Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Военно-морской флот демонстрирует сплоченность народа

В течение более трех с половиной тысяч лет человечество существовало в полном соответствии с идеей древнегреческого философа Гераклита о том, что война - творец, начало всего. Его соотечественник Аристотель считал войну нормальным средством для приобретения собственности. Да и мировая история свидетельствует, что во все времена все государства традиционно прибегали к войнам, вооруженному насилию для достижения своих экономических и политических целей.
О том, как это происходило в прошлом веке, но уже не с точки зрения древнегреческого философа, а с позиции российского морского офицера, рассказывает автор недавно изданной книги "Русско-японская война 1904-1905 годов", преподаватель Морской Академии им. адмирала флота Н. Г. Кузнецова, капитан I ранга Валерий Половинкин.

— Чем заинтересовала Вас русско-японская война? В чем ее актуальность?

— Когда-то знаменитый кардинал де Рец сказал: «Анализ мелких промахов предупреждает крупные неудачи». Великий Жан-Жак Руссо предупреждал нас: «Тысячи путей ведут к заблуждению, к истине — только один». Сегодня мы лихорадочно ищем тот единственный и правильный путь возрождения Великой России и ее Военно-морского флота. Однако многие принимаемые сегодня решения представляются мне топтанием на месте или поисками во тьме. Размышления над кардинальными проблемами современного Военно-морского флота России показывают, что корнями они уходят в нашу историю и что у них всегда имеются аналоги в прошлом. И как и сто лет назад, трагедия уже современной России, ее системный кризис, постепенно переходящий в катастрофу экономическую, политическую, военную, является запрограммированной, «наведенной » в рамках специально спланированной политической, информационной и экономической войны, которую ведут против нас наши геополитические противники. В настоящее время на Россию оказывается беспримерное в истории и не замечаемое только «слепыми обывателями» политическое давление, и мы практически втянуты в еще более изощренную и бескомпромиссную «холодную войну». И, несмотря на это, Россия сегодня бездумно теряет своих главных «союзников»: Армию и Военно-морской флот.

— Чем грозит потеря этих наших союзников?

— Новой военной катастрофой. Только наша страна в течение нескольких столетий с удивительным постоянством оказывалась неподготовленной к целому ряду войн, к природным и техногенным катастрофам, а также к другим событиям. Особенно выделяются русско-французская война 1812 г., Крымская война 1853–1856 гг., русско-японская война 1904–1905 гг., Первая мировая война 1914–1918 гг. и особенно Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Первым об этом качестве русского человека и данной негативной отличительной особенности внешней и внутренней политики нашего государства открыто говорил талантливый офицер Российского Императорского флота, вице-адмирал А. В. Колчак. Мы уже, к сожалению, сами привыкли к тому, что только пространственный размах нашей страны да исключительный героизм и стойкость русского и советского солдата спасали критическое положение дел на полях битвы. Однако в условиях современной войны ни пространства нашей страны, ни героизм офицеров, солдат и матросов уже не обеспечат национальную безопасность и полную победу России над ее многочисленными врагами.

— Если взглянуть на последние 150–200 лет, насколько важную роль в развязывании войн играют экономические факторы и, в частности, конкурентная борьба, соперничество за рынки сбыта?

