Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Армия на поле реформ – кадры решают все

15.04.11
Текст: "Независимая газета", Сергей Казеннов
Текст: ng.ru
Одним из важнейших элементов проводимой в России военной реформы является ее кадровая составляющая.

Военно-учебным заведениям не хватает опытных преподавателей, Виктор Литовкин
Одним из важнейших элементов проводимой сегодня в России военной реформы является ее кадровая составляющая. Проблема кадров – среди основных стимулов модернизационного реформирования ВС и всего оборонного комплекса РФ, а в определенных условиях она может оказаться серьезным, если не главным тормозом на его пути. Реформа обусловлена курсом на инновационную модернизацию, создание "нового облика" ВС, осуществляется на фоне неизбежного уже в ближайшей перспективе (в силу самых разных обстоятельств) сокращения численности ВС РФ. Насколько возможна полноценная, глубокая (и затратная) модернизация ВС РФ при нынешней кадровой ситуации и кадровой политике – и почему модернизации нет альтернативы?

Для России сегодня и в обозримый период действительно существует так называемое окно безопасности, предохраняющее от активной экспансии извне. Следовательно, имеется время для комплексного реформирования оборонной сферы, включая его кадровую составляющую.

Однако этой возможностью не следует злоупотреблять. Между тем пока на кадровом фронте в ВС РФ мы имеем дело в основном с "рестриктивной" реформой. Другой аспект кадровой политики – созидания, собственно модернизационного реформирования – просчитывается пока куда менее четко. Это, например, метание между призывной и контрактной армией. Или уже ощутимые проблемы с так называемыми сержантскими школами (при нынешних темпах подготовки в них потребуется 30 лет для обеспечения сержантами современной российской армии). И наверняка придется обратиться в итоге к системе "селективной" подготовки сержантов в войсках. Из числа поспешных, не просчитанных решений – фактическое изгнание мичманов и прапорщиков, резкое сокращение офицерских кадров. Вызывают вопросы те же "маркетизация" и "монетизация" в армии даже там, где это категорически противопоказано, и ведет к потере боевой эффективности, чревато экономическими и моральными изъянами.

На наш взгляд, в конкретных российских условиях совершенно неоправданно, особенно в свете "инновационной" модернизации и повышения роли "квалифицированного труда" в армии, стремление в кадровой политике ВС РФ ориентироваться на некие "усредненные" стандарты. Между тем кадровая структура ВС России, графически представлявшая собой эллипс, пресловутое "яйцо", столь раскритикованное руководством МО РФ из-за "гипертрофированной" доли офицерско-унтерофицерской прослойки в армии, возможно, являлась естественной и эффективной, а значит, и более оптимальной для российских ВС в настоящем и будущем. По крайней мере, не следует слепо исходить из скрупулезных подсчетов количества рядовых на одну офицерскую и генеральскую единицу. Нехватка офицерского состава очень четко обозначилась в ходе оперативно-стратегического учения (ОСУ) "Восток-2010". И не только в связи с обвальными сокращениями в армии сегодня формально часть сержантских и унтер-офицерских должностей в ВС РФ занята кадровыми офицерами. А в выполнении многих функций, в первую очередь технического характера, прапорщикам и мичманам вообще нет замены. Тем более это проявляется в условиях одногодичной армии. Формальный подход к данной проблеме, без учета реальных потребностей, может обернуться тяжелыми последствиями для боеготовности ВС РФ.

Не копировать

Подчеркнем, что чей-то опыт военного строительства, кадрового обеспечения ВС, даже самый передовой, не может упрощенно переноситься на российскую почву. Для каждой страны, в том числе для России, имеются свои возможности, тенденции развития экономики, демографии, техносферы, свои ограничители. Это, например, касается вопроса комплектования ВС РФ, вызывающего много споров в армии и обществе. Практикуемый сегодня в РФ смешанный принцип комплектования, с акцентом на одногодичный призыв, испытывает серьезное напряжение. За последние десять лет призывная база для ВС РФ сократилась вдвое. Еще более серьезно демографическая проблема скажется на возможностях комплектования ВС в будущем. До 2013 года более чем вдвое снизится число юношей-выпускников средних школ (что вообще покрывает лишь немногим более половины ежегодного призыва). А ведь армия не монополист на убывающие людские ресурсы страны, она должна "делиться" с другими секторами российской экономики. Таким образом, численность ВС РФ может оказаться намного ниже предполагавшейся даже по самым жестким сокращениям, что вряд ли будет компенсировано за счет вспомогательного гражданского персонала, в том числе привлекаемого на принципах аутсорсинга. При сохраняющихся военных и военно-политических задачах РФ (других "генеральных схем" построения международной безопасности пока не просматривается) этой численности без серьезных реформирования и модернизации ВС явно недостаточно.

