Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

"Мистраль" как камень преткновения

24.11.09
Текст: НВО, Александр Мозговой - независимый военно-морской эксперт
Фото: warship.ru
Сделка грозит стать убыточной и в экономическом, и в политическом смысле

Станет ли "Мистраль" российским – покажет время, но поводом для скандала он уже стал.
Продолжаются предконтрактные переговоры о покупке Россией французских вертолетоносцев типа "Мистраль". Помощник президента РФ Аркадий Дворкович сообщил, что эта тема, возможно, будет затронута и на встрече Дмитрия Медведева с президентом Франции Николя Саркози на предстоящем Петербургском международном экономическом форуме. Все это вызывает вопросы, поскольку и переговоры, и сама сделка по приобретению "Мистралей" противозаконны с точки зрения российского права.

О ЗАКОНАХ ЗАБЫЛИ

Сейчас в законодательных и исполнительных органах власти, кажется, нет дефицита в специалистах с высшим юридическим образованием. Но они почему-то не обратили внимание на то, что готовящаяся сделка с Францией грубо нарушает ряд законов Российской Федерации. Прежде всего речь идет о Федеральном законе "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". В обиходе его именуют Законом № 94-ФЗ.

Этот акт, регулирующий государственные и муниципальные закупки, – весьма обширный документ. Но главное положение можно сформулировать коротко. Государственные ведомства, организации и учреждения практически все, начиная от канцелярских скрепок и кончая авианосцами, обязаны приобретать на конкурсной (тендерной) основе. Это в полной мере относится к закупкам военной техники и вооружения. Согласно пункту 1 статьи 20 Закона № 94-ФЗ, "под конкурсом понимаются торги, победителем которых признается лицо, которое предложило лучшие условия исполнения государственного или муниципального контракта и заявке на участие в конкурсе которого присвоен первый номер".

Осенью прошлого года главком ВМФ РФ адмирал Владимир Высоцкий делал какие-то невнятные намеки относительно того, что выбор авианесущего десантного корабля для российского флота будет производиться на тендерной основе. Но этого не случилось. Впрочем, совсем недавно министр обороны Анатолий Сердюков поведал: "Мы сейчас находимся на предконтрактных переговорах по данному типу кораблей с тремя государствами. Это – Испания, Голландия и Франция. Мы планируем подписать контракт на четыре таких корабля". И далее речь повел снова о "Мистрале", как о единственном и неповторимом.

Интересно, когда, как того требует закон, был объявлен конкурс? Ведь согласно пункту 1 статьи 21 Закона № 94-ФЗ, "извещение о проведении открытого конкурса опубликовывается заказчиком, уполномоченным органом, специализированной организацией в официальном печатном издании и размещается на официальном сайте не менее чем за тридцать дней до дня вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе и открытия доступа к поданным в форме электронных документов заявкам на участие в конкурсе". Да, закон предусматривает проведение и закрытых конкурсов, если сведения о товарах и услугах "составляют государственную тайну, при условии, что такие сведения содержатся в конкурсной документации" (пункт 2 статьи 20). О планах приобретения вертолетоносцев за рубежом вот уже почти год твердят российские государственные и военные деятели, все печатные и электронные СМИ, а тактико-технические элементы французских, голландских, испанских и любых других "десантников" можно почерпнуть в общедоступных справочниках и Интернете. Какие уж тут государственные тайны?

Почему к участию в тендере, если таковой проводится, не были приглашены отечественные предприятия, которые, без сомнения, способны справиться с задачей проектирования и строительства таких несложных кораблей, каковыми являются вертолетоносцы типа "Мистраль"?

Заметим, что в некоторых случаях Закон № 94-ФЗ предусматривает отказ от конкурсов, если дело касается приобретения вооружения и военной техники (ВиВТ). Но это исключение распространяется, во-первых, на ВиВТ российского производства и, во-вторых, лишь на те зарубежные образцы, "которые не имеют российских аналогов и производство которых осуществляется единственным производителем" (пункт 16 статьи 55), иначе говоря, предприятием-монополистом. В случае с десантными вертолетоносными кораблями о монополизме говорить не приходится.