— Практически во всех развязанных войнах, вооруженных конфликтах противоборствующие стороны преследовали экономические цели. Та же проблема борьбы с «мировым» терроризмом является не более чем прикрытием в борьбе за достижение экономических целей и за раздел рынков сбыта, которые политики, прикрываясь, называют сферами влияния или районами национальных интересов. Например, достаточно проанализировать районы залегания углеводородного или иного сырья, просмотреть наиболее оптимальные направления их транспортировки — и вы получите все «горячие точки» планеты. В недавнем прошлом экономические проблемы и силовые варианты их решения маскировались под глобальное политическое «противоборство социализма и капитализма». Сегодня это стало не актуально, и на смену появилась новая мировая проблема — борьба с национализмом и терроризмом. Мы опять стремимся не замечать, что в основе любого террора лежит экономика, стремление к разделению рынков сбыта (контроль над финансовыми потоками. — Прим. ред.) и, в меньшей степени, чистая политика и религиозный фанатизм. Перспективные рынки сбыта политиками сегодня представляются как районы или регионы «национальных интересов». При этом религия, как правило, используется в качестве одного из наиболее доступных и малозатратных элементов для организации силового решения экономических проблем. Более того, экономика не только лежит в основе развязывания вооруженного противостояния, она определяет характер и даже результаты военных действий. Говоря словами профессора В.В. Дмитриева: «Кто как работает, тот так и воюет». Между эффективностью экономики и результативностью любой войны существуют жесткие объективные корреляционные связи. При одних и тех же стратегиях войны противоборствующих сторон для государства с меньшим экономическим потенциалом доля расходов на войну всегда будет выше, чем у государства с большим потенциалом. Исходя из этого, численность армии и ее оснащенность должны быть обратно пропорциональными достигнутому уровню производительности труда воюющих стран. Например, для РФ и США это соотношение должно составлять не менее 10:1. К сожалению, определяющая роль экономики, как в развязывании войны, так и при оценке самой возможности ведения военных действий, а также существенная роль производительности труда в обеспечении эффективности боевых действий, определяемой достигнутыми в итоге конфликта соотношениями потерь, глубоко не осмыслены и сегодня. В то же время уровень абсолютной мощи противоборствующих стран, включающий объем промышленной продукции, сельского хозяйства, уровень образованности и культуры населения, а также уровень относительной производительности труда, позволяют достаточно достоверно спрогнозировать итоги любого планируемого конфликта. Сегодня, как никогда, насилие представляет собой наиболее эффективный вид конкурентной борьбы, или достаточно оперативный способ прекращения соперничества за рынки сбыта. Мирное соперничество за рынки сбыта возможно только при условии примерного равенства военной мощи и технологического уровня экономических или политических соперников, или же после устранения национальных государственных образований, на что направлена политика «глобализации». В противном случае силовой вариант разрешения соперничества за рынки сбыта неизбежен. Так было, так есть, и так будет всегда.

— Вернемся к событиям 1904–1905 годов. Кто все-таки больше виноват в той войне — Россия или Япония?

— На данный вопрос, скорее всего, не существует однозначного ответа. Сложившаяся на Дальнем Востоке военно-политическая обстановка, а также объективное стремление двух империй к дальнейшему динамичному развитию делали русско-японскую войну объективно неизбежной. Российская империя проводила на Дальнем Востоке агрессивную политику и законно стремилась к Великому океану, к азиатским рынкам сбыта. Существовала в государстве и идея продвинуть границы Империи до берегов Желтого моря. Такая внешняя политика России, а также рост ее международного авторитета фактически и предопределили начало военных действий. Задержать начало военного конфликта было возможно, только отказавшись от выхода на Дальнем Востоке к морю и при утрате перспективных рынков. Планы японского руководства также были грандиозными: для начала подчинить себе Корею и Маньчжурию, а затем — поработить огромный и беззащитный в то время Китай. Дальнейшие планы Японии уже касались захвата значительной территории Российской империи. Например, в японской прессе высказывалась мысль о том, что японцы «обязаны водрузить знамя Восходящего солнца на вершине Урала». Скорее всего, и Российская империя, и Япония оказались втянутыми в войну зарождавшимся уже тогда мировым правительством и международным капиталом.

— Кого можно назвать закулисными разжигателями русско-японской войны? Кому, кроме Японии, она была выгодна?

— Дальний Восток в тот период объективно стал центром международных интересов. Это наблюдается и в настоящее время. С перспективными азиатскими рынками многие страны мира связывали возможность дальнейшего динамичного развития национальных экономик. Кроме того, регион отличается исключительными природными богатствами и практически неограниченными биоресурсами. Поэтому в вооруженном конфликте на Дальнем Востоке были заинтересованы как отдельные личности и частные компании, действовавшие, в том числе, и внутри Российской империи, и даже находившиеся в непосредственном окружении императора Николая II, так и многие иностранные государства, например Германия, Англия, Франция, США. Причина извечная — борьба за сключительно перспективные рынки сбыта: Китай, Корея, Маньчжурия, Япония и др. Особенно активно Российская империя выступала против политики «открытых дверей», насаждаемой англосаксонским миром. Российскую империю такой вариант не устраивал. Технологическая отсталость российского производства по сравнению с европейским делала конкуренцию ее товаров на рынках региона бесперспективной. России необходимы были на Востоке особые преимущества в свободе перемещений и торговли. Для этой цели был создан известный в то время и достаточно мощный Русско-китайский банк. Таких же преимуществ требовала для себя и Япония. Особая роль в развязывании русско-японской войны, несомненно, принадлежит банкирам Англии, США, Франции. Например, банкиры Ротшильд, Шифф, Варбург, Мильнер предоставили Японии для закупок военного имущества огромные кредиты, существенно превышающие возможности ее национального бюджета. Только от США японское правительство получило кредитную линию в $400 млн Наиболее продуманную и изощренную политику по разжиганию военного конфликта на Дальнем Востоке проводила Англия.

