Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Святая Русь - это морская Русь

«...Яко собственное было Божие смотрение,
когда воспламенися Царево сердце к водным судам,
так же и устроению флота Великого».

Из «Слова похвального о флоте Российском »
Феофана, епископа Псковского, сказанного
8 сентября 1720 г. в честь победы под Гренгамом

Моряки создали Россию. И будущая ее судьба на морях.

Ни одна страна в мире не имеет Министерства речного флота, кроме России с ее великими реками. А все реки стремятся к морям, кои суть только части Мирового океана, который занимает две трети планеты. Все россияне живущие на берегах даже малых речек, способных удержать весельную лодку, живут на берегу Мирового океана. Существует сильное движение океанских гребцов, пересекающих на веслах океаны. Каждый россиянин, оттолкнувшись от берега родной речки, может приплыть даже на гребной лодке в любую часть Мирового океана. Вот почему, только Россия создала национальный тип кораблей "река-море". Вот почему, обладая мощной и разветвленной сетью речных путей, русский народ единственный в мире, который вышел с первых шагов на историческую арену, в буквальном смысле, как нация, являвшаяся морским сообществом.

***

В год двухтысячелетия воплощения Господня вспомним, что апостол Андрей Первозванный водой пришел на Русь и дошел до устья Невы, где Петр Великий заложит святой город и Лавру. Через десять веков после Андрея Первозванного святой князь Владимир отправился к месту своего крещения, Корсуни, водой на ладьях (судах «река-море»»), и вернулся после крещения той же водой.

Главные русские святыни-твердыни окружены водой или возникли в устьях рек - как Соловки, Валаам, Кирилло-Белозерский монастырь и Александро-Невская лавра, Нилова пустынь. Величие России в верности своему морскому призванию. "Моряк - любимец Родины", - такими плакатами встречал освобожденный Севастополь своих моряков.

Атеисты, воры и тираны не любят моря. История не знает ни одного тирана-моряка, как русский флот не знает ни одного случая дуэли между морскими офицерами. Один из величайших русских подвижников святой епископ Иннокентий (Борисов), увековеченный на памятнике 1000-летия России, под картечью освящал русские батареи и воодушевлял защитников Севастополя. Народ говорил: "Если бы армией командовал святитель Иннокентий, то Россия выиграла бы войну в Крыму".

Достоевский в феврале 1873 года писал цесаревичу, будущему Александру III: "Мы, забыли, что все великие нации тем и проявили свои великие силы, что были так "высокомерны" в своем самомнении и тем-то именно пригодились миру, тем-то и внесли в него каждая хоть один луч света, что оставались сами, гордо и неуклонно, всегда, и высокомерно самостоятельными".

Когда-то, создав крупнейший в мире подводный флот, мы как бы дружно нырнули в глубину, оставив поверхность океана супостату. Пришла пора выправить этот перекос и основные силы флота перенести с Европейского Севера на Тихий океан, для чего создать на Русском Востоке не один, а три военно-морских океанических флота, один с базой в лучшей гавани мира - в Петропавловске-Камчатском, другой - на Сахалине, а третий - в обширной Императорской Гавани (быв. Советская гавань).

Но прежде всего флотские офицеры действительной службы и запаса должны полностью овладеть ситуацией в портовых городах и очистить их от воров всех мастей. Это их священный долг перед Россией. В исполнительной и представительной власти Петербурга, Выборга, Калининграда, Иван-города, Новороссийска, Астрахани, Махачкалы (Порт-Петровский), Хабаровска, Владивостока, Южно-Сахалинска, Петропавловска-Камчатского и Севастополя обязаны не только быть представлены, но доминировать флотские офицеры и пограничники. Пример должен показать Санкт-Петербург - морская столица России, и заодно поддержать русские общины Ревеля (Таллин), Нарвы, Риги, Виндавы (Вентспилс), Либавы (Лиепая) и Мемеля (Клайпеды).