Кроме того, в России только немногим более трети юношей, оканчивающих среднюю школу, не имеют проблем со здоровьем, а для следующих возрастов эта доля еще ниже. У части контингента, все же попадающего в армию, уже в самое первое время выявляются свойства, несовместимые с обслуживанием современных ВВТ (неуправляемость, склонность к криминалу, низкий образовательный уровень, наркомания, психические отклонения и т.д.). По данным военных медиков, призывник адаптируется к военной жизни, ее требованиям и особенностям в лучшем случае к самому концу годичного срока службы по призыву – и здесь не до качественного обучения. При этом вновь увеличение призывного срока службы, как и расширение рамок призывного возраста, в обозримом будущем вряд ли возможны по политическим и иным "электоральным" причинам.

Одна из первоочередных проблем кадровой политики сегодняшней российской армии, требующих своего решения, – мотивационно-психологическая. Мы не собираемся принижать экономическую составляющую военного строительства. Широко известно изречение, что для сильной армии нужны, во-первых, деньги, во-вторых, снова деньги и, в-третьих, опять же деньги. И попытка подменить экономические и военно-технические факторы патриотическими призывами и "адреналином" ни к чему не приведут. Однако настораживает, что столь крылатой и востребованной стала сегодня поговорка "Где деньги – там и Родина". Страна так пока и не оправилась полностью от удара, нанесенного по патриотическому воспитанию "тремя Д" – деидеологизацией, демилитаризацией, дегероизацией – в начале 90-х. Свой вклад в антиармейские настроения вносят правовые проблемы в ВС, принимающая новые формы дедовщина, в том числе этноконфессиональная. В 2009 году в ВС РФ зафиксировано более 300 тыс. нарушений прав военнослужащих. Меньше желания служить в армии стало у молодежи из семей с небольшим достатком и из провинции-глубинки, то есть среди контингента, традиционно наиболее используемого для пополнения рядов ВС. В общественном сознании пока недостаточно закрепились базовые принципы российского патриотизма, не выстроена система ценностей (в некотором роде отличная от нынешней), которую "стоит защищать", в том числе с помощью военной силы.

Российская армия имеет значительные особенности, и вследствие геополитической специфики страны, ее размеров и протяженности границ она не может быть просто компактной. Россия не Израиль размером с половину Московской области. Нашу армию не отпустить "погостить домой" на выходные, хотя бы по пространственным причинам, не считая иные. На ряде стратегических направлений, особенно на востоке страны, при разреженности пространства, слабости инфраструктуры и логистики различия с сопредельными государствами в демографических потенциалах, живой силе столь очевидны, что становится ясно: только набором рекрутов, без глубокой и всесторонней модернизации ВС, России не обойтись. Например, просто повышение мобильности ВС без дорогостоящего комплекса прочих мер даст лишь эффект пушкинской "Сказки о Золотом петушке". ОСУ "Восток-2010" показало все существующие недочеты и проблемы в данной сфере.

Не только количество

Для современных ВС важно не только количество, но и еще куда в большей степени, чем ранее, "качество" персонала, его профессионализм. Что касается России, то за последние 20 лет по совокупному "индексу развития человеческого потенциала" для нее отмечено снижение практически всех показателей, наша страна занимает сегодня место в седьмом десятке государств мира. Таким образом, с одной стороны, всесторонняя модернизация ВС необходима, в числе прочего, именно по банальной причине нехватки кадров уже в ближайшей перспективе. И повышению "органического строения" ВС, замещению живой силы техникой (которую еще должен изготовить отечественный ОПК), роботизации и киборгизации, созданию возможностей "дистанционного" воздействия на противника с применением новейших высокоточных вооружений, просто нет альтернативы. С другой стороны, кто будет осваивать новую и новейшую технику в войсках, кому ее можно доверить (вспомним трагедию на подводной лодке "Нерпа")? Так, в августе 2008 года со всей очевидностью проявились проблемы в управлении войсками. Причем, даже при наличии соответствующих средств управления (хотя и это большая натяжка), одним из главных факторов все же была нехватка подготовленных операторов для современной информационной техники. Особое значение человеческий фактор, "качество" каждого военнослужащего приобретают в условиях "сетецентрической войны".