— В чем причины поражения России в войне с Японией?

— Можно сказать, что войну мы проиграли еще до ее начала. Главной причиной, приведшей к катастрофе, стало несоответствие хода подготовки к войне политическим задачам, стоящим перед нашим Отечеством. Новый для России дальневосточный вопрос требовал для его решения принципиально новых подходов, как в политической, так и в экономической области и, тем более, в военной. Если говорить именно о военном аспекте, то здесь главной причиной нашего поражения была полная несостоятельность верховного руководства российской военно-морской силой и практическая неспособность высшего командного состава управлять ею. Большая часть аналитиков, занимавшихся проблемами русско-японской войны, пришли к единому мнению, что в ее истории сплелись два фактора: преступно слабое верховное военное командование России, некоторые представители которого уже после первых неудач были заражены пораженческими настроениями, и героизм офицеров, солдат и моряков. Если говорить о высшем командовании, то счастливое исключение представлял собой только адмирал Макаров, однако его слишком короткое пребывание во главе Тихоокеанского флота не могло повлиять на трагический исход войны.

— Однако есть мнение, что даже после Цусимы еще не все было проиграно. Как Вы считаете, если бы русско-японская война продолжалась, за кем была бы победа?

— Я согласен с теми, кто считает, что в случае продолжения военной кампании на Дальнем Востоке победа непременно осталась бы за Россией. Поэтому не случайно, что именно Япония стала инициатором мирных переговоров, а заключенный мирный договор не был столь уж позорным для нашего Отечества. Специалисты убедительно показывают, что за год войны все возможности японцев для ведения дальнейших боевых действий, в том числе и людские ресурсы, были исчерпаны. Япония физически не могла бы продолжать войну. По своей сути трагический финал Дальневосточной кампании был продиктован России преступной политикой зарождающегося уже тогда так называемого «мирового правительства». Россия оказалась практически изолирована от всего мира европейскими державами. Европа была заинтересована в падении международного престижа и авторитета Российской империи. И ее устраивал подобный финал объявленной войны. За спиной маленькой Японии в 1904 г. стоял практически весь западный мир.

— Чем интересен опыт войны 1904–1905 гг.?

— Для специалистов ее опыт имеет непреходящее значение. Именно русско-японская война стала основой для создания в мире принципиально новых кораблей, тактики их использования, а также новейших образцов корабельных технических средств, оружия и вооружения. В первую очередь такими новыми кораблями стали дредноуты, эскадренные миноносцы и подводные лодки. Опыт русско-японской войны дал толчок развитию средств связи, наблюдения и управления силами. В этот период появились идеи создания морской авиации, зарождался принципиально новый облик надводных кораблей, который практически сохранился до появления ракетного вооружения в начале 50-х годов прошлого столетия. Революционные изменения коснулись артиллерийского и минного оружия. На вооружении кораблей и подводных лодок появились торпеды, различные, в том числе неконтактные, мины. Окончательно утвердились основы теории живучести кораблей. Получила дальнейшее развитие организация боевых аварийных ремонтов кораблей. Практически во всем мире изменилась система подготовки специалистов для военно-морского флота. На флотах мира появилась целая плеяда талантливых флотоводцев, адмиралов и офицеров, которые своей боевой, служебной и творческой деятельностью на века прославили свои флоты, народы и государства. К их числу мы относим выдающихся русских адмиралов С. О. Макарова, И. К. Григоровича, Н. О. фон Эссена, немецких адмиралов Р. Шеера, А. фон Тирпица, М. Шпее, английских адмиралов Д. А. Фишера, Д. Р. Джеллико, американского адмирала А. Т. Мэхэна, японского адмирала Х. Того и многих других.

— Из сказанного Вами можно сделать вывод, что уроки войны были в России учтены и из них сделали выводы.

