будет достигнуть господства в воздухе. Истребители F/A-18E/F в сочетании с самолетами радиоэлектронной борьбы (РЭБ) F-18 Growler и, при их развертывании, истребителями F-35 Joint Strike Fighter позволят американским ВМС вести полноценные боевые действия.

Успешное превосходство в воздухе будет подразумевать организацию ПВО и ПРО. Защита от крылатых ракет – сложная задача, которую предстоит решить американским военно-морским силам. Их комплексная система управления огнем ПВО (NIFC-CA) будет состоять из множества подсистем и объединять средства обнаружения, авиацию, корабли и даже зенитно-ракетные комплексы наземного базирования, предназначенные для поражения большого числа целей на больших расстояниях и любых высотах. Развитие в этом направлении необходимо, ведь противоракетная оборона превратилась в многоуровневую проблему. Угрозу составляют баллистические ракеты ближнего действия, крылатые ракеты, а также их сочетания. Крылатые ракеты бывают как наземного, так и морского базирования, что еще более усложняет проблему. Для сохранения свободного доступа в Персидский залив ВМС США необходимо постоянно совершенствовать свои средства ПВО/ПРО.

К примеру, основой системы NIFC-CA является новый самолет дальнего радиолокационного обнаружения E-2D Advanced Hawkeye, который не просто расширит разведывательные возможности американских ВМС, но и впервые позволит флоту и общевойсковым силам эффективно противостоять крылатым ракетам. Самолет ДРЛО E-2D способен получать данные об угрозах от своих и внешних средств обнаружения, устанавливать их приоритетность и распределять цели между имеющимися комплексами вооружения. Демонстрация этих возможностей в Персидском заливе стала бы существенным сдерживающим фактором иранской агрессии.

На вооружении Ирана состоят 195 патрульных катеров и малоразмерных надводных кораблей, большинство из которых в лучшем случае вооружены пулеметами и малокалиберными орудиями. В распоряжении иранских ВМС также имеются три фрегата, десять быстроходных боевых катеров, а также около десяти патрульных катеров, оснащенных противокорабельными крылатыми ракетами. В ходе столкновения 6 января 2008 года отряд из пяти иранских быстроходных катеров якобы угрожал уничтожить военные корабли ВМС США. В середине декабря 2007 года американский военный корабль совершил предупредительный выстрел в сторону иранского катера, подошедшего слишком близко, тем самым вынудив его отступить.

Один заслуженный офицер американских ВМС охарактеризовал подобные инциденты как желание Ирана "поцарапать" военные корабли США. Все эти случаи свидетельствуют о решительности и готовности иранских военных использовать любой удобный случай, чтобы "укусить за пятку" и продемонстрировать свои намерения Соединенным Штатам и всему миру.

В целом, против иранского надводного флота могут применяться надводные корабли ВМС США, а также вертолеты и самолеты. Однако у Соединенных Штатов немало средств противодействия именно малоразмерным катерам. В ближайшем будущем корабль ближней морской зоны LCS, оснащенный противокорабельным комплексом вооружения, станет весьма эффективным средством против ограниченных действий иранских катеров.

Одной из форм сдерживания, хорошо знакомых американским ВМС, является борьба с подводными лодками. Иран располагает тремя ДЭПЛ проекта 877ЭКМ (типа "Кило") российского производства, оснащенными торпедами и минами последнего поколения. Более половины современных мин, стоящих на вооружении Ирана, устанавливаются только на подлодки типа "Кило". Для быстрого обнаружения и нейтрализации иранских субмарин военно-морским силам США придется вернуть навыки противолодочной борьбы, утерянные после окончания "холодной войны". В данном случае корабль ближней морской зоны LCS, оснащенный противолодочным комплексом вооружения, был бы весьма эффективным средством. Не менее полезными были бы АПЛ типа "Вирджиния" с их современным гидроакустическим оборудованием, средствами обнаружения и комплексом боевых средств.

Кроме того, Иран стремится создать серьезную ракетную угрозу для соседних государств и американских военных баз в регионе. Развертывание эффективной системы ПРО могло бы заставить иранских лидеров отказаться от ракетного варианта или хотя бы уменьшить его эффективность. Соединенные Штаты располагают как минимум одной батареей модернизированного комплекса Patriot (PAC-3) в Кувейте и поддерживают Израиль (который, кстати, является предметом постоянных угроз со стороны Ирана) в разработках и эксплуатации своей системы ПРО дальнего действия.

Командование ВМС США планирует оснащать десятки надводных кораблей системой ПРО Aegis, что позволит значительно уменьшить угрозу и вынудить Иран отказаться от весьма дорогостоящей военной программы. Этот процесс можно начать с серии военных учений и демонстрации силы в Персидском заливе. В июне 2008 года американские ВМС провели хорошо скоординированные морские учения по противоракетной обороне в восточной части Средиземного моря и северной части Персидского залива. Эти учения продемонстрировали способность эффективно обмениваться данными и вести сопровождение баллистических ракет по многочисленным траекториям.

Кроме того, противоракетная оборона позволит убедить таких союзников как Израиль в том, что противостоять потенциальной иранской угрозе можно и без наступательных действий. Правда, для этого Соединенным Штатам придется развернуть на постоянной основе корабли, оснащенные системой ПРО Aegis в Персидском заливе и, возможно, в Черном море. Вдобавок, ВМС США понадобится увеличить количество кораблей с системой Aegis, оснащенных новыми противоракетами Standard Missile 2, поскольку на сегодняшний день у флота слишком мало таких кораблей и таких ракет.

В дополнение к силам морского базирования у ВМС США имеются и другие варианты сдерживания. Возможно использование воздушных средств ВМС, дислоцируемых на наземных базах, для демонстрации активного участия США, взаимодействия с союзниками и способности противостоять иранским угрозам. Самолеты дальнего радиолокационного обнаружения E-2 Hawkeye и разведывательные самолеты EP-3, стоящие на вооружении ВМС, не только оказывают необходимую поддержку военно-морским операциям, но и действуют в интересах всего Центрального командования. Скорейшая переброска таких самолетов в район Персидского залива позволила бы убедить Иран в тщетности своих намерений относительно развертывания противокорабельных крылатых ракет.

Помимо вышеперечисленных мер, Соединенные Штаты могли бы способствовать сдерживанию Ирана путем наращивания военного потенциала своих союзников. Официальному Вашингтону необходимо настаивать на том, чтобы страны Персидского залива укрепляли свою способность к боевому взаимодействию, как между собой, так и с вооруженными силами США. Принимая во внимание немногочисленное народонаселение этих стран, их военному руководству стоит сделать упор на качество – другими словами, на технологии. Необходимо убедить эти государства инвестировать развитие средств ПВО, ПРО, обнаружения, разведки, противоминной и даже противолодочной борьбы. В рамках программы модернизации своего Восточного флота, Саудовская Аравия планирует закупку 10-12 кораблей ближней морской зоны LCS вместе с вертолетами, кораблями поддержки и буксирами. Кроме того, необходимо стимулировать развитие средств пассивной обороны, включая укрепление особо важных объектов, коммуникаций, командно-административной инфраструктуры и аэродромов.

Введение

Политика США в отношении Ирана

Военно-морские методы влияния на Иран

Формирование ситуации в регионе (Фаза 0)
Сдерживание от враждебных действий (Фаза I)
Захват инициативы / Сдерживание агрессии (Фаза II)

Заключение



Главное за неделю