Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Такая долгожданная "Лада"

18.05.10
Текст: Военно-промышленный курьер, Владимир Калинин
Фото: Военно-промышленный курьер
К сожалению, новая российская подлодка не принадлежит к четвертому поколению ДЭПЛ

ДЭПЛ "Санкт-Петербург"
22 апреля 2010 года в Санкт-Петербурге члены государственной комиссии наконец-то поставили подписи под актом о приемке от ОАО "Адмиралтейские верфи" головной дизель-электрической подводной лодки (ДЭПЛ) проекта 677 "Лада" "Санкт-Петербург". Этого события и заказчик - Военно-морской флот России, и исполнитель - ОАО "Адмиралтейские верфи" ждали целых 12 лет и 4 месяца. Именно столько времени прошло с момента закладки субмарины в декабре 1997 года.

ДЭПЛ проекта 677 "Лада" разработана в Центральном конструкторском бюро морской техники (ЦКБ МТ "Рубин") под руководством генерального конструктора Юрия Кормилицина. Как заявляют официальные лица, этот корабль относится к четвертому поколению подводных лодок. Но так ли это на самом деле?

Есть чем гордиться

Конечно, новая субмарина имеет ряд принципиальных отличий от своих предшественниц. Прежде всего надо отметить высокую степень автоматизации процессов централизованного управления всеми корабельными системами и оружием с операторских пультов, расположенных в главном командном пункте.

Увеличена мощность ракетоторпедного комплекса. Этим занимались известные конструкторские бюро, научно-производственные объединения и научно-исследовательские институты, в том числе ЦКБ МТ "Рубин", НПО "Аврора", ФГУП ЦНИИ "Электроприбор", ОКБ "Новатор" и НПО "Агат". В результате их совместного труда появился противокорабельный КЛАБ-С. Это интегрированная ракетная система, представляющая собой уникальную разработку, фактически не имеющую аналогов в мире.

Российские ученые, конструкторы, строители по сути осуществили прорыв в технико-экономических характеристиках и технологии создания проекта "Лада". В ходе опытно-конструкторских работ были предложены десятки новых решений. Все вооружение, лодочные системы и материалы - это последнее слово науки и техники.

На субмарине больше 170 приборов и систем, которые до сих пор не выпускались в России. Лодка имеет новую систему навигации, масса которой всего 50 кг. Раньше столько весил один гирокомпас. Впервые при проектировании использовались технологии, применявшиеся ранее только в аэрокосмической промышленности.

Например, гидроакустический комплекс построен на новейшей элементной базе и с новейшим математическим обеспечением. В носовой оконечности размещена высокочувствительная шумопеленгаторная антенна. Установлен принципиально новый универсальный многофункциональный перископ. Подъемно-мачтовые устройства сделаны телескопическими. Все они, кроме командирского, не проникают в прочный корпус. Внедрена новая система приема радиоинформации с берега в подводном положении.

Ахиллесовой пятой всех наших лодок, за исключением дизельной ПЛ проекта 636 ("Кило" согласно западной классификации) и атомной субмарины проекта 971, считалась высокая подводная шумность. На протяжении 18 лет - в 1968-1986 годах решению данной проблемы были посвящены четыре (!) постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР. Каждые шесть лет давалось задание уменьшить уровень шума в 2-3 раза. Три предписания высшего политического и государственного руководства страны удалось выполнить. А вот требования четвертого документа, что называется, повисли в воздухе, поскольку работа по теме была прервана в связи с отсутствием финансирования. Вместе с тем нужно подчеркнуть, что на атомных многоцелевых подводных лодках проекта 971А, например, удалось уменьшить уровень подводного шума на 30 децибел, то есть по уровню звукового давления - в 30 раз, а по уровню излучаемой звуковой мощности - в тысячу раз!

Шумность "Санкт-Петербурга" должна приблизиться к фоновым значениям моря. А по скрытности - превзойти все субмарины, построенные ранее у нас, в том числе и дизельные лодки проекта 877, которые называют на Западе "Черная дыра" - столь малый шум они производят, когда идут под водой.