Что касается "контрактной армии", то ее достоинства и недостатки активно и всесторонне обсуждаются в экспертном сообществе. Например, оказалось, что после событий августа 2008 года не собирались подписывать, продлевать контракты многие как раз из числа самых отличившихся, перспективных бойцов. В целом же качество контрактников вызывает весьма серьезные нарекания. Так что планы создания "контрактной армии" отложены, по сути, на неопределенный срок не только по сугубо финансовым причинам. Хотя многие считают, что эксперимент с "контрактом" носил несистемный характер, не был доведен до конца. По крайней мере, на него, согласно оценкам, было фактически израсходовано в несколько раз меньше средств по сравнению с суммой, первоначально планировавшейся. По сути, "контрактная реформа" попала в замкнутый круг. Очевидно, что за такие деньги качественный контингент ВС невозможен, все равно, по призыву или по найму, оборонная сфера вчистую проигрывает это "рыночное соревнование" гражданской. А предложение комплектовать ВС РФ с привлечением так называемых гасткригеров (по аналогии с гастарбайтерами) следует расценивать скорее как пиар-ход, не претендующий на реализацию на практике.

Отчасти призван подправить кадровые проблемы в ВС РФ аутсорсинг. Никто не спорит, при годичной службе по призыву любое отвлечение военнослужащих на хозяйственные и иные мероприятия не приветствуется. Однако аутсорсинг, помимо того что весьма затратен (во многих случаях речь идет отнюдь не об экономии, но об увеличении расходов), зачастую порождает серьезные претензии к качеству оказываемых услуг, особенно в далеких от "очагов цивилизации" условиях. Это в полной мере проявилось в ходе ОСУ "Восток-2010", когда аутсорсеры полностью провалили решение вопросов питания, размещения и быта армии, которая по старинке решала свои проблемы самостоятельно. А зима 2010–2011 года с массовым заболеванием военнослужащих уже выставила свой счет инициаторам резкого сокращения кадровой военной медицины.

Не будем кривить душой: подготовка военнослужащего в условиях призыва на год возможна лишь в весьма ограниченных масштабах. При этом поставленная сегодня Генштабом МО РФ задача вдвое повысить скорость и интенсивность обучения призывников-одногодичников (повысив при этом и его качество) в любом случае является крайне сложной, даже с задействованием эффективных методик, тренажеров, мотиваций. А воссоздание системы территориального обучения и переподготовки для находящихся в резерве, с проведением всякого рода сборов, может оказаться дорогостоящим и, как в недалеком прошлом, неэффективным мероприятием. Что касается военизации средних школ, то ее не допустит широкая общественность.

Да, сегодня составлена Концепция федеральной системы подготовки граждан РФ к военной службе до 2020 года, принимаются иные организационно-хозяйственные меры. Но возможности по осуществлению допризывной подготовки, например, у ДОСААФ, весьма скромные. Техническая база организации не соответствует поставленным задачам. Несколько тысяч объектов было разными способами выведено из состава ДОСААФ и фактически потеряно, значительная часть имущества используется не по назначению. Так, за предыдущие 20 лет количество аэроклубов в обществе сократилось в шесть раз. Следует признать, что ДОСААФ в нынешнем и даже в усовершенствованном виде не сможет дать достаточных навыков и способен скорее действовать в качестве физкультурно-компьютерно-патриотического клуба (что, впрочем, уже само по себе было бы немало).

В армии, безусловно, всегда будут виды деятельности (и их становится все больше), которые быстро не освоить, они требуют высокой квалификации, постоянного закрепления навыков, многолетней практики. Современные, сложные в управлении, дорогостоящие ВВТ, способные нанести в случае неправильного применения (по сути случайными в ВС людьми, для которых армия – "времянка") серьезный ущерб не только противнику и не только в сугубо военной сфере, требуют длительной подготовки отнюдь не в режиме экстерната. В этом плане, вынуждены повториться, упразднение категорий мичманов и прапорщиков является контрпродуктивным, следствием эйфории от принятия невыполнимых на сегодня планов по решению всех актуальных проблем ВС РФ "через контракт". Кстати, по сути, отменив ставку на контрактную армию, одновременно "забыли отменить" и ликвидацию мичманско-прапорского звена. Исходя из наших реалий, с учетом грядущего неизбежного кадрового "голода" в ВС РФ, в том числе на "качество" персонала, к ВВТ, поступающим в войска, следует предъявлять особые требования. Будучи совершенными и эффективными, они должны быть "дуракоустойчивы", максимально приспособлены к оператору даже самых скромных способностей и с самой ускоренной подготовкой.