Русский флот всегда был вместилищем духовности. Ни один вид оружия в нашем родном Отечестве, и ни одно государство в мире в целом не имеют таких морских соборов-памятников, как Россия. Знаменательно, что несколько самых грандиозных и прославленных храмов были заложены последним государем-страстотерпцем в присутствии его святой семьи и освящены великим подвижником Иваном Сергеевым, получившим имя "Кронштадского" по имени колыбели русского флота. Три из них - творения выдающегося православного зодчего Василия Косякова. Это церковь Богоявления Господня (Гутуевская) в Санкт-Петербурге (1891-1899 гг.), грандиозный Морской Николаевский собор в Либаве (1900-1903 гг.) на три тысячи прихожан, и, наконец, главная высота всей русской Балтики, величавый Николаевский Морской собор в Кронштадте (1903-1913 гг.). На постройку этого собора жертвовала вся Россия. Он вмещал до шести тысяч человек. Заложен был в 1901 году при Главном Командире Кронштадской крепости адмирале С.О. Макарове. Храм трехпрестольный. Мозаики украшали три фасада храма. На главном западном фасаде с одной стороны портала изображения Спаса Нерукотворного, Николая Чудотворца и Иоанна Рыльского. Северный вход освятила мозаичная икона Казанской Божией Матери, а южный - Митрофания Воронежского, любимого епископа Петра I. Храм был поставлен на "месте особенных трудов" Петра Великого и посвящен всем павшим русским морякам. На черных бронзовых досках были выбиты имена всех моряков, прославивших флот и отдавших свою жизнь за Россию. Это был храм-памятник, где ежедневно поминались все моряки отдавшие жизни во славу Русского флота. Коммунисты уничтожили доски, а из храма сделали клуб. Сейчас главный храм русского флота восстанавливается.

Если Морской собор был закрыт, то Андреевский собор, где чуть ли не полвека служил Иоанн Кронштадский, был стерт с лица земли, как и светлый Храм Христа Спасителя (Спас-на-Водах). В Кронштадском соборе было 36 бронзовых досок с именами двенадцати тысяч моряков, отдавших жизнь за Россию, в Спасе-на-Водах в память моряков, погибших за Отечество в море без могил, было установлено сто пятьдесят мраморных досок с начертанными на них событиями двухвековой боевой истории флота. Глубоко и верно заметил по этому поводу адмирал Игорь Касатонов: "Государствообразующую роль, подобную той, что сыграл в России в XVIII - XIX веках наш флот, сыграли в свои эпохи флоты Британии и Португалии, Испании и Франции, Голландии и Германии. Роль их записана в исторических хрониках, документах, романах, отражена в произведениях скульптуры и живописи. Но не было в этих странах католических и протестантских создано религиозных духовных храмов-памятников. Видимо, лишь русскому православию, как духовной первооснове жизни и развития русской нации и русской государственности, свойственно особое духовно-возвышенно отношение к своей истории, к деяниям, жертвам и подвигам своих предков - поминание павших, прославление победивших, почитание делателей".

Тайна этого явления в том, что Божий Промысел создал Святую Русь, как Морскую Русь. Как сказал царь-моряк Петр I после победы у Гангута: "Бог создал Россию только одну, она соперниц не имеет".

Когда после Северной войны Петр I создание новой России связал с "ничем иным, токмо флотом", ко времени этого государева высказывания им было заложено и построено на просторах Святой Руси 30 верфей! Помимо них, без единого рубля инвестиций и займов из-за рубежа, им были построены доки, металлургические, оружейные и пороховые заводы, мануфактуры, школы, дворцы, храмы, госпитали. Самый лучший и большой в мире дом построен по чертежам царя в Кронштадте. Самая большая в мире верфь на 10 тысяч рабочих создана по чертежам царя в граде Святого Петра в устье Невы. Но главное - были созданы новые кадры. Четверть офицеров к концу царствования Петра I были выходцами из податного сословия. Все солдаты освобождались от крепостной зависимости. То была подлинно свободная, православная армия. Петр не был бы Петром, если бы он в свой Табель о рангах не внес особый 15 параграф, который гласил, что выходцы из народа уже с младшего (обер-офицерского) чина получают потомственное дворянство. Но это касалось только офицеров флота и армии, ибо: "Прочие же чины, как гражданские, так и придворные, которые в рангах не из дворян, оных дети не суть дворяне".

Ничто не приводило в большую ярость царя Петра, чем воровство, которое жулики нынче стыдливо называют "коррупцией", и ничего так не потрясло на Западе, полном технических чудес, молодого тогда российского государя как старый капрал-пруссак сборщик податей, сидящий на сундуке с деньгами и запивающий водой корку хлеба. На честности возросла промышленность Запада. После Крымской войны князь Ф. Одоевский записал: "Многословие, ложь и воровство - вот три пиявки, сосущие Россию".