КАК ЭТО ДЕЛАЮТ ТУРКИ

Примерно за полтора года до того, как в России закипели страсти вокруг "Мистраля", ВМС Турции задумались о приобретении десантного корабля аналогичного класса. Он должен транспортировать до 1000 военнослужащих, до 8 вертолетов, 3 беспилотных летательных аппарата, 13 танков и 81 бронетранспортер. Стоимость корабля составит около 500 млн. долл.

Подкомитет оборонной промышленности Турции (организация, занимающаяся развитием оборонно-промышленного комплекса страны) составил техзадание для семи национальных верфей: ADIK, Celik Tekne, Dearsan Shipyard, Desan Shipyard, Istanbul Shipyard, RMK Marine и SEDEF. Этим предприятиям дали девять месяцев для выработки своих предложений по тендеру. Начавшийся экономический кризис, который больно ударил по мировой судостроительной отрасли, притормозил работу. Но в начале этого года к конкурсу вернулись снова. На сей раз предусматривается участие в нем и зарубежных фирм. В их числе: Fincantieri (Италия), Hanjin Heavy Industries (Южная Корея), Navantia (Испания), Merwede Shipyard Nieuwbouw (Нидерланды), DCNS (Франция), Northrop Grumman (США), DML Devenport Royal Dockyard (Великобритания) и ThyssenKrupp Marine Systems (Германия). Турецкая сторона дает понять, что наиболее оптимальный вариант – это строительство десантных вертолетоносцев на национальных верфях с участием того или иного зарубежного предприятия, оказывающего помощь местному судостроительному заводу. И западные компании охотно согласились участвовать в конкурсе, поскольку это престижно и выгодно.

Таков разумный и прагматичный подход, отвечающий национальным интересам Турции и нуждам судостроительной отрасли этой страны.

НЕ ПОДЛЕЖИТ ИСПОЛНЕНИЮ

Но вернемся к Закону № 94-ФЗ. Поскольку в случае с "Мистралем" мы видим ряд грубейших его нарушений – прежде всего это отказ от конкурса, организованного в соответствии с правилами, установленными законом, то сделка как не отвечающая обязательным требованиям должна быть признана ничтожной, то есть недействительной, с момента заключения даже независимо от признания ее таковой судом. Впрочем, и в самом законе указывается, что "нарушение предусмотренных настоящим Федеральным законом положений о размещении заказа является основанием для признания судом, арбитражным судом недействительным размещения заказа по иску заинтересованного лица или по иску уполномоченных на осуществление контроля в сфере размещения заказов федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления" (пункт 5 статьи 10).

Если учесть, что сделка нарушает также Федеральный закон "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и положения некоторых других законодательных актов, то российский "Мистраль" можно благополучно потопить в судах.

УБИЙСТВЕННЫЕ ВЗЯТКИ

Непросто складываются отношения с законом и у французской фирмы DCNS, которая претендует на роль главного исполнителя контракта. Напомним, что это предприятие – плод частно-государственного партнерства бывшей государственной Кораблестроительной дирекции (DCN) и частной компании Thales. Последняя в марте 2007 года отдала 27% процентов своего бизнеса государству, а в обмен получила 25% акций вновь образованного предприятия DCNS.

"Родители" DCNS имеют скандальную известность, благодаря их обширному коррупционному досье. Вот некоторые сюжеты о взятках, которые вывели Thales, DCN и DCNS в мировые лидеры по взяточничеству, во всяком случае, в области военно-морских вооружений.

Например, в 1994 году DCN подписала с Пакистаном контракт на постройку для ВМС этой страны трех подводных лодок типа Agosta-90B. Сумма сделки – 1,273 млрд. долл. Головная субмарина строилась во Франции, а две другие – на верфи в Карачи из французских комплектующих. Последняя лодка в серии была передана заказчику в 2008 году. Но перед этим разразился скандал. Его инициировало убийство в мае 2002 года в Карачи 11 инженеров DCN и трех пакистанцев, работавших на местной верфи. Сумма "отката" за сделку составила 10%, то есть 120 млн. долл. Согласитесь, хороший куш! Но французы нередко нарушали сроки погашения "комиссионных". И тогда взяткополучатели решили напомнить о себе, организовав убийство французских инженеров.

