Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

"Мистраль" достиг российских берегов

Военная промышленность получает удар, откуда не ждала никогда

Французы показали товар лицом

На этой неделе в Россию пришел французский корабль "Мистраль". Цель его прибытия недавно пояснил начальник Главного штаба ВМФ России вице-адмирал Олег Бурцев. Он сообщил, что в настоящее время Минобороны РФ ведет переговоры с Парижем о закупке вертолетоносца "Мистраль". Тем самым подлил масла в разрастающийся пожар противоречий в российском обществе: что целесообразнее – развивать оборонное производство в родном Отечестве или стимулировать развитие иностранного ОПК, отваливая ему огромные деньги из российского гособоронзаказа.

НЕЯСНЫЕ ЦЕЛИ, НО ЗАПРЕДЕЛЬНЫЕ РАСХОДЫ

На эту же тему также не столь давно говорил и начальник вооружения ВС РФ – заместитель министра обороны России генерал армии Владимир Поповкин. Он отметил, что со стороны представителей оборонной промышленности существует определенное противодействие намерению Минобороны импортировать французский военный корабль. "Мы хотели бы купить один корабль и организовать производство аналогичных в России", – заявил генерал.

Представители военного ведомства неоднократно озвучивали намерение приобрести французский десантный корабль. При этом поясняли, что после закупки вертолетоносца планируется совместно с Францией построить на российских верфях еще три-четыре таких корабля. В прессе появились сообщения о том, что сам "Мистраль", без лицензий и технологий, может обойтись России в полмиллиарда евро.

При этом ни слова не было сказано о стратегической необходимости закупки французских десантных кораблей и весьма значительных суммах бюджетных расходов, которые в любом случае придется брать из экспортных прибылей отечественных вооружений.

Центры обучения специалистов, которые будут эксплуатировать "Мистраль", придется формировать и на флотах. Кроме того, требуются немалые деньги для создания соответствующей инфраструктуры для эксплуатации французских боевых кораблей. Эксперты даже не берутся давать оценки, в какие суммы в конечном итоге выльется этот импортный почин. Они также считают, что инициатива не согласуется с мнением президента России на развитие отечественного ОПК, которое он недавно прямо высказал министрам и главам предприятий оборонной промышленности.

ОБОРОННЫЕ ЗАБОТЫ ПРЕЗИДЕНТА

Этой осенью в подмосковном городе Реутово, на предприятии "НПО машиностроения" президент РФ Дмитрий Медведев провел совещание по проблемам оборонно-промышленного комплекса (ОПК) России. В этом форуме участвовали не только министры, но и значительное количество руководителей ведущих российских конструкторских бюро и оборонных предприятий.

Из высказываний главы российского государства, который до этого посетил три военных учения, состоявшихся в Калининграде, Белоруссии и Казахстане, явно следовало, что его не устраивает состояние ОПК.

"За последние годы в модернизацию оборонно-промышленного комплекса вкладывались большие средства. Результаты же пока, на мой взгляд, невысокие. К сожалению, продолжается политика латания дыр, цели опережающего технологического перевооружения отрасли не достигнуты, все это сказывается на качестве военной техники, поставляемой в наши Вооруженные силы и на экспорт", – подчеркнул Дмитрий Медведев и добавил, что "модернизация ОПК должна была осуществляться не сегодня или завтра, а еще вчера".

По мнению президента, система государственного оборонного заказа, объем которого за последние 5 лет вырос почти вдвое, не полностью соответствует современным требованиям. Недостаточными темпами развивается технологическая база развития ВВТ и фактически отсутствуют необходимые законодательные нормы, которые позволяли бы эффективно контролировать выполнение военных контрактов.

"В рамках гособоронзаказа выделяются немаленькие финансовые средства для производства новейшего вооружения. Это ключевая тема для обороноспособности нашей страны, но приоритет надо отдавать действительно перспективным образцам", – заметил Медведев.

Проблемы отечественного оборонно-промышленного комплекса также нашли свое место в президентском Послании Федеральному собранию.

Отечественный ОПК демонстрирует, что способен сохранять лидирующие позиции в мире. Это не только самооценка, но и международное признание. Например, общепризнанный мэтр в мировом военном производстве журнал DefenseNews неизменно ставит в первую сотню производителей оружия российские предприятия. В сфере ПВО – это безусловный лидер Концерн ПВО "Алмаз-Антей", в самолетостроении – фирма "Сухой", другие российские предприятия. То есть потенциал российского ОПК высок, и есть смысл вкладывать в него государственные средства.

На совещании в Реутове Медведев особо подчеркнул необходимость сохранения позиций России на внешних рынках вооружений. Хотя РФ по-прежнему остается одним из крупнейших в мире экспортеров оружия, в последние годы эти позиции начали несколько ослабевать. А это говорит о том, что, кроме государства, никто не способен оказать действенную помощь отечественному ОПК. Дмитрий Медведев предложил участникам совещания подумать о разработке соответствующей федеральной целевой программы. А вот, как полагают представители политических кругов, некоторые военные специалисты и сотрудники оборонной промышленности, ориентация на западные технологии, которую сегодня весьма активно пропагандируют чины из военного ведомства, не только не будет способствовать развитию отечественного ОПК, но и станет причиной существенного торможения его движения вперед.


