Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Авианесущее бремя


Нынешний год можно без преувеличения назвать годом российской боевой авиации. И в июле во французском Ле Бурже, и в августе в подмосковном Жуковском многочисленные зрители с замиранием сердца следили за чудесами пилотирования МиГов и СУ, оснащенных двигателями с отклоняемым вектором тяги. Действительно, есть чем гордиться. Вот только речь шла о машинах аэродромного базирования. Между тем, современное эффективное применение Военно-воздушных сил во многом определяется наличием палубной авиации.

Есть у нас новая модификация МиГа - МиГ-29 КУБ (корабельный, учебно-боевой). Но этот самолет отправляется по контракту в Индию для оснащения будущих авианосцев типа "Air Defense Ship".

Нельзя сказать, что мы не понимаем роли авианосцев, да и флота в целом в современных боевых действиях. В сегодняшнем непредсказуемом мире даже простое появление мощного корабля, сочетающего три вида Вооруженных сил, около побережья какой-нибудь «горячей точки» способно произвести отрезвляющее действие на потенциального агрессора.

Так что, на первый взгляд, нет ничего удивительного в том, что в середине этого года руководство флота в лице главкома адмирала Владимира Масорина сообщило о планах реформы отечественного ВМФ, итогом которой должно стать создание боеспособного океанского флота, располагающего второй в мире по численности группировкой палубной авиации. Точнее, в последующие 20 лет планируется создать шесть авианосных ударных групп (АУГ), а это в свою очередь выведет Россию на второе место после Соединенных Штатов по мощи всего надводного флота.

Сразу отметим, что авианосец - создание, пусть с виду и грозное само по себе, но требующее сильного обеспечения. Общемировая практика, где «законодателями мод» исторически являются США, предусматривает действия авианосцев в составе АУГ. В такой группе помимо многоцелевого гиганта действуют еще до 6 кораблей боевого эскорта, среди которых один - два крейсера УРО (управляемое ракетное оружие), один эсминец УРО, и два - три эсминца или фрегата противолодочной обороны. Конечно, нам американские стандарты далеко не указ, но пока нет никаких данных, что качественно-численный состав их АУГ не соответствует поставленным задачам и требует существенных изменений.

Итак, шесть авианосных ударных групп за 20 лет со всеми, как говорится вытекающими...

Сразу настораживает один организационно-философский момент. В начале 2004 г., т.е. совсем недавно, сообщалось, что Министерство обороны Российской Федерации разработало план развития Военно-морского флота на период до 2040-2050 годов. Основными тезисами этого плана были отказ от защиты интересов страны в океанах, и, как следствие, предпочтение, которое будет отдано кораблям небольшого класса, действующим в пределах 500-километровой зоны территориальных вод страны.

«Мы уходим от кораблей большого класса, имеющихся сегодня и оставленных нам советским временем, и переходим к кораблям многофункционального применения», - заявил тогдашний главнокомандующий ВМФ адмирал флота Владимир Куроедов. По его словам, «у России будут собственные фрегаты и корветы, аналогов, которым нет в мире». Главком посчитал, что «авианосец - это вопрос следующего десятилетия, сегодня говорить об этой составляющей флота рановато». Однако, по его словам, единственный российский авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» останется в строю. Продавать, или списывать его никто не собирается. «Мы даже не думаем об этом», - заверил Куроедов.

О многострадальном «Кузнецове» вспомним чуть позже. Пока же обратим внимание, что определяющие дальнейшую судьбу отечественного флота и разработанные за какие-то два года программы в концептуальном плане исключают одна другую. Их лишь роднят так нам свойственные откровенно шапкозакидательские заявления типа «не имеющие аналогов» или «второй по величине».

В самом деле, есть ли у нас основания ответственно планировать строительство стольких авианосцев за следующие два десятка лет? Давайте прикинем.

Российскому судостроению предстоит спускать на воду по авианосцу каждые три года и четыре месяца. Для сравнения: с 1981 по 2003 гг., т.е. за 22 года американцы создали шесть авианосцев. Но последний - «Рональд Рейган», хотя и построенный с фантастической скоростью примерно за 30 месяцев и спущенный на воду в середине 2003 г., в состав действующего флота вошел только в январе прошлого года. Почти три года заняли ходовые и прочие испытания.