Когда эта скандальная история благодаря усилиям британской разведки стала достоянием гласности, то в Пакистане многие адмиралы и чиновники были изгнаны со своих постов, их судили и посадили за решетку, принудили вернуть полученные от DCN деньги.

Не обошелся без взяток и "контракт века" на строительство подводных лодок типа "Скорпен" для ВМС Индии. Он был заключен с компанией Armaris – "дочкой" DCN и Thales – в октябре 2005 года. Стоимость сделки тогда была определена в 187,98 млрд. рупий (около 4 млрд. долл.). По данным индийской телекомпании NDTV, один из чиновников, имевший отношение к сделке, получил крупную взятку. При его посредничестве заказ был передан верфи Mazagon Dock, которая оказалась неготовой к сборке субмарин. Исполнение заказа было приостановлено, а по факту взяточничества начато расследование, результаты которого пока неизвестны. Но строительство подлодок затормозилось на два года. Тем временем DCNS почти вдвое увеличила стоимость ряда критически важных комплектующих. В результате цена контракта превысила 200 млрд. рупий (4,21 млрд. долл.).

Два года назад руководство DCNS дало команду своей маркетинговой службе подготовить программу энергичной рекламной кампании по продвижению продукции концерна на российском рынке. Но вскоре это распоряжение было отменено. Почему? Оказывается, боссы DCNS нашли другие "более эффективные инструменты влияния" на российский рынок. В нашей стране даже детям не надо объяснять, что под этим имеется в виду.

УДАР С ВОЗДУХА

Николя Саркози считают наиболее проамерикански настроенным президентом Пятой республики. И он сам этого не скрывает. Но вот история с "Мистралем" может ему сильно навредить – как раз с американского направления.

Николя Саркози, лоббируя сделку с Россией, которая позволит поддержать позиции французского судостроения в условиях кризиса, вызывает недовольство Вашингтона. В Париж неоднократно наведывались высокопоставленные заокеанские визитеры, которые требовали отказа от сделки. Конечно, никакого вреда США эти корабли доставить не могут. Но тут, как говорится, дело принципа. Определенным успехом усилия США увенчались. В случае достижения сделки Франция будет поставлять вертолетоносцы без вооружения и электронной начинки – без того, из-за чего вся каша, собственно, и заварилась.

С другой стороны, Соединенным Штатам сейчас не резон ссориться с Россией. Нужно добиваться ратификации Договора СНВ-3. По сведениям обычно хорошо информированной израильской газеты "Маарив", между Вашингтоном и Москвой, якобы даже достигнуто джентльменское соглашение об отказе США от давления на Париж по поводу сделки с "Мистралями" в обмен на российский отказ на поставку комплексов ПВО С-300 Ирану. Кроме того, американская сторона в качестве материальной компенсации обещала закупить российские вертолеты для боевых действий в Афганистане и в других горячих точках.

Может быть, все это и так. Только это не означает, что США отказались от намерения сорвать сделку между Москвой и Парижем. И инструмент у них для этого есть.

В 2008 году ВВС США объявили результат тендера на поставку военно-воздушным силам танкеров-заправщиков нового поколения по программе KC-X. Победителем стал консорциум американской корпорации Northrop Grumman и западноевропейского концерна EADS. Но тут грянул кризис. И сразу же аудиторы с подачи Boeing обнаружили, что условия тендера давали преимущества консорциуму Northrop Grumman/ EADS. Результаты конкурса аннулировали. Америка сразу же выдвинула патриотический лозунг "Buy American!", то есть "Покупай американское!"

Сейчас ВВС США объявили очередной тендер на летающие танкеры. Не будем вдаваться в драматические перипетии нового конкурса. Скажем только, что в нем снова будет участвовать EADS. И хотя самолет западноевропейского концерна, по мнению ряда экспертов, превосходит аналог корпорации Boeing, победить ему будет трудно. А если сделка по "Мистралям" состоится, то шансы окажутся и вовсе нулевыми. И тогда не только самолетостроители Тулузы, где ведется сборка аэробусов, но и всего Европейского союза, мягко говоря, откажут Николя Саркози в доверии.


Главное за неделю