Как этого удастся достичь? Ответ на данный вопрос автор этих строк получил в государственном научном центре "Центральный научно-исследовательский институт имени академика А. Н. Крылова" - Krylov Shipbuilding Research Institute (KSRI). Для лодок четвертого поколения созданы особые шумопоглощающие - вплоть до низких частот - резиновые покрытия толщиной всего 40 мм. Они в два раза тоньше тех, которые применялись у нас ранее. Новое покрытие состоит из 7-8 слоев различной перфорации и профиля резины. Идея простая: чем больше воздушных полостей, тем оно более эффективно поглощает шум различных частот и на различной глубине. Об этом рассказал начальник отделения судовой и промышленной акустики института доктор технических наук, профессор Эрнст Мышинский.

Так что заявление, сделанное первым заместителем гендиректора госкорпорации "Ростехнологии" Алексеем Алешиным о том, что "Лада" - это наиболее яркий перспективный проект, в котором использовано более 120 инновационных технологий, в основе своей верно. Но только отчасти, если учесть, что проектирование "Лады" началось в центральном конструкторском бюро морской техники "Рубин" в 1989 году. То, что 20 лет назад, возможно, и было инновациями, сегодня уже - прошлый век. Тем более что не все задумки конструкторов удалось реализовать в металле.

А если сравнить?

При всем том наша "Лада" побила многие мировые рекорды, в частности по сроку строительства - беспрецедентному для подводной лодки водоизмещением 1765 тонн.

Для сравнения: головную в серии дизель-электрическую субмарину U-31 проекта 212А заложили на кильской верфи Howaldtswerke Deutsche Werft AG (HDW) через год после нашей (в 1998-м), а спустя шесть лет - 29 июля 2004 года передали военно-морским силам Германии. Надводное (нормальное) водоизмещение этой ДЭПЛ почти как у российской - 1700 тонн.

Пока "Адмиралтейские верфи" строили один "Санкт-Петербург", бундесмарине получили от Howaldtswerke Deutsche Werft AG четыре субмарины: U-31, U-32, U-33 и U-34.

Нельзя также не обратить внимания еще на ряд ТТХ российской и немецкой подлодок. У нашей предельная глубина погружения - 300 м, у немецкой - 400. У нашей экипаж насчитывает 35 человек, у немецкой - 27, то есть несовершенство техники мы компенсировали увеличением числа людей на борту субмарины на 8 человек.

По вооружению "Санкт-Петербург", если верить официальным источникам, тоже, к сожалению, уступает кильским подлодкам. У российской ДЭПЛ - шесть торпедных аппаратов, у германских - по восемь.

В качестве пропульсивной системы на немецкой субмарине использованы топливные элементы, именуемые в просторечии "водородными батарейками". Это независимая от воздуха силовая установка компании Siemens. Энергия выделяется из одиннадцати водородно-кислородных топливных ячеек мощностью 120 КВт каждая и через протонно-обменные мембраны передается на основной двигатель. "Водородные батарейки" позволили увеличить автономность плавания ПЛ в несколько раз по сравнению с традиционными аккумуляторами дизель-электрических подводных лодок.

А что же у нас?

Еще тридцать лет назад ЦКБ "Лазурит", НПО "Квант" и "Криогенмаш" приступили к созданию для подводных лодок пропульсивных систем с электрохимическими генераторами (ЭХГ). Субмарину С-273 проекта 613 переоборудовали по проекту 613Э "Катран". Если обычные субмарины на двухузловой скорости без подзарядки батарей могли находиться под водой не более четырех суток, то при использовании ЭХГ срок возрос до месяца.

Второе направление российских конструкторов - создание дизелей, работающих по замкнутому циклу. Проект 615 с единым двигателем, воплощенный в металле еще в середине прошлого века, стал уникальным во всем мире.