Иными словами, Пентагону потребовалось в действительности четверть века, чтобы создать в полном объеме то, что мы собираемся сделать за 20 лет. Но у американцев, даже не считая беспрецедентно высокого именно военно-морского судостроительного потенциала, всего вдоволь: и денег, и вооружения, и личного состава кораблей вместе с личным составом авиагрупп. Не подкачало и тыловое обеспечение.

А что в России? Первое - деньги. Практика свидетельствует, что стоимость постройки современного авианосца с ядерной двигательной установкой (с другой - теряется смысл этой глобальной системы оружия) составляет около $4 млрд. Месячные расходы по его содержанию (без жалования персоналу) - свыше $10 миллионов.

Отталкиваясь от запутанной информации о состоянии отечественного оборонного бюджета, получаем, что при сегодняшнем финансировании оборонного ведомства примерно в $35 млрд. в год и оборонном заказе чуть более $12 млрд, нам ежегодно только на само строительство предстоит тратить более миллиарда долларов в год. Оставшиеся «на берегу» военные ощутимо почувствуют нехватку этого миллиарда.

И это лишь при нереально идеальных условиях, когда темпы работ выдерживаются с минутной точностью и вообще отсутствует, скажем, инфляция. Но военный бюджет далеко не резиновый и набирать обороты со скоростью торпедного катера не сможет.

Затем предстоит второй и третий, и, боюсь сказать, последующий корабль, в то время как придется уже содержать и эксплуатировать ранее построенные. Или планируется закладывать все, как теперь принято выражаться, пакетом? Тогда арифметика становится еще более внушительной.

Но, хорошо, построили корабль. Теперь его надо оснастить, в первую очередь, авиацией. Мы собираемся конкурировать с кораблями, которые несут только самолетов примерно по 90 единиц. У нас палубный истребитель СУ-33 появился из модифицированного изначально разработанного в конце 60-х годов для войск ПВО истребителя СУ-27. К началу 2002 г. выпущено 24 самолета. О наращивании производства или разработке новых образцов палубной авиации ничего конкретного не известно.

Первый полет с палубы «Адмирала Кузнецова» состоялся в 1995 г. Кстати, об этом корабле. Спущенный на воду в 1989 г, он большую часть времени провел на ремонте. При попытке отправить корабль на ходовые испытания в 2003 г. он начал тонуть. В 2004 и два раза подряд в 2005 г. аварии при заходе на посадку надолго выводили «Кузнецова» из строя. Все это наряду с неединичными серьезными поломками двигательной установки и пожарами. Совершенно ясно, что корабль критически болен с метастазами во все узлы и агрегаты.

Для полноты картины примечательно сообщение Центра анализа стратегий и технологий, что в России по состоянию на 2004 г. оставалось лишь 12 летчиков палубной авиации. Для справки: авиагруппа «конкурента» составляет 3000 элитных пилотов, прошедших жесткий отбор.

Но даже, если все построить, вооружить и укомплектовать, то базировать, снабжать и ремонтировать даже одну авианосную группу негде. Из 4 флотов России для авианосцев пригодны лишь Северный и Тихоокеанский.

Между тем, на том же Северном флоте с 1993 года из-за недостаточного финансирования не введено в строй ни одного нового хранилища, плавбазы, стационарного причала. По сравнению с судостроительными гигантами, спускающими со стапелей новые корабли, судоремонтные заводы весьма прозаичны. Однако в настоящее время среди всех проблем поддержания боеготовности и боеспособности сил Северного флота самой острой является именно проблема судоремонта, что характерно для ВМФ в целом. Сейчас судоремонт финансируется в пределах 6% от потребности. Только на Северном флоте более 200 боевых кораблей, подводных лодок, вспомогательных судов нуждаются в ремонте, тогда как за последние годы из них было отремонтировано менее 10%.

Вот, - индусы. Без всяких соревнований собираются первый авианосец водоизмещением 40000 т спустить со стапелей в 2012 г. И о самолетах уже озаботились - российских.

Источник: РИА Новости, автор: Андрей Кисляков, политический обозреватель РИА Новости


Главное за неделю