— Выдающийся русский флотоводец, талантливый ученый вице-адмирал С. О. Макаров в свое время говорил: «Никогда нельзя надеяться хорошо сделать на войне то, чего не научились делать в мирное время». Русско-японская война впервые учила наш Военно-морской флот на ярчайшем принципе С. О. Макарова: «Помни войну!». Печальный урок действительно пошел впрок. Свидетельством тому и сравнительно быстрое восстановление нашей военно-морской мощи, и достаточно удачные действия во время Первой мировой войны. Однако в настоящее время основополагающий принцип С. О. Макарова в очередной раз преступно забыт. Наша страна более 15 лет практически не строит новые боевые корабли. Военно-морской флот России сегодня «гибнет» в собственных базах и у своих причалов. Мы с удивительным невежеством теряем позиции ведущей морской державы. Между тем именно с развитием Военно-морского флота связано решение многих внешнеполитических проблем нашего государства. Самый очевидный пример — Тихоокеанский регион. К сожалению, нынешнее правительство, как и накануне русско-японской войны, не до конца осознает значение Дальнего Востока для России. Между тем о важности этого региона очень убедительно говорил резидент России В.В. Путин во время проведения последних крупномасштабных военных учений. Вместе с тем именно в этом регионе уже сейчас назревают проблемы, представляющие угрозу национальной безопасности нашей многострадальной Родины. Эти проблемы имеют место в отношениях с Японией, США и Китаем. Каждая из этих стран под различными предлогами ставит вопрос о пересмотре в данном регионе наших государственных границ. И основные угрозы национальной безопасности России исходят именно с морских направлений.

— Однако есть мнение, что военный флот России вообще не нужен. Мол, все войны у нас выигрывала сухопутная армия, а флот в лучшем случае только помогал ей. Да и в русско-японской войне армия не имела столь же сокрушительных поражений, как при Цусиме.

— По мнению историков ряда стран, как раз именно русско-японская война окончательно установила влияние военно-морской мощи на ход истории. После нее многие военные теоретики пришли к выводу, провозглашенному еще Петром Великим: в чью бы пользу ни складывался исход того или иного сражения, победа всегда остается за тем, кто владеет морями. Хорошей иллюстрацией являются события 1898 года, когда Россия одной только угрозой применения своего Тихоокеанского флота фактически выставила японцев с Ляодунского полуострова. В первую очередь мощный флот, а не сильная сухопутная армия объективно становится решающим фактором политики в отдаленных регионах мира. Боевой корабль становится по праву первым послом государства, носителем государственного флага и всей государственной атрибутики и символики. Более того, мощный военно-морской флот, состоящий из крупных кораблей, даже не предпринимая боевых действий, не проводя морских операций, обеспечивает решение задач внешней политики практически любого государства мира. Сегодня нам, как никогда, следует помнить об этом и все делать для того, чтобы вернуть русские корабли на просторы мирового океана, оторвать их от причалов.

— Что мешает нам строить сильный флот сегодня?

— Чтобы коротко ответить на этот вопрос, следует в очередной раз обратиться к истории. Все историки, как правило, связывают падение и взлет военного флота России преимущественно или даже исключительно с личностью монархов, сравнивая их с Петром Великим. В этом есть определенный смысл, если речь идет о самодержавном государстве. Однако подъем военных флотов в других монархиях — в Англии, во Франции при Ришелье, в Германии при Вильгельме II и его адмирале Тирпице, — показывает, что при со ответствующей воле самодержцев необходимо наличие еще двух обязательных, не менее значимых факторов: государственной kичности флотоводца, стоящего во главе военного флота, и заинтересованного общественного мнения, являющегося, по существу, «морским» мировоззрением. Последних двух факторов России постоянно недоставало. Сегодня часто звучит мнение, что основной причиной, мешающей нам строить сильный флот, является отсутствие надлежащего финансирования. Это принципиально неверно. Финансы в России есть, нет трех указанных выше факторов. Современный военно-морской флот, достойный Великой России, может быть создан только при наличии соответствующей воли и стремления Верховного Главнокомандующего — Президента России, под руководством талантливого флотоводца, глубоко понимающего его цели и задачи, а также при наличии всенародной поддержки самой идеи строительства такого флота. Русско-японская война была проиграна, еще не начавшись, в тиши кабинетов. Неслучайно вдова С.О. Макарова указывала на Петербург как место, где взвелась адская машина, унесшая жизнь талантливого русского морского офицера. Постановление Президиума Леноблисполкома от 29 ноября 1931 года, подписанное С.М. Кировым, уничтожило храм-памятник морякам — героям Цусимы «Спас-на-водах». Своей жизнью вошедший в легенды адмирал С.О. Макаров демонстрирует нам истинный образец служения Родине. С возрождением своей морской мощи Россия вернет себе уважение и обретет стойкость в выпавших испытаниях. В конкурентной борьбе Россию еще рано списывать со счетов.

Источник: www.konkir.ru


Главное за неделю