С 1978 года головным разработчиком пропульсивных систем с ЭХГ являлось Специальное конструкторское бюро котлостроения. Оно обратилось к опыту Уральского электрохимического комбината и НПО "Энергия" по созданию ЭХГ для космических аппаратов. Так появился двигатель для подводных лодок "Кристалл-20", в котором использовались кислород и водород. Последний находился в связанном виде - в интерметаллидном соединении.

Предполагалось, что анаэробную энергоустановку на основе ЭХГ получит "Лада". Однако на подводной лодке "Санкт-Петербург" ее нет. А это, увы, означает следующее: Россия впервые не смогла создать субмарину нового поколения.

Поживем - увидим

Это чревато негативными последствиями как для ВМФ России, так и для военно-технического сотрудничества с другими странами.

Как ни печально это констатировать, но неудача с созданием лодок четвертого поколения сильно пошатнет российские позиции на мировом рынке подводного судостроения. Наши постоянные покупатели - Китай и Индия в состоянии самостоятельно строить субмарины третьего поколения. Купить нашу "Ладу" намеревалась Венесуэла. Но вместо "Лады" мы предложили совсем другую субмарину проекта 636 третьего поколения, за которую Каракас нас вежливо поблагодарил, но денег не дал.

Между тем пока мы никак не справимся с ДЭПЛ четвертого поколения, Швеция, Япония и другие страны уже начали работать над созданием лодок пятого поколения.

Впрочем, для нас важнее удовлетворить потребность в дизельных субмаринах отечественного подводного флота. Их остались считаные единицы. В Баренцевом море едва ли четыре ДЭПЛ одновременно смогут выйти в море, на Балтике - две, на Черном море - одна, на Дальнем Востоке - пять.

Все познается в сравнении. В 2003 году, когда еще не были сформированы подводные силы, в составе флотов находилась 21 дизель-электрическая подлодка, в том числе 19 ДЭПЛ проекта 877 и две - проекта 641Б. Из них в составе сил постоянной готовности было только девять субмарин. Причем подавляющее большинство из них имело различные ограничения в эксплуатации. За прошедшие семь лет новых лодок не построили, а многие старые пришлось вывести в отстой.

На начало века весь подводный флот России составлял 15 процентов от численности боевого состава подводных сил советского ВМФ. В первом десятилетии этот показатель еще больше понизился. Поэтому сейчас нам надо вооружать не Индию и Китай, а собственный флот. И такие планы у правительства были.

Выступая на церемонии закладки подводной лодки проекта 667 "Кронштадт" в 2006 году, генеральный директор ГУП "Адмиралтейские верфи" Владимир Александров сказал: "Флот настаивает на скорейшем строительстве двух бригад по шесть подлодок". Александров пояснил, что такие подводные лодки обычно строят в течение 28-32 месяцев - в зависимости от уровня финансирования. Прошло гораздо больше месяцев и лет, но на флотах новые лодки так и не появились.

Кстати, и сама цифра - 12 ДЭПЛ - вызывает сомнения. Потому что расчеты применения субмарин в боевой обстановке показывают нам другой состав сил и средств. Из многолетнего опыта эксплуатации атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения известно, что для обеспечения их боевой устойчивости на каждый корабль надо иметь три многоцелевые атомные подводные лодки. А для их прикрытия в свою очередь понадобится по три дизель-электрические ПЛ. В жизни эта норма давно не выдерживается. А что будет дальше?

Наш ВМФ до 2015 года должен был получить 40 ДЭПЛ четвертого поколения. Однако после столь продолжительной и не очень-то успешной "эпопеи" с созданием "Санкт-Петербурга" эта программа, вероятно, будет пересмотрена.

Планируется построить серию из восьми субмарин проекта 677. Сейчас на стапелях в различной степени готовности находятся две подлодки - "Кронштадт" и "Севастополь". Теперь, когда производственная кооперация создана и технология строительства отработана, можно рассчитывать, что флот начнет получать ежегодно хотя бы по две боевые "единички". Но, как говорится, поживем - увидим...


Главное за неделю