ДОСААФ постепенно превращается в аналог "компьютерно-физкультурного клуба", ИТАР-ТАСС

Гибкость – вот главное условие

Кадровая политика, требования к кадрам и персоналу в ВС не являются чем-то абсолютным, они теснейшим образом увязаны с уровнем военно-технического развития, характеристиками ВВТ, особенностями ведения боевых действий и всей совокупностью постоянно усложняющейся оборонной деятельности. Процессы модернизации оборонной сферы не только предъявляют новые требования к кадрам, но и предоставляют дополнительные возможности по их применению в ВС. Сегодня значительно расширяется набор выполняемых в армии функций. По мере движения в направлении инновационных ВС становится все более востребован интеллект, очевиден акцент на так называемый прошлый труд (перевод многих элементов в цикле оборонной деятельности с уровня терминального спроса, в том числе с непосредственного поля боя, на более ранние стадии – в производственные цеха, лаборатории, компьютерные центры управления и т.д.). Трансформируется само представление о поле боя. Оно многомерно, растянуто и дискретно в пространстве и одновременно функционально локализовано. Применение боевой техники все более носит дистанционный характер и подчас не требует соприкосновения с неприятелем и его средствами поражения. Сегодня средства и объекты координации, информационного обеспечения, сопровождения, управления боевыми средствами и зоны непосредственного боеконтакта бывают разнесены в пространстве на значительные расстояния. Данную ситуацию уже можно наблюдать в Афганистане, когда операции с использованием БПЛА управлялись с командных пунктов на территории США.

Для все более значительной части персонала война становится бесконтактной, идет стремительный рост в ВС так называемых беловоротничковых функций. Также меняется соотношение требований к физическим стандартам и обладанию техническими навыками, кибернетической подготовке. Все это во многом задает и количественные параметры привлечения в ВС потенциальных военнослужащих, в том числе ранее недоступных для этих целей, будь то по состоянию здоровья или причинам мотивации. Например, за счет женщин (уже сегодня на них приходится половина общего числа контрактников), расширения служебно-возрастных рамок, возможности служить в армии на гражданских должностях, по сути, на альтернативной основе.

Одновременно необходимо резкое повышение всестороннего обеспечения военнослужащих на передовой – по экипировке, вооружению, связи, разведданным и информационному сопровождению, системе защиты, питанию, наличию постоянной поддержки боевыми средствами, психологической поддержки. Нужно сделать их работу как можно более безопасной и престижной в их собственных глазах, а также не допустить раскола в ВС на "белую кость" и "пушечное мясо". Пока же нашей армии явно не грозит ситуация с американскими экспедиционными силами на Балканах, когда чуть ли не вспыхнули волнения только лишь из-за недоставки вовремя мороженого на десерт.

Выводы

Очевидно, что сегодня проблема кадров – одна из главных, если не главная, для успешного реформирования ВС РФ. Запланированные на следующее десятилетие 20 трлн. руб. на переоснащение ВС РФ современными ВВТ могут оказаться мертвым капиталом, если для их надлежащего применения не будет своевременно решена задача подготовки квалифицированных, мотивированных кадров. В одногодичной армии эту проблему, как и проблему переподготовки на гражданке, все равно не решить. А значит, нынешний принцип комплектования ВС РФ – паллиатив, переходное состояние к чему-то иному. Возможно, с фактическим восстановлением корпуса прапорщиков (особенно в качестве технических специалистов), ростом доли офицерской квоты для выполнения расширяющихся именно офицерских функций (с соответствующей системой образования) в инновационных ВС с их повышенными требованиями.

В условиях подлинной модернизации и резкого роста технической оснащенности ВС, потребностей в высокоподготовленном персонале, во всех звеньях военной сферы, от исследовательских центров до передовой, по сути сама жизнь указывает на необходимость существенного повышения финансирования кадровой составляющей ВС РФ. Для успешного решения кадровой проблемы, по количеству и качеству, в обновленной армии только на зарплату (в том числе для увеличения и выравнивания выплат рядовым военнослужащим как по найму, так и по призыву) потребуется сумма, эквивалентная на сегодня 30 млрд. долл. в год. Такова "честная цена" реальной модернизации, и на этом придется не экономить. Мы не исключаем, что впереди российскую экономику еще будут ожидать новые волны кризиса, и это может сказаться на военном бюджете, вплоть до его секвестра. Однако и в этом случае финансирование кадровой составляющей и социалки, их реформирования, должно быть приоритетным. И даже не только во имя социальной справедливости и поддержания стабильности в армии и обществе, особенно в ходе жесткой военной реформы. Это представляет особую важность именно в свете модернизации ВС и надежного решения вопросов их наполнения кадрами, уверенными в своем будущем.

Профессиональная оплата и профессиональное отношение к службе должны объективно способствовать в итоге стиранию острых граней между призывной и контрактной армией – модернизация их "помирит". А это, в свою очередь, будет иметь еще одно важное следствие. Ощутимый в таком случае рост стоимости персонала сделает для ВС РФ крайне невыгодным иметь хоть сколько-то раздутые (на сегодня дешевые) штаты, подтолкнет к радикальному повышению техновооруженности и производительности труда в армии. То есть объективно сделает безальтернативным модернизационное реформирование на деле, а не в отчетах.


Главное за неделю