Французы не случайно открыли широкий доступ на корабль журналистам.

КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ

Один из чиновников ОПК выразил полное несогласие с намерением своих работодателей из МО. "Хочется отметить, что российский ОПК дает примеры высокой технологичности: многие предприятия ОПК, если говорить конкретно, то около трети их числа, широко известны за рубежом, главным образом благодаря своей продукции, ее высокому качеству – иначе наше вооружение мало кто покупал бы. В любом уголке земного шара военные знают марку автомата Калашникова, даже имеется международный лейбл "Калаш", а специалисты без труда опознают системы и комплексы ПВО С-300, "ТОР" или "Бук", танки Т-72, вертолеты "Ми" и другое вооружение и военную технику. Потенциал российского ОПК высок, и поддержка государства придала бы ему новые импульсы.

Я категорически не согласен с решением военных закупать французские вертолетоносцы и организовывать их производство, – продолжает эксперт. – Россия всегда была самодостаточна в снабжении своих войск вооружением и военной техникой. Во времена СССР ни у кого даже не могло возникнуть и мысли о том, чтобы закупать какую-то военную технику за кордоном. А теперь вместо того чтобы развивать собственную кораблестроительную промышленность и вкладывать в нее необходимые финансовые средства, Минобороны хочет оснаститься французскими десантными кораблями. Вполне вероятно, что это хорошее оружие. Но получается, что руководство МО встает на китайский путь развития военной промышленности. Пекин закупает иностранную военную технику, и при этом он иногда приобретает лицензии на технологии ее производства. Потом эта техника разбирается до винтиков и, в обход всех международных норм, начинается ее строительство на китайских производствах. В какой-то мере это, может быть, и оправдано для Китая. Но для нас такой подход малоприемлем. Оборонная промышленность КНР очень жестко контролируется КПК и, что самое главное, она находится на подъеме. В свое время наша оборонка также строго управлялась КПСС. Но сейчас ситуация радикально изменилась. Отечественный ОПК продолжает падать.

После распада СССР у России осталось около 85% ее военного потенциала, включая ВС, вооружения и оборонную промышленность. Ее ресурсный потенциал, я имею в виду численность населения, объем доступных природных ископаемых и производственные мощности, сократился в масштабах от 55 до 65%. А это означает не что иное, как то, что расходы на разработку и производство новых вооружений, приходящиеся на каждого россиянина, значительно возросли.

Мы унаследовали не единый комплекс оборонной промышленности, а только некоторые крупные структуры, которые не были связаны друг с другом. Во времена Советского Союза очень часто узлы и детали для изготовления вооружений выпускались на каком-то единственном предприятии. А многие из этих производств после распада СССР оказались за пределами России. Но главное, что я хотел бы отметить, серийное производство ВВТ во времена главенства ЦК КПСС обеспечивалось за счет абсолютно не рыночной системы привилегий, которые предоставлялись НИИ, КБ, предприятиям оборонпрома и другим структурам, работавшим на обеспечение национальной безопасности. Они получали все необходимое без всяких ограничений и по крайне низким ценам. В ОПК трудились наиболее квалифицированные рабочие, инженеры и ученые. Сегодня в оборонной отрасли крайне остро стоит проблема с кадрами. Средний возраст промышленных рабочих перевалил за 50 лет. Практически все производственно-технические училища ликвидированы. Молодежь предпочитает, как сегодня говорят, становиться менеджерами и трейдерами, а не стоять у станков. И работа тяжелая, и платят очень мало. Да и большая часть станочного парка уже выслужила свой срок. А менять их никто не собирается. Нет денег. Сегодня средний срок службы производственного оборудования на предприятиях ОПК превышает 25–30 лет, а на многих из них работают станки, полученные еще в 1945 году по репарациям из Германии. На подобной технике создавать современное высокоточное оружие просто нереально.

Необходимо поднимать отечественное кораблестроение и вкладывать деньги в него, а не во французскую промышленность. Пусть это будет трудно, медленно и т.д. Но другого пути нет. Если мы начнем закупать западное оружие, то отечественный ОПК развалится окончательно, и мы уже не сможем снабжать свои войска новыми вооружениями.", – констатировал эксперт.

Генерал-полковник Леонид Ивашов, который долгое время возглавлял в военном ведомстве Главное управление международного военного сотрудничества, а в настоящее время является президентом Академии геополитических наук, считает, что главной проблемой реализации инициативы Минобороны является необходимость создания всей инфраструктуры, обеспечивающей боеготовность закупаемых вертолетоносцев. "Мы должны будем приобретать все, что необходимо для обеспечения функционирования этого корабля, начиная с боеприпасов и кончая винтами и гайками. Я глубоко сомневаюсь в том, что французы, которые сейчас вошли в военную организацию НАТО, передадут нам все технологии производства этого современного корабля на отечественных стапелях. Да и производить еще три-четыре таких корабля, как намереваются руководители МО, нам сегодня, практически негде. Кораблестроительная отрасль России находится в глубоком кризисе. Нельзя не сказать, что НАТО во главе США приложили к этому свою руку. Маловероятно, что Запад намерен как-то способствовать развитию нашей военной промышленности, тем более что Россия является его главным конкурентом на оружейном рынке. Какие-то части этого корабля, может быть, и будут собираться на наших верфях, но я не думаю, что в полном объеме. Я полагаю, что основная часть узлов и деталей вертолетоносца будет все-таки производиться во Франции.