Кто же главный враг на пути осуществления Россией ее миссии в мире? Этот враг внутренний, и лучше всего о нем сказал святой Игнатий Брянчанинов, дворянин из военных инженеров, в письме другому дворянину, наместнику Кавказа генералу Николаю Муравьеву-Карскому. Письма эти доселе никогда не публиковались. Вот что пишет епископ Кавказский и Черноморский: "России невыносимо тяжки ее внутренние враги-взяточники, воры, слуги без чести и без совести, водимые глупейшим эгоизмом. Если не обуздать их благовременно, то они погубят Отечество. Вы призваны к борьбе против них! Не отступайте и не уступайте. Ваш подвиг не блестящ, но существенно нужен и полезен. В Вас пускают стрелы и кинжалы, Вам наносят сердечные раны; эти невещественные оружия и язвы видны Богу и оценены Им: ибо не только, по словам одного видного святого, подвиг и смерть за Христа есть мученичество, но и подвиг, и страдания за правду причисляются к мученичеству..." Добавим, другой, "пятой", колонны в России никогда и не было.

Св. Игнатий Брянчанинов пишет это полководцу, незадолго до того взявшему Карс, "оплот Малой Азии". Это был единственный крупный успех русских войск в Крымскую войну. Позже англичане, главные ненавистники России, добьются того, что Карс придется России обменять на потерянный ныне Севастополь. Никто тогда, проливая кровь, не ведал, что придет время, и "Таврическим" будет признан не светлейший князь Потемкин, но номенклатурщик Кравчук, "Крымским" будет не князь Долгоруков, но Кучма, а Измаил, Очаков, Херсон и Одесса с Николаевым будут взяты чужым государством.

Самый православный из всех русских великих князей и царей, Отец Отечества император Петр Великий оставил нам в наследство свой любимый клич: "Для Бога поспешай!" Его слышали и на абордажных мостиках, и на верфях, у осадных лестниц, на посадках садов и при закладке храмов. Святое подвижничество Отца Отечества не могло не породить благородного флотского братства.

Дело его завершил царь-мученик Николай II. Помогал отважному государю великий страж веры и молитвенник земли русской святой праведный отец Иоанн Кронштадский, скромный протоиерей Андреевского собора и самый храбрый на Руси человек.

"Священник всемерно должен стараться поддерживать в себе смелость, мужество, дерзновение, вопреки без плотному врагу, непрестанно всевающему в него свою мечтательную боязнь, свой нелепый страх, иначе он не может быть обличителем пороков людских, ни истинным служителем таинств. дерзновение - Великий дар Божий и великое сокровище души! В земной брани или на войне смелость или храбрость много значит, ибо она творит просто чудеса; а в духовной брани и тем паче", - так учил сын бедного сельского причетника Иван Кронштадский, чьи предки три с половиной века священствовали на Русском Севере в Пинежском уезде Архангельской губернии вблизи Белого моря. С особой силой Иоанн Кронштадский призывал сограждан служить государю в горькие дни Порт-Артура, Цусимы и крамолы 1905 года. В Царское Село им была послана телеграмма его императорскому величеству государю императору: "Сегодня в Кронштадском Андреевском соборе служением двух архиереев, множества духовенства, при великом стечении верующих, вознесены наши молитвы о державе, победе, пребывании в мире, здравии и спасении Твоем, возлюбленный наш Самодержец и венчанный Вождь России:"

"Иоанн Кронштадский" - так должен быть назван следующий российский авианосец. Бог всегда с самым храбрым экипажем.

***

Набило оскомину цитирование во время морских юбилеев слов Петра I, о том, что всякий государь, "который, едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет обе руки имеет". Задался ли хоть один человек за 300 лет при этом вопросом: "А какая рука у государства флот - правая или левая?" Ни один! Потому что твердим не задумываясь однажды проштампованное. Между тем все без исключения поражения, невзгоды и кризисы нашей Родины проистекают уже 300 лет, как в мирное время, так и при войнах, от того, что флот не был не то что правой рукой государства, а часто даже и полузасохшей левой. И это у единственного в мире государства, омываемого тремя океанами! У державы имеющей сто тысяч километров только речных федеральных путей - полтора экватора! У государства, чья береговая линия самая протяженная на земле и составляет две трети всех ее границ. У народа, чьи все практически города стоят на берегах рек, озер и морей, чей любимый святой Николай Угодник, покровитель плавающих.

Когда Петр I говорил, что Россию поднял только флот, он имел в виду, что "ничем иным, токмо флотом" будет укрепляться и процветать Россия и впредь.

Помним ли мы об этом?

Источник: "Русское Воскресение", автор: Кавад Раш


Главное за неделю