Но существует и другая проблема. Как я уже сказал, Франция стала членом блока НАТО, а, как известно, в случае каких-то обострений и конфликтов руководство альянса моментально принимает решение о прекращении поставок вооружений странам, которые выступают не на его стороне. Для нас в таких ситуациях это может означать только одно: "Мистраль" будет небоеготов и окажется бесполезной грудой железа.

Кроме того, существует и стратегический аспект принятия на вооружение подобной техники. У нас до сих пор нет военной доктрины. Соответственно нет и досконально проработанной военно-морской доктрины. Непонятно, где и за что мы будем воевать. Начальники ВМФ говорят о локальных войнах, хотя их наиболее вероятные регионы до сих пор четко не определены. Звучат заявления и о том, что этот корабль будет использоваться при проведении миротворческих операций и в борьбе с пиратами. Но это только частные задачи, которые имеют временный характер. А тратить огромные деньги для решения таких задач современная Россия просто не в состоянии. ВМФ должен обеспечивать национальную безопасность на морских и океанских ТВД. Это его основное предназначение. Поэтому все решения о строительстве вертолетоносных кораблей должны приниматься исходя из стратегической целесообразности", – заявил генерал. "Я думаю, что, с учетом всех перечисленных факторов, вряд ли будет принято окончательное решение о закупках и производстве французских вертолетоносцев", – заключил президент Академии геополитических наук.


Госпиталь на вертолетоносце, конечно, производит впечатление. Фото Даниила Борисова

НЕОБХОДИМО ХОРОШЕНЬКО ПОДУМАТЬ

Президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев заметил, что Россия, в смысле поставок вооружений для своей армии, "должна быть самодостаточной страной". "Мы всегда проводили такую политику. Конечно, в случае закупок десантных кораблей мы попадаем в определенную зависимость от НАТО и, в частности, Франции. Нам придется приобретать ЗИП, создавать систему МТО, базирующуюся на западных стандартах, развертывать ремонтные предприятия и все остальное, что связано с эксплуатацией подобных вооружений. А это, мягко скажем, не совсем хорошо для обеспечения национальной безопасности. Конечно, нам это невыгодно.

Но современное экономическое состояние России и ОПК таково, что другого выхода у нас нет и, видимо, руководство страны и Минобороны в какой-то мере вынуждено идти на изменение традиционных подходов к оснащению войск. Хотя, как я уже сказал, нам это невыгодно и это – не самый лучший путь. Вряд ли закупки вертолетоносцев, даже если будет возможна организация их производства в России, будут серьезно способствовать развитию нашей оборонной промышленности", – констатировал генерал.

Член Совета Федерации, заместитель председателя Комитета по финансовым рынкам и денежному обращению Сергей Бажанов так оценил инициативу МО: "Полагаю, что в данной ситуации необходимо прежде всего руководствоваться здравым смыслом, экономической и военно-политической целесообразностью. Наши флотские традиции, имидж страны и патриотизм тоже имеют значение. Иначе говоря, наша позиция должна быть взвешенной и продуманной.

Прежде всего президент в Послании Федеральному собранию обратил внимание на необходимость создания новейших образцов вооружений, которые обеспечат превосходство над любым противником. В списке вооружений, перечисленных президентом для оснащения Российской армии и Военно-морского флота, корабль такого типа, приобретаемый у иностранного государства, не упоминается.

Во-вторых, Россия военно-морскую технику за рубежом никогда не покупала, зато всегда ее активно продавала.

В-третьих, Франция – страна-участница блока НАТО. Будет ли она продавать новейшие, самые современные вооружения и технологии стране, не входящей в этот альянс. Сильно сомневаюсь.

В-четверых, допустим, необходимость таких закупок могла бы диктоваться неотложными форс-мажорными обстоятельствами на морском театре военных действий, угрожающими безопасности России. К примеру, в годы Великой Отечественной войны мы пользовались иностранными поставками военной техники по ленд-лизу. Не думаю, что сегодня кто-то сунется без приглашения в территориальные воды России.

В-пятых, если сделка с французами будет заключена, то ее стоимость, по подсчету наших специалистов из ОПК, будет ненамного меньше годового дохода от экспорта своей военно-морской техники. Это по части здравого смысла.

Имея определенный опыт в финансово-экономическом обосновании и проработке различных проектов, включая военно-морскую тематику, считаю, что наш отечественный оборонный комплекс, при соответствующем внимании к нему государства, способен производить военно-морскую технику аналогичного класса. В заключение еще раз повторю президентскую мысль о том, что "России необходима всесторонняя модернизация".

Источник: nvo.ng.ru, автор: Владимир Иванов. 27.11.09


Главное за неделю